Проекты‎ > ‎

Славянские вольности

Славянские вольности. Гибридные демократии между Востоком и Западом
"...С тех пор, как начались теперешние события: война с варварами, поражение в Армении и постоянные победы, - нет человека, который бы не писал истории; больше того, все у нас стали Фукидидами, Геродотами и Ксенофонтами, так что, по-видимому, верно было сказано, что война - мать всего, если одним махом произвела столько историков".
(Лукиан, "Как следует писать историю").

"Русской словесности вообще присуще название «богатая, русская». Однако... она мало затронула Польшу... Удивительный быт Дубровника (Рагузы), с его пылкими страстями, с его расцветом, Медо-Пуцичами, остался незнаком ей. И, таким образом, славянская Генуя или Венеция остались в стороне от ее русла. Рюген, с его грозными божествами, и загадочные поморяне, и полабские славяне, называвшие луну Леуной, лишь отчасти затронуты в песнях А. Толстого. Само, первый вождь славян, современник Магомета и, может быть, северный блеск одной и той же зарницы, совсем не известен ей. Управда как славянин или русский (почему нет?) на престоле второго Рима также за пределами таинственного круга... Удельный строй, кроме Новгорода, Псков и казацкие государства остались в стороне от ее русла. Она не замечает в казаках низшей степени дворянства, созданной духом земли, напоминающей японских самураев... Стремление к отщепенству некоторых русских народностей объясняется, может быть, этой искусственной узостью русской литературы. Мозг земли не может быть только великорусским. Лучше, если бы он был материковым".
(Велимир Хлебников, "О расширении пределов русской словесности").

Кимберлитовая трубка "Мир" в Якутии, в зоне вечной мерзлоты... Не правда ли, напоминает древнегреческий амфитеатр времен античной республики?
Если история Древнего Рима начинается изгнанием царя и установлением республики 2,5 тысячелетия назад, то история старой России низложением императора заканчивается. Казалось бы парадокс, но он во многом объясняет различие политической культуры Востока и Запада. Если вникнуть в суть проблемы, то окажется, что демократические институты, напоминающие порядки общинно-родового строя, древнее, традиционнее и естественнее самодержавных. А вот монархия - явление сравнительно новое, возникшее, по К. Марксу, в условиях накопления избыточного продукта производства. При этом не только сам феномен привнесен извне, с Востока, и связан с "азиатским способом производства", но и ключевая терминология (если говорить о русском языке) является заимствованной - царь, монарх, бояре и т.д. Тогда как Вече, Дума, Рада, Сейм, Община, Суд - исконные славянские константы древних вольностей.
Тем не менее распространено мнение, - дескать, республиканская форма правления не подходит для русских, им ближе царь-батюшка, а все антимонархические поветрия искусственно занесены из Европы (будто бы структуры Московского государства не являются калькой управленческой модели поверженной Золотой Орды). При этом, как бы за скобками российской истории остаются Псков, Новгород, Вятка (Хлынов). В этих древнерусских городах на протяжении нескольких веков существовали республики со всеми атрибутами народовластия. Такие демократические государственные образования в Средние века знали далеко не все страны Европы. Ну, Италия, Германия (позже Нидерланды, Англия) - вот, собственно говоря, и все по большому счету.
Если расширить кругозор до славянства в целом, то можно вспомнить парламентско-монархические режимы Чехии, Польши (и даже Руси времен раннего Ивана IV), казачьи вольницы на российском Юге и торгово-олигархический Дубровник на территории современной Хорватии. "Феодальная конституция" Великого Княжества Литовского была написана на древнерусском языке. По этому документу, принятому в Вильно в 1529 году верховная власть князя делилась с Радой. Получается, что "демократическая матрица" была не только характерна для русских (и для славян в принципе), но существовала определенная традиция со своими учреждениями, атрибутами и терминологией. К сожалению, не известно, занимался ли кто из отечественных ученых анализом письменных источников вечевых протокольных грамот. Мало исследована тема устройства и функционирования древнерусских республиканских институтов.
Не с этого ли посыла нужно начинать учебники российской истории, показав опыт народовластия во времени и пространстве? Тогда можно разложить эту концепцию по трем полкам: демократия в древнем мире (Эллада, Рим, Карфаген), в средневековой Европе (и в частности у славян), а также на Руси (с примерами из современности). Чтобы история не только объясняла прошлое, но оправдывала настоящее и направляла будущее, необходимо затронуть и проблему республиканских прецедентов на Востоке, а также попытаться разобраться - откуда начала произрастать концептуальная идея самодержавия.
Сейчас то разгораются, то затихают дискуссии - каковым должен быть идеологический подход при изложении отечественной истории? С каких только сторон к этому вопросу не подходят, но зачастую стройной схемы не получается. Преобладает формальная подача материала - излагаются факты, а выводы должен делать читатель. Картина получается пестрой, а оценки исторических личностей и процессов амбивалентными ("с одной стороны хорошо, с другой стороны плохо").
А вот изложение истории в советских учебниках, на мой взгляд, носило хоть и не совсем цельный, но достаточно концептуальный характер. Любое событие, даже древнего мира рассматривалось через классовую борьбу. В крестьянском бунте или восстании рабов виделась предтеча социалистической революции, грубо говоря. Такой шаблон позволял довольно успешно трактовать факты будь то фараоновского Египта или буржуазной Франции. Более того, не редко допускались аллюзии, отсылающие, например, подвиг Ивана Сусанина или мученическую смерть князя антов Божа от рук вестготских захватчиков к временам советско-польского конфликта и Великой отечественной войне. У читателей создавалось ощущение исторической сопричастности, временнóй связанности и цикличности судьбоносных процессов.
Правда, система давала сбои. Взять хотя бы оценку Новгородской республики или Речи Посполитой. Польша кон. 18 в. рисовалась советскими историками, как сильно отсталая страна: "Отсталость эта была особо заметна в государственном строе... В Польше не сложилось централизованное государство. Польский король был выборным и являлся игрушкой в руках польских магнатов". Неужели лучше ситуация, когда люди (пусть даже и магнаты) являются игрушкой в руках государя? Между тем, советские учебники живописуют зловещие картины польской глубинки: "Можно было увидеть в украинских деревнях крестьян с отрезанными носами и ушами. У некоторых на лбу выжжено раскаленным железом клеймо, изображающее виселицу". Могло сложиться впечатления, что таких ужасов было меньше в российских селениях.
Относительно упомянутых выше примеров в противостояние низов верхам вмешивались другие факторы - догматические приоритеты территориальной целостности и демократического централизма (просвещенного единоначалия, если говорить прямо). Поэтому уничтожение "сепаратистского" вечевого Новгорода преподносилась советскими историками, как положительный момент, ведь тем самым создавалось "русское централизованное государство". Это считалось "огромным шагом вперед в сравнении с временами "удельщины", феодальной раздробленности, и имело большое прогрессивное значение".  А негативные оценки получали Дума ("пародия на народное представительство", "Дума не ликвидировала самодержавие, а лишь отвлекала народные массы от революции"), Семибоярщина ("жалкое правительство", которое "пошло на предательство национальных интересов", "орудие в руках интервентов", "самый тяжелый период в российской истории"), "верховенцам", Кондициям Анны Иоановны, Манифесту о вольности дворянства Петра III также также давались отрицательные оценки. Многосоставная структура Австро-Вегрии, Священной Римской империи, Швейцарской конфедерации и вообще всякая раздробленность, как и принцип разделения властей, выглядели анахронизмом с советской точки зрения и изощренными методами "закабаления трудящихся масс", "уловкой эксплуататоров с целью отвлечь низы от их коренных интересов". С другой стороны, принятие Русью христианства, несмотря на атеистическую пропаганду, в советских учебниках - прогрессивное явление. При этом социально-политические преимущества монотеизма перед язычеством рассматривалось в последнюю очередь, главным был критерий "демократического централизма", укрепление государственного аппарата. Несоветский парламентаризм в этой концепции хуже монархизма, поскольку-де он увеличивает гнет трудящихся ("лучше служить одному господину, чем семи"). Опричнина в этом случае - тоже позитив, ведь она ведет к единовластию, устраняя рудименты сословной демократии, уничтожая параллельные центры силы... 
Поэтому при написании учебников хорошо бы заимствовать принцип советских сквозных шаблонов, которые могут помочь в оценке событий, но при этом нужно подкорректировать идеологическую подачу. В основу положим не классовую борьбу и грядущую победу трудящихся над угнетателями в мировой коммунистической революции, а критерии народовластия. То есть прогрессивность события обуславливается степенью вовлеченности низов в управление верхами. При этом важна динамика такой вовлеченности. Например, можно говорить об архаичности многоступенчатой избирательной системы США, но поскольку она практически не менялась в еще более худшую сторону, ее нельзя сравнивать, как отрицательный пример, с нынешней российской, которая заметно деградировала (отменяются всенародные выборы мэров, Совет Федерации избирается не напрямую, введен "президентский фильтр" при выборах глав регионов, усложняется и постоянно меняется избирательный закон и т.д.). В то же время, советское общественно-политическое устройство, по этому критерию, выглядит прогрессивнее абсолютистского режима Российской империи.
Или, например, такой факт - в Швейцарии лишь в 1971 году женщины получили право избираться, а в СССР это случилось гораздо раньше - в 1917-м. Вряд ли стоит делать вывод, что советское общество демократичнее швейцарского.
Правда, в последнее время появились причудливые формы правления. Например, в Венесуэле (с 1998 г.) существовала электоральная диктатура, а в Иране (с 1979 г.) - нелиберальная демократия. Довольно редкий экземпляр - наследственная коммунистическая республика в КНДР, где за полвека сменилось уже три поколения народных, неизбираемых вождей, передающих власть от отца к сыну. А в Малайзии существует "федеративная конституционная монархия". В девяти из 12 штатов правят монархи (султаны, один раджа и один янг-дипертуан-бесар), и каждые пять лет они выбирают из своей среды верховного правителя (короля). В данном случае, если говорить о критерии народовластия, то малайзийское "королевство" выглядит прогрессивнее корейской народно-демократической "республики", поскольку бессменный президент - это уже не президент, а царь. 
Феномен демократических форм правления во многом характерен для Европы и уникален во всемирной истории. Оставим за рамками нашего исследования протодемократические институты древних ацтеков (правители-тлатоани избирались на совете старейшин) или Лиги ирокезских племен, а также краткие периоды древней истории в Китае или Египте (например, реформы Бокхориса). Не будем рассматривать и нарочитую децентрализацию власти в Японии эпохи сёгунов. Эти примеры слишком специфичны и не породили столь мощных импульсов, какие дала античность.
Укажем лишь на догадки некоторых исследователей, что гуманистические зачатки античности содержались в принципах управления Хеттской державы. Правитель Древнехеттского царства Телепинус (16 в. до н.э.) издал указ "О наследовании царской власти", который историки считают первой "конституцией" в мире. Согласно сохранившемуся документу право вступления на престол получали только сыновья царя по старшинству. В случае отсутствия таковых взойти на престол мог лишь муж дочери. Все остальные родичи были исключены из числа возможных претендентов на престол и народное собрание (панкус) должно было следить за соблюдением этого закона. Панкус имел право созывать совещание (тулию) для суда над царем, дерзнувшим посягнуть на жизнь своих родственников.

Из грязи в князи
На мой взгляд, не стоит смешивать демократические институты торговых городов Средиземноморья с т.н. "первобытной демократий" индейцев, африканцев и других этносов. Индийские гана, сангха, паришад, арабские умма, джамаат, русская вервь и другие общинные структуры являются формами негосударственной самоорганизации; однако через этот этап прошли все народы мира. Например, в Империи инков существовала выборность на низовом уровне: земледельцы-пурехи небольших общин (до ста дворов) выбирали себе начальника (камайока), над более крупными коллективами стояли природные господа или наместники-курака.
Примечателен пример Пакистана, где с 1962 по 1969 году действовала система "основ демократии" (по сути контролируемая демократия). Структура власти была многоступенчатой и безпартийной: выборными были только самые низовые звенья (сельские и небольшие городские округа), которые избирали провинциальные советы, а те, в свою очередь - парламент (его депутаты избирали президента). Похожая система была в королевском индуистском Непале и называлась "панчаят" (1960-1990 гг.), а также в императорской Эфиопии (по конституции 1955 г. политические партии были запрещены, а в выборах могли участвовать только беспартийные кандидаты).
И вместе с тем, такие институты первобытной демократии носят пережиточный характер, и они не оказали влияние в большинстве случаев (единственное исключение - некоторые народы Европы) на трансформацию государственного управления. Общины держались на корпоративной солидарности и консервации архаичных (суровых, подчас бесчеловечных) традициях с практикой всеобщей трудовой повинности и обобществления собственности. Полагаю, с демократическими институтами такие коллективы имеют мало общего, кроме принципа публичности и выборности вождей (да и то далеко не во всех случаях). Изолированная от исторического прогресса община нередко принимает форму тоталитарной секты с непререкаемым авторитетом лидера и круговой порукой. Наглядный пример - Мюнстерская коммуна анабаптистов, лидер которой Иоанн Лейденский в 16 в. установил жестокий теократический режим.
Не удивительно, что с общинным устройством деревни, как тормозом экономического прогресса, боролось и царское правительство Российской империи в период межреволюционного парламентаризма, и Солон в Элладе. И наоборот, коммунистический (по сути своей антидемократический, антиевропейский) режим возродил общинный уклад в несколько специфической форме колхозов.
Не стоит сравнивать с парламентом и разного рода совещательные советы типа диванов, меджлисов, хуралов и курултаев восточных автократий, которые большей частью выполняли функции канцелярии и протокольных палат при самодержце. Вот, например, как в иранской сказке [Рассказ о пророке..., 2016] сатирически описывается одно из таких заседаний: "Сидел однажды могущественный Сулейман на троне в окружении людей и пери, дивов и джиннов, птиц и животных, и из трепетного благоговения перед его несказанной мудростью никто не решался вымолвить слово. Одна лишь птица Сар, взмахнув крылом, издала некий странный звук. Разгневался Сулейман и повелел наказать ее за непочтительность".
Напрасно искать зачатки либерализма и в меритократии. Например, устойчивость государств моси (нынешняя Буркина-Фасо) в противостоянии с исламским проникновением объяснялась выбором правителей из числа наиболее искусных воинов. Или, если говорить об обязательной практике экзаменов для госчиновников конфуцианского Китая (в современной КНР, не смотря на сохранение коммунистической идеологии введен принцип ротации руководителей высшего звена). Однако и в этих случаях нет повода считать такие процессы некоей либерализацией.
Природа советского парламентаризма представляется во многом любопытным феноменом. Советская республика, как особая форма народовластия строится по принципу "демократического централизма", не допускающего фракций, и учета мнения меньшинства, которое должно всегда следовать за большинством. Кроме того, отрицается принцип разделения властей, а депутаты, если они не входили в руководство исполнительного комитета или президиума, не освобождаются от гражданской работы.
Пожалуй, есть повод назвать СССР первым государством с демократической мимикрией. То есть государством с парламентом (Верховным Советом), выборными "соправителями" (генеральным секретарем, председателем правительства, председателем Президиума Верховного Совета). Однако в реальности все вопросы решал генсек. Народовластие, разделение властей и избираемость носили формальный характер - демократические принципы провозглашались, но на практике редко применялись. Советская республика скорее напоминала сложноструктурированный просвещенный абсолютизм. От монархии эта гибридная форма правления отличалась светским характером, ненаследуемостью должностей (родственникам запрещалось даже работать в одной организации, хотя поощрялись рабочие династии) и коллегиальностью. Коммунистические вожди любили созывать разные комиссии, комитеты, бюро, президиумы, в которые набирались участники по непрозрачным, заранее договоренным процедурам. Вступление в члены корпорации (Союзы писателей, художников, не говоря уже о КПСС) напоминало прием в масонскую ложу и проходило в несколько этапов с длительным испытательным сроком. Символ СССР - не парламент, а Политбюро, келейная группа лиц, приближенных к пожизненному генсеку. Такая гибридизация республики с монархией наиболее гипертрофированные формы приняла в уже упоминавшейся КНДР.
Эта двойственность, идущая от советских времен, скорее всего объясняет неприятие демократии и либерализма значительной частью общества современной России. Слишком долго гражданам вбивали шаблоны, что западная демократия - трюкачество и "обман трудового народа", которому нужен не чужой, а свой, советский парламентаризм. Однако мало для кого являлось секретом единогласные голосования в Верховном Совете, несменяемость генсеков и несостязательность любых выборов - все это вело обывателей к осознанию фиктивности не только советской, но и любой демократии в принципе. Хотя, если вникнуть в суть, то демократия - это народовластие, а либерализм - стремление к свободе. Каждый здравомыслящий человек не будет ратовать за несвободу и ничем не ограниченную власть лидера. Парадокс - в живучести советских стереотипов о "враждебности буржуазной Европы рабоче-крестьянской России". Постсоветские люди так и не стали горожанами (буржуа), а продолжают себя ощущать пролетариями, даже обладая уровнем достатка выше среднего. Об этом говорит и специфическая структура советских и постсоветских городов, напоминающих скорее большие деревни кучевой застройки с базарами и "силосными башнями" с часами вместо площадей с ратушами и мостовыми, если вести сравнения хотя бы со средневековыми местечками Западной Европы.
Мавзолей Ленина, на что обращали внимание исследователи, - это шумерский зиккурат, а здание МГУ - аналог камбоджийского Ангкор-ВатаВ московитских городах (в отличие от европейских) жизнь кипела за его стенами - в посадах и слободах. Город послемонгольской Руси напоминал майяские храмовые комплексы I тыс. н.э. или столичные центры Иньского Китая 18-12 вв. до н.э. с четко выделенным (и часто обнесенным стеной) ритуально-административным ядром (дворцы, мавзолеи, Кремли, молельные дома) и аморфными "спальными" районами.
Социальные лифты (допуск низов к руководящим постам) также, по моему убеждению, не свидетельствует о демократизме государственной структуры. Например, СССР считается чуть ли не единственной страной в мире, где на протяжении всей ее истории подавляющее большинство членов высшего звена, а также все руководители страны (кроме Ленина), были из бедных семей с рабоче-крестьянским происхождением. Однако примеры похожей социальной мобильности - "из грязи в князи" - были на Древнем Востоке.
В 869-883 годах в южной Месопотами, на части территории халаифата Аббасидов возникло государство чернокожих рабов зинджей под предводительством Али ибн Мухаммада, который сам не был ни рабом, ни негром. Современные историки характеризуют это восстание, как "одно из самых кровавых и самых деструктивных, которые знала история Западной Азии". Рабы превращались в рабовладельцев, даже в еще более жестоких, а рабовладельцы - в рабов.
В 894-1082 годы на в Бахрейне существовало аналогичное "хищническое государство" исмаилитской секты карматов, считавших, что бог разрешает черни безнаказанно грабить имущество и проливать кровь своих противников.
Бывшие рабы, обращенные в ислам и обученные воинской службе, гулямы в 861-870 гг. фактически захватили власть в Аббасидском халифате. За это время они свергли и возвели на престол четырех халифов. Последователи гулямов, также бывшие рабы-иноверцы мамлюки, захватили власти в Египте и основали Мамлюкский султанат (1250-1516 гг.). Император Византии 10 в. Роман I Лакапин, лично оскопивший двух младших сыновей (один в последствии станет патриархом Феофилактом, а второй - Василий - правителем империи), происходил из армянских землепашцев. Выходцем из темной массы провинциального (есть предположение, что славянского) крестьянства был император Юстиниан (527-565 гг.), урожденный Управда.[1]
В Империи инков в редких случаях власть над 10 тысячами дворов (хуну) получал по воле Инки какой-нибудь низкородный выдвиженец. Так, по воле Уайна Капака из числа рабов (янакона) был поставлен правитель новой завоеванной области империи - Чачапояс. Не менее высокое выдвижение получили несколько янакона после присоединения к Тауантинсуйу побережья.
Наоборот, как мы увидим далее, демократические институты формируют аристократы на фоне нарастания классового антагонизма. Сначала вольностей для себя добивается узкая группа собственников (олигархия) и затем эти права постепенно расширяются на всех граждан. Например, отмена рабства в США была бы не возможна при нелиберальном обществе. Буржуазная революция в Англии не случилась бы без завоеванной аристократией Великой хартии вольностей.

Царь-труженик
"Восстание масс" зачастую ведет к невиданным даже для монархий тоталитарным формам правления. Примером этому служат культурная революция в КНР, режим "красных кхмеров" в Кампучии и якобинская диктатура во Франции. Некоторые исследователи полагают, что истоки опричнины времен Ивана IV в Московии связаны с допуском к власти неродовитых дворян (думных дворян) и обслуживающей бюрократии (думных дьяков), которые получают больше прав. Состав Боярской Думы за счет этого притока существенно увеличивается. Аристократические роды, выступавшие за ограничение царской власти, теряют свое влияние.
Технологию разрушительной "энергии масс" использовал и сасанидский царь Ирана Кавад I. Он, стремясь ослабить крупную аристократию и зороастрийское жречество, поддержал радикальное крестьянское движение Маздака в 5 в. Маздакиты инициировали передел собственности и раздачу имущества знати "низам", а также отмену закона о традиционном браке. Кстати сказать, Ю. Лотман отмечал влияние манихейской ереси на воззрения Ивана Грозного, который в 1565-1572 годах проводил экспроприацию имущества бояр и поделил территорию государства на опричнину и земщину. [2] Наиболее населенные и развитые области и города царь включил в опричнину, где вводилось особое управление. А окраины государства считались земщиной, и там сохранялись старые порядки под эгидой изрядно потрепанной Боярской думы. (См. [6]).
В китайском царстве Цинь в 4 в. до н.э. философ-реформатор Шан Ян установил жесткий милитаристский режим с драконовскими законами, жег книги, запрещал торговлю и искусства, устроил передел собственности. "Бедный станет богатым, а богатый - бедным, и государство будет сильным", - полагал Шан Ян. Репрессии продолжались 15 лет, но участь организатора, как и в случае с Маздаком, была незавидна - он был четвертован новым императором, а позже и сама династия Цинь была свергнута восставшим народом.
Крестьянские восстания со стихийной (или последовательной, как в советском государстве) инфильтрацией плебса во властные структуры, помноженной на межклассовую ненависть и репрессии, - конечно же, никакой не демократический процесс, как нередко пытаются показать историки. Какая разница, кто правит - потомственный аристократ или бывший холоп? Казалось бы, никакой, но легитимность иная. Царь - помазанник божий, и свою власть он обосновывает небесным промыслом. Раб на престоле всегда будет самозванцем, если только он не избираем коллективом выборщиков. Тогда божий промысел заменяется народной волей. Крестьянские же цари хуже, поскольку становятся карикатурной копией природных монархов.
В российской истории принято считать, что не было крестьянских государств; были крестьянские войны под руководством К. Булавина, Е. Пугачева, С. Разина (наверное потому, что столица страны никогда не занималась восставшими массами, да и сами "народные путчи" были недолгими). России не знаком и феномен "крестьянского царя". Хотя можно вспомнить легенду, что император Александр II тайно отрекся от престола и коротал свой век старцем-отшельником под именем Федора Кузмича под Томском... А вот, например, в Китае о царях-простолюдинах неоднократно сообщали летописцы. 
Из крестьян происходил основатель династии Хань, император Лю Бан (256-247 г. до н.э.), при котором были заложены основы конфуцианского государства. Крестьянским имератором был и Чжу Юаньчжан (1368-1398), основатель династии Мин. Оба они примыкали к разбойникам и занимали престол благодаря военным успехам на волне народных восстаний.
В 1644 году крестьянский лидер Ли Цзычэн провозгласил основание династии Шунь и вступил на трон в городе Сиань. Его соратник Чжан Сяньчжун совершил победоносный поход в провинцию Сычуань, где создал кратковременное Великое Западное Государство со столицей в Чэнду. Тайпинское государство (1850-1864 гг.) со столицей в Нанкине занимало значительную часть южного Китая, под его юрисдикцией находилось около 30 миллионов человек.
В соседней Индии историки сообщали о царях, происходивших из низких каст. Основатель династии Нандов - Махападма Нанда (5 в. до н.э.), сын незаконнорожденного царя Маханандина происходил из шудров. Из самых низов был и сменивший Нанду основатель империи Маурьев - Чандрагупта (322-298 г. до н.э.). Конечно, такое в кастовом обществе смогло произойти только в период революционной смены доминирующей религии, когда буддизм начал теснить индуизм. Кстати, последователи Чандрагупты - Ашока и Канишка, ставшие во всей индийской истории самыми могущественными императорами, - были буддистами.
Согласно одной из версий, которую упоминает Г. Бонгард-Левин, первый царь в ведической Индии был избран населением, убедившимся в пагубности безначалия. Им стал легендарный Ману. Чтобы его содержать, были введены налоги. Эта версия оказывалась весьма близкой к теории "общественного договора", которой даже оправдывалось свержение и убийство восставшим народом неугодного царя.
В "Махабхарате" (Мбх. XIII. 51.20) содержится такой посыл: «Если царь, говоря: "Я буду защищать вас", на деле не защищает народ, он должен быть убит подданными, как взбесившаяся собака».
В тамильском эпосе 2-3 в. "Шилаппадикарам" (Повесть о браслете) несправедливый суд правителя царства Пандья, вызвал гнев богов. Половину столицы поглотил огонь, вызванный женой незаслуженно казненного героя повести.
Судя по "Ригведе" (X.124.8; X.173) и "Атхарваведе" (I.9.3; III.4.2–7; VI.87– 88), раджа иногда еще избирался народным собранием – samiti или vidatha. Церемонию вручения ему ожерелья (mani), символа власти, проводили влиятельные соплеменники, называвшиеся "раджакартары" (букв. "создатели царя"). В "Махабхарате" сохранились легенды об изгнании народом неугодного ему царя Кханинетры (Мбх. XIV.4.8–9), возвращении несправедливо изгнанного царя Дьюматсены (III.283.3–5), в "Рамаяне" - об изгнании царем Сагарой своего порочного сына по требованию народа.
По легенде, царь Аккада и Шумера Саргон Древний (2316-2261 г. до н.э.) был приемным сыном водоноса и работал садовником у кишского царька Ур-Забабы.
В Болгарии известен "крестьянский царь" Ивайло (1277-1280 гг.), который поднял восстание против монголов. Обычный свинопас женился на вдове царя Константина I Тиха Марии Палеолог и стал соправителем при ее сыне Михаиле II Асене. Бежал в золотую Орду, но казнен за ханским столом. По этому во многом примечательному, почти андерсеновскому сказочному сюжету болгарские писатели И. Вазов и С. Загорчинов написали по роману с одинаковым названием - "Ивайло".
В иранской мифологизированной истории героем, поднявшим бунт против узурпатора престола, дракона Заххака, был простой кузнец Каве, или Кова (کاوه‎). По легенде, приведенной в "Шахнаме", он прикрепил свой кожаный фартук к древку копья и под таким знаменем привел повстанцев к Фаридуну, законному наследнику царей из рода Пешдадидов - первой династии персидских царей. Фаридун украсил знамя Каве четырехконечной звездой "Дирафши Кавияни" ("Ахтари Кавиян" - Кавиева звезда). Эта символика была отражена на знамени династии Кейянидов, а впоследствии - государственным флагом Ирана при Аршакидах и Сасанидах (250 г. до н.э. - 651 г.). Интересно, что "Кавиева звезда" изображена с 2006 года на штандарте президента Таджикистана, как символ долговечности и исторической преемственности национальной государственности таджикского народа.
Хорошо известен библейский сюжет об избрании первого царя Израильско-иудейского государства (кон. 11 в. до н.э.). Легенда о Сауле (в переводе с древнееврейского букв. "испрошенный") в ветхозаветном повествовании (1 Царств 8:31) рассказывает о поставленном на царство простолюдине по воле бога, но ставшего ему "неугодным". Выйдя из отцовского дома на поиски пропавших ослиц, Саул встречает пророка Самуила, который предсказывает ему великое будущее и, внезапно возливая на голову елей, "помазывает" в правители. Смущенный Саул прячется в обозе, откуда его торжественно выводят, и народ, восхищенный его красотой ("от плеч своих был он выше всего народа"), восклицает: "Да живет царь!". Поначалу Саул отказывается от царских почестей и в мирное время сам пашет на своем поле. Но через некоторое время он, преступая повеления Самуила, осмеливается самовольно возглавить общественное жертвоприношение. [3]
Есть устойчивый архетип, например, нашедший отражение у Гесиода, когда справедливость царя гарантирует богатый урожай, обилие меда в дуплах у пчел, густую шерсть у овец и даже то, что дети рождаются внешне похожими на своих отцов. Беззаконный правитель обрекает народы на истребление, голод и чуму. 
Широко известная церемония коронации словенского князя Карантании начиналась с того, что на "княжеский камень" садился крестьянин, который обряжал будущего правителя в платье землепашца.
Труд в Империи инков, как, впрочем, и советском государстве был ритуализирован и формализован порой до абсурда. Известна легенда, будто бы то или иное дикое племя за неимением ничего лучшего обязано было собирать и отправлять вшей в столицу Древнего Перу. В государстве инков труд был обязательным для всех жителей. Привилегии праздности не существовало ни для аристократии высших рангов, ни для Сапа Инки. В этой связи перуанский археолог Л.Э. Валькарсель писал: "Все сельскохозяйственные работы начинались с личного примера Инки в Куско и его представителей во всех концах империи. Инка подавал его, распахивая целину или прокладывая первую борозду своим золотым плугом. Очевидно, что такой обычай был призван символизировать всеобщее равенство в отношении физического труда".
Трудовая повинность в упомянутых выше обществах маскировалась под священный долг, социалистическое обязательство, а энтузиазм подогревался отчетно-показательными соревнованиями. Обработка государственных полей обставлялась в виде праздничного действия, во время которого практические задачи переплетались с ритуалом в нерасторжимое целое. Сравните такие пафосные метафоры, которые, между прочим, до сих пор сохраняются в российских СМИ, - "праздник урожая", "день поля", "битва за урожай".
Так же как и в древних культурах Востока, правители и вожди в доиспанском Перу открывали полевые работы, самолично взрыхляя землю и первыми бросая в нее семена. На память приходят современные российские губернаторы и президенты, их желание побывать в поле, попахать на комбайне. Это, по моему мнению, - остаточное явление священнодействия, связанного с аграрной магией.
Такие традиции можно считать псевдодемократическими, равно как и ритуальное убийство царя, практиковавшееся в архаичных обществах. В мифах правителя зачастую разрывают на куски и разбрасывают по сторонам света. Такова гибель царя Осириса или Диониса-Загрея, возведенного Зевсом на престол перед тем, как его растерзали титаны. Так погибли цари Пенфей и Ликург... Вряд ли стоит видеть в этих обрядах исток сменяемости власти. В случае несчастья, происходившего со страной, кагана Хазарии могли обвинить в неудачах и сместить. Его жизнь подлежала строгой регламентации, фактически могла быть превращена в сплошные запреты (кстати, целый ряд ограничений накладывался и на венецианских дожей). При возведении на престол кагана душили шелковым шнуром, и он должен был сам назвать число лет своего правления. По прошествии этого срока его убивали. Если же он называл непомерно большое число лет, его все равно убивали по достижении 40-летнего возраста.
Вообще, образ "царя-труженика" иногда лепился, как бы сейчас сказали, тогдашними пиарщиками весьма успешно. Например, известная легенда о Петре I, когда тот отправился инкогнито за границу и работал на голландских верфях простым плотником, набираясь опыта в кораблестроении. Есть даже несколько памятников (в том числе и Санкт-Петербурге), которые так и называются "Царь-плотник".
Имеются примеры, когда царский род вел происхождение от крестьянских предков глубокой древности. Например, князь-земледелец Пяст (имя восходит к славянскому глаголу "пестовать", "воспитывать"), основатель Польского государства, был сыном бедного пахаря Котышко, согласно Хроники Галла Анонима. Во время расцвета идеологии сарматизма и шляхетской демократии в Польше Пяст стал восприниматься как идеал добродетели и демократизма. В эпоху Просвещения его образ был олицетворением "честного предка", действующего на благо государства не силой оружия, но тяжелым трудом.
В преданиях мордвы первые правители (тюшти) изображаются как рядовые трудолюбивые земледельцы. Так, в одной из песен растерявшийся от посещения старейшин пахарь поначалу думает, что он в чем-то перед ними провинился:
Эзинь сала мон алашат,
Эзинь синтре мон утомот...
(Не крал я лошадей,
Не ломал я амбары...)

