Главная‎ > ‎2012‎ > ‎

Май

В. Салтанова. Влияние художественной литературы на развитие культуры письменной и устной речи

Отправлено 29 мая 2012 г., 4:13 пользователем Iharo Ahanero   [ обновлено 29 мая 2012 г., 4:14 ]

Валерия Салтанова (г. Ростов-на-Дону) окончила Литературный институт имени Горького. Член Союза писателей России. Профессиональный музыкант и журналист. Автор пяти поэтических книг. Стихи включены в Антологию современной поэзии и прозы, изданную в Москве (2011). 
Является автором музыки сборника донских песен и романсов на стихи Виктора Петрова «Одолень-трава» (2012). Редактор газеты Ростовской области «Культура Дона» и зам. главного редактора Российского литературно-художественного журнала «Дон». 


Что может быть драгоценнее, чем ежедневно входить в общение с мудрейшими людьми мира… 
(Л.Н. Толстой)
Всякого рода грубость тает, словно на огне, под влиянием ежедневного чтения хороших книг. 
(В.М. Гюго)

В последние 10–15 лет в нашей стране идет процесс агрессивного ниспровержения чтения с пьедестала социальных ценностей, уничтожения библиотек и хорошо отлаженной системы развития чтения – этого айсберга, надводная часть которого видна и ценима многими. Чтение – российская традиция, составляющая ядро национальной культуры, мощный механизм поддержания и приумножения богатств родного языка, система формирования личности и развития социальной структуры общества, единственная технология, выработанная человечеством за всю его продолжительную историю для того, чтобы последовательно и гармонично выкристаллизовывать сознание и совершенствовать духовный мир людей. Сегодня 40% россиян не читают книг и почти 80% – не читают газет и журналов. Доля читающего населения России в возрасте до 30 лет за последние годы снизилась вполовину. Серьезным поводом к размышлениям и действиям служат следующие показатели: если в развитых странах доля читающих составляет 52–56%, то в России, не так давно «самой читающей стране», – всего 23%. Одновременно быстро растет число людей, читающих специальную и справочную литературу в профессиональных целях. Но функционально ориентированное чтение развивает лишь левое «информационное» полушарие.
Известно, что чтение «для души», чтение высокохудожественной литературы развивает правое «чувственное» полушарие головного мозга, отвечающее за творческое вдохновение, фантазии и аналоговое мышление. Все это само по себе прискорбно и оптимизма не вселяет в нас – людей, посвятивших жизнь книге. С одной стороны – библиотекари, хранители книг, хранители огромного пласта культуры и информации. С другой – писатели, издатели, редакторы. То есть те, кто собственно и создает литературу и книгу. Мне хочется поговорить о чтении в сегодняшнем нашем дне, основываясь на конкретных примерах. 
Чтение – вещь многоуровневая. Собственно точно так же, как и сама литература. Если взять стихи, предположим, Ларисы Рубальской – это один уровень, а поэзия Марины Цветаевой или Юрия Кузнецова, или, предположим, раннего Пастернака и раннего Заболоцкого либо поздней Ахматовой – это уровень иной. Безусловно, от того, какие книги предпочитает человек, зависит и строй его мыслей, и умение эти мысли выражать. Но так называемая «облегченная» литература не всегда показатель дурного вкуса, просто зачастую многие произведения из числа этой самой «легкой» литературы нужно читать вовремя, в определенном возрасте. И подниматься по этим произведениям, как по ступенькам, к более сложной, более высокой литературе. Простая литература, куда можно включить и хорошую детскую книгу, готовит читателя к покорению более высоких вершин. Она является той базой, на которой будет строиться весь духовный мир взрослеющего человека. Многие романтические произведения того же Цвейга, Гюго, Грина нужно успеть впитать ранимой оголенной душой подростка – тогда показанные в них пылкие переживания, возвышенные чувства воспримутся именно так, как это и было задумано, и книги станут тем, для чего и предназначались – путеводителем в непознанный эмоциональный мир юного создания, переживающего первую любовь или даже, возможно, горечь безответного чувства. 
