Глава Первая

Так Нагло: ВП

Новелла.

"В середине ХХI века количество нарушений законов и злоупотреблений технологиями в Виртуальных Мирах
дошло до невиданных в мировой истории масштабов. Чрезвычайным Советом по криминальным вопросам ГООН было постановлено создать новый вид хранителей порядка - Виртуальных Полицейских - ВП. Автор программы обучения и боевой подготовки для ВП - профессор Женевского Общественно Правового Училища - Уильям Гик составил как и специальный кодекс и структуру организации ВП, так и отработал систему отбора для будущих Виртуальных Полицейских и для их последующего образования. Также он возглавил первую кафедру ВП в Вильнюсском Региональном Университете, построенную на базе существующих там в то время кафедр Информатики, Юриспруденции и Умственно Энергетических Боевых Искусств. В 2053м году национальные штаб-квартиры ВП находились во всех странах первого и второго уровней цивилизации, а отделения ВП - во всех городах с населением более 100 тысяч единиц. В 2065м году количество служащих ВП превысило номенклатуру обычных блюстителей порядка и внутренних войск вместе взятых"

Цитата из большой цифровой медиа-энциклопедии, (c)(p) 2070-2075г.

Глава Первая.


Гринландия, Зурбаган, Среда 16 Сентября 2071г. 8:07

Разбитые в неряшливый дребезг разогнанные облака капризно ныли мелкими каплями остатков холодного дождя. Очередная буря минула Зурбаган, и виноделы опять вздохнули с облегчением, как в прочем и хозяева рыболовных трейлеров в бухте Надежды.

Белл смотрела в окно на стремительно несущееся перед её глазами пространство, нервно мелькающее за окнами узкого вагонета скоростного эйр-трэйна Зурбаган - Лисс. Она привычно, профессионально и машинально разглядывала во внутреннем отражении фальшивых стёкол случайных пассажиров утреннего экспресса. Ей нужно было отвлечься от давящих на её виски мыслей о прерванном выходном, о совершенно не нужном ей овэртайм и о всём том, что она могла бы сделать... или не сделать за сегодняшний день, если бы не звонок шефа.

За её спиной - парочка лет по тридцать - пятьдесят (на внешний вид не определишь) в полу-голос обсуждала вчерашний поход в Холо-Си. При этом в воздухе пальчиками они на перебой перебирали трёхмерные картинки, проецируемые из вьюера вмонтированного в задник сиденья, занятого Белл.

Не обращая внимания на щебет и галдёж влюблённой парочки, она безразлично рассматривала в отражении окна плавающие в воздухе холографии. Изображения были самой парочки и кучи какого-то ещё не менее весёлого народу.

«Видимо снимали друг друга эйр-камерой до и после концерта. Во время концерта не поснимаешь - видео поток идет через холо-очки. На что же они ходили? » - Белл вспомнила, что вчера в Зурбагане транслировали всемирную премьеру холошоу с недавно скончавшимся последним Итальянским кастратом Доном Балу. Образ состарившегося гнусящего богемного певца предстал перед глазами, слишком сильно запавший в её память, с его предсмертных плоских двухмерных роликов, снятых случайными папараци и фанатами…

Без грима и холо-обработки на старика смотреть было невозможно не испытывая ужаса и отвращения.

«Старость. Это не модно, не эстетично и не секси…» - вспомнила Белл нашумевшее интервью с очередной юной звездой эротического интерактива...

«...А холотеатр был дорогущим удовольствием, да.. даже с офицерскими кредитами. Казалось бы, чего особенного? Ну, зал, удобные полу-горизонтальные лежаки для интерактива, но зал-то и декор - были совершенно незачем, ведь изображение шло прямо на очки!... Рипофф. Рипофф за экслюзив, и всё... » - буркнула про себя Белл.