Когда же старейшины сообщают крестьянину об избрании его тюштей, он долго не соглашается, ставя перед ними невыполнимые условия. Например, если кнутовище, воткнутое в землю, станет яблоней пока он вспашет очередную борозду, прорастет, зацветет и начнет плодоносить. К всеобщему удивлению все так и происходит. В других песнях правильность пахаря тюштей подтверждает чудо - в сторону кандидата поворачивается ручка гадального ковша, окунутый в медовуху-пур жареный петух оживает и кукарекает.
Не исключено, что такой пасторализм древнепольской истории вторичен и обязан греко-римским влиянием (у мордвы это влияние может идти через скифское посредство, сравните легендарную чашу нартов Уацамонга, которая сама говорит и сама выбирает хозяина). Что касается античности, то, например, до своего избрания на престол земледелием занимался третий царь Древнего Рима Тулл Гостилий (673-641 г. до н.э.). А шестой, предпоследний римский царь Сервий Туллий (78-535 г. до н.э.) и вовсе происходил из рабов, что, надо отметить, не помешало ему сделать блестящую карьеру, подкрепленную полководческим талантом. Кстати сказать, позже императором Рима станет пастух Максимин Фракиец (235-238 гг.), первый варвар на римском престоле.
Теперь рассмотрим прецеденты демократических государств дохристианской Европы.

Афины
Афинская демократия (500-321 г. до н.э.) считается первой в мире системой правления, основанной на народовластии. Любой человек (за исключением женщин и рабов) имел право участвовать в работе Народного собрания - Экклесии (ἐκκλησία). Нужно заметить, что Афинская демократия была рабовладельческим государством, а переходу к народовластию способствовали тираны, манипулируя народными восстаниями. От современных эта модель отличалась избранием по жребию и упрощенным порядком голосования на основе выкриков (аккломация). Иногда принятие решения, наоборот, считалось принятым, если обсуждение проходило без восклицаний.
Становлению демократии способствовали реформы Солона и Клисфена, отменявшие родоплеменное деление (филы), долговое рабство, вводившие суд присяжных (гелиэю) и разделившие все гражданские коллективы полиса на четыре имущественных разряда. Все должности в Афинах были коллегиальными и практически все исполнялись по жребию (это явление называется лотократия, или демархия и в наше время используется при выборе судов присяжных). Исключение составляли посты, требовавшие особых навыков, - например, стратегов, которые выбирались голосованием. Около трети граждан одновременно занимали ту или иную государственную должность.
Отчетность магистратов в Афинах существовала задолго до реформ Клисфена, а в Спарте в 5 - нач. 4 вв. до н.э. известно немало примеров, когда цари и другие должностные лица вызывались представителями народа для отчета.
В ряде античных государств народные собрания имели специальные названия: апелла - в Спарте, агора - в Дельфах и городах Фессалии, алия - в Аргосе, Эпидавре, Геле и Акраганте.
В период демократии наблюдается расцвет афинской культуры - в театре, спорте, математике, философии. Этот культурный взлет представляется одним из самых значимых в истории человечества (так называемое "греческое чудо"). В то время в Афинах жили и творили выдающиеся ученые, художники и поэты, в частности историк Геродот, философ Анаксагор, скульптор Фидий, поэты Эсхил, Софокл, Еврипид, сатирик Аристофан. 
Нечто похожее было и в эпоху итальянского Возрождения, когда существовала Флорентийская республика (Repubblica fiorentina; 1115-1185 и 1197-1532 гг.). В 13-14 вв. экономическое развитие Флоренции опережало все другие государства не только Италии, но и Европы. Здесь, например, впервые зародилось мануфактурное производство, ставшее предтечей капитализма. Флоренция стала ведущим центром итальянского Возрождения, в котором творили Данте, Петрарка, Боккаччо, Джотто, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Макиавелли.
Греческие колонии, кстати, были известны на территории современной России и Украины - Ольвия, Тирас, Херсонес, Танаис. В Северном Причерноморье существовало Боспорское царство (Βασιλεία Βόσπορος; 480 до н.э. - 6 в. н.э.). В одном только Керченском проливе насчитывалось около 20 античных городов (Киммерик, Китая, Акра, Нимфей, Илуратон, Тиритаке, Пантикапей, Мирмекйон, Партенион, Портмион, Ахилион, Киммерис, Кепы, Тирамбе, Фанагория, Коркондама, Гермонасса). В наше время здесь находится единственный город - Керчь. Восстание Савмака в Боспоре рассматривалось советской историографией, как "первое из известных в истории нашей страны восстание порабощенного населения против классовых угнетателей".

Рим
С времен основания Рима (753 г. до н.э.) здесь существовала выборная монархия. После смерти Ромула, сенат (от латинского senex - старик), состоявший в то время из ста старейшин, первое время правил без единоначалия, каждый из патрициев правил в течение суток, передавая свои полномочия другому. Но затем было решено, что коренные римляне выберут царя. Им стал сабинянин Нума Помпилий. Безземельные плебеи занимались в основном ремеслом и мелкой торговлей. Некоторые из них были очень богатыми, но долгое время бесправными. Однако еще при царском режиме они добились права избирать плебейских трибунов, которые имели право накладывать вето на решения патрицианских магистратов. Интересно, что власть трибунов зиждилась не на законе (legitima), а на религиозном освящении (sacrosancta potestas).
Реформы Сервия Туллия, которого часто сравнивают с афинским Солоном, заменили аристократию по рождению аристократией по богатству, появились не связанные с родоплеменным делением территориальные округа, царь выкупал бедняков из долгового рабства и освобождал клиентов от патрональной зависимости.
Республика (510 - 27 г. до н.э.; res publica - "общее дело") установилась в результате восстания против тирании Тарквиния Гордого. Изнасилование им добродетельной Лукреции стало последней каплей терпения: ее родственники Луций Юний Брут и Публий Валерий Публикола внесли тело несчастной на форум и убедили граждан изгнать царя.
Законодательные полномочия в классический период истории Древнего Рима были разделены между магистратами, сенатом (высшим законодательным органом) и комициями. Члены сената делились на ранги в соответствии с ранее занимаемыми должностями. Во время дискуссий сенаторы получали слово в соответствии с этими рангами. Во главе сената стоял наиболее заслуженный, первый из сенаторов - принцепс (princeps senatus). Постановления сената имели силу закона, так же как и решения народного собрания и схода плебеев - плебисцита.
Магистратура (от латинского magistratus - сановник) - общее название государственных должностей, которые были безвозмездными, краткосрочными (как правило, на год) и исполнялись двумя людьми (за исключением должности диктатора). Магистраты могли вносить законопроект в сенат, где он обсуждался. Комиций (от латинского comeo - собираюсь) - народное собрание, которое имело право голосовать только за либо против и не могло обсуждать и вносить корректировки в текст закона.
Сложный комплекс сдержек и противовесов был разработан в Риме для балансировки между этими тремя ветвями власти - комициями, магистратами и сенатом. Демократический элемент выражался через народное собрание, аристократический - принял форму Сената, а монархический элемент - многих краткосрочных исполнительных магистратов. Такая гибкая система, подкрепленная тщательно разработанными правовыми нормами, основанными на консенсусе (договоре) между гражданами и государством, позволила сохранять демократические элементы даже в эпоху империи. Более того, Римское право явилось образцом или прототипом правовых систем многих других государств средневековой Европы.

Карфаген
Несомненно влияние, которое оказал Древний Рим на государственное устройство Карфегена (814 - 146 до н.э.). У власти стояла пуническая аристократия (олигархия). Исполнительную (и высшую судебную) власть исполняли два суффета (судьи). Они, как и Совет старейшин, избирались ежегодно путем открытой покупки голосов. Судьи-правители, кстати, упоминаются в 3-4 тыс. до н.э. в городах-государствах Мари (Месопотамия) и Эбла (Сирия). Судьи-правители (шофеты) знакомы и евреям, в Израиле была целая Эпоха судей (1445-1045 гг. до н.э.). Интересно, что израильтяне могли сделать судьей пророка (Самуила), главаря банды (Иеффая) и даже женщину (Дебору).
Надо заметить, среди немногих противников монархической традиции в иудаизме был испанский ученый Ицхак Абраванель (1437-1508 гг.), настаивавший на предпочтительности республиканского строя как для евреев, так и для других народов. Он не питал доверия к концентрации власти в одних руках, и это отразилось в его явно негативном восприятии монархии. Абраванель видел в монархии явное проклятие, а в замене в Древнем Израиле "божественного суверенитета" властью царей - грех, за который Израиль дорого заплатил.
Современные исламские интеллектуалы, как, например, выходец из Кувейта Хаким аль-Мутаири, продвигали прогрессивные салафитские идеи, в том числе концепцию многопартийной демократии, ссылаясь при этом на салафитские источники. [Pall, 2014]
Вместе с тем, Карфаген является, пожалуй, первым известным примером ориентального государства вне античной цивилизации, где появились хоть и формально, но черты демократии. Кроме пунийцев, другие народы Востока, контактировавшие с греко-романским миром (например, персы и египтяне) не совершали таких попыток трансформировать систему управления.
Интересно проследить, как местные легенды трактовали тот факт, что в Карфагене не стало царей. Ю. Циркин приводит такое предание: "У Элиссы, первой царицы не было детей, и так как с ее смертью отпрысков царского рода в Карфагене не осталось, карфагеняне вовсе ликвидировали монархию, и Карфаген стал республикой". Есть похожая легенда: одно время, когда в финикийском Тире престол оказался пустым, и власть временно перешла к судьям. Обращает на себя внимание вот что: если в Афинах и Риме республика устанавливается в результате изнурительной борьбы, то в Карфагене смена общественного строя, скорее всего, - воля случая. 
После смерти Элиссы городом правили 10 сенаторов - Ашарат (от пунического ašar - "десять"), их должности были наследуемыми. В 540 году до н.э. после попытки узурпации власти полководцем Малхом, который убил всех сенаторов, установилась власть Адирата (от пунического adir - "великий") - Совета старейшин, передававших решение ряда государственных дел Народному собранию Аму (am - "народ"), или Шару (šar - "ворота"). Сменившие казненного Малха потомки Магона Великого также пытались стать царями, однако карфагеняне свергли и их, установив в 5 в. правление Миата (miat - "сто") - Совета 100 судей и 4 жрецов. Миат заседал в Бирсе, в храме бога Эшмуна, членство сенаторов было пожизненным. Но в 149 году до н.э. Ганнибал Барка провел реформу, и члены Миата стали избираться ежегодно, преимущественно из состава Адирата.
Кстати, "наследник Кафагена" - современный Тунис можно назвать одним из самых демократичных государств арабского мира. Конечно, и для некоторых других североафриканских портов наследие Карфагена и Рима не прошло незаметно. Даже при централизованной власти халифата Фатмидов ряд приморских городов пользовался относительно широкой хозяйственной и политической автономией; деспотизм восточного образца существовал здесь параллельно или в сочетании с патрицианскими республиками и средневековым городским партикуляризмом. Надо заметить, ограниченное самоуправление было и в немногих городах средневековой Японии (с 16 в. Сакаи, Хаката, позже Нагасаки и Осака), где сложились мощные купеческие корпорации - кабунакама.
"В эпоху древности, - писал историк И. Дьяконов, - будь то на Западе или на Востоке, именно город занимает ведущее положение как центр экономической, социальной и политической жизни". А поскольку первые города (uru) появились в Шумере, в кон. 4 тысячелетия до н.э. (Ур, Эреду, Урук, Ларса, Киш, Ниппур, Лагаш), то можно предположить, что ростки демократии были взращены здесь, только импульс этот быстро заглох. [4] Известно, что должность верховного жреца шумерских городов была выборной, но со времени объединения страны Саргоном Аккадским примерно с 24 в. до н.э. стала наследственной. Правители Урука (есть гипотеза, что это название сохранидось у 7ынешнего государства Ирак) ввели должность царя (лугаль - букв. "большой человек").
По словам востоковеда В. Емельянова, судьба шумерского насле­дия в современном мире может быть названа про­сто несостоявшейся. "Шумер - осколок той части архаического мира, которую составляли народы, существовавшие еще до расцвета первых египетских государств и впо­следствии не вошедшие в число лидеров древности, - считает ученый. - Если Египет по многим своим мировоззренческим конструкциям смыкается с другими областями и народами афразийского мира, то система ценностей шумеров примыкает совершенно к другому полюсу, о местонахождении которого мы можем сегодня лишь догадываться. Шумерский мир - это такая архаика, которую в некоторых проявлениях можно сравнить с архаикой доарийской Индии и дравид­ского Ирана, в чем-то - с сибирским шаманизмом, а в чем-то даже с индоевропейскими народами (на­пример, с древними иранцами и славянами). Здесь ценится бытийное, множественное, материальное, оседлое, более связанное с домом и землей, нежели собственно с культом предков. Здесь нет абсолют­ной человеческой власти над миром, чувство рав­ноправно с разумом и волей, а иногда затмевает их. Законы сил внешнего мира ценятся здесь больше, чем законы общества. Такая "неафразийская" коди­ровка мироздания не вмещается в сознание людей, возросших на типично афразийских ценностях: еди­ный бог, единый мир, единый государь, примат ду­ховного над материальным, родственного над территориальным, разумного и волевого над чувственным, социального над природным. Адекватное по­нимание шумерского мира означало бы понимание еще одного подхода к устройству мира общечелове­ческого, а мир этот гораздо шире и больше прокру­стова ложа библейско-германской модели".
Несколько позднее Шумера городская культура зародилась в дельте Нила Древнего Египта (Чени-Тинис, Абджу-Абидос, Нкада-Омбос, Нехен-Иераконполь), а спустя еще несколько столетий - в доиранском Эламе (Шушен-Сузы, Аншан, Симашки, Парахсе-Мархаши, Адамдун) и Индии (Хараппа, Мохенджо-Даро, Ракхигархи, Лотхал, Дхолавира). [4a] Карфаген был основан выходцами из древних финикийских городов (Тир, Сидон, Библ).
Есть гипотеза, что на Солона повлияла реформаторская деятельность фараона Бокхориса, или Бакенренефа (правление его было недолгим - с 718 по 712 г. до н.э.). Он создал один из самых совершенных и гуманных законодательств того времени, запретив рабство за долги. Бокхорис считал, что каждый египтянин - раб государства, но не другого египтянина.
Феномен городов-государств известен в Африке у хауса. Расцвет Кано, Зариа, Замфара, Кадуна, Даура и др. пришелся на 15-19 вв., когда они стали важными торговыми центрами на пути караванщиков, задействованных в транссахарской торговле. Систему управления хаусанских городов-государств можно рассмотреть на примере Кано, где верховной властью был наделен правитель (сарки), а также некий "совет министров". Среди заметных чиновников называют управляющего рабами и военного начальника конюшни.
Можно также привести пример городов-государств йоруба и ашанти в Африке (12-19 вв.). Однако, у хауса и тем более йоруба не было величественных каменных построек, как, например, в Древнем Египте. Их города - это скорее большие деревни. А вот в доколумбовой Америке такие мегалитические комплексы были. Даже в Южной Индии из таких сооружений известны разве что гигантские храмы-гопурамы, а вот в Древней Мексике строились еще и стадионы, которые также могли выполнять функцию массовых театрализованных представлений, о чем будет сказано ниже.
Достаточно хорошо изучен феномен альтепетля (по-ацтекски. Āltepētl, букв. "вода-гора") - городов-государств Тройственного союза (1428-1521), куда входили ацтекские "полисы" Теночтитлан, Тескоко и Тлакопан. Во главе союза стоял Huey tlatoani (Великий оратор). Правителя выбирала высшая аристократия (текутли), руководители кварталов-кальпули Теночтитлана и все граждане (макеуалес) - мужчины и женщины. Таким образом, правитель избрался "господами и простым народом". С Ашаякатля правителя выбирали Совет четырех и руководители Тескоко и Тлакопана. Совет четырех состоял из тлакочтекутля (судьи высшего ранга), тлакатекатля (главы армии), эсуауакатля (представителя аристократии), тлиланкалквуя (представителя народа). Тлатоани Теночтитлана был Великим тлатоани Тройственного союза и в редких случаев выполнял обязанности великого жреца (теопиксикуи - стража бога). 
Ближайшими помощниками императора были - чиуакоатль ("вице-король" Теночтитлана) и имперский советник, который должен был осуществлять правосудие и следить за тем, чтобы народ не подвергался насилию. Существовал также совещательный совет, куда входило около 80 старейшин. Он собирался для решения сложных ситуаций. 
Можно предполагать, что в городах-государствах (ках) майя система управления была похожей. Например, в Майяпанской лиге - союзе городов Чичен-Ица, Ушмаль и Майяпан, соединившихся в 1007 году. Мы видим у майя небольшие территориально-политические единицы - ок. 18 городов-государств, как своеобразный вариант раннего античного полиса со столицей и подвластными ей округами сельских общин.
На современном Востоке демократия прижилась только в странах, связанных с индо-буддийской цивилизацией (Индия, Шри-Ланка, Таиланд). Особо следует отметить японскую модель, которой следуют Южная Корея, Тайвань и отчасти КНР и Вьетнам (Монголия и Киргизия - специфические примеры центральноазиатского постсоветского либерализма). Можно также вспомнить робкие попытки конфуцианских реформаторов ограничить императорскую власть. Например, философ Мэн-цзы (372-289 г. до н.э. писал о праве сановников изгонять и даже убивать царя, погрязшего в грехах и преступлениях).
Интересно, что в современном мире Востока города-государства Макао, Гонконг, Сингапур и карликовые страны (Сикким до 20 в., Бутан) характерны преимущественно для китайской периферийной цивилизации.
Вместе с тем, именно с "родиной городов" на территории Древнего Шумера связано появление первой империи - Ассирии, - которая проявила необычайно жестокие, свирепые формы. Ашшурнасирапал II (883-859 до н.э.) поголовно вырезал жителей завоеванных местностей, которые проявляли малейшие признаки неповиновения. Остатки населения обращались в рабство, а региональная элита истреблялась, с бывших аристократов сдирали кожу, их обезглавливали, сажали на колья, складывали связанными в живые пирамиды.
Как писал историк Л. Васильев, "античный мир оставался античным и по структуре, и по образу жизни даже тогда, когда римские граждане подвергались жесточайшему произволу всевластных тиранов-цезарей, а восточный мир оставался восточным и тогда, когда произвола почти не ощущалось, а все текло по традиционному и всех удовлетворяющему руслу каждодневной обыденности".
Республиканский диктатор Рима Сулла (81-78 гг. до н.э.) остался в памяти потомков, как жестокий тиран, добровольно отказавшийся от власти. В 15 в. католический монах Дж. Савонарола, ревнитель республиканских порядков установил во Флоренции теократическую диктатуру. В 16 в. лидер протестантов Ж. Кальвин (борец с театрами и зеркалами, вдохновитель революций в Англии и Нидерландах) в Швейцврии устраивает массовые казни еретиков. Однако правление таких диктаторов можно охарактеризовать, как двоевластие. Даже предельно деспотичные императоры Нерон и Калигула не пытались радикально изменить принципы античного государства с элементами демократических институтов.
Как бы там ни было, ни период эллинизма (323 - 30 гг. до н.э.), ни колониальная эпоха в новое время не трансформировали Восток по европейским лекалам. Более того, от наследия эллинизма (будь то гигантские скульптуры Будды в афганском Бамиане или памятники Пальмиры) нынешние традиционалисты пытаются избавится. А ведь, например, в Кандагаре, где нынче сильны позиции исламских экстремистов Талибан, в 4 в. до н.э. население говорило по-гречески, и здесь существовали античные общественные институты, театры, бани и гимнасии.

Демократический дуализм
Интересно отметить роль дуумвиратов в формировании демократических институтов. В Древнем Риме высшие руководящие посты зачастую занимались двумя гражданами. Например, два консула, которые избирались на определенный срок. В Карфагене высшую судебную власть исполняли два суффета, войско майя возглавляли два "капитана". Даже в милитаристской Спарте правили всегда два царя из двух династий - Агиадов и Эврипонтидов. В Тибете, Сиккиме, Бутане и Ладакхе известна дуальная система управления государством (chos-srid-gnyis), предусматривавшая светского и духовного руководителя, объединенных под властью третьего лица.
На Руси примером дуумвирата могут служить соуправление братьев Романовичей - Даниила и Василька, а также братьев Юрьевичей - Андрея и Льва, правивших Галицко-Волынским княжеством. Можно вспомнить совместное княжение Ярослава и Мстислава в 11 в., а также Петр I и Ивана V (1682-1696 гг.).
Дуумвиратом часто называют период современной российской истории, когда в 2008 году президентом стал Д. Медведев, а предыдущий глава государства В. Путин - премьер-министром. После выборов 2012 года они снова поменялись местами. Наглядным примером дуумвирата служит госсистема нынешней Андорры, которая управляется президентом Франции и епископом Урхельским, а также Сан-Марино, где главы республики - два капитана-регента, назначаемые на 6 месяцев Большим Генеральным советом. [5]
Принцип "двойного ключа" был известен и в СССР (правда, на среднем и низовом уровнях), когда, например, директор завода должен был согласовывать свои решения с секретарем партийной ячейки. В любом регионе существовали два главных руководителя - первый секретарь (крайкома, обкома) и председатель органа исполнительной власти (край- или облисполкома).
Если говорить об истоках дуальной системы управления, то, скорее всего, происходят они из ритуальной сферы. Имеются в виду архетипы священных близнецов (греческие Диоскуры, латинские Ромул и Рем, ведические Ашвины) и дуальное членение мифических племен (асы и ваны у скандинавов, асуры и дэвы у индусов). Возможно, эти архаичные представления наложили отпечаток на социально-политическую конструкцию античности.
Социальным и культурно-историческим контекстом ранних дуальных мифов, как показали исследования А. Золотарева, была бинарная организация общества, делившая каждое племя на две части (с дальнейшими двучленными подразделениями). Так, близнецы индейцев зуни разделили племя на фратрии зимы и лета. В Дагомее дуальный характер царской власти традиция связывала с совместным правлением двух близнецов. Третий дагомейский царь Агаджа был братом близнецов - второго царя Акабы и его сестры-соправительницы Ахангбе. Для обхода множества ритуальных запретов правитель Гезо учредил должность своего специального двойника - "лесного царя", который присутствовал на всех обременительных церемониях и был ответственным за все его неудачи и просчеты.
С другой стороны, двухчастное деление общества может быть связано с экспансией и развитием полисов, когда появляется грань между коренным и завоеванным (субстратным и адстратным) населением. В одних случаях, как, например, с рабами-илотами Спарты, неравенство сохранялось, в иных - происходили конвергентные процессы. Так, благодаря успешной борьбе плебеи Древнего Рима фактически добились равноправия с патрициями.
Здесь надо сказать, что политический дуализм в ряде примеров древних обществ носил не антагонистический, а амбивалентный характер (наиболее точно его можно описать даосскими терминами Инь-Ян). Это в итоге привело к формированию двухпартийной системы в странах развитой демократии. Но зачатки можно разглядеть уже в тех же мифических ванах и асах, противоречия между которыми не носили непримиримого характера. То есть это не такая оппозиция, как в древнейшей дуальной религии зороастризме, когда Ахурамазда считался воплощением добра, а Ахриман - злого начала (сравните противоборство Бога и Сатаны в христианстве). [6] Или, как обстоит дело в некоторых странах новейшей истории, когда соперничают коммунистические и "капиталистические" партии.
Разделение на партии, действующие по установленным правилам в рамках единой политической системы характерно преимущественно для Средневековой Европы (гвельфы и гибеллины в Италии, тори и виги в Англии, венстре и хойре в Дании). Наглядный пример современности - двухпартийная система США, действующая с 1852 года. Там противоречия между республиканцами и демократами, большей частью, конъюнктурные. Одна из партий не обещает "стать могильщиком" своего конкурента, не стремится построить "новый, дивный мир" и диктатуру своего класса поддержки.
Принцип двойного управления был известен и на Востоке. Так, во главе Хазарского каганата (650-969 гг.) стоял каган. Формально он обладал всей полнотой военной и административной власти, но не имел аппарата для навязывания своих решений. Реальная власть оказалась у второго лица в государстве - бека. На иврите его называли мелех (царь). Возможно, аналогично была устроена власть и в Аварском каганате (562-823 гг.), где каган избирался Народным собранием.
Кстати, принципиальным отличием сёгуна от императора (тэнно, или микадо) в Японии было отсутствие сакральной составляющей, первый считался главой администрации и хранителем государства, но не воплощением богов на земле.
Обращает на себя внимание распространение в мире европейской цивилизации "дуальных государств" с гетерогенными этносами: Австро-Венгрия. Можно также вспомнить длительную венгро-хорватскую унию, а также тюрко-славянское Первое Болгарское царство (сравните испано-баскские, англо-валлийские и шведско-финнские союзы). Королевство Каталония (Гот-Алания) в Испании возникло, как союз осетинских аланов и германских готов, а вандалы - это объединенные венды и аланы. Такие союзы могли быть и этнически однородными: польско-литовская (по сути польско-русская) Речь Посполитая, а до недавних пор Чехо-Словакия. Современная Канада, на мой взгляд, тоже образец бинарного англо-французской унии. В Европе были даже примеры двухконфессиональных государств: Речь Посполитая, Королекство Сербов, Хорватов и Словенцев (католицизм и православие). На Востоке таких примеров практически нет. Разве что, можно сослаться на маньчжуро-китайский дуализм империи Цинь и с оговорками современную Шри-Ланку (буддийско-индуистское, сингало-тамильское государство). Еще можно вспомнить Шумеро-аккадское царство (3-ю Династию Ура), объединившее ок. 2112-2003 гг. до н.э. всю Месопотамию.
На Востоке больше негативных примеров. Примечательный случай "деструктивного дуализма" дает история современных государств: Индия и Пакистан, Израиль и Палестина, Армения и Азербайджан, Северная и Южная Кореи... Но, пожалуй, самый вопиющий инцидент - Руанды и Бурунди африканского Межозерья. Здесь два самых многочисленных народа этих стран со временем стали социальными стратами. Этнические различия между скотоводами-тутси и земледельцами-хуту - патрициями и плебеями, Каином и Авелем - стерлись. Зачастую обедневшие тутси автоматические переходили в разряд хуту. Ситуацию усугубила земельная реформа короля Руанды Рвабугири, который по сути закрепостил хуту. По региону прокатилась серия политических убийств, вылившаяся в гражданскую войну. В 1960-х годах монархи в Руанде и Бурунди были свергнуты, власть попытались монополизировать численно превосходящие плебеи-хуту. Они создавали отряды ополчения Интерхамве ("Те, кто нападает вместе") и Импузамугамби ("Те, кто с той же целью") и в 1994 году учинили Геноцид в Руанде. Число погибших за 100 дней достигло миллиона, скорость убийств в несколько раз превышало ликвидацию неугодных в гитлеровских лагерях смерти. При этом лозунги повстанцев были формально прогрессивные - "Нет рабству, нет хозяевам!". По радио звучали призывы: "Валите высокие деревья, истребляйте тараканов" (имелись в виду тутси).
С другой стороны, можно вспомнить, что первые мусульманские халифы (заместители пророка) были выборными, но с 7 в. Муавия I ввел принцип наследования. С 751 года власть в Омане захватили последователи секты ибн Ибада (ибадиты), считавшие, что пост халифа должен быть выборным. Основанием этому служил один из источников мусульманского права иджма (إجماع‎) - единодушное мнение или решение авторитетных лиц по обсуждаемому вопросу. Здесь долгое время не удавалось установить наследственную власть султанов (سلطان‎ обозначается отвлеченное понятие власти, позднее термин стал обозначать единоличного представителя светской власти, в противоположность имаму - религиозному авторитету). Борьба между имаматом и султанатом стала отличительной особенностью Оманской империи. В 1783 году государство стало дуалистичным - правящий в столице Маскат султанат с номинальным контролем за всей территорией страны, а фактически только ее побережьем, и имамат, власть которого была распространена на внутренние регионы (территория современного Омана). Кстати, в наше время конституционными монархиями в арабских странах являются только две страны, примыкающие к Оману, - Кувейт и Объединенные арабские эмираты. Кувейт - старейшая страна Персидского залива с выборным законодательным органом (Маджлис аль-Умма), при этом эмир и глава правящего семейства здесь также проходит процедуру выборов и утверждения, в отличие от наследных монархий соседних стран. Султан современного Омана не имеет прямого наследника и не назначает преемника публично. Правящая семья должна единогласно назначить нового султана в течение трех дней после смерти монарха.
В исламе существовало неразделение светской и духовной власти. Политические лидеры, как правило, были одновременно и религиозными вождями. Но, как видно, были исключения, когда в Омане, например, противостоли друг другу имамы и султаны. Власть шаха Персии (со времен династии Каджаров и особенно Пехлеви) считалась временной, существующей до прихода мессии Махди. Этот тезис, кстати, нашел отражение в иранской конституции 1906 года, что в итоге послужило своеобразно легитимацией исламской революции 1979 года, когда пал шахский режим.

