Глава Вторая

Так Нагло: ВП

Новелла

"Привыкание к виртуалу свойственно только тем субъектам, кто когда-либо познал жизнь без виртуала изначально. Людям же, выросшим в среде, где виртуал и невиртуал являются единым неразличимым по понятиям и условиям местом, привыкнуть к виртуалу невозможно. Для них он уже неотъемлемая часть их бытия, как например является наркотическая зависимость частью системы новорожденных младенцев у мамаш-наркоманок. Задача ВП не в том чтобы отучить человека от виртуала. Нет. И не в том чтобы объяснить ему что хорошо, а что плохо. И то и другое - бесполезно. Задача ВП в том чтобы оградить подобных личностей от других более функциональных единиц сообщества."

Уильям Гик. Из вводного курса ВП (с)(p) Архив ВП. Инструктаж инструктору. М.К. Вав-и-Лов, изд 4, вып 2063г

Глава Вторая

Гринландия, Маршрут эйр-трэйна Зурбаган-Лисс (где-то в районе Гель-Гью).
Среда 16 Сентября 2071г. 8:19

...Белл поспешно перевела уже грозившийся перейти в томный и потенциально оргазменный взгляд на следующих пассажиров эйр-трэйна Зурбаган-Лисс.

Её взор остановился на следующей паре, сидящей через два ряда слева. Рядом с читающим жидкую газету бизнесменом сидел подросток, видимо подопечный или сынок оного бизнесмена. Дяденька Белл совершенно не заинтересовал, эдакий типичный вымытый слон, а вот мальчишка - да. Дело в том, что на носу у юнца были модные тёмные очки, и только совсем отставшие от жизни ламеры не знали, что это были вовсе не шейдз, а аудио-визуальное приспособление ЦГ-17 для старого но очень надёжного внешнего ВМ устройства Сонджа. ЦГ-17 были любимой и пожалуй единственной мейстримовской игрушкой хакеров низшего и среднего уровней, и Белла часто видела подобные экспонаты при задержаниях, при обысках, в бэгах, в рюкзаках, в хакерских притонах и квартирах, в гостиничных номерах, и на многочисленных роликах слежения, которые ей по должности приходилось просматривать в ускоренном виде как минимум 8 часов в неделю.

«Хакер-вонаби… Очки на носу, наушники в ушах, полное отключения от реала и отсутствие какой либо благодарности и уважения перед технологиями… Эх мальчик-мальчик… Не думаешь ты о том , что в это время года лет десять назад ты даже и не выходил бы из дому из за осенних ураганов и бурь, что благодаря новым технологиям, Гринландия не перестаёт жить во время ненастья, на три скучные недели как в былые времена, ни на день, ни на минуту... Не думаешь ты о том, что теперь даже факт, что приходит ночь - не значит, что жизнь имеет право на отдых, что смена в каждой второй конторе начинается в полночь, и что бистро напротив управления ВП не перестанет предлагать обед до трёх ночи, а завтрак - будет в меню целыми сутками!... Не думаешь ты и о том, что привычки людей тоже изменились, и теперь смарт домо-гард система, зная привычки жильцов может пропускать или не пропускать звонок в определённое время, когда, например, жильцы спят… А если человек не спит, а мается от бессонницы, как некоторые старые девы, то чертова домо-гард система пропускает звонки от всяких надоедливых товарищей, типа Полковника Нагояки, и тот может ненавязчиво вызвать её на незапланированное чертово собрание в её законно заслуженный выходной! Аааааа!!!» - прокричала где-то в районе поясницы Белл, и уже готова была расплакаться от обиды, как будто ей опять десять лет, и тётушка Вега опять отобрала любимого кибер-щенка Роомиску как наказание.

Злость, кипевшая где-то на пороге её подсознания, казалось, искала повод, оправдание, чтобы вытрендиться на фронтальный план. Злость на мир, на Полковника Нагояки, на её треклятую работу, которую она не смотря на парадоксальность ситуации, всё-таки очень любит… Злость рвалась наружу.

Однако Белл подавила невидимые слёзки, закрыла глаза, прочла мантру Спокойствия, и злость в спешке улетучилась, спрятавшись назад в пустующую собачью будку её подсознания.