Однако бывает, что человек застревает на литературе упрощенной, таким образом приостанавливается, замедляется и его способность воспринимать более сложные, более глубокие произведения. А бывает и наоборот – серьезное чтение приводит к раннему психологическому взрослению. Мы печатали в журнале «Дон» повесть совсем молодого еще человека, живущего под Ростовом в небольшом поселке с красивым названием «Рассвет». Юноша всегда жил насыщенной внутренней жизнью, много читал «взрослую», сложную литературу. Его настольными книгами являются произведения Германа Гессе, философские трактаты Василия Кандинского – русского художника-абстракциониста, писателя, философа. Эти книги повествуются таким сложнейшим языком, что не всякому взрослому по силам то умственное напряжение, та сложнейшая духовная работа, которую необходимо проделать для постижения написанного. Но наш герой не только читает произведения данных авторов, но и с легкостью цитирует их, а также пишет прозу, в которой его творческие и лексические поиски вышли далеко за рамки возможностей среднего двадцатилетнего человека. 
Вот пример его прозы: «…Старика звали Б. Ему часто снился один и тот же сон. Сон, в котором он лежит на кровати, не в силах двинуться. Сон, в котором очередное защемление двенадцатого и тринадцатого позвонков окончательно убивает его спинной мозг. Испуганный, он выныривал из сна, в холодном поту подскакивал на кровати и долго наблюдал за своими пальцами, сжимая и разжимая кулак, словно канатоходец, который, пройдя по натянутому над бездной канату, становится на колени и целует землю. 
Но однажды все закончилось. Быть может, он вынырнул из сна слишком рано… Вынырнул до того, как сон закончился. С тех пор он больше не мог пошевелиться, а лишь лежал в постели и сквозь полураскрытые веки видел стену комнаты, часы на ней, окно и вазу с маками на подоконнике. Тиканье часов наполнило все его существование. Единственное, что он мог испытывать – это боль; острую, как скальпель, и бессмысленную, как он сам. Теперь он не мог, как каждое утро прежде, наблюдать за своими пальцами, точно так же, как канатоходец не мог бы с высоты каната поцеловать землю – ведь под ними обоими лежала пустота. Он напрягал волю, все силы, чтобы подняться, но сил этих было недостаточно ни для него, ни для выдуманного им образа канатоходца. И этот образ – все, что у него осталось – помогал ему не сойти с ума от времени...» 
Был у нас в издательстве и другой автор, человек уже весьма преклонного возраста. В силу жизненного пути, где мало было места книге, война, голод, тяжелый труд не дали получить образование. И вот только на старости, уже имея внуков, наш автор почувствовал потребность рассказывать им сказки. И он решил писать эти сказки сам. Он приносил эти сказки в редакцию, и, честно говоря, все им написанное вызывало смешанные чувства и жалости, и негодования… 
В общем, что называется, и грустно, и смешно. В сказках нашего пожилого начинающего автора царила полная неразбериха: Красная Шапочка превращалась в Царевну Лебедь, лягушка дружила с Колобком, Маленький Мук пересказывался на манер современной басни, куда приплетались реалии, совершенно чуждые данному повествованию. В общем, многие замечательные сказки смешались в голове автора, придя к нему то из мультфильмов, то из каких-то еще пересказов. 
Сказать, что все это было написано неграмотно – значит, ничего не сказать. Но и не это самое страшное, а то, что его внуки никогда не смогут из уст дедушки услышать красоту русской сказки, уловить восточную мудрость и лукавство грузинских сказок, почувствовать радость от соприкосновения с истинным народным творчеством. Да и не только это! Они просто не смогут отличить добра от зла! Ведь художественное произведение – это, прежде всего, правильная расстановка именно добра и зла, это – добрый советчик, это герой и антигерои, это мудрая учеба и к тому же – благодаря родному языку – патриотический призыв, некий точный посыл в самое сердце. Всего этого могут оказаться начисто лишенными люди, проскочившие стадию сказок (не важно, в письменном ли, устном ли виде) и постигавшие жизненные азы только эмпирическим путем – то есть учась всему на собственном опыте. Страшно даже себе представить, сколько могла потерять русская – и не только русская!– литература, не будь у маленького Пушкина Арины Родионовны! 