Мифы, театр, спорт
Можно предположить, что на развитие демократических институтов античности повлияло строительство массовых сооружений - театров и стадионов. Спортивную теорию возникновения государства предложил испанский философ Х. Ортега-и-Гассет. Например, он приводит в качестве примера обряд инициации у многих первобытных обществ, когда молодые мужчины должны были выполнять определенные испытания на каждой из ступеней своего взросления. Обеспечением подобных состязаний занимались "арбитры", из которых мог в дальнейшем сформироваться костяк управленческой племенной верхушки. Однако спортивная теория, как отмечают критики, не может объяснить процесс возникновения государства в большинстве стран вне античной цивилизации.
В Византии существовало такое явление, до сих пор вызывающее споры ученых, как "партии цирка". Имело ли оно связь с политическими движениями или активность венетов и прасинов (синих и зеленых) начиналась и заканчивалась на ипподромах? Скорее всего, в Византии наблюдалось вырождение демократических институтов в виде феномена, предположительно послужившего импульсом к формированию состязательного народовластия.
Дж. Гриффин в работе "Софокл и демократический город" настаивает на фундаментальной связи между театром и демократией в Афинах. Есть исследования, в которых отмечается, что весь театральный опыт был неразрывно связан с демократией и демократической идеологией. Так, Н.Т. Кроули в книге "Полемика Еврипида: Троянская женщина и функция трагедии" пишет: "греческая трагедия... должна рассматриваться, как отражение целей и методов демократии".
Дж. Гриффин обращал внимание на то, что задолго до аттического театра похожую роль этического урока играли поэмы Гомера, когда эпическая традиция несла значительный демократический импульс.
Крупнейший современный авторитет в истории науки голландский математик Б. ван дер Варден в одной из своих последних работ высказывал и аргументировал гипотезу о том, что в древности существовала высокоразвитая традиция математических изысканий, ставшая впоследствии фундаментом для египетской, вавилонской, китайской, греческой и индийской математики. Эту традицию он возводит к индоевропейским племенам, создателям мегалитических памятников 3 − нач. 2 тыс. до н.э.
Если семитские народы изобрели алфавит, египтяне - алхимию, а шумеры - астрологию, то индоарии - магию да, пожалуй, и мифологию, как структурированную систему познания мирозданья. Не ищите эпосы, равные по своей мощи "Рамаяне", "Нартам" или "Эдде" у китайцев, арамеев или арабов. То, что есть у тюрков, монголов и финнов ("Калевала", "Манас", "Джангар", "Гэсэр" и др.), за редким исключением, созданы под влиянием индоевропейских мифов и волшебных сказок. [7]
Театры и стадионы, возможно, послужили неким прообразом первых парламентов. Дискуссии в народных собраниях, где обсуждались законы страны, зачастую напоминали спортивную игру, совмещенную с языческими ритуалами. Описанное выше бинароное деление высших представительных органов - это, по сути, две команды, состязавшиеся под наблюдением арбитра. Причем, сенат, как театр или стадион, можно считать культовыми сооружениями античного язычества. Некие аналогии (связь сложной выборной системы властей с индустрией зрелищ) есть у ацтеков и майя. Доколумбовы стадионы для игры в мяч (тлачтли, или улламалицтли) были найдены от Никарагуа до Аризоны. На территории Мезоамерики было обнаружено более 1300 стадионов. [8][9]
Уникальные традиции демократии Эллады и Рима, возможно предопределены спецификой местных политеистических религий. Сенат или Экклесия суть проекция пантеона богов, который допускал децентрализацию власти. И, напротив, с укреплением монотеистических религий (христианства, ислама, иудаизма и отчасти зороастризма) древние республики приходят в упадок, хотя влияние античного язычества (эпоха гуманизма и церковные реформации) ощущается довольно сильно.
С победой христианства (особенно его восточной ветви) в Европе усиливаются монархические ориентальные тенденции. Гибридные формы правления (в том числе и выборные монархии) проявляются в странах (Исландия и все Балтийское побережье, включая Польшу), где христианство установилось позже всего (например, крещение Литвы состоялось только в 14 в.).
Примечательно, что рождение классического древнегреческого театра предшествовало появлению Афинской демократии. А после падения Рима, с закатом античной цивилизации театр был вне закона. Олимпийские игры были запрещены в 394 году христианским императором Феодосием как языческие. Ранние идеологи новой религии осуждали лицедейство, и не только актеры, музыканты и "плясуны", но и все "одержимые страстью к театру" (и спортивным играм тоже) исключались из христианских общин.
Историк И. Забелин объяснял усиление самодержавие на Руси влиянием восточно-христианской церкви. Это заметно даже в устройстве храмов: если костелы (кстати, католическая церковь называется также, как и народное собрание в Афинах - Ecclesia) и даже синагоги напоминают зал заседаний, где прихожане сидят на скамьях, а пастырь обращается с кафедры, то в православных храмах молящиеся стоят.
Принципы демократизма в христианских государствах Европы усиливаются, только когда побеждает концепция секуляризма. Не отделенные от государства монотеистические религии плохо сочетаются с народовластием.
Например, как отмечал исследователь Л. Васильев, "существует некая четко фиксируемая историей несовместимость ислама и республиканской демократией... Политическая культура ислама относится к республиканскому строю, как к своего рода нелегитимной системе власти". Наглядный образец - политическая неустойчивость современного Пакистана и отсутствие переворотов и острых социальных конфликтов в соседней Индии. Считается (например, Б. Алаевым), что касты играют в Индии стабилизирующую роль. Многопартийность и либерализм политической системы этой страны удачно вписались в религиозную основу общества. Хотя на мой взгляд, не последнюю роль в успешном вживлении парламентаризма сыграл индуизм, который трудно считать монотеистической религией. Удачно демократизируются и большинство других современных государств Дальнего Востока (даже коммунистический Китай) и Индокитая, но не страны арабского мира.
Обращает на себя внимание выборность высших иерархов христианской церкви (есть, правда, исключения - у несториан патриархи наследовали власть). [10] Парадоксальная вещь - в 2009 году, когда любые выборы в РФ стали абсолютно предсказуемыми, избрание патриарха Кирилла несло в себе немалую состязательную интригу.

Народ-богоносец
Можно добавить, что древние республики обладали не только легитимностью, основанной на равенстве граждан перед законом, но и некоей сакральностью. Так, например, было с уже упоминавшейся властью плебейских трибунов. Вспомним и схожесть зданий народных собраний с ритуальными сооружениями.
Название современного парламента Израиля кнессет (כנסת‏‎‎) происходит от наименования молельного дома "кенаса", которое в свою очередь восходить к глаголу "собирать". Кенасой персидские евреи и караимы называют синагогу. "Бет гакнесет" (‏בית הכנסת‏‎‎‎, букв. "дом собрания") - первоначальное древнееврейское название синагоги, употребляемое также раввинистами.
Не случайно в Иерусалимском королевстве (1099-1291) парламент заседал во дворце патриархов. Земский собор - высшее сословно-представительное учреждение Московской Руси Иван Грозный назвал по подобию Собора Церковного. 
Сакральность народовластия отчасти нашло отражение в концепции христианства и иудейства о "народе-богоносце" (этот термин часто использовали славянофилы, правда, в несколько другой, мессианской трактовке). Вместе с тем, эта концепцию можно рассматривать в качестве метафизической санкции для демократических начинаний. Бог говорит устами народа, но не самодержца, и его воля вершится ритуалом голосования или жребия - наиболее старыми обычаями принятия важных решений. Конституция - священный договор народа с Богом и урна для голосования - ковчег господень.
Воцарение библейского Саула было основано на завете между и народом и царем, выступавшим как народный вождь, а не как наследственный обладатель абсолютных прерогатив. Представления о статусе правителя отражались в принятой в Древнем Израиле церемонии коронации. Библия приводит подробное описание двух таких церемоний - коронации Соломона и Иоаша, которые получали символ власти - царский венец эдут ("завет, закон, установление"). Некоторые исследователи полагают, что под эдутом имелся в виду документ, обуславливавший власть царя и оговаривавший принципы его правления. В рассказе о коронации Иоаша упоминается завет между Богом, царем и народом. Однако неизвестно, заключался ли такой завет всякий раз, когда новый царь всходил на престол. Центральным моментом было помазание царя храмовым священником  или пророком (аналогичные ритуалы были в Египте и Ассирии). Такие действия возводили царя в сан помазанника Божия (Мешиах Яхве), то есть правителя, избранного Богом. 
В исламе считается, что праведный лидер наделен небесной благодатья - баракатом.
Похожая концепция освящения власти в зороастризме связана с понятием фарн (от древнеиранского *hvarnah - материальная эманация божественного огня, сравните. ведическое svar - "свет", "сияние", "блеск"). В иранской мифопоэтической традиции это высшая сущность, приносящая богатство и могущество, державная сила. Образ сияющего фарна, высшей божественной доли, находящейся в обладании правителя, получил воплощение в царском нимбе. Более поздняя традиция усвоила этот образ как символ незыблемости шахской власти в Иране. Как отмечал В. Топоров, фарн нередко трансформируется в зооморфные образы (сокол, баран). Уже на луристанских бронзах отмечены персонажи с короной, украшенной бараньими рогами. 
Иранские производные от farn оказали влияние на формирование сходных понятий у соседних народов (древнетюркское qut и общеславянское *slava).
Мифолог Ж.Э. Дюмезиль считал устройство земного Рима отражением сферы небесной. Римское государство (республика) считалось посредником между гражданами и богами. Социальная структура впитывала ритуально-магические пережитки. Интересно отметить существование своих божеств у сословий, - например, Церера и Либер у плебеев, Меркурий у торговцев. Плебейская триада Либер - Либера - Церера противопоставлялась патрицианской Юпитер - Юнона - Минерва. Победа плебса в отстаивании своих прав сделала должность главы культа (великого понтифика) выборной.
В Карфагене Тиннит считали "советующей богиней" и полагали, что она незримо присутствует на заседаниях местного сената и дает его членам советы на благо государства. Ю. Циркин указывает, что специфический строй олигархической республики Карфагена привел к изменениям и в религиозной сфере. Финикийская великая богиня Астарта в этом городе-государстве с 5 в. до н.э. уступила место Тиннит, ранее мало знакомой западным семитам.
Многие исследователи обращали внимание на антиклерикальную специфику античной религии Рима. Граждане обязаны были чтить богов, но могли о них думать, говорить и писать все, что угодно, вплоть до отрицания. Вспомним трактаты Цицерона "О природе богов", "О дивинации". При этом отсутствовали культы царя и героев. Сравните в этой связи культ героев в СССР, который расцвел пышным цветов во времена усиления репрессий.
Многонациональное государство с выборными монархами, которое возникло на обломках Рима, неспроста называлось Священной Римской империей. Можно догадаться, что священный характер носил не только союз разных народов, но принципы госуправления, восходящие к первым архаическим формам народовластия.
Примечателен в этой связи пример с республикой Сан-Марино, основанной в 301 году каменотесом, святым Марином (он, кстати, происходил с хорватского о. Раб в Адриатике). Это государство считается самым старым в Европе и в нем на протяжении веков сохранялся демократический строй. К древней республике питал священное уважение даже Наполеон I, предложивший ей дружеский союз. Венский конгресс тоже не тронул Сан-Марино, фашистский диктатор Б. Муссолини не стал включать анклав в состав Италии. Правда бывали случаи, когда нейтралитет демократических "островков цивилизации" был выгоден империям, как в случае с Дубровником во времена османского завоевания Балкан или со Швейцарией во Вторую мировую войну.

Варвары
Десятки племен древних германцев, относящиеся к индоевропейским народам, к 1 в. занимали обширные территории севера Европы. На протяжении 4 в. они совершали набеги на Римскую империю, которая в результате этого и пала.
Вождь (герцог) германцев избирался на народном собрании для войны. В 1 в. появляются цари, которые отличаются от вождей престолонаследованием. Германские племена Дании и Скандинавии (викинги) дольше других сохраняли язычество и варварские нравы, европейцам они запомнились грабительскими походами 9-10 вв. Наиболее значимые решения у викингов принимало собрание всех свободных мужчин - тинг (аналог древнерусского веча). В небольших общественных структурах тинг эволюционировал в представительный орган парламентского типа (исландский альтинг, впервые собравшийся в 930 году, и мэнский тинвальд, который моложе его на несколько десятилетий).
Предшественник британского парламента - народное собрание англосаксов витенагемот (witenagemot, букв. "собрание мудрых людей"), иногда просто витан. С 7 в. он представлял интересы местной знати и духовенства, обладая совещательными функциями при короле. После нормандского завоевания витенагемот трансформировался в Большой королевский совет.
В 476 году германские наемники во главе с Одоакром, низложили последнего римского императора Ромула Августа, а в 486 году франкский король Хлодвиг уничтожил последнее государство римлян Сиагрию на территории современной Франции. Создание первых варварских королевств положило начало формированию современных европейских этносов. Большая часть бывшей Римской империи была объединена королем франков Карлом Великим, провозглашенным императором в 800 году. Его преемник Оттон I значительно расширил границы королевства, преобразовав его в 962 году в многонациональную, децентрализованную Священную Римскую империю (Sacrum Imperium Romanum, Heiliges Römisches Reich), просуществовавшую формально до 1806 года.
В Средние века получила распространение сословно-представительная система: роль, схожую с ролью парламента, играли органы, состоявшие из представителей различных сословий (генеральные штаты, кортесы, Земский собор и т.д.). Первые кортесы (от испанского cortes - "дворы") были созданы в 1137 году в Кастилии. Первоначально в кортесах могли участвовать только дворяне и духовенство, и лишь в 1188 году получили представительство горожане. Генеральные штаты (États Généraux) во Франции функционировали в 1302-1789 годах.
Родиной современного парламентаризма (от французского parler - "говорить") считается Англия. Прообраз парламента, где установлено разделение властей, был собран в Лондоне в 13 в., когда король Иоанн Безземельный был вынужден подписать "Великую хартию вольностей". Согласно этому документу, король не имел права вводить новые налоги без согласия королевского совета. 

Средневековье
После крушения Римской империи в Италии с 9-11 вв. существовали так называемые морские республики. Самая древняя - Амальфи, более поздние - Анкона, Гаэта, Генуя, Ноли, Пиза, Венеция и Дубровник. Для нас примечательно, что Дубровник считается первой славянской республикой (конечно, своим появлением она обязана античному наследию, но здесь были и свои уникальные особенности, о чем будет сказано ниже).
В 10-13 вв. в Западной Европе возникло коммунальное движение, когда горожане начали добиваться от господ-сеньоров прав на самоуправление и независимость.
Южнофранцузские города (Марсель, Арль, Нарбонн и Монпелье) добились независимости без кровопролития (9-12 вв.). Города Северной Франции - Амьен, Лан, Бове, Суассон и др. - и Фландрии - Гент, Брюгге, Лилль - стали самоуправляющимися в результате упорной, в основном вооруженной, борьбы. Горожане выбирали из своей среды совет, его главу - мэра и других должностных лиц, имели собственный суд, военное ополчение, финансы, самостоятельно устанавливали городские налоги.
Города Северной и Средней Италии (Венеция, Генуя, Сиена, Флоренция, Лукка, Равенна, Болонья и др.) стали коммунами в 9-12 вв. Ломбардская лига была союзом, в момент максимального развития включавшим в себя большинство городов-государств северной Италии, количество которых менялось с течением времени. Другие полисы (Генуя, Турин, Дубровник) действовали совместно с этим содружеством. На юге от Рима и Папской области были города-государства Салерно, Амальфи, Бари, Неаполь и Трани, которые в 1130 году были объединены в состав норманского Сицилийского королевства.
В Германии в 12-13 вв. появились так называемые "имперские города" (Reichsstädte) - формально они подчинялись напрямую императору Священной Римской империи, но де-факто были независимыми городскими республиками (Любек, Нюрнберг, Франкфурт-на-Майне и др.)
Юридически имперские города отличались от вольных тем, что первые управлялись князем-епископом, но в конце средних веков получили от него независимость. К 1800 году в Священной Римской империи Германской нации оставался 51 свободный и имперский город. Но и после распада империи, например, Любек, Бремен, Гамбург и Бремен не утеряли своих прав. [11]
Были города, которые добились права выбирать местные органы управления, но действовали они с представителем сеньора. Такие неполные права самоуправления имели Париж, Орлеан, Бурж, Лоррис, Лион, Нант, Шартр во Франции, Линкольн, Ипсвич, Оксфорд, Кембридж, Глостер в Англии.
Примечательным можно считать государственное устройство средневековой Швейцарии, которое считается праобразом нынешнего Европейского Союза.
Швейцарская конфедерация известна с 1291 года. До конца 18 в. здесь не существовало центральных государственных органов. Лишь в 1848 году после завоевания Францией была принята конституция, предусматривавшая создание двухпалатного федерального парламента. А в 1874 году введен институт референдумов (прямой демократии). 
До 1798 года внутренние отношения между кантонами оставались совершенно свободными и добровольными. Кантоны различались юридическим статусом, социальным составом общин, особенностями экономики. Помимо кантонов конфедерацию образовывали союзные земли и протектораты. Примером может служить крохотная Республика Герзау (до 1798 г. - самая маленькая европейская республика), ставшая в 1332 году протекторатом нескольких кантонов (кондоминимума). Среди союзных земель были и монархии. Совершенно особенное положение среди них занимал Нёвшатель - самостоятельное княжество (со своими князьями), находившееся под покровительством Швейцарии.
Верховной властью формально считался Тагзатцунг (Tagsatzung) - периодически созываемое собрание представителей кантонов (союзные земли правом решающего голоса на нем не обладали). На Тагзатцунге, который чаще всего собирался в Люцерне, у каждого кантона был один голос, все вопросы решались консенсусом (единогласно), заставить меньшинство подчиниться большинству можно было только военным путем.
Первоначальные кантоны издавна были демократическими, а по освобождении от власти Габсбургов - демократическими республиками. Они управлялись всенародным сходом Landesgemeinde всего свободного мужского населения (а иногда и несвободного или полусвободного), на котором выбирались старшины (Landamman), судьи и другие должностные лица. С 15 в. до 1798 года был установлен возрастной ценз в 14 лет.
Органами управления в городах являлись, как правило, Большой совет, Малый совет и магистрат (последний ежегодно переизбирался и состоял из бургомистров, коллегий шефенов и отраслевых комиссий). Депутатами обоих советов обычно оказывались представители патрициата и цехов.
С 14 в. Швейцария была наиболее свободной и демократической страной в мире. При этом швейцарцы пользовались наибольшим благосостоянием и благоустройством, здесь господствовало денежное и даже кредитное хозяйство, развились банки.
18 в. является эпохой интеллектуального развития и расцвета Швейцарии. Особенный блеск этой эпохе придает деятельность швейцарских ученых (братья Бернулли, Я. Герман, Л. Эйлер, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Бонне, И. фон Мюллер), писателей (И. Я. Бодмер, И. Я. Брейтингер, С. Гесснер, И.К. Лафатер), педагога И. Песталоцци.

Рецепция права
Священная Римская империя считалась преемницей античной Римской империи не формально, а по праву. Здесь императорский титул не был наследственным (император назывался на древнеримский манер - кайзер), а выборной. Власть монарха никогда не была абсолютной и ограничивалась высшей аристократией, а с конца 15 в. - парламентом.
В 1356 году император Священной Римской империи Карл IV (ранее был чешским королем под именем Карел I) издает "Золотую буллу", регламентирующую избрание кайзера коллегией семи курфюрстов (букв. "выборщик-князь"). А в 1495-м кайзер Максимиллиан проводит т.н. "имперскую реформу", учредив Высший имперский суд и высший исполнительный орган власти - рейхстаг. С 1663 года рейхстаг заседает постоянно, раньше на несколько столетий, чем в Британии.
В западной Европе в недрах феодальной системы начали складываться буржуазные отношения. При этом нужно учесть, что необычайно развитые товарно-денежные отношения формировались столь же развитой системой римского права с учением о договоре между обществом и государством, с распространением выборных должностей (в том числе и высших органов власти).
Заимствование (рецепция) римского права феодальными государствами Европы происходит с 12 в. и особенно с 15-16 вв. Эти тенденции наиболее характерны для Священной Римской империи и объяснялись охранительными намерениями. Система римского права наилучшим образом подходила для частных собственников, она жестко регламентировала куплю-продажу, аренду имущества, ссуды и займы.  Сила закона позволяла защищать традиционные права и привилегии сословий многонационального, децентрализованного государства.
В 13 в. на основе старейшего правового сборника Германии Саксонское зерцало (Sachsenspiegel) были юридически оформлены права Магдебурга - Магдебургское право. Оно стало базой для распространение такой практики на многие другие города, получившие самоуправление. Вольные города освобождались от судов и власти воевод, панов и наместников, а жители - от воинских повинностей. У горожан были свои органы самоуправления, высшим органом была Рада с бургомистром во главе, судебные функции были за Лавой.
Магдебургское право распространилось в Восточной Германии, проникло в Польшу, Литву, Беларусь и Левобережную Украину.
Существенное влияние этот процесс оказал на "казачьи республики", когда в 1491 году польский король Казимир установил для украинского населения самостоятельную юрисдикцию. Магдебургское право было в Киеве, Чернигове, Нежине, Стародубе, Полтаве, Новгороде-Северском, но с присоединением этих городов к Российской империи пришло в упадок. Указом 1831 года Магдебургское право отменено в Украине за исключением Киева, где оно еще три года сохранялось.
Вероятно, многонациональная и поликонфессиональная Югославия образца 1929-1991 годов сформировалась под влиянием сложного социально-политического устройства Священной Римской империи и Автро-Венгрии.
Далее мы рассмотрим развитие демократических институтов у славян. Начать следует со словенцев и хорватов.