«Да, немногие оглядываются назад и думают о лакшарис жизни, которые предоставляет нам за вовсе небольшую плату технология. Даже я не задумывалась, пока не познакомилась в Виртуальных Мирах с виртуальным проповедником Астралом»

Гуру Астрал изменил жизнь Белл. Нежданно, нежеланно, но неминуемо.

Часы проведённые с ним в Виртуальных Мирах, КВЧ (Кафе Возвышенных Чувств) и в 3Д-конфах поневоле заставили её переосмыслить взгляды на жизнь, на работу, на её привычки… Впрочем, даже, и на образ мышления как таковой.

Самым ценным достижением после интимных сеансов с сенсеем было умение в нужный момент остановить казалось бы безвозвратно потерянную, убегающую нить собственных мыслей, и вернуть её в правильную колею.

Даже сейчас Белл должна была как добропорядочный гражданин и как офицер ВП - не смотреть в окно, и не отвлекаться на посторонние мысли, а проанализировать поведение подозреваемого подростка в очках, и подумать о том, что в экранированном от Глобального ВМ эйр-трэйне, мальчик находится отнюдь не в открытом для возможного слежения сетевом режиме - а в локальном закрытом моде, причём закрытом на нём самом. И понять то, что его руки не нервно подрагивают, а хаотично не попадают по виртуальной клавиатуре, которой он безуспешно пытался пользоваться!

Даже курсанту школы ВП было бы понятно, что наблюдаемый не пишет невинную какую нибудь виртуальную контрольную работу, и не строит из 3Д пуццлей лабораторку (что было бы нормой для школьника его возраста), а наверняка в каком-нибудь недобром или даже злачном виртуальном месте. Он - в пространстве, замкнутом на его же локальной петле, скрытом от заботливых и чутких глаз Виртуальных Полицейских и Сетевого Надзора. Даже курсанту было бы понятно, что происходит что-то совершенно неприемлемое. Даже курсанту, а не ей - майору службы ВП!!!

«Стареем…» - подумала с неискренним сожалением Белл, и набрала на ВП-шной татуировке кисти левой руки кодовую фразу входа в локальный ВП в режиме Абсолютного Надзора. Если бы кто-то непогрузившийся, но воткнувшийся в локалку вдруг посмотрел в её сторону, то увидел бы светящийся аватар золотого ангела-девушки, поднимающийся в воздух над координатами её реального тела, и тонкую светящуюся нить, как щупальце ползущую к микро-ПК дёргавшегося в нервных тиках мальчишки.

На самом деле аватары всех ВПшников выглядели совершенно иначе, но в форменном голубовато зелёном стандартном аватаре Белл чувствовала себя неуютно, как буд-то она какой-то солдафон в карауле... и поэтому надевала его только на виртуальных административных собраниях по крайней надобности, а во всех других случаях - именно этот не совсем традиционный аватар. Она была уверена что Нагояки прощал ей эту маленькую прихоть и наверняка получал через начальство не одну оплеуху от юзеров, но так и не запретил ей...

Мало кто из ВМ-нарушителей в эйр-трейнах и планерах обратил бы внимание на золотой аватар и щупальце луча Системы Надзора, как и водитель электро-каров не обратил бы внимание на машину Дорожного Патруля, спокойную ехавшую позади него без ярких и громких мигалок. Часто из за того, что увлеченно заигрывались вовсе не опытные хакеры, а именно такие вот малолетки, забывающие о том, что НИКТО в виртуале полностью не ограждён от контроля ВП.

«Ничего не скрыто от наших глаз» - говорил её учитель ВП Академии, тогда ещё молоденький, но до досады недоступный старший лейтенант Такедо Нагояки, который ещё тогда намертво вцепился в неё, в свою любимую ученицу, и протащил её за собой через всю свою командирскую карьеру... как любимую болонку...

«Со мной Бог. Я - добро. Я творю добро и поэтому со мной Бог. Я - свет... » - Белл повторяла эти дежурные слова, закодированную в её память в Академии как пропуск, талончик в чужой локал, в чужую вселенную, в чужое личное виртуальное пространство.