Наш журнал дружит со многими учебными заведениями и Ростова-на-Дону, и других городов Ростовской области. Завязалась дружба и с преподавателем литературы достаточно престижного колледжа, в котором готовят работников кино и телевидения. Понятно, что туда поступают не самые последние ребята и не из самых плохих семей – ведь профессии, которые они приобретут в этом учебном заведении, сегодня одни из наиболее востребованных и хорошо оплачиваемых. Наша учительница – педагог старой закалки, любящий свое дело, родную речь и литературу, да и просто неравнодушный человек. И у нее есть такая традиция – всех своих абитуриентов она письменно тестирует, чтобы познакомиться с ними поближе и иметь представление об уровне их знаний и осведомленности в вопросах русского языка и литературы в целом. 
И в прошлом году она, как всегда, продиктовала будущим учащимся тщательно подготовленные вопросы. Результаты ошеломили. Сначала – ее, а потом уже и нас, ибо наша учительница принесла всю эту подростковую писанину к нам в редакцию. Чего только не было в ответах ребят! На вопрос, кем им представляется герой нашего времени, они отвечали и «Пушкин» (вообще на всякий случай Пушкина они упоминали как можно более часто – на всякий, видимо, случай. Раз он «наше все», то вероятно попадание в цель хоть на один из вопросов!), и Чехов с Беликовым, а одна девочка даже написала, что «герой нашего времени – воробей». Почему так, объяснить внятно она не смогла. Среди писателей, прославивших Донской край, назывался опять-таки Пушкин, а затем и Достоевский – для солидности, видимо, и кто-то еще совсем из другой области. Однако ни Шолохова, ни Анатолия Калинина, ни Виталия Закруткина, ни Бориса Примерова ребята не знали вообще. Ни один человек! Не лучше обстояли дела и с теорией. «Сужет, – писал один мальчик, – это то, что остается от фабулы». Кстати, «сужет» вместо «сюжет» написали еще шесть человек. Чехова и Пушкина ребята смело писали с маленькой буквы, а поэзию называли формой стихосложения… 
Возникает вопрос: что сделала с этими учениками школа? Где были родители? Неужели в семьях совсем нынче не ведется духовных, интеллектуальных разговоров? Как это ни прискорбно, но похоже, что утрачивается, может быть, самое главное – связь с прошлым через литературу, через ее нравственные основы. И не просто связь с прошлым, но и возможность построения будущего, опираясь не на зыбкие представления о мире, а на четкие внутренние ориентиры. Ведь, как ни крути, а без книги невозможно гармоничное развитие личности! 
Нет, я оговорилась – не без книги. Без хорошей книги. Конечно, глупо отрицать очевидное: слабая, вторичная, безыдейная, пошлая литература способна развращать и выхолащивать внутренний мир подростка, приводя его к моменту взросления уже со сложившимся дурным вкусом и литературной всеядностью. А ведь наша лексика выдает не только наше происхождение, но и то, что мы в своей жизни читали или читаем теперь. Под воздействием той литературы, с которой сталкивает нас жизнь, формируются и наш словарный запас, и наши лексические изыски (либо отсутствие оных). Есть у Михаила Задорнова небольшая зарисовка, где он, посмеиваясь, предлагает крайне вежливо спросить у киоскерши, есть ли у нее тетради в клеточку. «Скажите ей: «Будьте добры, пожалуйста, не соблаговолите ли Вы», – и тут же в вас увидят врага, и вы получите свою порцию грубости и хамства», – уверяет сатирик. Нет никаких сомнений, что работница торговли и ее вежливый покупатель читали разные книжки… 
Также удручают некоторые интервью современных популярных актеров, в которых они иногда двух слов связать не могут, говорят скабрезности и неумно шутят. Казалось бы: как же так? В силу профессии актер прочитывает сценарии, должен пропускать через себя человеческие судьбы… Почему же все это не откладывается в его душе, не облагораживает его? Трудно себе представить блистательных актеров прошлых поколений, особенно театральных актеров, напропалую несущих нецензурщину и плохо себе представляющих, что и как им надо сыграть. Но то была особая школа, а что сейчас? Сейчас в виду скорости и сериальной занятости актеру порой просто некогда глубоко проникаться авторской мыслью, вживаться в роль. Недавно один весьма успешный актер, сыгравший Берию, признался, что не изучал никакой дополнительной литературы по своему персонажу. «Зачем? – искренне недоумевал он. – Я полностью доверяю режиссеру и делал все, что он мне говорил…» Вот и выходит, что та творческая элита общества, на которую прежде действительно нравственно равнялись, сегодня сильно подкачала. Ведь они не вживаются в роли, а всего лишь меняют маски: сегодня – зек, завтра – простите, мент, послезавтра – Пушкин или Есенин, а то и Иисус Христос… 