Славянская утопия
Одно из первых славянских государств на территории нынешней Словении и Австрии - Карантания (Koroška) существовало в 7-9 вв. Здешние пле ена первыми из славян приняли христианство от Рима. Особая социальная прослойка косезов (потомков княжеских дружинников) сохраняла за собой право избрания князя. Позже его стали избирать исключительно из одного рода. До 1414 года существовал особый обряд интронизации правителя. Ритуал проводился у княжеского камня (остатка перевернутой в виде кресла римско-кельтской колонны). На собрании свободных землевладельцев избирался их представитель - судья. Он подвергал князя опросу и затем спрашивал согласия Народного собрания. Нередко случалось, что предложенная кандидатура не находила поддержки.
Этот обряд был описан Ж. Боденом в "Six livres de la Repubique". Есть гипотеза, что о ритуале узнал из этой книги Т. Джефферсон и использовал его при разработке процедуры избрания президента США и при написании текста Декларации независимости.
Первые правители крупных хорватских княжеств (Борна, Владислав) наследовали власть, но, как пишут летописи, "по согласованию народа". В 1222 году венгерский король Эндре II даровал знати (в том числе и хорватской) "Золотую буллу", которой она наделялась правами и вольностями (всего на семь лет позже аналогичного английского документа; синхронизм историки объясняют общением знати двух стран во время V Крестового похода). Самоуправление сосредоточивалось в собраниях (саборах), тем самым утверждалась "хорватская дворянская конституционность". Первый сабор заседал под председательством бана в Загребе в 1273 году и состоял из дворян, служащих королевских городов, магнатов и прелатов. В 16 в. сабор предлагал королю кандидатуру бана (наместника). Однако, если в Венгрии Государственное собрание (Országgyűlés) состояло из двух палат (господ и магнатов), то в хорватском парламенте магнаты не смогли создать своей палаты, хотя дважды собирались.
Наиболее яркий пример славянской демократии - Дубровник, который возник на месте римского поселения Эпидавр. После того, как в 7 в. оно было разрушено славянами, рядом местные жители (романоязычные далматинцы) основали Рагузиум. В 15 в. это уже был окончательно ославянившийся город Дубровник. Первый городской устав здесь приняли в 1272 году. На скупщину (съезд) изначально собиралось все городское население, которое принимало законы. Однако в 1395 году скупщина ликвидирована, плебс лишился права голоса, и город стал патрицианской республикой.
Дубровницкая республика (1358-1808 гг.) располагалась на далматиснком побережьи Адриатики от города Неума до Котора и включала полуостров Пелешац, крупные острова Ластово и Млет. Структура управления, по мнению исследователей, была во многом скопирована с венецианской. Кстати, много позже терминология Дубровницкой Республики был заимствована для формирования "социалистических органов власти" СФРЮ, где, например, Народное собрание (Народна скупштина) состояла из двух палат - Народного Вече (Веће народа) и Союзного Вече (Савезно веће).
Здесь необходимо сделать некоторое отступление, в общих чертах рассказать о Венеции и Генуе - городах-государствах, чьи колонии оказали определенное воздействие на южных и отчасти восточных славян.
Светлейшая Республика Венеция (697-1797 гг.) возглвлялась дожем, который избирался пожизненно по сложной, многоступенчатой процедуре в 11 этапов (члены Большого Совета избирали 30 человек, которые избирали девятерых выборщиков, те избирали 40, а 40 - 12). На дожа накладывались ограничения - он не должен навязывать своего мнения, не мог самостоятельно принимать решения и иметь контакты, ему запрещалось покидать пределы Венеции.
Похожим устройством обладала Генуэзская Республика (11 в. - 1797 г.), где номинальным правителем был император Священной Римской империи, а президентом - епископ. Реальная власть, однако, принадлежала нескольким советникам, ежегодно избираемым на Народном собрании. Для нас интересно, что генуэзские колонии были на территории России - укрепленные торговые центры 13-15 вв. в Северном Причерноморье и долине реки Кубань: в 1266 году Каффа (ныне Феодосия) стала форпостом итальянских купцов в Крыму. Позже агентства были в городах Матрега (Тамань), Копа (ныне Славянск-на-Кубани), Мапа (Анапа), Бата (Новороссийск), Касто (Хоста) и Лияш (Адлер). В 1484 году Османская империя взяла под контроль все Черноморское побережье. 
Однако, именно Дубровник историки считают первым, по-настоящему демократическим государством Европы. Велико Вече избирало ректора (князя), утверждало кандидатуры судей, консулов и чиновников. Вече формировало Сенат. Ректор избирался всего на один месяц, переизбраться повторно он мог только через год.
Одним из первых и наиболее важных хорватских юридических документов является "Виндольский Кодекс" (1288 г.), который лишь не намного позже появился после "Русской правды". Весьма оригинальная система права другого кодекса - "Статут принципата Полица" (1444 г.; княжество располагалось близ Сплита), в котором есть положение о том, что "каждый имеет право на жизнь" вопреки многим средневековым европейским законам изобилующими наказаниями, связанными с пытками.
Легенда гласит, что княжество Полица было основано тремя сыновьями, свергнутого с престола хорватского царя Мирослава в середине 10 в. Оно был упразднено только при французском правлении в 1807 году. Хорватские ученые не исключают, что такое либеральное законодательство могло повлиять на английского гуманиста Т. Мора, написавшего в 1516 году свой знаменитый роман "Утопия" ("Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия"). Тем более, что в свое время русский ученый П. Алексеев указывал и на сходство выдуманного писателем утопического алфавита с глаголицей: Мор в своих изысканиях конструировал буквы на основе кругов, треугольников и квадратов.
Демократическое устройство было характерно и для других городов Далмации (Задара, Сплита, Шибеника). Во время нашествия на Венгрию монгольского хана Батыя в 1241 году за мощными стенами Сплита и Трогира находил убежище король Бела IV.
Кстати, среди команды Христофора Колумба было немало хорватов из Дубровницкой республики, называемой «славянскими Афинами» (да и сам далматинский архипелаг давал повод сравнивать Хорватию с Грецией). В средневековой Европе знали литераторов П. Хекторовича и Ю. Шижгорича, "отец хорватской литературы" Марко Марулич происходил из Сплита. Портрет живописца Ю. Кловича писал сам Эль Греко. Хорватский физик Р. Бошкович первым разработал теорию строения вещества (14 в.). Полководец П. Зринский, можно сказать, спас Вену от захвата турками.
Наиболее известные термины исконной общественно-политической лексики славянских народов - дума, сейм, совет и, возможно, рада.
Боярская Дума, как высший совет при князе известен в русском государстве с 10 по 18 вв. Государственная Дума существовала в Российской империи в 1905-1917 годах, а с 1993 года Госдума учреждена в РФ. Кроме того, думой называют представительный орган власти в дореволюционных и современных российских городах, а также в городах республиканского подчинения Латвии (Dome). Дума (Duuma) - неофициальное название эстонского парламента (Riigikogu). Степной думой называли орган самоуправления некоторых кочевых и полукочевых народов Сибири в Российской империи в 1820-1900 годах. М. Фасмер считал славянским заимствованием латышское слово duoma - "мысль, мнение". Кстати, есть гипотеза, что "дума" происходит из отглагольного образования до-оумѣти, т.е. из *doúma.
Сейм (sejm) - сословное представительное собрание в Польше (с 14 в.) и Литве. В Чехии он назывался sněm (земские сеймы в землях Чешской Короны). Снимы (снемы) - съезды русских князей 11-14 вв. в период междоусобиц (от *sъn - "с" и *jęti - "брать"). Родственного происхождения церковнославянская форма сонм (съньмъ) в значении συναγωγή (собрание). Этот термин был заимствован некоторыми соседними народами для названия своих парламентов: в Латвии - saeima, в Литве - seimas. Кроме того, сеймом (maapäivät - калька с немецкого landtag) раньше назывался финский парламент (Eduskunta). В Карпатской Украине (в нач. 20 в.) и в досоветской Белоруссии высший законодательный орган именовали сойм (в русском языке соём - "заем, прием", как устаревшие значения). Считается, что это слово заимствовано из старопольского, а изначальная форма - *sъjьmъ (польский глагол sbjeti - "собрать") - происходит из значения "со-иметь". Сейм в русском языке был аналогом съезду или собранию. Очень близкой семантики слово собор (у хорватов - sabor, у сербов - скупштина; от skupiti - "собирать"). В Русском государстве известны Церковные и Земские Соборы. В Белоруссии парламент (Национальное собрание) - Сход, хотя в русском языке сходом (народным, сельским, волостным) называют формы самоуправления граждан на самых низовых звеньях власти. Еще можно вспомнить слово слёт, имеющее еще более приниженный уровень (пионерский, туристический слет), а также смена (например, заезды детей в лагеря труда и отдыха).
Совет (Soviet) вошел в международную лексику, благодаря специфике формирования органов власти в СССР. Советы - избираемые населением на определенный срок коллегиальные представительные органы публичной власти в Российской империи (1905-1907 гг.), а позже - и в ряде государств соцлагеря, вплоть до 90-х годов. Высшим органом госвласти в СССР был Верховный Совет (1938-1993 гг.), избираемый Съездом народных депутатов. Съездом (букв. Congress) также называется собрание представителей общественной организации, политической партии либо социальной, профессиональной, национальной и иной группы (например, Съезд КПСС). Слово "совет" (в древнерусском - съвѣтъ, свѣтъ, как аналог греческому συμβούλιον - "совещание") восходит к древнерусскому вѣтъ - "совет, договор", родственно авестийскому vaēϑa - "судебное заключение". В этом же семантическом ряду и "вече" (в древнерусском - вѣче, старославянском - вѣште, сербском - веħе, старочешском - věce, польском - wiec).
От славянского "совет" происходит румынское sfat (sfatul), это слово упоминаеься в документах с 1400 года. Королевский совет (Sfatul domnesc) выполнял функции восточных Диванов. Известны должности, названия которых также восходят к славянским: vlastel (vlastelin) - канцлер, prim-sfetnic - главный советник и т.д.
Сложнее обстоит дело с Радой, так называли орган народовластия, собрание, вече или парламент в преимущественно славянских землях - Сечевая Рада, Рада Великого Княжества Литовского, Верховная Рада Украины (князь А. Курбский для обозначения круга лиц, составлявших неформальное правительство при Иване IV, в 1549-1560 гг. предложил название Избранная Рада). Считается, что это слово происходит от немецкого Rat - "совет" (ср. Bundesrat - Федеральный совет в немецкоговорящих странах), однако есть предположение, что его можно вывести из славянского "радеть" (заботиться) и далее - из корня "род" (ср. в осетинском осет. rād - "порядок, ряд", то же значение у словацкого rád; в латышском rads - "родственник, род", в хеттском ḫardu - "правнук"). У белорусов и украинцев рада означает еще и "помощь".

Речь Посполитая
Специфическое устройство, при котором государственные институты проявляли независимость от личности монарха, сложились через древнеримское посредство в Германии и затем распространились на некоторые восточноевропейские страны. В Чехии такая система управления получила название Корона св. Вацлава, затем в Польше - Корона Королевства Польского и в Венгрии - Корона св. Стефана.
Интересный период чешской истории - "Бескоролевье" (Interregna; 1439-52 гг.) приходится на период после гуситских войн, когда реальная власть была у краевых гетманов, умеренных гуситов. В 1458 году Йиржи Подебрад, умеренный гусит избирается сеймом в качестве короля Чехии. Он стал первым правителем крупного государства Западной Европы, не исповедующим католицизм.
Период "бескоролевья" был и в Швеции, только назывлся по-другому - "Эпоха правления риксдага" (1718-1742). После смерти самодержца Карла XII в этой стране фактически утвердилась аристократическая республика. Причем парламент выполнял не только функции законодательной, но и исполнительной власти.
В Польше уже при Людвиге Венгерском с 1370 года король не был главным источником права, а сам подчинялся королевским законам. В 14-16 вв. здесь сложилась "шляхетская демократия", которая по созвучию с римской республикой стала называться Речь Посполитая (Rzeczpospolita). Отличительная ее черта - выборность монарха, разделение властей, наличие сената, дворянских (шляхетских) вольностей, дворянских сеймов (собраний) и сеймиков.
От Казимира IV польская шляхта получила привилегии - Нешавские статуты 1454 года. Ими власть короля ограничивалась (например, налоги могли вводиться только с согласия сеймиков). В состав сейма входили представители трех сословий - король, члены Посольской избы (Палаты общин) и Сената (Палата лордов - родовых панов). Каждый депутат сейма обладал правом liberum veto, один голос мог прекратить любое обсуждение и даже всю работу парламента. Поэтому все решения принимались единогласно (консенсусом). Так, в 1669 году в Кракове депутат от Киева А. Олизар досрочно прекратил работу сейма.
В 1505 году в Радоме король Александр Ягеллон издает закон Nihil Novi (полностью он звучит Nihil novi nisi commune consensu - "Ничего нового без всеобщего согласия"). Этот документ получил название Радомской конституции (хотя надо заметить, все постановления сейма назывались конституциями).
Польская конституция 1791 года устанавливает конституционную монархию. Этот документ считается первой конституцией (в современном понимании) в Европе и второй в мире (в 1787 г. на Конституционном Конвенте в Филадельфии была принята конституция США).
Польские вольности оказали заметное влияние на западнорусские земли, на которых проживали белорусы и украинцы.

Литовский статут
Великое Княжество Литовское (1236-1795 гг.) - многонациональное государство с преимущественно восточнославянским населением, где до 1696 года официальным языком делопроизводства был древнерусский (корректнее - западный диалект древнерусского). Считается правопреемником Киевской Руси и альтернативой Великого Княжества Московского, которое после монгольского нашествия переживало мутацию "азиатского способа производства" и перенимало самодержавные порядки Золотой Орды.
По одной из гипотез, создание Великого княжества Литовского относится к сер. 13 в., когда литовский князь Миндовг был приглашен на княжение боярами города Новогрудка, ставшего центром консолидации нового образования, иногда называемого Черная Русь.
В 1529 году на сейме (сойме) в Вильно был утвержден первый "Литовский статут", записанный на древнерусском языке, - кодекс феодального права Великого Княжества Литовского. По этому документу верховная власть князя делилась с Радой, предусматривались также привилегии (привилеи), которые жалуют землями, должностями и льготами знать и целые сословия (духовенство и мещан).
В 1566 году второй "Литовский статут" закрепил представительство землевладельцев (шляхты) на сеймах. Сейм состоял из двух палат - Рады и Поветных послов. Это стало своего рода хартией вольностей дворянства.
"Литовский статут" послужил одним из источников "Соборного уложения" (1649 г.) московского царя Алексея Михайловича.
С 1569 года княжество вошло в состав федеративной Речи Посполитой. Окончательно ликвидировано после третьего раздела Польши в 1795 году.
В 17 в. существовал проект Великого Княжества Русского (по польски Wielkie Księstwo Ruskie). По Гадячскому договору 1658 года Поднепровье с Киевом (Гетманщина) должно было присоединиться к Речи Посполитой на правах третьего равноправного члена двусторонней унии Польши и Литвы. 

Гетманщина
В ходе восстания Б. Хмельницкого в 1648 году на юге Речи Посполитой сформировалось автономное образование запорожских казаков, по сути украинцев. В ряде документов эта территория называлась Малороссия или Государство русское. 
Польский король Стефан Баторий позволил запорожским казакам выбирать гетмана и прочее начальство.
Казачество - сложный этносоциальный феномен, сформировавшийся в военной среде в результате поселения на границах беглого населения (аналогичный феномен - граничары в Хорватии, гайдуки в Венгрии, гаучо в Аргентине). Этнический состав казаков многосоставный, на восточнославянскую доминанту наслаивались тюркские и адыгские страты. Большинство исследователей возводят это самоназвание к древнетюркскому kazaq - "свободный, вольный, независимый человек, удалец, искатель приключений".
Следствием стихийного бегства крестьян от крепостного гнета было появление относительно свободных казачьих регионов на окраине руких княжеств (Дон, Кубань, Терек, Урал, Сибирь). Особый статус ряда таких территорий сохранялся более ста лет, здесь были собственные выборные органы - войсковой круг - собрание казаков, избиравшее атамана.
Есть две основных версии происхождения слова атаман (гетман) - либо от немецкого hauptmann (букв. "голова-человек"), либо от тюркского ata-men ("отец-человек"). Впервые гетманы, как командующие армией, появляются в Чехии времен гуситских войн.
С 16 в. по 18 в. на юге современной Украины возникают сменяющие друг друга Казачьи Сечи, именующиеся по порогам Днепра (сечь - военное укрепление). Первую Запорожскую Сечь (1552-1557 гг.) на о. Малая Хортица, или Байда близ г. Запорожье основал Дм. "Байда" Вишневецкий. В 1775 году Екатерина II ликвидировала Запорожскую Сечь.
Известны Поднепровские Сечи (1552-1775 гг.), Черноморские (1787-1793 гг.) и Задунайские (1778-1828 гг.).
Казачьи воинские формирования в разное время входили в состав войск России, Польши, Швеции (Мазепа и Гордиенко), Османской империи и Персии.
После заключения Вечного мира 1686 года между Русским царством и Речью Посполитой Гетманщина на правом берегу Днепра была ликвидирована, но сохранилась на Левобережья, включая Киев и его окрестности.
Рада запорожских казаков представляла собой высший административный, законодательный и судебный орган. На сечевых (войсковых) радах обсуждались все важнейшие вопросы, включая заключение мира и объявление войны, наказания преступников, раздел земель и угодий, выборы кошевой (войсковой) старши́ны. На куренных и паланочных радах решались аналогичные вопросы того или иного куреня или паланки.
Сечевые рады проходили в обязательном порядке 1 января, 1 октября на Покров (храмовый праздник Сечи) и на 2-й или 3-й день Пасхи. Кроме того, Рада могла быть созвана в любое время по желанию большинства Войска. Ее решения были обязательны к исполнению. На Раде голосовали поднятием руки, сабли, подбрасыванием шапки, а также выкриком. Главным на Сечи был кошевой атаман, далее шли судья, есаул (осавул), писарь и куренные атаманы.
Считается, что первая конституция Украины (т.н. "Постановления Ф. Орлика") - правовой документ о предоставлении прав и свобод запорожским казакам - появился в 1710 году в г. Бендеры, принадлежавшем тогда османам. Текст был написан под влиянием польской правовой культуры сторонниками гетмана И. Мазепы. Гарантом выступал шведский король Карл XII. С его поражением в Северной войне развеялись всякие надежды на вступление документа в законную силу.
Обращает на себя внимание и такой факт, что главари четырех крестьянских войн в России (С. Разин, Е. Пугачев, К. Булавин и И. Болотников) происходили из казачьей среды. А в 1577 году запорожский казак Иван Подкова со своим отрядом захватил Яссы и на несколько месяцев стал правителем (господарем) Молдавского княжества
Казачьи вольницы - слабое эхо рецепции римского (корректнее - Магдебургского) права и средневековой модели самоуправления (глава города - войт, или голова избирались пожизненно). Примером во многом служили порядки соседней Речи Посполитой, которая на территории Великого Княжества Литовского сохраняла старые традиции домонголькой Киевской Руси. Однако со временем слабые ростки демократии в землях восточных славян не выдержали имперского натиска, усугубленного идеологией территориального монолитного единства (в гипотезе Норта-Уоллиса-Вайнгаста это явление называется "боязнью фракций"). Этому мировоззрению были чужды принципы сложного устройства земель с разным статусом и неодинаковой зависимостью от центрального правительства. Лишь в самом конце существования Российской империи, в 19 в. эта "домонгольская идеология" будет проявляться в существовании под одной короной Бухарского эмирата и парламентарно-монархического Великого Княжества Финляндского.

Посадничество
Если поляки в свое время придумали свой национальный эквивалент слову respublica (речпосполита), то на Руси такой замены, увы, не нашлось. В Новгороде и Пскове республика называлась "господин" или "господарство". Хотя этимологическим соответствием "республике" (буквально "общему делу") является слово "суд": М. Фасмер полагает, что оно состоит из двух частей "су" - "совместно" (санскритский аналог samdha - договор, связь, соглашение) и "д" - редуцированный корень со значением действия, дела. Перебирая возможные созвучия, на ум приходит разве что "русьповелика" (а демократия - "делорадие"). Ну, это небольшое лирическое отступление... Перейдем к феноменам народовластия в исконно русских землях (все-таки об этнической доминанте Великого Княжества Литовского слишком много споров).
По мнению академика В. Янина, форму управления в виде "вечевого строя", ограничивавшую власть князя, можно датировать моментом заключения прецедентного договора с первым русским князем Рюриком, согласно летописи, 862 годом. Призвание варяга Рюрика на княжение выглядит, как решение народного собрания (веча), о чем будет сказано ниже. 
Как уже говорилось, строительство городов приводило к тому, что именно в них концентрировалась экономическая и социально-политическая жизнь, а вместе с ними городская среда формировала зачатки демократического правления с разного рода вольностями и правами. Древнюю Русь скандинавы называли "Страной городов" - Гардарикией (по-исландски Garðaríki, по-шведски Gårdarike). Это название впервые упоминается с 12 в. Скандинавские хроники упоминают Хольмгард (Новгород), Кёнугард или Хуэ (Киев), Палтескья (Полоцк), Альдеигьюборг (Старую Ладогу), Смалескья (Смоленск), Суурсдалар (Суздаль), Моорамар (Муром) и Раадхстофа (Ростов). Большинство древнерусских городов вытянулось длинной цепью по главному речному пути «из Варяг в Греки» (Волхов - Днепр).
Мы уже отмечали, что на Руси хорошо известны примеры двух вечевые республик - Новгородской и Псковской. Аналогичное территориальное образование было и в Вятской земле.
В Новгороде с 1136 года постоянно действующим высшим органом власти стало вече, которое ведало финансами, объявляло войну, утверждало договоры с иностранцами, вершило суд. Вече состояло из части мужского населения города, оно призывало князя на княжение и избирало посадника (княжеского наместника), лицо, уполномоченное контролировать князя; тысяцкого, сотского и владыку (архиепископа). Тысяцкие разбирали дела по торговле, сотские - маловажные дела. Князь совместно с новгородским посадником назначал волостного посадника, который ведал всеми гражданскими и уголовными делами. Церковный суд осуществлялся наместником архиепископа - владычным посадником. Помимо этих административных должностей и веча, существовал совет господ (оспо́да) - по сути президиум.
Делопроизводство веча вели "вечные дьяки", сидящие в канцелярии (вечевой избе) и хранившие вечевую печать. Для ораторов отводилась специальная трибуна или помост - степень. Поэтому действующих посадников называли степенными. Бывшие посадники назывались старыми, они также входили в правительственный совет. С 15 в. посадники избирались на определенный срок, как правило, на 1-2 года.
Новгородская боярско-купеческая республика (Господин Великий Новгород; 1136-1478 гг.) занимала весь русский Север, простираясь от Балтийского моря до Уральских гор. Вече в Новгороде просуществовало более шести веков, дольше, чем в других русских землях. Новгород не подвергся монгольскому нашествию, хотя и платил дань. Новгородская земля единственная на Руси избежала упадка и дробления в 11-12 вв. Новгород - второй по значимости после Киева центр Древнерусского государства. В летописях о новгородском вече впервые упоминается под 1016 годом, когда его созвал Ярослав Мудрый. 
В 14-15 вв. в результате резкого обострения борьбы за власть была принята "Новгородская судная грамота". Вводится равный суд бояр и "молодших людей", а за самоуправные действия (наезды) и давление на суд (наводку) бояре карались в пятикратном размере, нежели обычные горожане. В отличие от "Русской правды" вводились начала следственного (инквизиционного) процесса.
Московский князь Иван III подозревал новгородцев в симпатиях к Великому Княжеству Литовскому. Скорее всего не без оснований. В Московии под влиянием Золотой Орды складывалась централизованная система управления с авторитарной властью, знать находилась на положении княжеских слуг. Литва же, не утратила традиции Киевской Руси (так называемый принцип старины), развивалась по центральноевропейским образцам с сохранением вассальных отношений между знатью и князем, автономией городов и целым рядом демократических институтов. Нежелание Новгорода расстаться с вольностями, доставшимися от предков и которым за несколько тысячелетий город уже привых, Москва расценила как предательство и сепаратизм.
В 1471 году Иван III взял Новгород силой, а через 7 лет присоединил его к Москве. Должность посадника была ликвидирована, республика упразднена, но некоторую автономию город сохранил. И как символическая кульминация новгородской драмы - вывоз вечевого колокола, лишение его "языка". Это событие обросло разными легендами.
Олицетворением непримиримой борьбы с Москвой стала Марфа (1471-1478), жена новгородского посадника Исаака Борецкого, неформальный лидер местной боярской оппозиции. В русских летописях ее сравнивают с библейской Далилой и даже Иродиадой. В литературе к этому колоритному образу нередко обращались писатели, поэты, художники. "Марфа-Посадница, или покорение Новгорода" - историческая повесть Н. Карамзина, названием "Марфа Посадница" озаглавлены стихотворение С. Есенина, роман Д. Балашова, "Плач Марфы-посадницы" - песня А. Городницкого. Был еще одноименный фильм 1910 года.
Окончательно Новгород теряет остатки самоуправления в 1569 году, после погрома, который устроил Иван IV с опричниками. Тогда же были убиты городские старейшины, прокатились массовые казни.
Псковская республика (Псковское господарство, Псковская земля; 13 в. - 1510 г.). С нач. 11 в. до 1136 года управлялась киевскими наместниками, затем находилась в составе Новгородской республики на правах широкой автономии. Псков располагал особыми правами, в том числе иметь свои собственные пригороды (одним из древнейших является Изборск). Наиболее значительный вклад в процесс обособления от Новгорода принадлежит святому князю Довмонту (1266-1299). С 1348 года полностью независим, но в 1510 году присоединен к Московскому княжеству. Вече было распущено, влиятельные и богатые псковские семьи были высланы из города, их имения распределили между московскими служилыми людьми. В том же году был снят вечевой колокол.
Социальные отношения, сложившиеся в Пскове были прописаны в "Псковской судной грамоте", утвержденной вечем в 1467 году. Ее статьи были использованы в московском "Судебнике" 1497 года.
В Пскове власть посадника была более ограничена, чем в Новгороде. После отсоединения от Новгорода в 1348 году, Псков признает себя вассалом московского князя и соглашается избирать на псковское княжение лиц, угодных ему, а при Иване III псковичи отказываются от права смещать назначенных к ним князей.
Традиционно общегородское вече собиралось у главного храма. В Новгороде и Киеве - у Софийских соборов (в Пскове - в Троицом соборе). Собрание чаще происходило под открытым небом, но сама площадь была оборудована скамьями. Решения принимались консенсусом, если этого не получалось, то дело дохоходило до кулачных боев.
Еще одна русская республика - Вятская земля с городами Хлынов (основан после 1181 года новгородцами-ушкуйниками), Никулицын, Котельнич. Само название Хлынов происходит от новгородского "хлын" (ушкуйник, речной разбойник). Отсюда совершались набеги в соседние уделы. В 1361 году была разграблена столица Золотой Орды Сарай, а в 1365 году совершена вылазка за Урал на берега Оби.
Хлыновская община управлялась, как и древний Новгород, вечем, во главе которого стояли избранные народом предводители. Из-за отдаленности от основных русских земель Вятская земля не нуждалась в союзе с сильными княжествами. Признавая лишь покровительство князей, она оставалась самоуправляемой территорией. После двух военных походов московского войска против Хлынова в 1457 и 1459 годах, власть в городе формально перешла к Москве, но здесь сохранялась местная выборная администрация под наблюдением присылаемого наместника. 
В 1485 году власть в Хлынове переходит к сторонникам независимости во главе с боярином И. Аникиевым Мышкиным. Воспользовавшись нежеланием хлыновцев участвовать в походе Ивана III против Казани, он изгнал земского воеводу и возглавил Вятскую республику сам. Под его руководством было совершено несколько набегов на земли Московского княжества. После двух походов в 1487 и 1489 годов Хлынов берут войска Ивана III, заговорщиков казнят, а местная знать переселяется в Подмосковье. Вятская земля окончательно включается в состав Московского государства. Аникиев со сподвижниками закован в кандалы и казнен в Москве. В кон. 18 в. Хлынов переименован в Вятку.
В княжествах домонгольской Руси веча существовали в большинстве городов (например, в Киеве, Полоцке, Смоленске), только их влияние была разным. Зачастую вече само определяло свою компетенцию, поэтому в разные исторические периоды она заметно отличалась. На вече составлялись договоры (ряды) с князем. Однако примерно с 13 в. князья Суздальские и Рязанские установили династийное престолонаследование в обход народовластия. Если раньше положение правителя зависело от общественного мнения, то после монгольского завоевания - от каприза хана, который выдавал ярлык на княжение.
Летописи упоминают о съездах русских князей (снемах, снимах) - личные встречи Рюриковичей для урегулирования разногласий и совместного решения вопросов внутренней и внешней политики. Проводились они в период междоусобиц 11-14 вв. Например, известны съезды в Любече и Уветичах (1097 и 1100 гг.). У историков нет единодушия в оценке этого особого института. В. Пашуто считает снимы высшим органом власти феодальной Руси, а Б. Рыбаков - архаической процедурой, не оказывавшей реального воздействия на политический строй.

Янтарный путь
Можно заметить, что страны, для которых были характерны демократические города-государства располагаются на торговом "Янтарном пути" (Δρόμος του ηλέκτρου), известном еще Геродоту. От Новгородской земли через Пруссию, Польшу, Чехию, Австрию и Венгрию в Италию шли поставки драгоценной смолы.
Русские республики Новгород и Псков несомненно идеологически подпитывались Ганзейским союзом, чьи фактории здесь находились - Немецкий двор, или Двор св. Петра и Готский двор (после присоединения к Московии ганзейские конторы были закрыты).
Ганзейский союз (от немецкого Hansa - "группа") объединял вольные торговые республики в 14-16 вв. Лига возникла в 1241 году, как коммерческое партнерство Любека и Гамбурга, в конечном итоге оно объединяло порядка 200 полисов. Съезды Ганзы проходили в Любеке (славянское название от крепости Lübice - Любимая).
Обозревая древнерусские республики, можно сделать некоторые выводы о природе этого во многом уникального для славянского мира феномена.
Во-первых, следует признать германский фактор ключевым в рецепции римского права на территории Восточной Европы. За исключением приморской Хорватии (там было сильно влияние итальянской Венеции) все славянские страны, где в Средневековье установились гибридные княжеско-вечевые режимы, шляхетские демократии, двуединые государства и выборные монархии в той или иной мере связаны с немецкой системой феодального права. Основатель Руси (Рюрик) и правитель первого в истории славянского государства 7 в. (Само) были предположительно германского происхождения (варяжского и франкского). Мощное немецкое культурное влияние испытали Чехия, Словения и Лужица. Многие немецкие города имеют славянскую этимологию - Дрезден (Дрезно), Лейпциг (Липск), Любек (Любице), Росток (Ростокино), Котбус (Хотебудов), Цвиккау (Цвиков), Шверин (Зверин), Дессау (Деснов).
Еще в 6 в. балтийские славяне вступили в контакт с государством Меровингов. Сорбам всецело принадлежали земли Тюрингии по рекам Эльба и Заале. Их расселение проходило очевидно с ведома франков. Князь сорбского племенного союза входил в Меровингскую иерархию, а сорбы считались самым восточным племенем этого государства. Ободриты (бодричи) в 8 в. оказались надежными союзниками Карла Великого в покорении саксов. В Ретре (Редегощ) близ Нейбранденбурга регулярно собиралось народное собрание, решавшее вопросы войны и мира.
Во-вторых, земли, где были наиболее развиты городские аристократические республики в Средние века, проходят по линии Италия - Германия - Русь ("Янтарный путь"). Возможно, это связано с той ролью, которую играла Германия в торговом сообщении Север - Юг.
В-третьих, распространение средневековых демократий шло на восток от Германии и охватывало Венгрию, Хорватию, Словению, Чехию, Польшу, Литву, Южную и Северную Русь.
Некоторое удивление вызывает отсутствие торговых республик на крайнем Западе Европы (Франция, Испания, Португалия и Британские острова). Однако, как мы позже увидим, демократические тенденции здесь пошли по другому, более радикальному пути (революции в Англии, Нидерландах и Франции).
И, в-четвертых, пожалуй, можно говорить о восточноевропейском феномене феодальной демократии и важную роль в этом процессе признать за восточными и особенно западными славянами. Южноевропейский аналог этого развития демократических институтов оказался не столь продуктивен. Итальянские торговые республики Генуя и Венеция за исключением хорватского Дубровника не оставили заметного следа в политических системах и других народов Средиземноморья. Особняком стоят такие славянские государства, как Болгария и Сербия, сильно завязанные на консервативную модель ортодоксальной Византии. 
С другой стороны долговечность вечевого строя в Пскове и Новгороде во многом обусловлена успешной миссией Ганзы.
В этой связи, как мне кажется, стоит внимательнее посмотреть на такое явление, как немецкий средневековый колониализм (Ostsiedlung) в Балтийском регионе и отчасти в Трансильвании. Многим о нем, наверное, известно по клише Drung nach Osten (Натиск на Восток), Lebensraum im Osten (Жизненное пространство на Востоке). Миграция немцев приводила к истреблению или онемечиванию балтийских пруссов, славян Померании и Силезии. Формальный повод - длительное распространение язычества в Балтийском регионе и ожесточенное сопротивление христианизации. Для этого немцы организовывали крестовые походы. Сюда проникали духовно-военизированные организации, такие, как Тевтонский Орден, Орден меченосцев, Ливонский Орден.
Понятие колониализма возникло в эпоху античности, а еще ранее - во времена неолитической революции. Своего пика европейский колониализм достиг в новое время. Европеизированы оказались целые континенты - Австралия, Северная Америка, где сохранились лишь небольшие островки аборигенного населения (тасманийцы, некоторые индейские народы, например, могикане, огнеземельцы истреблены). Однако, французская, испанская или английская колонизация не вызывает у нас такого эмоционального беспокойства, как немецкая. Наверное, это - наследие Второй мировой войны и тех стереотипов, которые остались от советских учебников.
Между тем, в Средние века экспансия немецких купцов в славянские земли - это не только спаленные языческие капища, это и новые города с самоуправлением и ограничением власти короля. Города Данциг (Гданьск), Эльблонг, Торунь, Ревель, Рига и Дерпт были обустроены по Любекскому праву.
Как отмечал Л. Васильев, "колониализм, как феномен, обычно резко негативно воспринимается, но, между тем, именно за счет освоения ближних окраин и заморских земель шел процесс развития, взаимовлияния культур; что вносило немалый вклад в развитие человечества". Шло хозяйственное освоение пустующих либо слабо заселенных земель. Немцы привносили иную организацию общества, более развитую культуру труда и быта. Вместе с тем, именно это делало неизбежным конфликт с аборигенным населением.
Рецепция римского права в России захлебнулась, докатившись только до окраин. В Московском государстве и в его преемниках формы социальных отношений стали гибридными, квазикапиталистическими. Нечто похожее наблюдается в Латинской Америке. Там также, как и в России идет постоянный поиск неевропейских путей развития (начиная с индигенного теократически-патриархального царства, основанного иезуитами в Парагвае 1608-1758 гг.), не прекращается болезненное нащупывание своего Sendero Luminoso [12].
Вместе с тем, немецкий колониализм привел к реформам Петра I, которые хоть и внешне, но модернизировали всю постмонгольскую матрицу.
Российские историки любят гордиться фактом, что страна ни разу не была ничьей колонией. Но, как мне кажется, здесь независимость путают с герметичностью - культурной закрытостью. Нечто похожее случилось с Эфиопией, которая столь долго и яростно отстаивала свою самобытность, что в итоге остановилась в своем развитии в законсервированном состоянии южной окраины Византии. Россия же являет пример северной периферии православной ойкумены. 
Ни древность русской цивилизации (как, в прочем, и эфиопской), ни христианские традиции не стали на протяжении длительной истории фактором существенного экономического или социального развития.