Безусловно, в глубине сознания, измененного гуру Астралом, она осознавала, что каждый раз проникая в чужую Перцепцию, нарушает элементарные человеческие права на суверенитет личности. Но на этот раз, как и во время других прецедентов - это внедрение было вынужденной необходимостью. От петли в локале до нервного шока - один шаг, и внедрившись, она станет жертвой этого же шока. Дороги назад уже нет. Это было действительно необходимо. По крайней мере Белл верила в это. По крайней мере вот тот данный момент.

Ею руководил не страх наказания. Ведь её GPS быстро состыкуют с геоположением происшествия и по биоданным её тела с лёгкостью определят, что она была рядом, и она своевременно опознала симптомы ВМ-шока, но не оказала каких-либо действий, вплоть до рапорта инцидента.

Она не боялась наказания.Нет.

Но жалко мальчика ей тоже не было. Ведь нужно быть полнейшим идиотом чтобы так нагло влипать в подобную ситуацию и рисковать жизнью ради какой-то там дурацкой игры! ...Или ради фейк отношений с артифишиал кибер аватаром, пусть даже сексуальным, идеальным и подчиняющимся тебе полностью, но всё-таки - искусственным! Разве стоит ради картонного ВМ умирать?

Ею руководило только одно - нежелание быть свидетелем ещё одной нелепой смерти. Ей не хотелось быть тем человеком, который первым нагнётся над очередным молодым бесцельно измученным и избитым виртуалом, сползшим с кресла телом, зная, что под его скорее всего вырубленным или "случайно" обесточенным био-индикатором уже больше не бьётся пульс!

Их было тысячи... Тысячи тел, над которыми Белл склонялась, чтобы только официально зарегистрировать факт смерти...Тысячи бездыханных тел, скорчившихся в судорогах истощения, нервного шока или попросту отказа сердца. Судебный врач говорил, что в последних случаях по непонятным причинам хакеры, да порой и обычные игроки просто выключались, как буд-то в их телах вырубали свет, или из них вынимали батарейку.

В минуты отчаянья Белл казалось, что она... нет... не Смерть... не гонец Смерти... а невольный Цербер или Пётр Ключник стоящих во вратах в тот второй, следующий мир, в существование которого она не верила, только потому что видела сколько боли причиняет смерть, зачастую бессмысленная глупая смерть в этом первом, жестоком мире, где жила она сейчас, в единственном мире, который она была готова признать и принять...

«Нет, не сегодня, не со мной, не сейчас...»… она решительно написала "ВНЕДРЕНИЕ" - в местный канал, включая свои опознавательные знаки и виртуальный маяк, как это делали в архивных полицейских фильмах её далёкие коллеги ДП-шники.

Несколько местных локальных пользователей, подглядывающих друг за другом через мини эйр-камеры или посматривавших что-то безобидное на своём железе или оптике, осторожно отключились, оборвав серые ниточки sWi-Fi друг от друга. Кое-кто даже полностью вышел из радара и отключил медиа клиенты. Увы, виртуальных полицейских боялись. Не боялись их только вот такие ослепшие заигравшиеся пареньки, и сами ВП.

Белл открыла сэшн в административном режиме на Сондже геймера, проверила его регистрацию, версию железа и ПО. Всё было в порядке, но это её не удивило. Все подобные риск-тэйкерс покупают лицензионное оборудование и софт, чтобы не засветиться при первом же рандом скэне ВП.

Белл знала, что делать дальше, и действовала быстро, так как времени было мало... очень мало... Она взглянула на запущенные сервисы и обьекты, и сразу обнаружила красный огонёк пиратки - в списке замигала "Флай-5", новая сетевая леталка от Граден Ко. При упоминании этой конторы Белл поморщилась. Они выпускали отменные ПО, но при этом сознательно оставляли дыры для хакеров и патчеров, делая свои разработки ещё более лакомым таргетом для Блейдеров. То, что паренёк Блейдер (помесь игрока и хакера) уже не вызывало у неё никакого сомнения.

«А ведь он даже не насторожился. Он полностью в игре, мерзавец» - она покачала головой и ринулась глубже в систему нарушителя.

(Продолжение тут)

Comments