В последние годы я заметила еще одну печальную вещь: молодежь если даже и читает, то зачастую предпочитает иностранную литературу отечественной. Мне нередко приходится сталкиваться с начинающими авторами, чьи сочинения безжизненны и напоминают мертвый подстрочник. Когда начинаешь выяснять, каким книгам отдает предпочтение горе-писатель, обычно он сначала долго думает, потом неохотно выдает какую-нибудь зарубежную фамилию. Спрашиваешь: «А ты читал Фета? Толстого? Чехова?» – «Нет, – говорит, – скучно». А на самом деле скучно то, что пишет этот начинающий писатель, уже с детства оторванный от своей языковой культуры и, к сожалению, не впитавший с молоком матери образов и формообразований, крылатых фраз и концентрированных поэтических откровений, пословиц и присказок – то есть всю прелесть, все многообразие, все богатство родного языка. 
Очевидно, что это обоюдный, взаимоперетекающий процесс: читатель – писатель – читатель. Писатель (то есть его книги) формирует читателя, а читатель может впоследствии вырасти в писателя. И здесь нужна совокупность определенных условий. Одних литературных способностей и знания жизни здесь мало. И тяги к писательству тоже недостаточно. Надо еще и прочитать вовремя определенную литературу, пропустить ее обогащающий кислород через свою кровь. Эту самую неистребимую тягу к писательству мы сегодня повсеместно наблюдаем, и ничего хорошего зачастую в этом опасном трудолюбии нет. Магазины ломятся от некачественного самиздата и прочей литературы, рифмующейся со словом «макулатура». А в русском языке, как известно, то, что рифмуется, – то и правда. Рифма придает дополнительную магическую власть словесному посылу. Афоризм становится музыкой. Вообще рифмованных пословиц множество в русском фольклоре. Ведь именно народные мыслеформы в рифму народной же мудростью и слывут: «Поспешишь – людей насмешишь», «Мирская молва что морская вода», «Зять любит взять, а тесть любит лесть», «Рыбак рыбака видит издалека» и так далее. Так что выражение «Не литература, а макулатура» можно смело причислить к грустным афоризмам нашего времени. Или можно еще так, не менее негативно: «Литература? Нет! Халтура!» 
Вот и выходит, что не читающий человек, то есть не читатель – он в будущем и не писатель. И замкнется круг, и приидет царствие графомании ныне и присно и во веки веков. Аминь. 
Или все-таки нам удастся разорвать этот порочный круг?! Но как, если сегодня все больше дел совершается нами на бегу, между другими делами? И на такой глубокий, сложный, почти интимный процесс, как чтение художественной литературы, у нас зачастую просто не хватает времени. Да и нельзя читать серьезную книгу в метро, или во время лекции, или как-то еще не менее неудобно. Это все равно что в ванне попытаться заняться дайвингом. Ну, примерно так… Вот и приходится вечно спешащим нашим согражданам довольствоваться второсортными книжками от местного разлива авторов – ведь это все, что можно успеть поглотить на бегу, в шуме и суете. Вроде хот-догов и гамбургеров, которые прохожие поедают прямо на улице. Так что чтение дешевых (не по цене, разумеется!) детективов и всякой лженаучной популярной литературы можно сравнить с таким вот современным духовным фаст-фудом, который сытость-то, может быть, и дает, но это временное насыщение все-таки больше вред, чем польза. 
Поэтому пора, пора бить тревогу и сообща делать все, чтобы наши дети узнали, что такое настоящие герои, настоящая любовь и настоящая мечта. Ведь по мере взросления формируется образ мышления, а с ним – личность. И хорошо, если рядом всегда будет умная и прекрасная книга – верный и надежный друг, наш проводник в мир духовного, в мир познания себя через красоту и образность языка и истории. А литература в нашем сознании начнет рифмоваться со словом «культура». Ну, хотя бы так… 