Южная ночь
Как уже отмечалось, европейский Юг в Средние века за исключением Италии испытывал сильное влияние азиатских макрогосударств - Византийской империи, Арабского халифата и Империи Чингисхана. Для нас будет интересным рассмотреть метаморфозы, которые случились с такими государствами, несомненно европейской культуры, как Византия, Болгария, Сербия и Испания.
Византия, как наследница Рима обладала республиканскими институтами, которые здесь быстро деградировали до церемониальных структур. Константинопольский сенат носил название Синклита, или Геруссии (Σύγκλητος от греческого σύγκλητος "созванный", Γερουσία от γέρων - "старец"). Он формировался из чиновников, богатых и влиятельных провинциальных куриалов. Лица, занятые тяжелым физическим трудом, торговцы и банкиры не могли быть его членами. В первые два столетия своего существования Синклит обладал рядом полномочий по городскому управлению, за ним сохранялись судебные функции, а также чисто формальная обязанность ратифицировать императорские законы. Кроме того, сенат играл важную роль в периоды нестабильности или неопределенности в наследовании трона. Заседания Синклита проходили под председательством префекта столицы.
Политическая роль византийского сената исчезла уже к кон. 6 в., в правление Юстиниана I, который во время восстания "Ника" едва не лишился власти. С того момента сенат вырождается в некий совет при императоре с рекомендательными функциями.
Монархический переворот (или как писали в советских учебниках, "революция") случился в 864 году в Первом Болгарском царстве, занимавшем на то время почти весь Балканский полуостров. Родовая аристократия тюрко-болгарского происхождения в голодный год была практически уничтожена из-за нежелания принимать христианство из Византии, и власть перешла в руки автохтонных славянских кланов, которые восстановили престолонаследие, заменили ханский титул на княжеский и провели христианизацию.
До правления Бориса I структура управления болгарского государства очевидно напоминала ту, которая установилась в Хазарии, Аварском каганате. Т.е. родовая аристократия ограничивала власть правителя и имела право его избирать. Однако, в отличие от Венгрии, здесь возникли острые конфессиональные и социальные конфликты, скорее всего, наложившиеся еще и на межэтнические противоречия. Например, известно, что после того, как князь Владимир Расате попытался вернуться к язычеству (вероятно, и к прежней системе управления), его отец Борис I вернулся из монастыря, ослепил правителя и возвел на престол другого своего сына - Симеона I. [13]
Своеобразный монархический переворот произошел в 16 в. и в Испании после подавления мощного восстания Комунерос с требованиями ограничить власть короля и расширить полномочия кортесов. На Пиренеях с 9 в. складываются т.н. фуэрос (права, привилегии городов и сословий, городские собрания; от латинского forum). Существовали эталонные фуэрос, например, у городов Теруэль в Арагоне, Куэнка в Кастилии (12 в.), аналогичные права были также в Сорие, Саламанке, Бехаре, Алькале. В 1283 году Альфонс III издал Сарагосскую генеральную привилегию. Для защиты своих прав горожане создавали военизированные союзы - эрмандады (Santa Hermandad - Святое братство). Эти братства с 1498 король Фердинанд умело подмял под себя, преобразовав в своеобразную "опричнину" для давления на крупных аристократов-землевладельцев. С этого времени отменяется выборность городских должностей. Таким образом эрмандады способствовали окончательному падению влияния кортесов к 16 в. В Арагоне Педро V еще в 14 в. ограничил привилегии сословий.
Примечательно, что Болгария после кратковременного взлета попала сначала в вековую зависимость от Византии, а потом почти на 500 лет - под османское иго. Еще более трагично ситуация сложилась в Сербии, где всего четверть столетия в 14 в. существовало обширное государство, занимавшее почти весь Балканский полуостров. Создано оно было по византийским лекалам Стефаном Урошем IV Душаном. До сих пор жива легенда о "царском проклятии", как бы программирующем будущие перипетии Сербии. В "Житии Стефана Дечанского", составленном Григорием Цамблаком, говорится о насильственной смерти правителя, который был задушен своим сыном Душаном. Якобы, когда пришли убийцы, тот проклял своего потомка и весь его род, который вскоре потерял все былые завоевания. Эта легенда была забыта много веков, и ее вновь вспомнили, когда князь Лазарь и его воины пали на Косовом поле, и Сербия попала под османское господство. Вспоминали ее и в новейшее время при крахе Югославии.
Сама же Византия в 1453 году и вовсе прекратила свое существование. Что до Испании, то с 16 в. она стала центром идеологического мракобесия. Филипп II утвердил абсолютизм и окончательно избавился от остатков вольностей, гарантировавших права меньшинствам, сословиям и провинциям, сохранявшихся со времен Реконкисты.

Революционный Запад
Крайний Запад Европы (Нидерланды, Франция, Британские острова и отчасти Испания) отличаются от рассмотренного выше феномена торговых республик и выборных монархий стран Центральной и Восточной Европы. Первое, что бросается в глаза, - раннее исчезновение крепостничества. Так, в Англии это по сути крестьянское рабство сошло на нет к 15 в. после мощного восстания Уота Тайлера 1381 года. В Швеции и Норвегии крепостное право так и не сложилось, в Испании оно исчезло в 14-15 вв.
В то же время, в Пруссии, Польше, Венгрии крепостничество принимало крайние формы угнетения сельских тружеников. То же самое можно сказать и о России за исключением регионов, где закабаления мелких земледельцев не было. Это - русский север (земли Великого Новгорода) и казачья периферия (Малороссия, Урал, Сибирь). Любопытно, что к политике "прикрепления крестьян к земле" вернулись в СССР (в России крепостное право отменено в 1861 г.) в виде колхозной системы. С 1930-х годов вводятся ограничения свободы передвижения сельских жителей. Обязательные продпоставки, практиковавшиеся в то время, - это по сути тот же оброк, а обязательные работы на госземлях - барщина. Кстати, всем советским колхозникам начали выдавать паспорта (главный документ, удостоверяющий личность) лишь с 1974 года.
Расправа с ростками демократии и "казнь" вечевого колокола на Руси - далеко не уникальное явление. Точно так же Карл Смелый ниспроверг в бельгийском Льеже знаменитый perron - древнюю бронзовую колонну, у подножия которой собирался народ для принятия законов. В 15 в. Льеж успешно противостоял попыткам включить его в состав Бургундских Нидерландов. Дважды (в 1467 и 1468 гг.) город разорял Карл Смелый. Ранее в городе шла борьба за власть между цеховыми ремесленниками, дворянством и духовенством. В 1312 году сторонники дворянства были сожжены горожанами в церкви св. Мартина. Демократические принципы управления здесь были окончательно отменены в 1681 году. 
Льеж представлял из себя любопытное явление. В 10-18 вв. существовало Льежское княжество-епископство - средневековое государство в составе Священной Римской империи, возглавляемое князем-епископом.
Льежская революция 1789 года положила конец политическому господству епископата.
Можно сказать, что на запад от Германии шли более радикальные процессы, которые сначала приняли форму коренных реформ римско-католической церкви, а затем вылились в демонтаж монархий.
Широкое религиозное и общественно-политическое движение в Западной и Центральной Европе 16-17 вв. получило название Реформации. Ее начало связано с деятельностью доктора богословия Виттенбергского университета Мартина Лютера. Согласно М. Веберу, лютеранская проповедь не только дала толчок Реформации, но и послужила поворотным моментом в зарождении капитализма.
Протестантизм (в данном случае кальвинизм), как форма антикатолического сопротивления, стал почвой Нидерландской революции (Tachtigjarige Oorlog), приведший к появлению современных европейских республик. Первой была Республика Семи Объединенных Нижних Земель (Republiek der Zeven Verenigde Nederlanden; 1581-1795) на территории современной Голландии. Государственное устройство Нидерландов (как, впрочем и уже упоминавшейся кальвинистской Швейцарии) долгое время носило неупорядоченный характер. Высшим органом власти здесь являлись Генеральные Штаты (Staten-Generaal van het Koninkrijk der Nederlanden, именующиеся также Het Parlement). Существовавший наряду с ними Государственный совет в 17 в. утратил свое значение.
Генеральные штаты состояли из Первой палаты (известной также как Сенат) и Второй палаты (Палата представителей). Сенат избирался путем непрямых выборов региональными законодательными органами, Вторая палата формировалась за счет прямых всенародных выборов. Парламент заседал в здании Бинненхоф (Внутренний двор) в Гааге. Надо сказать, Впервые Генеральные Штаты были созваны в 1463 году, после объединения Нидерландов бургундскими герцогами. Первое заседание состоялось 1464 года в Брюгге. Генеральные штаты имели право вотировать налоги, особенно широкие полномочия дала им "Великая привилегия" 1477 года. Фактическое руководство исполнительной властью в республике принадлежало главнокомандующим вооруженных сил - штатгальтерам, или статхаудерам (stadhouder - "градодержец") , противовесом которым был Великий пенсионарий. Представитель крупной буржуазии Ян де Витт, занимавший этот пост, добился упразднения должности статхаудера и в 1650-1672 годах являлся фактическим правителем Соединенных Провинций.
Английская революция (English Civl War; 1640-1650 гг.) также имела в своей подоснове религиозный характер. Примечательна, на мой взгляд, она была тем, что в ее ходе впервые в истории по решению суда был казнен король Карл I. Монархия была объявлена "излишней, обременительной и опасной для свободы, безопасности и общественных интересов народа" и упразднена. Палата лордов, также признанная "бесполезной и опасной", тоже была ликвидирована, и в 1649 году провозглашена республика. Государство получило название Английское содружество (Commonwealth of England; 1649-1660), а правителем стал лорд-протектор О. Кромвель. Он попытался сделать этот пост наследственным, и парламент счел за благо реставрировать монархию.
Однако уже в 1688 году монарх Яков II Стюарт был свергнут, и в Англии произошла бескровная Славная революция (Glorious Revolution). Новый король Вильгельм III провел глубокие реформы, заложившие основу нынешней политической ситемы, когда монарх только царствует, а все государственные дела решает парламент, избирающий премьер-министра. В эти годы начинается превращение Англии в могучую мировую державу. Одновременно закладывается традиция, ограничивающая королевскую власть рядом законоположений, установленных фундаментальным «Биллем о правах».
Крайние, наиболее кровавые, формы социально-политическая перестройка Западной Европы приняла во Франции, где произошла Великая французская революция (Révolution française; 1789-1799), принявшая форму уже не антикатолической, а антиклерикальной (по сути антихристианской) войны. В этом она напоминает Великую Октябрьскую социалистическую революцию в России. Однако во Франции модель государства была не атеистической, как в СССР. На непродолжительное время лидер Якобинской диктатуры М. Робеспьер в 1794 году ввел культ Верховного Существа (Culte de l'Être suprême) на основе рационального деизма просветителей Вольтера и Руссо, допускавших божественный промысел.
Считается, что отправной точкой революции послужило решение Людовика XVI для поддержки реформ созвать в 1789 году Генеральные штаты, не собиравшиеся с 1614 года. Однако депутаты третьего сословия, не довольные ущемлением прав, провозгласили себя Национальным собранием, которое затем стало Учредительным. На нем была принята знаменитая "Декларация прав человека и гражданина". Поначалу все складывалось неплохо. В 1791 году принимается первая Конституция. Франция провозглашалась конституционной монархией, исполнительная власть оставалась в руках короля, а законодательная перешла к однопалатному Законодательному собранию. Однако после неудачной попытки бегства Людовик XVI был схвачен и казнен на гильотине. На основе всеобщего избирательного права был сформирован Конвент (Convention nationale), который выбирал президента каждые две недели. Однако вскоре в Конвенте начали кипеть страсти, под давлением улицы происходили политические процессы, аресты и массовые казни оппонентов, конституции принимались одна за другой. Параллельно этим процессам в стране шли "революционные войны" с внутренними и внешними врагами. Революция завершилась захватом власти первым консулом Наполеоном Бонапартом, который позже объявит себя императором.
Дальнейшие события характеризуются переворотами и сменой республиканской системы императорской. Однако монархи уже не обладали прежней властью и вынуждены были считаться с общественным мнением. Например, Бонапарт разработал Гражданский кодекс (Code civil) - фундаментальный законодательный акт, представляющий собой масштабную кодификацию гражданского права и давший мощный толчок для последующего аналогичного процесса во многих странах мира.
Череду революций пережила и Испания в 1820 и 1868 годах. Похожая чересполосица, к слову, наблюдалась и в другой периферии Европы - России (1905, 1917, 1991 гг.).

Вечевые аулы
Обозревая зачатки демократии у народов России, нельзя пройти мимо т.н. северокавказского феномена. В контексте разрабатываемой темы интерес представляет Черкесия и Дагестан, где наиболее наглядно можно проследить специфическую социальную структуру, основанную на "общинах без первобытности". Как пишет историк С. Резниченко, община без первобытности предполагает достаточно высокий уровень социального и культурного развития. При этом сохраняется хотя бы относительное и формальное равенство членов общины, которая организована по территориальному, а не по родственному принципу, возможность народных масс активно влиять на власть. Община без первобытности противоположна государственной деспотии, громоздкому чиновничьему аппарату. По этому критерию, северокавказская цивилизация ближе античности, нежели странам с "азиатским способом производства".
Вот, что пишет исследователь Г. Дерлугъян: "Если поглядеть шире, то классическая греко-римская античность неожиданно выступает перед нами как остров или архипелаг, высящийся над огромным скрытым от прямого взгляда затопленным континентом, который слагается из тех же пород, что и его надводные видимые вершины. Кельты на западе и кавказские нарты на востоке оказываются в подобной перспективе нормой, варварским материком, где горные «вершины» уходят в полисную античность, а не феодализм или восточный "азиатский" способ производства. Загадочные дольмены и мегалиты, чей ареал простирается от Британских островов до Адыгеи, высятся как загадочный символ этого древнейшего и особого материка. Конечно, при таком взгляде возникает намного больше новых вопросов, чем снимается старых (многие из которых оказываются при этом ложными или неверно сформулированными). Если перед нами действительно утонувший в "океане истории" древний материк – то это лишь признак плодотворности избранного подхода".
Если говорить о Дагестане, то, с другой стороны, эта территория являет собой северную периферию Переднеазиатской цивилизации. Дагестан - страна с древней городской культурой. Археологами выявлено на его территории около ста городищ, в числе которых такие крупные памятники цивилизации, как Урцеки, Топрахкала, Таргун, Андрейаул, Верхний Чирюрт.
На месте нынешнего Дербента (от персидского Darband - "закрытые ворота"), одного из древнейших городов России, первые поселения возникли еще в энеолите, в конце 4 тысячелетия до н.э., а первые упоминания восходят к 6 в. до н.э. С 6 по 11 вв. в горном Дагестане существовало аварское протогосударство Сарир (от арабского sahib as-sarir "владелец трона"), столицей которого был Хумрадж, предположительно на месте нынешнего аула Хунзах (по-аварски "у гуннов"). В 6-13 вв. известно раннефеодальное образование лезгин Лакз (Лакзан) со столицей в Цахуре (есть предположение о зороастрийском влянии этого названия: по-лезгински цIа - "огонь", хур - "селение").
Позже на месте Сарира образовалось Аварское нуцальство с резиденцией в Тануси. Нуцал обычно переводят, как "хан", "князь", однако напоминает термин родства (ср. в чеченском нуца - "жених, зять", титул верховного князя даргинцев - уцмий, от уци - "брат", этот титул передавался не от отца к сыну, а одному из старших в роде).
Здесь можно сделать небольшое отступление. Как отмечал исследователь быта народов Севера В. Иохельсон, если звание старейшины и шамана у юкагиров Сибири переходило по женской линии (к единокровным членам группы), то "богатырем" часто являлся зять, по материнскому праву перешедший в дом жены. Тогда все члены "рода" называли его "наш зять". Сильный человек, богатырь - тенбэйэ шоромох - являлся защитником "рода" от нападения врагов.
Кроме "рода", большую роль в общественной жизни древних юкагиров, по преданиям, играли речные объединения. Обычно жители какой-либо реки были или считались родственниками. Связывающим их всех звеном являлись собрания-игрища - лододжал. Места для таких собраний назывались шахадзибэ (букв. "место для собраний и игр").
Любопытно будет упомянуть, что в нахско-дагестанских языкахтитулов название княжеского титула происходили от глагола "говорить" (вспомним должность ацтекского правителя tlàtoāni - "тот, кто хорошо говорит" > "оратор"; у майя "владыка" ʔakhaw - "тот, кто громко говорит или приказывает": ʔakh - агентивный префикс мужского рода). В чеченском языке al.o.n > ol.u.n - "князь" (букв. "говорящий, повелевающий"; от al - "говорить"; al.a > el.a - "князь, владыка"). Есть гипотеза о происхождении названия Кавказской Албании от нахской словоформы Al.a.wa - "князь есть". Интерес представляет и возможно вторичная интерпретация осетинского самоназвания алан (allon, ællon; В. Абаев возводил эти корни к древнеиранским arya, по Т. Гамкрелидзе и Вяч. Иванов, первоначальное значение этого слова "хозяин, гость, товарищ") в ряду княжеской семантики в нахских языках.
Кроме того, у абхазов "царь", "правитель" назывался аҳәынҭқар, от аҳ - князь, господин, владыка (аҳра - царство, ҳара - владеть). Возможно, этот термин происходит от абхазских слов аха (главный) и аҭқаара (вымолвить, издать голос).
Кстати, есть основания полагать, что индийская сангха (संघ - saṃgha) происходит из авестийского sangh - "говорить" (см. Примечание).
Зирихгеран со столицей в Кубачи - даргинско-кубачинское средневековое государственное образование, существовавшее в горном Дагестане в период с 6 по 15 вв., когда окончательно было поглощено соседним Уцмийством Кайтагским. Главным органом государственной власти был Совет выборных старейшин (Чине), в распоряжении которых была отборная постоянная дружина воинов-батирте, живших изолированно от остального населения. На территории Дагестана в средние века сложилось, по некоторым данным, до 60 военно-политических союзов (вольных обществ). Наиболее известны у лезгин Алтыпара, Ахтыпара, Курах-дере, Докузпара; у аварцев Гидатль, Тленсерух, Андалал; у агулов Кошанский союз, Агул-дере.
Вольные общества могли быть многонациональными и поликонфессиональными. Например Джаро-Белоканский союз организован аварцами и цахурами, Ричинский союз - агулами и лезгинами. В Джаро-Белоканских обществах по отдельности состояли аварские, цахурские, а также мугаль­ские (тюркские) и ингилойские (грузинские) селения. Население делилось по социальному составу на две группы - аварцев и цахуров, игравших решающую роль в системе управления, а так же на мугалов и ингилойцев, полностью потерявших все права. До 14 в., в Зирихгеране сохранялось христианство и зороастризм, а гидатлинцы до принятия ислама исповедовали православие, занесенное из Грузии. Иудаизм исповедуют до наших дней "горские евреи" (преимущественно ираноязычные таты). В Табасаранском майсумстве (10 в. - 1813 г.) были распространены ислам, христианство, зороастризм и иудаизм.
В вольных обществах не было ни беков, ни ханов, гражданско-демократические органы самоуправления могли функционировать на уровне сельской общины (джамаат), округа (союз джамаатов), "республик" (лига союзных джамаатов). В ряде обществ, например, в Тленсерухе (Кессера) действовали свои писанные законы.
В собраниях участвовали только мужчины старше 15 лет. Решения принимались старейшинами на сходах главного селения, резиденции наиболее авторитетного избираемого старшины. Например, в Ричинском союзе в главном селении каждый старшина имел свое сиденье, изготовленное из камня в виде трона (вспомним этимологию протогосударства Сарир). [14] Старшины аулов являлись своего рода вождями среди одноаульцев и пользовались огромным почетом, уважением и властью. Как правило, селам, входившим в союз, оказывалась военная помощь (в Алтыпаре помощь была добровольной). Судебные вердикты оглашались двумя чавушами (чаушами или мангушами) - по одному с каждой стороны. Избирались они аксакалами при одобрении общества. Обычно аксакалов было по количеству тухумов (от персидского tokhum - "семя"; кварталы, населенные одной родственной группой). Срок мандата аксакала ограничивался желанием его тухума. Аксакал мог передавать свое звание по наследству, но только с согласия выборщиков. Войском руководил Совет кадия (шариатского судьи) и эфенди.
Ступенчато-кучевые поселения Дагестана расположены на труднодоступных вершинах, доступны они были только по одной тропе. Каменные дома с плоской земляной крышей, которая служила фундаментом другому строению, плотно прилегают друг к другу, узкие улицы часто представляли собой крутую лестницу. Строились крепостные стены, на дорогах - боевые многоэтажные башни, соединенные подземными тоннелями. Общественным центром была площадь (иногда несколько) - гим, гимга, или годекан (у цахуров - ижлас). Там собирались народные собрания - высший законодательный орган.
В областях, где феодалы все же сохранили свою власть, формировались аналогичные структуры управления, которые, однако, здесь делились частью полицейских функций с гвардией нукеров, набранных в основном из рабов-гулямов, и диваном (правительственным советом и верховным судом при правителе). В Цахурском ханстве (7-16 вв.) сохранялась выборная монархия.
Ограниченной монархией было и Казикумухское шамхальство у лаков (734-1642 гг.). Титул шамхал (шахбал) чаще возводят к иранскому "шах". Шамхалы при поддержке уцмия Кайтага, майсума Табасарана и нуцала Хунзаха к 16 в. завершили исламизацию нахско-дагестанских народов. К этому времени на территории Дагестана сформировалось единое экономическое пространство благодаря крайней специализации по селениям. Например, центрами изготовления оружия были Кубачи, Харбук, Кумух, Верхнее Казанище и Амузги; гончарства - Балхар, Сулевкент и Испик; медночеканного дела - Гоцатль, Хури и Кунди. Аул Шукты объединил лучших мастеров конского снаряжения, Куппа - шапок, Сиух - бурок, Микрах, Ахты и десяток других аулов на границе с Азербайджаном стали известны своими коврами. К 17 в. возникли новые города - торгово-ремесленные и административные центры - Тарки, Эндирей, Казанище, Губден.
Частые смуты в шамхальстве привели к ослаблению власти феодалов и усилению демократической прослойки аристократии. В сер. 17 в. здесь удалось в целом ряде областей свергнуть власть феодалов и перейти к республиканской системе управления, упрочив местные органы самоуправления. Шамхал и его наместник крым-шамхал (от лакского хъиривчу - "заместитель") избирался на собрании представителей всего рода в ауле Кази-Кумухе.
Структуры демократического управления, аналогичные вольным обществам Дагестана засвидетельствованы также в Чечне (тукхумы) и в Ингушетии (шахары).
Кризис зарождавшихся демократических институтов на Восточной Кавказе не в последнюю очередь был связан с распространением ислама и нараставшим давлением со стороны соседних резко усилившихся империй. Это привело к установлению здесь теократического режима Шамиля (Северо-Кавказский имамат; 1829-1859).
Вообще, вольные общества не прошли для региона бесследно. После 1999 года Дагестан явно двинулся в сторону той системы, которая была построена в послевоенной Чечне Р. Кадырова, но реализовать ее до сих пор не получилось. В республике по-прежнему нет ни полноценного единоначалия, ни тотального контроля над экономикой, а местные СМИ - одни из самых свободных в России.
События, связанные с борьбой народов Дагестана за сохранение традиций самоуправления, нашли отражение в литературе. Гидатль (аул Хотода) - родина храброго абрека (изгоя-разбойника; возможно, из пехлеви āparak - "грабить") Хочбара, главного героя "Легенды о Хочбаре", опубликованного в "Сборнике сведений о кавказских горцах" 1870 года. По мотивам легенды в 1937 году была поставлена первая дагестанская национальная опера "Хочбар", а Р. Гамзатов написал поэму "Сказание о Хочбаре", позже А. Абакаров поставил фильм "Сказание о храбром Хочбаре".
Черкесия (Адыгэ Хэку) представляет собой несколько иной тип кавказской цивилизации. Этот регион этнически менее пестр, взаимопонимание между адыгскими народами и субэтносами (кабардинцами, адыгейцами, черкесами, шапсугами) не утрачено. Кроме того, Черкесия в отличие от Дагестана являет собой не городской, а сельский вариант государств полисного типа. Как пишет С. Резниченко, "предполагаемый исток северокавказской цивилизации – древнейшие культуры Средиземноморья. На Западном Кавказе утверждается специфический общественный строй, основанный на "общинах без первобытности", в отличие от других аналогов такого общественного строя – очень часто без образования собственных городских центров". Разные социальные группы активно боролись за власть и влияние, причем "демократические слои" нередко побеждали, отмечает ученый. "Вот это совершенно нехарактерно ни для первобытного общества, ни для феодализма, а в античной Греции или в Новгородской республике практиковалось вовсю. В той же Древней Руси, так же как и на Северном Кавказе, было распространено приглашение правителей. На Северном Кавказе также действовали механизмы искусственного социального "выравнивания" жителей одной общины по крайней мере символического, что находит аналогии в классической Ликурговой Спарте. Так же как и Спарта, северокавказская община считалась сообществом равных между собой воинов и владельцев земельных участков". Некоторые исследователи (например, Э. Панеш) полагают, что имеет смысл говорить не о сословиях Черкесии, а о кастовых группах.
В древности адыги занимали Причерноморье от Тамани до р. Сочи и Прикубанье. В 13-14 вв. они населили долину Терека (Кабарду), где раньше селились ираноязычные аланы, рассеянные монголами. Основой строя у них была сельская община с совместным землевладением, пахотой, взаимопомощью и круговой порукой.
О городах сведения немногочисленные. В источниках упоминаются черноморские Никопсия (Ныджэпсыхо) в устье р. Нечепсухо близ Туапсе и Зихополь (вероятно, близ Анапы), которые были центрами православных епархий, подчиненных Константинополю. Хотя ряд исследователей полагает, что нынешние российские причерноморские города возникли на месте адыгских поселений - Новороссийск в Цемесской бухте (ЦIэмэз - по-адыгейски "блошиный лес"), Туапсэ (ТIуапсэ - "две реки"), Темрюк (Темырыкъо от тюркского timur - "железный" и адыгейского къо - "сын"), Анапа (Анапэ - "край стола"). 
Более известны сельские поселения двух типов: хабль, где жили близкие родственники и куаджэ - многодворные селения соседских общин. Они напоминали казачьи станицы - дюжина одноэтажных деревянных или турлучных домов, крытые дранкой, тесом или соломой располагалась без всякой симметрии внутри ограды. Селения тянулись вдоль рек на многие километры и назывались, как правило, по речной долине.
Общество делилось на две базовые страты: уорков - дворян, вассалов адыгских князей (пши), составлявших воинское сословие, и тфокотлей - лично свободных землепашцев, которые платили ренту с земель дворян под видом "помочей" и подарков. Разбогатевшие тфокотли сами приобретали крепостных крестьян и домашних рабов (унаутов), перекладывая на них все повинности. А за собой оставляли воинскую службу и заседание в судах. В районе Анапы во времена турецкого владычества возникли даже рабовладельческие товарные латифундии, принадлежащие наиболее зажиточным тфокотлям у натухайцев.
Похожая система была у "горных обществ" Абхазии (у абхазских субэтносов садзов, члоусцев-члоуаа, гумцев-гума, бзыпцев, дальцев; кстати, от садзов происходит название Сочи), а также у тюркоязычных карачаевских и ногайских узденей - крестьян-общинников, являвшимися мелкими землевладельцами.
Феодальные отношения с князьями и крепостными крестьянами существовали у восточных племен - кабардинцев, бжедугов, темиргоевцев, жанеевцев, мамхегов, махошевцев, хатукайцев, бесленеевцев, егерухаевцев. У западных адыгов (шапсугов, убыхов, натухайцев, абадзехов, хакучи) была развита демократия. Вольные земледельцы тфокотли здесь составляли большинство населения, а фамилии высшей аристократии (тлекотлеши) были немногочисленные. Например, у шапсугов таких привилегированных семей было семь, а у абадзехов - всего три.
Родовая верхушка - князи (пши), как утверждают некоторые исследователи, представляют собой скорее вождей, ритуальных правителей. Появились хануко (султаны) - опальные родственники крымского хана из династии Гиреев, осевших в Черкесии, но никогда не обладавшие реальной властью из-за отсутствия родственных связей с адыгской аристократией. К высшему сословию причислялись черкесские армяне (черкесогаи), поселившиеся здесь в 17 в. и утратившие армянский язык, однако сохранившие христианскую веру. Они считались хранителями черкесской культуры. Есть даже такая пословица: "Если адыгейского языка не знаешь, у армян спроси" (Адыгабзэ умышIэмэ, ермэлым еупчIыжь). Только во время Кавказской войны из-за объявленного газавата они вынуждены переселиться за пределы Черкесии, основав город Армавир. [15]
Обращает на себя внимание тот факт, что у адыгов не было особой жреческой касты.
У аристократических племен была сложная социальная структура. Помимо князей, дворян и свободных общинников существовали крепостные (пшитли), вольноотпущенники (оги, азаты), домашние рабы (бывшие военнопленные унауты), бывшие невольники, выполнявшие полицейские функции при князьях (пшикли).
Надо заметить, даже там, где формировались структуры феодального типа, правители зачастую не наследовали свой пост. Так, у кабардинцев в 16-18 вв. совет князей и дворян выбирал верховного князя - пщышхуэ (пшишха).
Попытка закрепостить тфокотлей шапсугскими князьями Шеретлуковыми вылилась в гражданскую войну, которую историки называют "демократическим переворотом". Аристократическая верхушка была изгнана и нашла приют у бжедугов, которым покровительствовала Россия.
Кульминацией межклассовой борьбы в Черкесии, напоминавшей войну плебеев с патрициями в Древнем Риме, стала Бзиюкская битва (Бзыикъо зау) в 1796 году. Произошла она на реке Бзиюк (от адыгейского бзи - "стебель" и къо - балка) в 18-и километрах южнее Краснодара близ нынешней станицы Новодмитриевской. Дворяне одержали верх только при поддержки казачьего отряда с артиллерией, но победа оказалась пирровой: погиб их предводитель - князь Бат-Гирей. Кроме того, участие в сражении инородцев привело к тому, что моральный перевес оказался у крестьян. Поэтому военным успехом князьям не удалось сохранить свои привилегии и ликвидировать демократические порядки. Важную роль в этой борьбе сыграли шапсугские "братства", которые были главной формой объединения крестьян.
К этой странице истории неоднократно обращаются современные писатели Адыгеи. И. Машбаш написал роман "Бзиюкская битва", а в 2011 году А. Нехай поставил по его мотивам оперу "Раскаты далекого грома".
У демократических адыгских племен князей по сути не было, а власть дворян с 18 в. резко ограничивается, уорки не выделялись среди общинников. Селения управлялись выборными саршинами (тамада - от адыгейского тхьэ - "бог", матэ - "дарящий"; ср. также персидское слово damad - "зять, тесть, ухажер"), которые являлись судьями и советниками. Например, у убыхов каждые сто дворов или семей избирали старшин и по два депутата в народное собрание (Хасэ).
В 1830 году, после "шапсугской революции" происходит цепная реакция "демократических переворотов", охвативших всю Черкесию. Абадзехи и убыхи на своих хасэ уравняли уорков с тфокотлями, натухайцы лишили аристократов родовых привилегий и конфисковали их имущество. Классовая борьба перекинулась даже в земли аристократических племен. В 1856 году вспыхнула княжеско-дворянская война (Пши-орк зау) у бжедугов, которые ультимативно потребовали равноправия в священной роще Чьыгудж. Только вмешательство казаков пресекло начавшийся раздел имущества знати.
В 1830 году создается Конфедерация племен Северо-Западного Кавказа, управлявшаяся Хасэ, своего рода парламентом, также называвшемся "Меджлисом вольности черкесской", "Великим вольным заседанием" (Лъэпкъ ТхьэрыIуэ Хасэ), который собирался на берегу р. Сочи (Шъачэ). Представительство было всенародным, здесь решались важнейшие государственные вопросы.
В 1861 году, в последние годы Кавказской войны, абадзехи, убыхи и шапсуги созывают Хасэ для противоборства русским войскам генерала Н. Евдокимова. В состав парламента входило 15 человек во главе с Хаджи Керендук Берзеком. Военным лидером был Карабатыр Заноко, сын Сефер-бея Зана. Конфедерация племен была поделена на 12 округов, создается аппарат управления, вводятся налоги, строятся здания судов, каждые сто дворов обязывали выставлять пять всадников для постоянного войска.
Обращает на себя внимание, что катализатором социально-политических процессов в Черкесии стала Кавказская война (1817-1864 гг.). Г. Дерлугъян сравнивает этот феномен с демократизацией Карфагена в ходе пунических войн. Неаристократические племена адыгов занимали Чероморское побережье и были наиболее подвержены исламизации и оказывали самое ожесточенное сопротивление экспансии Российской империи. Именно они понесли самые тяжелые потери в ходе Кавказской войны, отказавшись переселяться на равнину и практически полностью выселились в Турцию (последний носитель убыхского языка Тевфик Эсенч умер в 1992 г. в турецкой деревне Хаджиосман).
Христианизация адыгов, прослеживаемая с 1 в., очевидно охватывала только аристократическую верхушку, а упоминаемые города, где они селились у Черного моря, скорее всего, были греческими колониями. Наоборот, ислам оказался для них (как, впрочем, и для славян-боснийцев на Балканах) более продуктивным мировоззрением в отчаянной попытке сохранить свои древние вольности. Например, Абадзехия стала основной базой деятельности Мухаммед-Амина, наиба Шамиля на Северо-Западном Кавказе. Хотя, в отличие от имамата в Дагестане, Черкесская конфедерация не была теократическим государством. Главной целью было ведение войны, пусть даже и под знаменем газавата.
В Российской империи гражданский частнособственнический тип адыгской общины удачно вписался в структуру зарождавшихся капиталистических отношений в аграрной сфере. По большому счету черкесские селения мало чем отличались от казачьих станиц, чего не скажешь о дагестанских аулах или средназиатских кишлаках. Если в большинстве регионов аграрный капитализм формировался по германской модели, то на Кубани и в Адыгее - по американской, фермерской. Наглядный пример - биография адыгейского мецената и промышленника Лю Трахова, сделавшего состояние на сбыте строевого леса. Или взять героя-большевика М. Шовгенова, который происходил из семьи бывших крепостных, что не помешало ему получить образование в США и работать на заводах Чикаго.
Интересно, что в советское время конфликт между плебеями-тфокотлями и уорками-патрициями разгорелся вновь под видом борьбы с "кулаками" и "классово чуждыми элементами". При этом, как отмечают исследователи, уровень богатсва в этом регионе не был обусловлен социальным происхождением - нередко крестьяне были зажиточнее экс-дворян.