Она наделась, что рано или поздно ей больше не нужно будет откладывать баланс на чёрный день. Она ведь всё-таки зафрэндит какого-нибудь приличного Лисского профессора Кибер-криминалистики или Право-хранения, родит с ним ребёночка, одного, точно одного, в её то возрасте… да и всё-равно как - натурально или почкой, и…

Да, и у профессора ведь наверняка будет ещё меньше пэйдэй, чем у неё сейчас. Они вынуждены будут продать его дом, да, именно его дом, а не её, и он переедет жить к ней, в её старинный брик-стоун на престижной улице Жемчуга в центре Зурбагана, и будут сидеть там они... вечерами.. в брик-стоне, на массажных диванах, в пижамах, отхлёбывая тёплый глинтвейн или некрепкий кофе, обнимаясь, занимаясь любовью, перебирая холографии как эти влюблённые идиоты сзади, и смотреть Холо-концерты, да... и всякие другие приятности, пусть не сразу, пусть не новые, но всё-таки - будут смотреть… Ведь у неё будет желание это сделать вместе с ним, а сейчас этого желания - нет.

Белл заметила, что позволила уголкам своих губ опуститься на несколько пискелей вниз в кислой унылой сэдфэйс

Прогнав дурные, пусть даже и благие мысли воркоголика, она плавно переключилась на других пассажиров, вернее - на одного из них.

Тот сидел перед ней, и обладал приятно пахнувшим и опрятным затылком. То ли парень, то ли девушка. Белл решила, что это всё-таки парень. В нём было что-то заманчиво-диковинное, как у всех андрогенов - гипер сексуальное, граничащее с неземным, анрил и экзотически эклектическим. Жутко модный раздельный капюшон в пол-головы (последний бзик моды) красиво облегал его прилизанные до влажной мокроты волосы, а скин, выхоленный не одним столичным косметологом, казалось, переливался в серебристом глэре омывающими его нежный образ, теперь ещё более печальными, каплями дождя.

Белл завыла в душе от безысходности, одиночества и отчаянья, а внизу живота у неё заскреблись сиамские коты. Она была готова ему отдастся, прямо сейчас, здесь, на глазах у безразличной мажорной публики, которой...

Её влекли его глаза, его глаза… там… в отражении вагонетного окна...

А он... А он вдруг заметил её взгляд, и... улыбнулся, надменно, одними глазами, вызвав краску на её лице. Белл воровато отвернулась, пытаясь погасить свою непроизвольно вспыхнувшую ответную улыбку и зардевшие щёки, но одновременно продолжала наблюдать за ним краешком своих пушистых и зорких глаз.

«..Ах, как он мил, как манит и обнимает моё скучающее по его ласке тело его печаль… Его печаль… Она не гламурная и депрессивная, а именно, ну, такая, старомодная печаль, с которой лицезрел Йесус Крист с древних икон, фильмов, скульптур и фресок... »

К своему удивлению Белл не заметила на нём никаких портящих его образ имплантов, внешних носителей или медийных проекторов, линз, очков или незаметных оптических пучков, свисающих со скорее всего прошитого медийными нейронами капюшона. Максимум, что на нём было - это наушники, может даже и вмонтированные в капюшон или в раковины ушей, наушники, в которых он наверняка слушал что-то старинное…

«Что-то красивое и мужественное, типа Мэрелин Менсона или Стива Вайа… Или нет… он наверное прослушивал подкаст лекции... Да, лекции... Ведь он наверняка - студент, возвращающийся после уикенда проведённого с родителями… или с любимой девушкой… или с.. любимым парнем…» - Белл улыбнулась, признавая очевидную возможность, что парень мог ею не заинтересоваться даже и гипотетически, и впервые в жизни она искренне пожалела, что она в реале не такой наглый сногсшибательный мужчина… или женщина... нет, скорее всего - мужчина...

«Да, он едет назад в Студенческий Городок Университета… Он определенно - студент…»

Промелькнула мысль - текстнуть ему и спросить - кто его профессор Кибер-криминалистики или Право-хранения, но её внешняя безумная идиотская улыбка уже перешла во внутренний безудержно-нервный хохот, и она поспешно перевела , уже грозившийся перейти в томный и потенциально оргазменный взгляд на следующих пассажиров эйр-трэйна Зурбаган-Лисс.

(продолжение тут)

Comments