ВАЛЕРИЯ САЛТАНОВА
2012 г.

В Краснодаре появился «Клюфф»

Отправлено 29 мая 2012 г., 3:54 пользователем Iharo Ahanero

Открылся клуб любителей фантастики и фэнтези
В литературной жизни Кубани наметилось некоторое оживление. Залог тому – два события, которые произошли в самый канун майских празднеств. В Краснодарском отделении Союза писателей России появилась секция писателей-фантастов, а при краевой юношеской библиотеке им. И.Ф. Вараввы открылся Клуб любителей фантастики и фэнтези (сокращенно – «Клюфф»). 
По словам организатора клуба, журналиста и писателя Маргариты Епатко, идея родилась спонтанно, в ходе встречи в рамках «Недели юношеской книги». Идею поддержало руководство библиотеки и кубанские писатели. Мероприятия будут проходить каждый месяц. В планах – зарегистрировать клуб на краевом уровне, провести конкурс на лучший фантастический рассказ среди начинающих литераторов и по его итогам выпустить сборник. 
На минувшей неделе в стенах библиотеки любители фантастики встречали местную знаменитость – автора 17 романов, публикующегося в крупнейших столичных изданиях Влада Выставного. Читателям он больше известен по книгам, описывающим постакалиптическое будущее. – Думаю, что такие клубы возникают неслучайно и наблюдается это еще со времен СССР, – говорит Выставной. – Тяга читателя к фантастической литературе определяется самой ее сутью: фантастика – литература мечты, литература свободы. Молодые авторы неспроста тяготеют к этому жанру: мечтать для них естественно, как дышать. Они стремятся поразить читателя новыми идеями, поставить обществу новые цели. Не стоит забывать: многие достижения прогресса, которые нас окружают, были придуманы фантастами прошлых поколений. Уверен, что у кубанских авторов есть все шансы добиться успеха на литературном поприще – спасибо некогда придуманному фантастами же Интернету. Путь к столичному издателю сейчас гораздо короче, чем еще несколько лет назад. Вопрос только в таланте и упорстве авторов (в которых я ничуть не сомневаюсь). Что же до перспектив фантастического жанра, факты говорят сами за себя: большая часть мировых (да и российских) бестселлеров на сегодняшний день – фантастика во всем многообразии ее поджанров, от «Гарри Потера» до «Сумерек». Но фантастика, прежде всего, – привлекательная для читателя художественная форма. И уже от наших кубанских авторов зависит, каким идейным, духовным содержанием будет она наполнена. 
Надо сказать, после «фантастического бума» 60-х, связанного с успехами страны в покорении космоса, жанр переживал взлеты и падения. Многие помнят, что в перестроечные годы в Краснодаре успешно работал клуб любителей фантастики «Стажеры», где проводили конкурсы и демонстрировали диковинные по тем временам зарубежные киноленты про киборгов и пришельцев. Можно вспомнить самиздатовский журнал, фэнзин «Гея», где помимо фантастического «импорта» публиковались и местные авторы. В начале века в причерноморском поселке Новомихайловском дважды проходили фантсеминары, был даже выпущен солидным тиражом сборник «Этюд о взрослом гравилете», в издательстве «Советская Кубань» выходило несколько сборников зарубежной фантастики, переведенной членами клуба. 
Последняя попытка организовать что-либо подобное была предпринята ныне покойным писателем-фантастом Алексеем Передереевым 11 лет назад на базе Краснодарской краевой общественной организации «Молодые писатели Кубани», а год спустя под редакцией Андрея Попова вышло несколько номеров литературного журнала фантастики «Ракетный корабль ГАГАРИН» . Кстати, в нем печатались Павел Тычинкин (ныне пресс-секретарь мэра Краснодара), Александр Матюхин (сейчас успешно издается в Москве) и Лев Рыжков, который после закрытия скандально известного «Московского корреспондента» некоторое время трудился в ежемесячнике «Местное самоуправление Кубани». 
В 2009 году Союзами писателей России, Москвы и Крыма учреждено общественное объединение – Совет по фантастической и приключенческой литературе, который возглавил писатель-фантаст Виталий Пищенко. Одной из задач совета является организация профессиональной работы с молодыми авторами-фантастами и приключенцами. По словам Светланы Макаровой, для любителей фантастики будет создана страница на сайте Союза писателей Кубани: «Интересно будет собрать максимум информации обо всех писателях, писавших и пишущих в фантастическом жанре (а также о российских и заграничных фантастах, бывавших на Кубани) и провести изыскания о мифах и легендах, связанных так или иначе с Кубанью». 
Кстати сказать, первая научно-фантастическая повесть кубанского автора Вячеслава Пальмана («Кратер Эршета») вышла в 1958. Другие, более поздние его работы, например, «Кольцо Сатаны», известны разве что библиоманам. В 1960 году, в журнале «Уральский следопыт» был опубликован рассказ Михаила Грешнова «Золотой лотос». (Так, в следующем году исполнится 55 лет с момента выхода первой фантастической повести на Кубани.) Членов Союза писателей, пишущих или писавших фантастические произведения, можно по пальцам перечесть. Это Михаил Грешнов («Лицо фараона», «Эхо», «О чем говорят тюльпаны»), Игорь Ясинский («Тугая петля», «Синдром бешенства»). 
В жанре научной фантастики писал Виктор Ротов, однако, насколько известно, эти работы (например, рассказ «Оранжевое пятно») не были опубликованы. В постперестроечный период в Краснодаре выходили фантастические книги Александра Плонского («Плюс-минус бесконечность», «Будни и мечты профессора Плотникова»), Игоря Исаева («Звездная цитадель»), Льва Рыжкова («Золотарь»).