Убийство богов
Рассуждая о причинах возникновения демократических структур у адыгов, нельзя не сказать о весьма специфической мифологии Западного Кавказа. Имеется в виду такой редкий феномен, как убийство богов (теоцид). Причем речь не идет о "культе умирающего и воскресающего божества" (Осирис, Христос, Дионис), расчленении мифического существа при создании мира (индийский Пуруша, скандинавский Имир) или эсхатологических мотивах гибели вселенной и богов (эддический Рагнарёк).
В адыгских сказаниях герои убивают, как минимум двух богов. Нарт-богатырь Уазырмес настигает в небесном дворце бога зла Пако (букв. "коротконосый") и отсекает ему голову. В другом мифе красавица Ахумида убивает бога Амыша, добродушного толстяка, покровителя овцеводства. Она закрыла его в своем сундуке, где он задохнулся. Позже Ахумида выставляет его мясо на показ для невыполнимого испытания женихов: кто угадает, кому оно принадлежит, за того она и выйдет замуж.
Мифолог Б. Калоев считает, что богоборческие циклы сказаний восходят к грузинскому эпосу "Амирани". Добытчик огня Амирани (Абскрил у абхазов, Амир у лакцев) послужил прообразом греческого Прометея. Был такой персонаж и у адыгов - Насрен-Жаче, который пытался сбросить с горы Ошхамахо (Эльбрус) верховного бога Тха, но в итоге был им прикован к скале цепями. Нарт Саусыруко (осетинский Сослан) борется с солнечным божеством Жан-Шарх (Колесо Балсага), но гибнет от него. Осетинские нарты борются с верховным единым богом Хуцау. По совету злокозненного Сырдона они специально сделали высокими двери своих жилищ, дабы не кланяться небожителю при входе. Богатыри даже вызвали бога померяться силой в открытом бою. Однако после такой дерзости сколько бы зерна не обмолачивалось, получалось только не больше мешка. Через год нарты умерли, с голода выпив раскаленное железо. В осетинском эпосе богоборческие мотивы содержатся в цикле сказаний о богатыре Батрадзе (адыгский Пэтэраз), имеющего черты грозового божества. Правда, он вступает в схватку с второстепенными богами - Уациллой (св. Ильей), Уастырджи (св. Георгием), Ойнами (св. Иоанном), зэдами (ангелами)... Однако и в этих примерах, в отличие от приведленных ранее, нигде не говорится об убийстве божества.
Уничтожение богов мифологи объясняют периодом двоеверия, когда на Кавказе шла борьба христианских святых с языческими богами. Некоторые полагают, что в кавказских сказания произошло обожествление героических правителей, не обладавших бессмертием. 
На мой взгляд, такое объяснение мало вероятно и является отдельной темой исследований. Двоеверие - не является уникальным явлением и наблюдалось во многих других регионах, но не известно примеров, когда бог принимает смерть от руки человека, пусть даже и с чертами супергероя. Отсечение головы злого бога адыгов Пако можно сравнить разве что с эпохальным вызовом, с казнью английского короля Карла I.
В Черкесии долго сохранялись древние верования с культами дольменов и священных рощ. Мировые религии и сейчас до конца не изжили старинные обычаи, которые у адыгов приняли вид негласных этических правил "Адыгэ хабзэ" (есть такая кабардинска пословица "Хабзэр бзэгупэкIэ зэрахьэркъым" - "Хабзэ не носят на кончике языка", т.е. о нем не говорят, его соблюдают). [16]
Неписанные правила поведения "Ирон агъдаутта" (Аланское право) были и у соседних осетин.
Общественно-политическая лексика народов Западного Кавказа большей частью взята из нартского эпоса. Так места мужских собраний, на которых приглашали прославленных героев, - ныхас, вероятнее всего, заимствованы у алан. Ныхас (мн. ч. ныхæстæ) в осетинском языке термин многозначный, означающий "речь, слово, беседа, молва". В адыгские языки это название перешло в усеченном виде - хасэ (хаса, хас), поскольку первый слог "ны" означает "женщина", и Ныхасэ - "Совет женщин". Само слово "хасэ" адыгскими языками невозможно этимологизировать. В кабардинском языке зэхуэс (зекΙуэ) - "сбор, собрание", зэΙущΙэ - "встреча, собрание", зэхыхьэ - "сход, собрание", пэкΙу - "собрание, сборище", пэкΙупΙэ - "место для съезда", чэнджэщ (у адыгов джэнджэш) - "совет". Как отмечают Х. Жилетежев и М. Бухуров, в современных адыгских языках хасэ, кроме устаревшего значения "совет старейшин" (парламент), получило новое значение - название общественных организаций в различных странах, занятых сохранением и развитием родного языка, традиций, культуры, а также благотворительностью. Дополнительное значение получил и термин пэкΙу - "митинг".
На ныхас собирались осетины (исключительно мужчины) еще со времен легендарных нартов для принятия важных решений и установлении правил взаимоотношений между тремя родами - Ахсартагката, Алагата и Бората, занимавших верхнюю, среднюю и нижнюю часть богатырского селения Магас (в новоперсимдском magas - "муха", скорее всего, аналогию следует искать в венгерском magas - "высокий" и скифо-аланском maz(a) - "большой, высокий"). В родовом доме Алагата хранилась волшебная чаша Уацамонга, здесь же происходило ритуальное умерщвление стариков. Бората отличаются от других родов (скорее всего, являются аланизированными иноплеменниками) богатыми табунами лошадей, чем постоянно хвастаются.
У осетин ныхас (у балкарцев - nəğəš) мог проходить, как на открытых площадях, так и в закрытом помещении. В каждом горном обществе (селении, ущелье) действовал свой ныхас, а для разрешения спорных вопросов собирался народный суд – Тæрхон (букв. по-осетински "суд", "приговор", "обсуждение"; ср. старославянское тълкъ - "толкование"), где вершили справедливость наиболее мудрые, уважаемые и взвешенные люди (каменная скамья на ныхасе называлась у осетин тæрхæг, у чеченцев - tärxi, у балкарцев - tərxək). Если на селение нападали враги, все мужчины, способные носить оружие, считали священной обязанностью выступить в защиту интересов своего общества. Ни один взрослый мужчина во время общественной тревоги (фæдис) не оставался безучастным.
В каждом осетинском селении (как и у дагестанцев, о которых речь шла ранее) имеется определенное место для ныхаса, обычно в самом центре. Старики сидели на больших камнях, выложенных кругом. Эти седалища от долгого употребления не только отшлифовались, но даже приняли форму кресла. Неотъемлемой частью ныхаса нартов был "Камень забвения горя", на котором сидел эпический герой Урызмаг, убивший всех своих 17 сыновей.
У соседей алан и грузин - вайнахов также существовал высший законодательный орган родовой знати Мехк-Кхел (букв. "Суд родной земли"). Сбор происходил обычно на границе, где проживали разные племена и народы (не только вайнахи, но и, например, грузины-хевсуры). На склоне находили большой плоский камень, который служил своеобразной трибуной председателя суда. Согласие он выражал взятием себя за нос и уши, а отрицание - вставанием на камень. В последнем случае представители обязывались пересмотреть вопрос снова и решить его иначе. Если отдельные сельские или территориальные общины отказывались подчиняться решению Мехк-Кхела, то их могли даже полностью уничтожить или изгнать из местности. В промежутках между собраниями Мехк-Кхела полномочия его выполняли старейшины (къаной) во главе с председателем - тамада (баьчча). [Ахмадов, 2002]
Здесь интересно отметить аналогии в традициях проведения народных собраний у индийской народности санталов, до сих пор сохраняющего пережитки родового строя. В центре традиционных деревень обязательно должен находиться маджхистан - вариант общинного дома, где заседает местный панчаят. Это невысокая земляная насыпь, над которой на пяти столбах поднята крыша (пятый столб - в центре). Там находится камень или деревянная чурка, иногда в форме человеческой головы, окропленная красной краской. Здесь приносятся жертвы духам. Имеются и священная роща, и камни, символизирующие разных сантальских богов.
Остается неясным, насколько на феномен "вечевых аулов" повлиял грузинский фактор. Некоторое время Северный Кавказ входил в сферу культурно-политического влияния Грузии. По данным профессора И. Алироева, грузинским письмом были сделаны первые надписи 4 в. и 8-12 вв. на вайнахских языках (при раскопках в Чечне найдены черепки с грузинскими буквами, а на р. Асса встретились ингушские надписи грузинским алфавитом). Царь Горгосал (Гургаслан) в 5 в. покоряет Мингрелию, Имеретию, Абхазию и рассылает христианских проповедников в Осетию, Сванетию и Чечню. В нач. 19 в. было издано несколько богослужебных книг на осетинском языке, скорее всего, такие попытки предпринимались и гораздо ранее.
Выше упоминалось, что в некоторые вольные общества Дагестана (например, Джаро-Белоканы) входили грузины, а кое-где (аул Гидатль) до принятия ислама местное население до 14 в. исповедовало христианство, занесенное из Грузии.
Кроме того, исследователи (Б. Калоев) указывают, что прометеидный цикл грузинского эпоса "Амирани" оказал существенное влияние на необычную черту нартских сказаний Северного Кавказа, в которых смертные герои борятся с богами и даже их убивают.
Грузинские ученые, например Б. Чедия, полагают, что попытки ограничить полномочия царской власти появились в Грузии еще до принятия английской "Великой хартии вольностей". Во время правления Тамар в 12 в. аристократические круги во главе с огрузиненным тюрком-кипчаком, мечурчлетухуцеси Кутлу-Арсланом разработали проект, по которому роль периодечески созываемому Королевского Совета (Samepho Sabtshos - სამეფო საბჭოს) отводилась Дарбази (Dardazi erni - დარბაზის ერნი), а в промежутках между его созывами должен был заседать на постоянной основе некий протопарламент Карави (კარავი - букв. "шатер", "палатка"). Особо значимо то, что у царицы Тамар отнималось даже право присутствовать на совещании Карави и принимать участие в обсуждении разных вопросов. Монарху оставалась лишь исполнительная функция. Однако попытки ограничить грузинскую монархию  ни к чему не привели, победил в итоге абсолютизм. Хотя, например, историк И. Джавахишвили упоминает Георгия II, который прислушивался к Совету.
Интересно, что термин "дарбази" восходит к персидскому dar-vazi (двери дворца). Сравните название дагестанского Дербента (от персидского Darband - "закрытые ворота") и некоторых населенных пунктов на границе с Азербайджаном, например Дарбаз (по-азербайджански Dar-Boğaz - "узкое место"), Дарбазакум, Дарбазакент, Дарбаза в Казахстане и Дарваза в Бадахшане... Вообще, ассоциация представительного государственного совета с дверями вероятно ориентальна и имеет древние корни. Вспомним, что в Карфагене Народное собрание Ам (буквально "народ") зачастую имело синоним - Шар ("ворота").
Скорее всего название, связанное с воротами получали древнейшие на земле города, а затем и государства, возникшие в регионе Междуречья: Ká.dingir.ra (по-шумерски "врата богу"), Bab.ilim (по-аккадски "врата богов"), Hal.tamti (самоназвание Элама, по-эламски буквально "дверь бога").
В индоевропейских языках слово "дверь" этимологически связано с понятием "двор", которое, в свою очередь, имеет достаточно широкую семантику. Двор (в немецком Hof, в валлийском dor) - это не только сам дом, придомовая территория, крестьянская семья, традиционная община, но и условное именование приближенных монарха. Это слово, по М. Фасмеру, родственно латинскому forum (передний двор, рыночная площадь) и древнеиндийскому dvāram (ворота).

Опричный закон
Непростой вопрос - почему российская система власти развивается не по европейской, а по азиатской модели? Где возникла та развилка исторических путей России и Европы? Скорее всего, это произошло после нашествия монголов, когда Московское княжество заимствовала многое в менеджменте завоевателей, что впоследствии помогло новому Русскому государству стать империей. В этой связи примечателен пример китайского царства Цинь, которое за счет консервативных реформ и репрессий в 3 в. до н.э. превратилось в централизованное государство, а затем и в империю.
О монгольских влияниях еще историк Н. Карамзин писал, что "Москва обязана своим величием ханам". Н.  Костомаров посвятил монографию, в которой доказывал, что власть московских государей явилась полной заменой ханского деспотизма. Профессор Ф. Леонтович на основании сближений Чингизовой Ясы (Их засаг хууль - "Закон великой власти") и Ойратских уставов (Цааджин-Бичик), указывает целый ряд заимствований в политической, общественной и административной жизни московской Руси из монгольского права. У монголов заимствованы: воззрение на государя как верховного собственника всей территории государства; прикрепление крестьян и закрепощение посадских людей; идея об обязательной службе служилого сословия и местничество; московские приказы, скопированные с монгольских палат, и т.д.
Есть еще гипотеза историка А. Фурсова, который предложил видеть в самодержавии феномен, не имеющий аналогов в мировой истории. Принципиальное отличие в том, что если власть восточных монархов сдерживалась традицией и ритуалом, а правление европейских королей, даже в эпоху абсолютизма, ограничивалась правом, то русские самодержцы были над законом. Даже в Орде надзаконной власти не было, но она была у ордынских ханов над русскими князьями. Имеется в виду специфическая структура подчинения русских земель монголам (термин иго - "jugo Tartarico" - впервые употреблен в записи Даниела Принца о своей дипломатической миссии в Москву). Это, - своего рода, внешнее управление.
С другой стороны, на мой взгляд, не совсем корректно считать кочевников ответственными за установившийся в Московии строй - самодержание (автократию). В Ясе собранию монголов - курултаю (Их Хуралдаю) отводится огромная роль: "Под страхом смертной казни, запрещено самовольно провозглашать себя императором, если на то нет решения курултая". В Хазарском, Аварском каганатах и в Первом Болгарском царстве (ханстве) власть правителя была ограничена сложной системой сдержек и противовесов. Не говоря уже о венгерских кочевниках, которые создали образцовое для Европы парламентско-монархическое государство. Можно вспомнить и приведенный выше пример, когда выходец из тюркской кочевой культуры Кутлу-Арслан в 12 в. возглавил борьбу за ограничение монаршей власти в Грузии.
Поэтому, можно предположить, что самодержавие - это, своего рода, инновация, явление во многом искусственное, плод изобретения кабинетных начетчиков.
Речь идет о феномене "внеюридического государства", в котором правитель стоит над законом. В Русском государстве такая самодержавная система ничем не ограниченной власти государя сформировалась при Иване IV. И во многом благодаря разделению царем государства на опричнину (земель с особым управлением) и земщину. Именно в опричнине (от древнерусского "опричь" - "кроме, вне, за пределами") историки видят зародыш будущих репрессий, например, "красный террор" в первые годы советской власти и сталинский 1937-й год. Можно предположить, что с Ивана Грозного берет начало особая организация власти - опричное (внеюридическое) государство.
Как писал Ю. Лотман, в России сама идея построения внеюридического общества в тех или иных формах провозглашается на всем протяжении второй половины 19 в. "В антитезе милости и справедливости русская идея противостоит латинским правилам, проникнутым духом закона: Fiat justitia - per eat mundus; Dura lex, sed lex (Да свершится правосудие, хотя бы погиб мир; Закон суров, но это закон)". У Л. Толстого - верховенство совести над законом. У А. Пушкина в "Капитанской дочке" главная героиня говорит императрице, что "приехала просить милости, а не правосудия". То же - и в его поэме "Анджело", когда храбрец изрекает: "Однако торжествует не справедливость, а милость".
В Европе были похожие противопоставления - буква и дух закона.[17] Но в России они радикализованы до манихейства: есть бесчувственный, механистический Запад, ограничивающий волю безжалостным законом и есть Святая Русь, где не закон, а милость и справедливость делает человека свободным. Отсюда два критерия - духовность и бездушие, которые никак не пересекаются с понятием "закон". Курьезный и во многом примечательный случай произошел в 2016 году, когда Верховный суд Карелии признал порочащими честь МВД русские народные пословицы: "Закон, что дышло, куда повернешь, туда и вышло" и "Законы святы, да законники - лихие супостаты".
Вообще для русского языка характерен дрейф юридической лексики в семантического поле инвективных оттенков. Например, ябедой изначально назывался судья или должностное лицо; стряпчим - судебный чиновник, помощник прокурора по уголовным делам, солиситор; окольничими - приближенные царя, главы приказов и дипмиссий, "кандидаты в бояре"; целовальником - выборная должность для исполнения судебных, финансовых и полицейских обязанностей, при присяге он целовал крест (с 19 в. так стали называть продавца вина). 
Если антиюридические идеи в России обрели философский романтизм сравнительно поздно, то в Китае все случилось гораздо раньше. Речь идет об учении легистов (законников). По началу основатель легизма (фа-цзя) Гуань Чжун в 7 в. до н.э. провозгласил принцип всеобщего равенства перед законом (сравните буддийскую концепцию дхармы) и равных возможностей для всех (меритократия) в противовес традиционному обычному праву. Полагалось, что закон превыше всего, в том числе, мудрости, знаний и государя. Однако последователь этого теоретика практик Шан Ян в 4 в. до н.э. вывел государя за рамки закона. В своем знаменитом трактате "Шан цзюнь шу" (Книга правителя области Шан) он подчеркивает, что "законы не писаны только для монарха, он один является их единственным источником и в любой момент может заменить их новыми". Вся полнота власти сосредотачивается в руках правителя. Главное - слепо повиноваться императору. [18] "В образцовом государстве власть опирается на силу и никаким законом не связана", - писал Шан Ян и добавлял: "Слабый народ - сильное государство". Главный метод управления Шан Ян заимствовал у философа Мо-цзы, концепцию механистического устройства государства, однако, пришел к обратному выводу, что оно должно побеждать и оглуплять народ. Простолюдины должны только пахать и воевать. [19]
Здесь можно вспомнить "аракчеевщину" - политику в царской России 1810-1857 годов, когда создавались военные поселения - система организации войск, сочетавшая военную службу с занятием производительным трудом, прежде всего, сельскохозяйственным. Нечто похожее было при византийском императоре Ираклии, создавшем военно-административные округа фемы.
Итак, можно предположить, что философия самодержавия (единодержавия) с внеюридической концепцией государственной власти сформировалась в Китае эпохи Цинь. Оттуда эта модель была занесена на Русь в результате монгольского нашествия. Однако ряд историков в этом сомневаются: ведь не удалось найти каких-либо указаний на то, что в руках московского правительства действительно находились изученные монгольские уставы или работы Шан Яна. [20]
Вместе с тем, можно возразить - заимствование идей и технологий происходит далеко не всегда посредством осознанного изучения документов. Наглядный пример - изобретение слогового письма Секвойей, необученным грамоте индейцем чероки. Он только наблюдал, как европейцы фиксируют свою речь на бумаге.
В этой связи представляет интерес гипотеза американского антрополога А.Л. Крёбера - "диффузия стимула". Диффузионализм объясняет заимствование идей и технологий из одного центра периферией культурных ареалов. Политическая модель представляется архетипической схемой, основой "кристаллизации" инноваций. Причем такие заимствования могут, как ускорять, так и замедлять социально-политический прогресс.
Поэтому самодержавие можно воспринимать, как такую инновационную модель с неоднозначным результатом. Централизация и усиление государства не носит устойчивого характера в системе внеюридеческой, свехконцентрированной власти в руках единого правителя. Более того, Ю. Лотман полагал, что в этом случае революционные процессы идут скачками, новые порядки полностью отрицают старые. Вспомним полное уничтожение новгородской системы вольностей Иваном III, правление Петра I, растоптавшего остатки сословной монархии в угоду абсолютизму, чередование тезиса и антитезиса (без синтеза): Екатерина II - Павел I - Александр I...
Как писал Г. Державин на восшествие на престол царя Александра:
Век новый! Царь младый, прекрасный
Пришел днесь к нам весны стезей!
Мои предвестья велегласны.
Уже сбылись, сбылись судьбой.
Умолк рев Норда сиповатый,
Закрылся грозный, страшный взгляд...

Классическая схема, при которой правитель-последователь пытался опорочить и даже вычеркнуть из истории своего предшественника, не давала сбоя в советское время. Н. Хрущев разоблачил "культ личности" Сталина, Л. Брежнев поставил ярлык "волюнтаризм" на годы хрущевского правления, М. Горбачев назовет брежневское правление "застоем"... И так - вплоть до наших дней. В. Путин говорит о "лихих 90-х", намекая на своего предшественника Б. Ельцина. Как поется в народной антисоветской песне, "Ну а потом его маненечко того, и тут всю правду мы узнали про него". [21] Из всех российских правителей, пожалуй только Горбачев, оставив свой пост, не перестал быть публичным политиком (не отравлен, не сослан в монастырь и не посажен под домашний арест, не расстрелян), не смотря на негативное к нему отношение плебса и существенной части просоветски настроенных патрициев.
По Лотману, европейская система стремится приспособить идеал к реальности, а восточная (в том числе и российская) - осуществить на практике неосуществимый идеал. Второй пример закладывает программу дурной бесконечности, продуцирующую манихейские крайности - слабый правитель сменяется деспотом, "вертикаль власти", напоминающая кол во дворе царя Ивана, - смутой и раздробленностью государства.
В правовых, европейских системах возникают более сложные и устойчивые конструкции, когда демократизация усиливает власть, а централизация и экспансия государства не приводит к тирании.
Европейские модели управления выглядят комплексными доктринами, социально политические процессы преобразований идут параллельно, но с разной скоростью, большей частью постепенно и не затрагивают всю систему общественного устройства. Крайности сдерживаются противовесами и сходятся где-то на золотой середине.
"Так, например, - пишет Лотман, - крах наполеоновской империи, сопровождавшийся форменным взрывом в области политики, государственной структуры, культуры в самой широкой ее сфере, не затронул собственности на земли, распроданные в годы революции ("национальное имущество"). Можно было бы также указать на то, как римская структура городской власти упорно прорастала сквозь многочисленные перипетии варварских вторжений и в конечном счете, трансформировавшись до неузнаваемости, сохранила до наших дней непрерывную преемственность... Даже такие попытки абсолютного переустройства всего жизненного пространства, как религиозно-социальная утопия Кромвеля или взрыв якобинской диктатуры, по сути дела, охватывали лишь весьма ограниченные сферы жизни. Еще Карамзин отметил, что в то время как в Национальном собрании и театре кипят страсти, парижская улица в районе Пале-Ройяля живет веселой и далекой от политики жизнью".
Сравните разное отношение к Второй мировой войне в СССР и Европе, наложившее отпечаток на социалистический кинематограф. Война мыслилась не как конфликт интересов между обычными странами, а как битва на уничтожение, противник представлялся чудовищем или даже инопланетянином, с которым невозможно компромиссов. Это очень любопытный феномен глобальной вовлеченности всего общества в битву даже не с соперником или врагом, а с существами разного онтологического статуса. Это противостояние коммунистической и капиталистической систем напоминает фантастический сюжет Г. Уэлса "Война миров", где земляне вступили в схватку с марсианами. Напротив, в западном кинематографе освещение этой войны более спокойное. Перефразируя Лотмана, в то время как на фронте ибут бои, парижская, лондонская или римская улица живет далекой от войны жизнью.
Более того,"восточная  схема" задает устойчиво повторяющуюся траеторию развития страны. Вспомним фильм В. Хотиненко "Зеркало для героя", где человее неожиданно попадает в советское прошлое, в котором постоянно повторяется один и тот же день - 8  мая. Приходит новый день, и все повторяется сначала, но никто из жителей города не помнит о его предыдущих вариантах. Несмотря на то, что герои фильма пытаются как-то изменить ход событий, на следующее утро они снова повторяются. Меняются только сами герои и их отношение к происходящему вокруг них.
Традиционализм и нежелание ничего улучшать большинство стран обрекает на отсталость. В этом Россия не уникальна. Согласно гипотезе Норта-Уоллиса-Вайнгаста, отсталость - норма, развитие - исключение. Помимо большинства европейских стран известно не так много государств, давно вставших на путь вестернизации и преодолевших "эффект колеи". Это, во-первых, - Япония и Таиланд. Россия попыталась европеизироваться при Петре, но потом процесс модернизации застопорился (в первую очередь, из-за незавершенности реформ местного самоуправления, судебной системы и церкви), а после 1917 года начал мутировать и опять соскальзывать в пресловутую колею гибридных евразийских моделей развития (сталинизм, перестройка, путинизм).
Кстати, цикличность исторических процессов наиболее ярко прослеживается в Китае, где от древнейших времен социально-политическое развитие исчисляется династийными периодами. Цикличность историософских эсхатологических моделей была характерна для зороастрийского Ирана и Индии (концепция юг - сменяющих друг друга мировых периодов).
Как можно было убедиться, революции могут быть не только либеральными, но и консервативными. Об этом говорят уже упоминавшиеся примеры политических переворотов в Болгарии царя Бориса, Византии императора Юстиниана, Испании короля Фердинанда. В этой же череде и опричная политика русского царя Ивана и ряда других монархов Евразии.
В 1975-1978 годах в Камбодже воцарился редкий по деспотизму режим "красных кхмеров". Всех горожан насильно переселяли в деревни (во время "культурной революции" в Китае интеллигенцию оправляли "на перевоспитание" в сельскую местность). "Город - обитель порока. здесь властвуют деньги и коммерция, а это оказывает на человека тлетворное влияние, - говорил в то время камбоджийский лидер Пол Пот. - Вот почему мы должны ликвидировать города." В этой политике можно увидеть влияние идей упомянутого ранее Шан Яна.
Казалось бы, парадокс - в то время, как Запад демократизируется, на Востоке происходят рецидивы средневековья. Но это объясняется крайне не равномерным развитием большинства стран и постоянным возвращением к шаблонам далекого прошлого.
Можно предположить, что концепция самодержавного внеюридического государства получит дальнейшее развитие и кристаллизуется во внегуманистическое. С 19-20 вв. уже начали появляться политические движения, отрицающие всеобщую декларацию прав человека. Например, Sendero Luminoso (Сияющий путь) в Перу. и целый ряд других организаций, как правило прокоммунистического толка. Особенность нынешнего времени - переформатирование неевропейских религиозных течений в некие псевдогосударственные структуры, с идеологическим обоснованием внегуманистических ценностей. Причем, в большинстве своем такие образования возникают в "исламском поясе". В этом ряду - Исламский Эмират Афганистан (1996-2001), созданный движением Талибан, Харакат аш-Шабаб (с 2009 г. занимает юг Сомали), Ансар ад-Дин (в 2012 г. на непродолжительное время установлен контроль над севером Мали) и запрещенное на территории РФ Исламское государство Ирака и Леванта (с 2006 г. занимает значительные области Ирака и Сирии). Именно такие образования нового типа пытаются прийти на смену монархическим и национал-социалистическим режимам Ближнего Востока и Магриба.
Если самодержавие провозглашало внеюридический статус правителя, то внегуманистические государства ставят себя выше всей человеческой цивилизации, этических норм и культуры. Образ царя, как бы возвышающегося над законом и являющегося его источником, мутирует в некую мистико-политическую фигуру, не доступную не то, что праву, а  рациональному пониманию простых смертных. [22] При этом речь идет не о фашистком типаже вождя, как о неком супермене. На горизонте замаячили концепции нечеловеческих государств, как если бы мы говорили об инопланетной расе, похожей, например, на ту, которая была в фантастическом триллере 1987 года "Хищник" Дж. МакТирнана.
Интересно, что внегуманистические движения, взращиваемые в недрах мировых религий, оказываются губительными в первую очередь для своих же "метрополий" и старых святынь. Так символом утверждения христианства стало разрушение античных храмов, символическим моментом для русского коммунизма стал подрыв Храма Христа Спасителя в Москве. Тектонической сменой вех может стать ликвидация исламских святынь руками наиболее радикально настроенными элементами, связанными с этой религией. Тем более, что на них уже покушались. В 930 году приверженец карматской секты исмаилитов Абу-Тагир решил окончательно уничтожить хадж. Он внезапно напал на Мекку, учинил резню и похитил Черный камень Каабы. Только в 951 году святыня за огромный выкуп была возвращена.
С установлением ваххабизма в Саудовской Аравии из-за боязни идолопоклонничества были разрушены пять из семи мечетей, построенных еще дочерью Мухаммеда и его сподвижниками, был изуродован Черный камень. Уничтожен и дом Хадиджи, жены Мухаммада и многие другие исторические здания. Однако, утвердившись во власти, ваххабиты все же стали более умеренными в отношении к святым местам. Тем не менее, в 2014 году лидеры запрещенного в РФ Исламское государство Ирака и Леванта угрожали захватить и разрушить Каабу.
Абу Бакр Наджи (Мухаммед Хасан Халил аль-Хаким), бывший член группы "Египетский исламский джихад", написал книгу "Управление первобытной жестокостью" (тауахуш; дополнительные значения - "вакуум власти и хаос", "беззаконие"), которая широко распространяется среди местных экстремистских группировок. Автор пишет: "Те, кто действительно участвовал в джихаде, знают, что это не что иное, как зверство, бессердечность, терроризм, устрашение и причинение страданий. Я говорю о джихаде и боевых действиях, а не об исламе, поэтому не смешивайте эти два понятия. Борьба не может продолжиться и выйти на новый уровень, пока врагу не причинено страдание и он не напуган". Запрещенное в РФ "Исламское государство" использовало термин ташрид (устрашение). [Sly, 2014; Хассан Хассан, 2016]
Внегуманические вожди режимов, лишь опосредованно связанных с жесткой идеологией (в том числе и религиозной) характерны для Африки. Имеются в виду президент Уганды (1971-1979 гг.) Иди Амин, глава Цетрально-Африканской империи Ж.-Б. Бокасса (1976-1979 гг.), промышлявшие канибализмом. Сюда же можно отнести человеконенавистнические режимы полковника Т. Багосоры, главного виновника Геноцида (Itsembabwoko) в Руанде 1994 года, и президента Либерии Ч. Тейлора, который в 1991-2003 годах развязал гражданскую войну на территории своей страны и соседней Сьерра-Леоне. Тейлор широко использовал детей-смертников от 7 лет, которые под действием кокаина отличались особой жестокостью.
В Африке интерес представляют христианские деструктивные движения, отрицающие современные гуманистические ценности. В первую очередь, это военная группировка в Уганде (преимущественно среди нилотского народа ачоли), называющая себя "Господня армия сопротивления" с 1987 года. Она борется за установление теократического режима, основанного на 10 библейских заповедях. Буддийский экстремизм известен в Шри-Ланке (Bodu Bala Sena - "Буддийская сила") и Бирме, а также в Японии. Например, секта "Аум синрикё" ("Учение истины Вселенной"; 1987-2000 гг.), причастная к теракту в Токийском метро. Правда, следует отметить, что Bodu Bala Sena, равно как и христианский экстремизм ливанских маронитов (Катаиб, Танзым, Защитники кедра) и коптов Египта ("Умма кубтыйя - Коптская нация") возникают, как реакция на исламизм.
Во многом примечательно высказывание патрирха РПЦ Кирилла, который в марте 2016 года назвал права человека "глобальной ересью человекопоклонничества". Ранее, в 2009 году лидер экстремистской организации Нигерии "Боко харам" Мохаммед Юсуф заявлял, что идеи образования и, например, дарвинизм противоречат исламу.
А вот, что говорит протоиерей В. Чаплин, экс-председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата, член Общественной палаты РФ:
"Что, в конце концов, плохого в уничтожении некоторой части внутренних врагов? Некоторых убивать можно и нужно совершенно точно. Не случайно уничтожают преступников... Посмотрите, даже бог, если мы читаем Ветхий и Новый Заветы, прямо санкционировал и санкционирует в будущем уничтожение большого количества людей для назидания остальным. Не как наказание или месть, а в назидание. Для назидания обществ иногда необходимо некоторое уничтожение тех, кто достоин уничтожения. […] Гуманизм - это антихристианское мировоззрение, это сатанинское мировоззрение". [Чаплин, 2016]
Все сказанное говорит о том, что потенции внегуманистического государства не ограничиваются одной только исламистской идеологией.

Ассирийские крылья стрекоз
О. Мандельштам как-то написал такие строки:
Ветер нам утешенье принес,
И в лазури почуяли мы
Ассирийские крылья стрекоз,
Переборы коленчатой тьмы
.
Поэт в своей статье писал, что "в жилах нашего столетия течет холодная кровь чрезвычайно отдаленных монументальных культур, быть может, египетской и ассирийской". Можно вспомнить в этой связи цитату классиков коммунизма. В письме Ф. Энгельсу (10 декабря 1864 г.) К. Маркс спрашивает: "Дорогой Фред… Что ты скажешь по поводу глубоких открытий Коллета - с божьей помощью Уркарта, о Навуходоносоре и происхождении русских от ассирийцев…?" (К. Маркс. Соч., т. 31, с. 32). Есть еще более ранние свидетельства, которые кто-то сочтет русофобскими. В 19 в. маркиз А. де Кюстин пишет: "Глядя на Петербург и размышляя о страшном существовании жителей этого гранитного лагеря, можно усомниться в Господнем милосердии, можно стенать и возносить проклятия, но невозможно соскучиться. Это непостижимо, но великолепно. Деспотизм, подобный здешнему, представляет собой неисчерпаемый источник наблюдений и размышлений. Эта колоссальная империя, представшая моему взору на востоке Европы, той самой Европы, где повсюду общество страждет от отсутствия общепризнанной власти, кажется мне посланницей далекого прошлого. Мне кажется, будто на моих глазах воскресает ветхозаветное племя, и я застываю у ног допотопного гиганта, объятый страхом и любопытством".
По собственному признанию маркиза, он ехал в Россию искать доводов против демократии, а вернулся, если не республиканцем, то уж во всяком случае убежденным противником абсолютизма, который довел до катастрофы Францию и может погубить Россию... Забегая вперед, скажем, что подозрения в ассирийском происхождении русского самодержавия далеко не беспочвенны. Посредником в такой государственной инновации могла послужить уже упоминаемая Болгария, где с 917 года произошел "самодержавный переворот".
Слово царь появилось впервые в титулатуре болгарских правителей, начиная с Симеона (в Сербии - с 1346 г., на Руси - с 1547 г.). М. Фасмер считает менее вероятным непосредственное возведение к латинскому Саеsаr (буквально "волосатый"). Тем более, что латинское слово не отражено ни у румын [22a], ни у албанцев, входивших в древности в сферу влияния Болгарского царства. Затруднительно, по его мнению, и семантически толкование из готского *Kaisāreis или из среднегреческого Καῖσαρ.
Исследователь В. Гумелёв предполагает, что термин царь может восходить к аккадскому "šar, sar, car". Тем более, что есть мнение, будто религия ранних христиан Болгарии испытала некоторое влияние иудаизма. На это указывают имена князей: Симеон, Самуил, Гавриил. Без сомнения, были знакомы с еврейскими религиозными книгами славянские просветители 9 в., братья Кирилл и Мефодий: в славянской азбуке, как минимум две буквы ш (из ש шин) и ц (из צ цадэ) заимствованы из еврейского алфавита.
Интересно, что и другой термин - боярин < болярин - большинство исследователей относят к дунайско-болгарскому региону. Вполне возможно, болярин происходит от названия "болгарин" - названия тюркской аристократической верхушки смешанного племенного союза с численно преобладающим славянским элементом.
Считается, что первый титул šaršarrāni (царь царей) принял в Ассирии Тукульти Нинурта (1244-1207 г. до н.э.). Вообще, аккадская верховная должность sarranu rabutu (буквально "царь большой") - калька с шумерского LUGAL.GAL.MES (см. ниже). Известен также термин шарикашшати (повелитель множеств). Замечено, что это титулатура может быть чатью царских имен - Саргон, Шаррукин (истинный царь), Тиглатпаласар, Салмансар и т.д. В халдейском языке сар > уцур. Сравните в аккадском ашаред - "предвордитель".
У персов название шаха (شاه‎, šāh) родственно названию индийской касты воинов кшатриев и наместников-сатрапов (xšaθra). В древнеперсидском языке царь - xšāyathiya, в среднеперсидском и авестийском - xšaθra - "сила, команда", иранский корень *хšay - "сиять, блистать", "властвовать, повелевать".
Вообще, ассирийская калька словосочетани "царь царей" распространилась довольно широко. В империи Сасанидов - шахиншах (šāhe-šāhān), в Грузии после Давида IV Строителя, с 12 в. правителей называди mephet-mephe (от me-u-phe - "суверен"). Судя по начавшейся дешифровке надписей протоиндийской цивилизации Хараппы, и здесь был похожий титул - vēnvēn (в протодравидском "царь царей"). В африканской Дагомее (16 в. - 1900 г.) правитель именовался акохосу-акохосу (царь царей; акохосу на языке фон - "глава клана"), в Бенине - огив акполокполо - "император".
Проблематично соотносить с персидскими аналогами титул царей хеттов (šuš) и эламитов (sunki-r).

Царизм, как инновация
В отличие от самодержавия, народовластие выглядит, как естественное состояние общества. Перед тем как возникнуть монархии, проходит немало времени, чтобы граждане посчитали тираническую власть богоданной.
Первые цари Шумера назывались лугаль (в аккадском  - "большой человек") поначалу избирались народным собранием ("Домом города", состояло оно из рабовладельческой знати) и были по сути вождями на период ведения войн. Однако в связи с тем, что войны велись постоянно, эта должность стала пожизненной, а с 2900 года до н.э. - наследной. В некоторых городах параллельно сохранялись "энси" (по аккадски "ишшакум" - "правитель, жрец, господин закладки сооружений"), правившие в мирное время. Власть энси ограничивалась старейшинами и народным собранием. Интересна трансформация этого титула: во 2 тыс. до н.э. так называли уже храмовых земледельцев, по сути полурабов.
В Древней Ассирии Совет старейшин именовался Лимму, в котором каждый заседатель выполнял в течение года функции главы. Здесь в 3-2 тыс. до н.э. наряду с правителями-ишшакум действовали выборные правители-укуллум, которые выполняли судебные и административные функции. Совмещение этих должностей стало первым шагом к монархической власти. В отличие от фараонов Египта цари Ассирии не считались богом, а были в первую очередь военачальниками (происходили, как правило, из самых богатых в городе торговцев) и только потом - судьями и жрецами. Не известно религиозных культов ассирийских царей.
Первым присвоил себе титул монарха Шамшиадад I, но и тогда его власть ограничивалась жрецами и военной верхушкой. Любопытно перерождение госуправления в Ассирии - от городов-государств полисного типа с выборным вождем, который заведовал храмовым хозяйством и налогами, до тиранической трансконтинентальной империи.
Судя по текстам вед, правителей индоарийских протогосударств избирали на общинных собраниях (гана, сангха) или советах знати при короле (радже), которые назывались паришады. [23] Власть радже поначалу делегировали добровольно, но со временем это переросло в обязанность, а позже царские должности стали наследуемыми.
Характерным для каждой деревни является также акра (akhra) - площадь, расположенная обычно в центре деревни, под сенью одного или нескольких развесистых деревьев. На этой площади заседает деревенский панчаят и собираются общие сходы, здесь же по вечерам собирается деревенская молодежь для плясок.
Максимальная концентрация власти в руках монарха впервые в истории засвидетельствована в Египте, за полтысячелетия до Саргона Аккадского. Фараоны (от египетского per-o - "большой дом"), начиная с Менеса (Mn.j - букв. "Вечностоящий") ок. 3050 года до н.э. были всевластными и обожествленными царями огромного государства. "Живыми богами на земле" считались и инки Древнего Перу, но культ правителей там не был столь развит, о чем говорит отсутствие гигантских статуй индейских царей.
Считается, что в Египте община была очень рано поглащено царской властью. Свободных общинников и полноправных при фараоне не было (напрочь отсутствовало и понятие гражданина), закрепощенным было все население государства. Казарменно-коммунистический строй Египта с командно-распределительной системой делал ненужным фиксирование законов. Судебников по типу знаменитых старовавилонских Таблиц Хаммурапи (1750-е гг. до н.э.) древнеегипетская история не знает.
Как замечает Л. Васильев, "столь полное, явное и практически абсолютное господство государства и венчающего его божественного правителя-фараона было даже на Востоке беспрецедентным". Египет периода Нового царства (16-11 вв. до н.э.) при Тутмосе I и Тутмосе II стал первой известной миру империей.
Изоляционизм (герметичность) Древнего Египта делал его закрытым для внешних влияний, в отличие от Шумера и Аккада. Поэтому, можно предположить, что концепция единовластного бога-царя не оказала существенного воздействия на соседние страны и народы. Посредником вполне могло выступить Древнее Мероэ, где цари (кандака) также обожествлялись, но носили более архаичные черты. Кандаки избирались оракулом бога Амона, наследование передавалось по материнской линии.
Египтолог П. Шинни упоминает предания, которые бытовали в средневековых королевствах Судана: якобы с падением Мероэ в 4 в. семья последних фараонов переселилась в Дарфур. Устойчивые легенды такого рода распространены также в Чаде (в царстве Канем-Борну сохранилась традиция строительства из красного кирпича) и на севере Нигерии (хауса, фульбе). Предметы быта, явно происходящие из Мероэ, - подголовные опоры, музыкальные инструменты и опахала из страусиных перьев. И, конечно, традиция металлообработки родом из Мероэ, следы таких влияний прослеживаются вплоть до Ифе и Бенина в Нигерии.
Несомненно, из Мероэ были зимствованы древнейшим бантоидным государством Гана с 6-7 вв. принципы организации власти с божествленным правителем tunka, или kaya-magan (властелин золота). Позже эти традиции пердались и средневековым берберизированным городам в излучине Нигера - Томбукту, Дженне, Гао, Сегу. Сакральность африканских царей выражалась в множестве табу: запрет прямого общения с подданными, ограничение передвижений по стране, запрет появляться вне дворца при свете дня, запрет открывать подданным лицо и т.д.
Некоторые импульсы можно проследить и к югу от Нила. Например, эта самодержавная концепция могла оказать некоторое влияние на абиссинских императоров - негусов (в языке геэз nəgūś - от глагола "господствовать"). В 17 в. на территории современной Эфиопии кушитские племена омотов создали сильное феодальное государство Каффа во главе с обожествленным правителем. Последний "император" Гаки Шерочо в сер. 19 в. погиб в застенках Адис-Абебы.
У нилотов шиллук в Южном Судане конфедерацию племен возглавлял обожествленный царек - рет, считавшийся воплощением легендарного предка Ньиканга. Функция рета в основном носила ритуальный характер, существовал обычай убивать состаоившегося царя. К 5 в. некогда сильное королевство нилотов пришло в упадок. У шиллук были свои города (скорее, большие деревни) до прихода колонизаторов - Малакаль и Кодок (Фашод, или Пачодо). Например, в Кодоке своеобразным "акрополем" была высокая насыпь в виде холма, на которой стояли четыре круглые хижины из веток, глины и коровьего навоза. А знаменитые королевские дворцы Абомея напоминают остановочные павильоны в советских колхозах. Стены делались из земли, крыши - из соломы. Здания окружались глинобитными стенами полметровой толщины с несколькими воротами. "Город" окружал глубокий ров (иногда несколько рядов) и защитное кольцо из колючих зарослей акации.
Цари обожествлялись во многих государствах Африки, в том числе morena и inkhosi в современных Лесото и Свазиленде, а ранее до 1960-х гг. mwami Руанды и Бурунди, kabaka Буганды, mpanjaka с 17 в. до 1896 г. в Королевстве Имерина на Мадагаскаре. 
Вообще, африканские царства не вписались в современность, скорее его, именно из-за своего архаичного "фараонизма". Мвами Руанды Кигели V был свергнут в 1961 году, мвами соседней Бурунди Мвамбутса IV был свергнут своим сыном Нтаре V, который объединился с военными, но потом и сам был низложен хунтой через несколько месяцев. В 1962 году кабака Буганды Мутеса II был избран первым президентом нависимой Уганды, но потом не поладил с генералитетом и лшился поста, хотя титулы местных царей сохранились в Уганде по сей день. Ныне в Черной Африке только в двух анклавах ЮАР правят монархи: в Лесото - Летсие III, в Свазиленде - Мсвати III. В Лесото происходят постоянные конфликты королевской семьи с военными, а в Свазиленде монарха обвиняют в коррупции.
Система монархической власти Океании напоминает африканскую лишь отчасти, в динамике они ближе к японскому сёгунату. Начиная с 10 в. на островах Тонга, Самоа и части Фиджи была установлена наследственная власть священных вождей туи-тонга. В середине 15 в.главную роль начали играть заместители вождя, туи-хаатакалауа, которые стали обладать реальной властью, а туи-тонга оставили а собой лишь ритуальные функции. В нач. 17 в. полнота власти перешла к военному министру (туи-канокуполу), а через сто лет титул бывших конкурентов туи-хаатакалаула был ликвидирован. Сегодня в Океании единственная монрхия - Тонга, где правит Тупоу VI.
Хорошо изучен культ священных царей (оба) йоруба в Нигерии. В средневековых города-государствах (илу) они имели разные названия: алафин (буквально "хозяин дворца") - в державе Ойо, алакету (хозяин Кету) - в Кету, алаке - в Абеокуте, ова - в Илеши, авуджале - в Иджебу, ошеваме - в Ондо, оба озолуа, оба никхуа ("император") - в Бенине. Алафин Ойо иносказательно назывался "спутник богов", "господин мира и жизни", специфическая аббревиатура - кабийеси ("Никто не осмелится оспорить вашу честь"). Вместе с тем, в отличие от фараонов, власть алафина была сакральной, но далеко не абсолютной. Убивать его запрещалось, но можно можно было принудить к самоубийству. Для этого члены совета (Ойо меси) вручали царю яйцо попугая или пустой калебас. Существовал и обычай после смерти алафина убивать его соправителя (наследника), а также мать по восшествии царя на престол, в замен ему назначалась "официальная мать". Бывали случаи, когда глава (башоркун) царского совета узурпировал власть и заставлял расставаться с жизнью алафинов по любой надуманной провинности.
Культ обожествленого правителя дева-раджа (дева-реатеа) был в индофильской Ангкорской Камбодже в нач. 9 в. установлен Джаяварманом II. В более ранний период, во время существования древнекхмерского государства Бапном, или Фунань (1-6 вв.) правитель назывался курунг-бном (царь горы). Однако в 13 в., принявший буддизм Тхеравады Джаяварман VII вместо дева-раджи принял новый титул - "сдать" (самдеать). И к кон. 19 в. монарх в странах Индокитая окончательно считается не "живым богом на земле", а "защитником и покровителем буддийской общины-сангхи". Не исключено, что древний культ бога-царя был связан не с индуизмом, а с местной религией, о которой мало что известно (исследователи указывают на причудливую конструкцию храмов Бапном). Как бы там ни было, но эта традиция, выделявшая Камбоджу на фоне окружающих стран, некоторым образом связана с кровавым режимом "красных кхмеров", который будет установлен здесь многие века позже Ангкорского периода.
Культ девы-раджи был распространен и в Древней Яве в 732 году, когда король Санджая основал новую династию Матарам. Здесь традиция обожествлять королей продолжалась до 15 в.
На дравидийском юге Индии цари-раджи именовались kō (கோ "король"), iṟai (இறை "император"), а также āṇḍavan (ஆண்டவன் "завоеватель"). Примечательно, что сейчас эти титулы применяют к богу.
В Индии самыми могущественными правителями были буддисты Ашока (273-232 гг. до н.э.) и Канишка (100-144 гг.). Они носили импературский титул чакравартин (चक्रवर्तिन् cakra-vartin, букв. "тот, который поворачивает колесо"). Это - нарицательное название в буддизме и джайнизме идеального правителя, царствование которого возвращает мир из хаоса беззакония на высшую ступень порядка.
Судя по индийским эпосам и пуранам, правители государств в долине Ганга принадлежали к двум основным династиям: Солнечной и Лунной, возводимых к Ману Вайвасвату. Солнечная династия берет свое начало от его сына Икшваку, внука Солнца (Вивасвата), Лунная - от Пурураваса, внука Сомы, бога Луны (мужа дочери Ману - Илы). Местом обитания древнейших царей считается Северо-Запад.
Наиболее известную ветвь Солнечной династии, укрепившуюся в центральной части долины со столицей в Айодхье, часто называют «династией Вагху» по имени 57-го преемника Икшваку. Правнуком его считался прославленный эпический герой Рама. Самая известная ветвь Лунной династии - Пауравы, род Пуру, царствовавшего в пятом поколении после Пурураваса. Семнадцатым его потомком считается Бхарата, чьим именем называется современная Индия.

Большое ледяное гнездо
В 1835 году вышел один из первых русских исторических романов - "Ледяной дом" И. Лажечникова. Критики отметили мрачную символику и гнетущую, холодную атмосферу беспощадного к своему народу государства сатурнианского типа [24]. Литературовед Н. Петрунина писала: "С первых страниц романа картины зимней стужи переплетаются с другими - с описаниями нравственного оцепенения, мертвящего страха и скованности... Человек осмелился помыслить о протесте - и нет человека... его пытали, заморозили заживо. Нет больше правдоискателя, он стал безобразной ледяной статуей. И, как бы в насмешку над трагедией человеческой судьбы, вид этой статуи рождает у русской императрицы мысль о постройке потешного ледяного дворца, о празднике шутовской свадьбы. Образ ледяного дома проходит через весь роман, вплетается в перипетии романической интриги, перерастает в олицетворение мрачного и бесчеловечного царствования, над которым вершит свой исторический суд автор... Ледяной дом становится в романе мощным символом, отбрасывающим тень на все перипетии и политической и романической интриги. Холод и попранная человечность скрываются за сверкающим его фасадом... Ледяной дом - олицетворенный контраст. Дом, по самому имени своему предназначенный быть хранилищем очага, человеческого тепла, встречает холодом, убивает все живое, что соприкасается с ним.  
Если испанец Х. Колумб открыл Америку, голландец В. Янзон - Австралию, то русская экспедиция под руководством Ф. Беллингсгаузом и М. Лазарева в 1820 году - Антарктиду. Это кажется усмешкой судьбы, когда "родина Деда Мороза" могла прирасти полярными землями на другом конце экумены...
Нельзя не обратить внимание на настойчивую, почти мистическую тягу русских к холодным землям. Скорее всего, эта специфическая особенность появляется с освобождением от монгольского ига, примерно с 1480 года. До 13-14 вв. понятие "Русь" прежде всего ассоциировалось с Киевскими и Черниговскими землями, но позже политический центр перемещается на север - в междуречье Волги и Оки, где возникли наиболее мощные города (Суздаль, Владимир, Москва и Тверь). Во Владимир в 1299 году была перенесена из Киева кафедра митрополита. В этом же речном бассейне, где ранее селились финно-угорские племена, построены наиболее древние русские города - Белоозеро, Ростов, Суздаль, Рязань, Муром. Большая часть их названий финской этимологии: Муром от народности мурома, близкой мордве, Рязань от названия мордвы - эрзя, Белоозеро - калька с вепского Våuktaŕ.
Примечательно, что Древнерусское государство было вытянуто с севера на юг, вдоль водного пути "Из варяг в Греки". В постмонгольскую эпоху стратегическое значение приобрел речной путь от Вологды до незамерзающего Белого моря. Иван IV одно время даже хотел в Вологду перенести столицу государства.
Как правило, многие народы, достигшие политических успехов, переселялись из северных областей в более южные. Так было с венграми (их во многом мифологизированная история "Обретение родины"), болгарами, хорватами, германцами... И лишь Россия не только осталась на малопродуктивном севере - в "ледяном гнезде", - но и вовсю обустроилась. Хотя попытки пробиться к теплым морям были. Правда, походы князей Игоря, Олега и Святослава на Константинополь мало к чему привели. Какое-то время существовали русские анклавы в Тмутаракани и Олешье (ныне Цюрупинск), однако главный приз - Византия - досталась туркам-османам. Русская экспансия на юг захлебнулась и в дальнейшем продвигалась большей частью в восточном направлении. Грубо говоря, великоросы разделили судьбу с палеоазиатскими народами, тоже оттесненными более сильными соседями, только намного раньше, к приполярным землям. Как писал исследователь Л. Милов, "длительное сосуществование и выживание многих народов в рамках единой российской государственности в немалой степени объясняется тем, что практически все они принадлежали к единому типу социумов с минимальным объемом совокупного прибавочного продукта". Некоторым образом, допетровская Россия приобрела черты "палеоазиатской империи".
Хотя черноземных земель у современной России наполовину больше, чем в США, они подвержены влиянию холода и засухе. Из-за неустойчивой, трудно прогнозируемой погоды большая часть ее сельскохозяйственных площадей находится в зоне рискованного земледелия.
К 18 в. на Крайнем севере русские колонисты уже превышали количество автохтонного населения (в верховьях Лены и по Илиму, в Вехотуро-Тобольском районе, на среднем Енисее сложились хлебопроизводящие "оазисы"). Лишь после урегулирования территориальных споров с Китаем началось смещение переселенческого потока к Амуру, в более плодородные угодья. В Заполярье и прилегающей таежной зоне появилось локальное старожильческое промысловое население, иногда называемое субэтносами русского народа. Так, у Ледовитого океана в устьях Лены, Индигирки, Колымы, по рекам Анадырь, Яна и на полуострове Таймыр сформировались русскоустьинцы, якутяне, походчане, марковцы, затундренные крестьяне. Здесь ими основаны портовые селения Тикси, Дудинка, Хатанга. Некоторое время возникали попытки проложить торговый путь по Оби и Енисею из Европы в Индию. А из устья Колымы совершил свой знаменитый поход казак С. Дежнёв в 1648 году, открыв пролив между Чукоткой и Аляской.
Известны поучительные легенды гибели северных городов, построенных в старину в зоне вечной мерзлоты. Один из первых торговых городов Заполярья 17 в. - Мангазея. Его местоположение до сих пор точно не определено (предположительно при впадении Мангазейки в р. Таз). После того, как в 1620 году царь Михаил Федорович под страхом смерти запретил плавать в Мангазею, опасаясь иностранной колонизации, город пришел в запустение и сгорел при пожаре. Другой русский бастион в Заполярье - Зашиверск (в среднем течении Индигирки) - вымер от оспы в сер. 19 в. Из-за хорошей сохранности строений он получил название "Якутские Помпеи".
Со временем в России выработался северный культурно-хозяйственный тип, который долго переваривал или даже отторгал южные приобретения в несвойственных климатических зонах - Кавказ, Крым, Средняя Азия. Даже в наше время в Симферополе и Севастополе горожан не на много больше, чем в Якутске, а в Краснодарском крае (не говоря уже о Ставрополье) нет городов-миллионников. Зато из 15 городов, где число жителей свыше миллиона, четыре находятся в холодном поясе - Новосибирск (третий по численности город современной РФ), Екатеринбург, Омск, Красноярск, Пермь.
Нечто похожее было в Империи инков, границы которой ограничивались ареалом обитания альпаки (в основном это тундро-степь, или рипа). Инки не пытались расширить свое государство на восток, в жаркую Амазонию: редкие отряды туда проникали, но гибли или возвращались ни с чем. Примечателен и другой пример. "Римские легионы не смогли закрепиться в землях, в которых не произрастала виноградная лоза, хотя судьбы Римской империи с историей виноградарства и виноделия, естественно, напрямую не связаны, - пишет историк Ю. Березкин. - О фатальном конечном провале всех попыток военного проникновения в климатически и культурно чуждые земли свидетельствует опыт не одних только инков и римлян, но и монголов, арабов и даже, в сущности, наших современников - нацистов".