Молодежное чтение в современной информационной среде

Отправлено 29 мая 2012 г., 3:46 пользователем Iharo Ahanero   [ обновлено 29 мая 2012 г., 3:47 ]

В краевой столице состоялся двухдневный межрегиональный научно-практический семинар «Молодежное чтение в современной информационной среде». В роли организаторов этого действа выступили Российский комитет программы ЮНЕСКО «Информация для всех», Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества, департамент культуры Краснодарского края, Краснодарская краевая юношеская библиотека имени И.Ф. Вараввы. 
Значимость и актуальность проходившего мероприятия и его практическая ценность обусловлены важной задачей, которую сегодня призвано решать не только библиотечно-образовательное, но и все российское сообщество. Никем не отрицаемый возрастающий дефицит знаний и конструктивных идей в нашей стране (на фоне других существующих острых глобальных проблем) во многом обусловлен снижением интереса к чтению у населения. Современная ситуация в этом отношении характеризуется как системный кризис читательской культуры, когда страна подошла к критическому пределу пренебрежения чтением. География представительства участников семинара широка: Москва, Санкт-Петербург, Республики Адыгея, Дагестан, Калмыкия, Волгоградская и Ростовская области, Краснодарский край – всего более 150 специалистов в области молодежного чтения. Среди них писатели, журналисты, ученые, книгоиздатели, общественные деятели. Тон семинару задал председатель Межправительственного совета и Российского комитета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех», президент Межрегионального центра библиотечного сотрудничества Евгений Кузьмин. 
В семинаре приняли участие члены Союза писателей России Светлана Макарова, Людмила Бирюк, Виктор Петров (главный редактор журнала «Дон») и Валерия Салтанова (г. Ростов-на-Дону). 

1-3 of 3