Антифризное государство
Российские историки пытались отыскать истоки самодержавия в далеком прошлом, начиная со св. Владимира и Владимира Мономаха. Самодержавную власть русские монархи объявляли дарованной из Византии, а родословное древо выводили от римского кесаря Августа. Эта историко-политическая доктрина прослеживается еще у Н. Карамзина.
Зачастую среди главных причин, вызвавших самодержавие московских государей называлось иноземное (византийское и монгольское) влияния. В развитие этого положения Н. Костомаров ("Начало единодержавия в России", СПб., 1903) проанализировал, почему в социально-политическое развитие Московия после освобождения от монгольского ига потекло по другому, неевропейскому руслу.
Однако были и иные объяснения российскому самодержавию. По мнению К. Кавелина, особую роль сыграло укрепление во Владимирско-Суздальской земле интститута вотчины. По его мнению, уже в князе Андрее Боголюбском наглядно проступает тип вотчинника - господина, неограниченного владельца своих имений. С. Соловьев ("Взгляд на историю установления государственного порядка в России, СПб., 1882) уделял первостепенное влияние суровым условиям жизни на севере, где социально-политическое обустройство напрямую зависело от князей.
Климатический фактор весьма любопытен. [24a] В свое время Ш.-Л. Монтескьё полагал, что обширные государства могут управляться только деспотической властью. Нужно также учесть, постмонгольское Русское государство, - пожалуй, единственное из континентальных, которое расположено исключительно в северных широтах. Исландия, Норвегия, Финляндия, Шотландия не в счет, поскольку омывается теплым течением Гольфстрим. В условиях континентального севера, как правило, великие державы не развивались. Попытки такие были, но они оказались малоуспешными, как в случае с Сибирским ханством Кучума (1468-1598 гг.) или Якутским княжеством (17 в.). При князе (тойоне) Тыгыне Дархане якутские роды продвинули в арктические районы культуру разведения крупного рогатого скота и табунного коневодства. Историки обращают внимание на слишком жесткие методы в политике Тыгына, которые не приводили к объединению племен, а напротив - отталкивали даже некоторых сподвижников... Можно вспомнить и анклавное в ЮАР королевство Лесото, горный климат которого считается довольно суровым... Вот и все континентальные холодные страны.
Действительно, русское самодержавие ментально ближе древнеегипетской системе власти обожествленного правителя. Любопытно, что Л. Васильев объясняет феномен всевластия фараонов спецификой местного климата и характером хозяйства в узкой полосе вдоль Нила с постоянной зависимостью от его разливов и необходимостью полного и руководимого из центра труда по преодолению затоплений.
В 1957 году немецкий социолог К.А. Виттфогель опубликовал теорию "гидравлического государства" (работа "Oriental despotism: a comparative study of total power"). Ирригация, по его мнению, является наиболее вероятным ответом доиндустриального общества на трудности ведения хозяйства в условиях рискованного земледелия. Связанная с этим способом необходимость организованных коллективных работ приводит к развитию бюрократии и, как следствие, к усилению авторитаризма. Так возникает восточная деспотия - гидравлическое, или менеджериальное государство - особый вид общественного устройства, отличающийся, высокой степенью принудительного труда, крайним антигуманизмом и неспособностью к прогрессу, когда властный аппарат блокирует созидательную инициативу. Отсюда - циклопические сооружения Египта, Китая, Междуречья, государств майя (храмы, пирамиды, оборонительные стены, плотины).
Интересно добавить, что СССР также можно считать гидравлическим государством. Достаточно назвать план ГОЭЛРО (Государственной электрификации России), когда за несколько пятилеток было возведено 30 гидроэлектростанций. Кроме того, прокладывались каналы - Вого-Донской, Беломорско-Балтийский и др. Строительство зачастую велось заключенными, десятки тысяч из них погибли из-за невыносимой работы. Аналогии со строительством пирамид и принудительным трудом заключенных угадываются и в романе А. Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ". Характерны и строки Н. Клюева из цикла стихотворений "Разруха":
То Беломорский смерть-канал,
Его Акимушка копал,
С Ветлуги Пров да тетка Фекла.
Великороссия промокла
Под красным ливнем до костей
И слезы скрыла от людей,
От глаз чужих в глухие топи

Виттфогель полагал, что гидравлическая надстройка может переноситься в общества, где ирригация практиковалась слабо. Общества Византии, китайской империи Ляо, постмонгольской России (в отличие от Киевской Руси) он относил к маргинальной зоне деспотизма.
Вместе с тем, ученый подчеркивал, что гидравлические институты не всегда лишены поверхностно привлекательных черт. Независимость общин, эгалитаризм, религиозная толерантность, элементы выборности власти, являются, по словам Виттфогеля, "демократией попрошаек" (beggars democracy), во всем зависимой от центральной власти. [25]
Если вернуться к географическим и климатическим особенностям постмонгольской России, то в первую очередь это - многократный прирост территории преимущественно за счет земель, находящихся в зоне вечной мерзлоты. При этом нельзя сказать, что характер государства был континентальным, поскольку к 17 в. Россия занимала практически все евразийской побережье Ледовитого океана. Сформировался уникальный гибрид талассократии и теллурократии, до недавних пор более не известный нигде в мире [26]. Холодная приантарктическая Патагония до 1881 года не принадлежала ни одному государству и лишь несколько лет спустя была включена в состав Чили и Аргентины. Купленная у России Аляска только в 1959 году получила статус штата, а до этого находилась в ведении военного министерства США на правах особого округа. И, наконец, лишь в 1993 году на арктических территориях Канады был сформирована федеральная земля Нунавут, населенная инуитами.
Характер государства Канада, большая часть которого находится в зоне вечной мерзлоты, совершенной иной, нежели в России. Здесь нет старожильческого европейского населения (на территориях аборигенов колонистам было запрещено селиться), переселенцы концентрировались исключительно в южной, более теплой зоне, а освоение Севера шло преимущественно вахтовым методом. Да и собственно города в канадской Арктике появились только после Второй мировой войны, и население их сейчас не превышает 10 тыс. чел. (Уайтхорс, Йеллоунайф). На место т.н. "городам компаний" пришли "образцовые города".
А в России таежные зоны и огромные пространства ледяных пустынь сравнительно рано были включены в состав государства, более того, здесь возводились города с постоянным населением, в том числе и портовые. В этой связи есть все основания говорить об особом подтипе государства - криократии, когда недостаток незамерзающих территорий и особое географическое положение завязывает экономику и политическую культуру на выживание в условиях длительных морозов и ледового судоходства.
Мороз - особая стихия, в которой Россия существует около тысячу лет. В этих суровых условиях развивается специфическая функция государства - обуздание и использование этой стихии. Русский царь - это не только всевластный монарх, но еще и криарх - управляющий холодом и защищающий от него. Наверное, есть смысл говорить об антифризных технологиях, среди которых можно назвать русскую печь (имеются свидетельства, что эти многофункциональные конструкции достигали 2-метровой высоты и ширины в полтора метра) и строительство бревенчато-срубных изб, долго сохраняющие тепло, шапка-ушанка (в английском и многих других языках, как заимствование из русского - shapka или ushanka), валенки, фуфайка-ватник и даже водка. Считается, что прообраз современных ледоколов - поморские лодки с носовой частью, способной ломать льдины. Были и утилитарные функции мороза: хранение продуктов, исправительно-трудовые ("ссылка в Сибирь" и строительство системы типа советского ГУЛАГа, об этом смотрите далее), карательные (казнь морозом - незатратна и морально не обременительна), производственные (в вечной мерзлоте легче вести добычу алмазов) и пассивно-оборонительные (сравните клише "генерал Мороз", который-де победил Наполеона и Гитлера и остановил хана Батыя от разорения Новгорода и северных русских земель). Как говорил политолог С. Белковский, "российский климат хорош, прежде всего, для уничтожения неприятеля". Кстати, сейчас Москва - самый северный город мира с населением свыше 10 млн. человек.
На сказанное наслаивается и мифологема о северной прародине цивилизованных народов - Гиперборее, упоминавшейся в индуистских ведах и зороастрийской "Авесте". Кстати, способность древнегреческой Горгоны превращать все живое своим взглядом в камень исследователи связывают с эффектом замораживания и выдает северное происхождение этого мифического персонажа. У Н. Матвеевой в стихотворении "Терпение" есть такие строки:
"И стану я камнем, и стану я льдом.
И недруг, меня за опору приняв,
Не ведая, кем обернусь я потом,
Пройдет и проедет по мне на конях".

По арктической гипотезе Б.Г. Тилака, прародина индоевропейцев находилась в районе заполярного Урала. В 19 в. немецкий натуралист М. Вагнер выдвинул теорию "внетропического происхождения человека". В течение долгого времени она оставалась в забвении, пока в Якутии в 1982 году не обнаружили стоянку т.н. дирингской культуры времен древнейшего палеолита. По первоначальным оценкам, возраст ее - ок. 2 млн. лет. Кстати, первый президент Якутии М. Николаев публиковал работы по гипотезе "циркумполярной цивилизации". По его словам, с самого начала становления государственности политика и все устремления России "были предопределены воздействием циркумполярной цивилизации"; Россия "всегда на генетическом уровне имела северное измерение и арктическое притяжение". По Николаеву, "из Арктики пролился Свет Жизни... Арктика - большая родина, где зародилась жизнь"...
Печь и ледокол - главные, но далеко не единственные константы "антифризного государства", черты которого наиболее ярко проступили в советскую эпоху. Именно в это время возникли грандиозные эксперименты по управлению климатом. Широко известен неосуществленный проект по развороту сибирских рек на юг. Были и планы смягчить суровые зимы в России, затопив Западно-Сибирскую равнину. Задумано это было еще при Сталине, в пору могущества института "Гидропроект", работавшего в связке с ОГПУ. В 1954 году 60 тысяч заключенных строили объекты электроэнергетики, рыли каналы. На Оби был спроектирован каскад из десяти ГЭС. Самая мощная из них - Нижне-Обская. При этом должно было образоваться рукотворное море с зеркалом в 115-120 тыс. кв. км. Это полторы Челябинские области, три Московские, Байкал в четырехкратном размере.
Разрабатывались и другие прожекты. Так, инженер Борисов предложил перекрыть Берингов пролив плотиной с последующей откачкой вод из Ледовитого океана в Тихий, дабы "заманить" Гольфстрим в акваторию Арктики: течение, дескать, растопит ледовый панцирь, на Ямале зацветут вишневые сады. А лауреат Госпремии Крылов, напротив, в идеале видел северные моря вечно замороженными - в качестве круглогодичной сухопутной дороги. Чтобы солнце не растопило ледовые поля, следовало, по мысли новатора, покрыть их илом.
Кстати, СССР обладал самым большим ледокольным флотом, в 1921-1941 годах здесь построено 8 ледоколов, а в 1959-м появился еще и атомный ледокол "Ленин". В 1926 году вся приполярная акватория, ограниченная меридианами от западных до восточных границ, была объявлена территорией СССР.
В советское время в арктических пустынях начали строить города в современном понимании. В 1933 году возник самый северный город Певек на Чукотке (сейчас в нем живет 4,7 тыс. чел., а в былые времена население возрастало до 13 тыс.). Он весьма примечателен тем, что здесь, пожалуй, впервые в мире применили по-настоящему антифризные технологии. Например, город застраивался с учетом мощных ветров - дома возводились так, чтобы у каждого микрорайона была здание-стена, которая перекрывала холодные воздушные потоки и защищала собой другие сооружения.
Крайне любопытный феномен - самая северная в мире промышленная агломерация Норильска. В этих местах в 1949 году в приполярной тундре начали строить трансполярную магистраль ("дорогу на костях") Салехард - Игарка, которая сейчас действует только на некоторых участках. Хотя по изначальному проекту она должна была идти от Баренцева моря до Тихого океана.
Заселение Крайнего Севера в СССР преимущественно велась за счет использования бесплатного принудительного труда заключенных на лесозаготовках, строительстве каналов, дорог, электростанций и при добыче драгметаллов. Система ГУЛАГ (Главное управление исправительно-трудовых лагерей) действовала с 1929 по 1967 годы, под эгидой органов безопасности были создан целый ряд трестов (Главгидрострой, Главпромстрой, Дальстрой и др.), где активно использовалась по сути рабская сила. К 1953 году заключенных в ГУЛАГе было почти 2,5 млн. чел.
Попытки советских историков обосновать и оправдать существование этой чудовищной системы выглядят неубедительно. с точки зрения экономической целесообразности не имеют под собой истинной доказательной базы. Даже сам начальник ГУЛАГ НКВД СССР В. Наседкин (1941-1947 гг.), вступив в эту должность писал: "Сопоставление себестоимости сельскохозяйственной продукции в лагерях и совхозах СССР показало, что себестоимость продукции в лагерях значительно превышает совхозную". Но, не смотря на введение новых стимулов, детальную проработку тарифных сеток и норм выработки, производительность труда заключенных была ниже, чем у вольнонаемных работников, а стоимость содержания системы лагерей и колоний возрастала.
В стране принудительный труд, несмотря на всю его неэффективность и антигуманность, был не только не запрещен, но и широко внедрялся, как инструмент экономического развития малозаселенных территорий. Именно из советского прошлого берет начало необычный для цивилизованного мира феномен северных городов, в большинстве своем состоявших из бывших заключенных, - Комсомольск-на-Амуре (в 1990-е гг. его называли криминальной столицей Дальнего Востока), Дудинка, Воркута, Ухта, Инта, Печора, Северодвинск... Неудивительно, что "блатная культура" (тюремный жаргон и песенный фольклор) глубоко вошла в менталитет советских людей и не изжита даже сейчас.
Интерес к Северу вновь возник к 1970-м годам, когда на Ямале и в бассейне Оби нашли огромные запасы нефти и газа. С этого времени появляются в таежных и тундровых местах города Нижневартовск, Ноябрьск, Новый Уренгой, Ханты-Мансийск. Появилась и самая северная в мире железная дорога Обская - Бованенково - Карская, построенная Газпромом. Строительство северных городов в этот период учитывал международные наработки. Например, в застройке поселка Ямбург использовался финский опыт. Здесь большинство работников проживает в модулях - 3-этажных корпусах, соединенных теплыми переходами. Чтобы не растопить вечную мерзлоту, строения возводились на сваях.
В 70-е годы начала формироваться концепция России, как энергетической сверхдержавы, обладающей крупнейшими запасами природного газа. Эта важная составляющая "антифризного государства", которое пытается овладеть мощным ресурсным рычагом с политической подоплекой - кого хочу согрею, кого хочу заморожу. Наиболее ярко эта концепция проявилась в середине 2000-х годов и вылилась в серию "газовых войн" между Россией и, например, Украиной. На внутриполитическом поле эта доктрина ведет к злоупотреблению ручным управлением и перекосам в экономике, а главное - сверхконцентрации энергетических ресурсов в руках лидера государства, когда рыночные механизмы подменяются командно-распределительной системой, напоминающей советскую. Неудивительно, что впервые в новой России концепция "либеральной империи" была озвучена руководителем РАО "ЕЭС" (Единые энергетические системы) А. Чубайсом в 2003 году в канун парламентских выборов.
"Ясно, какое огромное влияние имеет климат и на свойства народов и на условия жизни, а вследствие того, и на государственный быт, - писал русский правовед Б. Чичерин. - Крайности жары и холода вредно действуют на человека. Слишком сильный холод притупляет его способности, парализует его энергию, разобщает его с другими и делает невозможным правильное развитие жизни. Под северными льдами нет государств... Даже при довольно умеренном холоде, условия могут быть таковы, что они действуют неблагоприятно на постоянство работы. В России, например, земледелец почти половину года принужден оставаться в относительном бездействии, а это, естественно, развивает лень. Когда препятствия слишком велики, когда природа подавляет человека, тогда действие северного климата парализует личную самодеятельность и приучает человека безропотно подчиняться внешним влияниям, стойко перенося все невзгоды и довольствуясь самыми скудными средствами существования. Отсюда рождается склонность подчиняться внешней власти".
Если, как считается, наличие избыточного продукта привело к закабалению крестьян, то и наличие свободного времени в долгие зимние месяцы, когда любые сельскохозяйственные работы невозможны, могло иметь похожий эффект. Грубо говоря, чем дольше длилась морозная зима (8 нерабочих месяцев из-за глубокого снега), тем больше оставалось у крестьянина свободного времени послужить государству. С другой стороны, для создания приемлемых условий жизни ему нужно было затратить на порядок больше средств, чем в более теплых климатических зонах. Россиянам дороже обходится одежда, жилье, строительство, любое производство из-за необходимости дополнительного обогрева жилого и рабочего пространства. [27]
Для русского селянина характерен не постоянный, равномерный труд, а кратковременный, с большой, часто сверх меры, затратой сил. По той же причине российский крестьянин лишен свободы маневра, компенсировать которую может только мощная концентрация техники и рабочей силы. Следствием явилось господство в земледелии полурабского труда: не земля, а количество крепостных душ было главным мерилом богатства. Поэтому, считают исследователи, одним из главных условий существования большого хозяйства в царской России стала даровая барщина, при которой не нужно содержать работников. Пожалуй, этим можно объяснить длительность крепостного права и причины упадка помещичьих имений после его отмены.
Суровый климат способствовал сохранению крестьянской общины с уравнительным землепользованием и поддержкой слабых.
"При крайне сжатом рабочем периоде иного способа заставить крестьянина увеличить земледельческое производство до уровня, необходимого для более или менее оптимального развития социума, не было, - считает исследователь Л. Милов. - В свою очередь, режим крепостничества стал возможен в России лишь при развитии деспотической формы государственной власти - российского самодержавия, имеющего глубокие исторические корни. Характерной особенностью российской государственности является необычайно сильное развитие ее хозяйственно-экономической функции. Ведь помимо изъятия прибавочного продукта и усиления эксплуатации земледельца, государственная машина была вынуждена форсировать процесс общественного разделения труда, прежде всего отделение промышленности от земледелия. Отсюда необычайная активность государства в области создания так называемых всеобщих условий производства. Это строительство огромных оборонительных сооружений в виде засечных полос, рвов, валов, пограничных городков-крепостей, а несколько позднее - организация крупных металлургических производств, строительство водных каналов, сухопутных трактов, возведение фабрик и заводов, верфей, портовых сооружений и т.д. Без обширного государственного сектора экономики создать все перечисленное было бы просто невозможно".

Самодержавная соборность
По мнению В. Ключевского ("Боярская дума древней Руси", М., 1902), Московская Русь была вовсе не в такой мере неограниченной и самодержавной, как принято думать, а скорее боярско-монархической. Царь всея Руси правит землей не единолично, а при посредстве и с помощью аристократии: отдельные же случаи столкновений самодержца с боярами приводили к попыткам ограничить его полномочия.
Боярская дума, конечно, не похожа на польский сейм и представляла собой более архаичный совещательный институт власти, аналогичный англосаксонскому витенагемоту. Его главной функцией состояла в том, чтобы поддерживать принцип управления верховного правителя в согласии с представителями знати. Несмотря на зависимость решений Думы от воли царя и отсутствие представительств в ней всех регионов страны, она все-таки пыталась обеспечивать "конституционный" характер русской монархии.
В середине 16 в. завершилось создание Русского государства, политической системой которого стала сословно-представительная монархия.
Интересно, что при тиране Иване Грозном был основан специфический институт согласования решений - Земский собор. Время от времени на него съезжались представители различных сословий для обсуждения важнейших вопросов внутренней и внешней политики. Его роль также вызывает споры, тем не менее это влияние на демократические процессы в Московии не прошло незаметно. С 1550 по 1653 годы созывалось 16 Земских соборов. Их роль повысилась в период междуцарствий, как инструмент легитимации новой династии Романовых.
Социолог Борис Кагарлицкий считает Великую Смуту (1598-1613 гг.) "полноценным капиталистическим кризисом", который предшествовал европейским революциям, начавшимся с Англии. Вообще, понятия "смута" и "революция" во многом одинаковые явления структурной перестройки госаппарата, вызванной массой экономических и политических факторов. В советских учебниках аналогичные события в Англии называют революцией, а у английских историков в ходу другой термин - гражданская война. На мой взгляд, Смутное время можно считать первой российской революцией, которая, правда, в отличие от Европы привела в нашей стране к установлению абсолютистского режима, венцом которого стало правление Петра I и Екатерины II. Но ключевой момент - отстранение от власти последнего из династии Рюриковичей, царя Василия Шуйского (1552-1612).
В 1610 году впервые в русской истории царя не отравили, не убили в ходе дворцового переворота, а лишили полномочий. Власть на два года перешла в руки бояр, столичного и провинциального дворянства. Аристократическая клика (князья Ф. Мстиславский, И. Воротынский, А. Трубецкой, А. Голицын, Б. Лыков-Оболенский, а также бояре И. Романов и Ф. Шереметев) получила у летописцев название Семибоярщины. Заговорщики, собравшись в районе Серпуховских ворот, объявили себя Земским собором, низложили Василия и насильно постригли в монахи. Позже польские интервенты пленили царя и отвезли его ко двору короля Сигизмунда.
Здесь нужно заметить, что во многом русскую аристократию подтолкнула к мысли ограничить царскую власть память о терроре и самодурстве Ивана Грозного. При восшествии на престол Шуйского принудили сделать "Крестоцеловальную запись" - своеобразную присягу, которая сводился к обещанию никого не казнить, "не осудя истинным судом с бояры своими". Царь прилюдно целовал крест на том, что ему ни над кем "не делать ничего дурного без собору". Законное судебное разбирательство гарантировало охрану всех сословий от произвола, запрещалось преследование родственников виновных, рассмотрение дел надлежало основывать на конкретных уликах.
Можно предположить, что Василий сам запутался в своих же интригах, как произошло в свое время с казненными Людовиком XVI и Карлом I. Однако не исключено и то, что образ "боярского царя" подвергся демонизации. Например, историк В. Ключевский вменял ему в вину "его зависимость от кружка бояр, его избравших и игравших им как ребенком". С таким обоснованием непопулярности Василия солидарны и советские учебники, клеймившие любой коллегиальный иститут кроме социалистического. Вообще, культ единоначалия и ксенофобия - элементы, объединяющие советских и проимперских историков. Например, эти оба лагеря солидарны в своем негативе к намерениям бояр возвести на престол польского королевича Владислава. При этом немецкое происхождение Екатерины или варяжское Рюрика их смущает гораздо меньше. Между тем, практика призвания на трон чужестранцев, как уже отмечалось ранее, - весьма распространенная. Дело в другом. Московская аристократия предполагала, что воцарение иноземца и иноверца без родственных связей поможет избежать ожидавшихся репрессий с его стороны. Поэтому бояре заранее оговорили условия правления призванного на царство Владислава. По проекту, его власть ограничивалась не только Боярской думой, но и Земским собором.
Интересно, что сохранился ряд известий и об ограничении власти первого царя из династии Романовых. Однако точных сведений об их характере и серьезности до нас не дошло. Несомненно лишь то, что сначала Михаил Федорович разделял власть с Земским собором, заседания которого продолжались без перерыва в течение первых десяти лет нового царствования. В конце Смутных времен выборы нового царя проходили на альтернативной основе. В качестве кандидатов на престол выступали королевич Владислав, сын шведского короля Карл-Филипп, сын Лжедмитрия II Иван и ряд известных боярских фамилий. Победили в итоге Романовы.
Еще одна известная попытка ограничить самодержавную власть - "кондиции" (от латинского condicio - "соглашение"). Они некоторыми историками рассматриваются, как документ конституционного содержания, предложенный к подписанию императрице Анне Иоанновне в 1730 году при ее вступлении на престол членами Верховного тайного совета (так называемыми "верховниками", среди которых заправилами были кланы Голицыных и Долгоруких). Укреплению кучки аристократов способствовало регентство над малолетним царем Петром II (1727-1730 гг.). После смерти Петра Великого учрежденный им Сенат стал подотчетен Верховному тайному совету (надо заметить, Сенат вновь стал высшим органом госвласти лишь при императрице Елизавете с 1741 г.). По предложению князя Дм. Голицына на престол пригласили вдовствующую герцогиню Курляндии, племянницу Петра I Анну. По кондициям императрица обязалась не решать важных государственных дел без Верховного совета - не могла объявлять войну и заключать мир, расходовать казну, жениться и объявлять наследника. На тексте договора она написала: "По сему обещаю все без всякого изъятия содержать". 
В те времена было несколько проектов нового госустройства. Один предполагал ограничить монарха  парламентом по английскому или шведскому образцу (план Дм. Голицына), другой - сделать императора выборным, как в Польше, некоторые выступали за создание аристократической республики. Обсудить проекты проекты на созванном собрании в Москву съехались дворяне. Большинство высказалось за создание выборных "Вышнего правительства" из 21 человека и второй палатой из 100 человек, которая избирала сенаторов и губернаторов. Однако среди аристократов возник раскол, многие (среди монархической партии были поэт А. Кантемир и историк В. Татищев, которому, кстати, принадлежала идея "ледяного дома") опасались, что "верховники" захотят узурпировать власть. Подозрения эти укреплялись еще потому, что сами заговорщики предпочитали действовать тайно. В итоге Анна Иоанновна, опираясь на преданных гвардейцев, при вступлении на престол воспользовалась ситуацией, публично разорвала оформленные кондиции и стала править без каких-либо ограничений. Все оппозиционеры были репрессированы.
Советские учебники "верховников" рассматривают, как большее зло и даже сочувствуют Анне. Провал ограничить монархию они объясняют так: "значительная часть дворян считала, что неограниченная самодержавная власть способна лучше обеспечить интересы дворянства". Само же ограничение царской власти советские историки считают попыткой сделать государыню "послушным орудием в руках Верховного совета".
Попыток ограничить власть государя после Анны Иоанновны более не повторялось.
На рубеже 18 в. Россия стала превращаться в империю, а ее система приобрела черты абсолютизма. Роль представительных органов резко снизилась. Место Боярской думы занял подчиненный императору Сенат. Петр I провел реформу городского самоуправления, в результате которой управление городами перешло в руки выборных бурмистрских палат (ратуш). Однако после его смерти права выборных институтов были вновь ограничены. Екатерина II попыталась восстановить городское самоуправление, но впоследствии от этого также отказалась.
В отличие от Англии, принявшей "Великую хартию вольностей" еще в 13 в., в России подобный документ появился лишь в 1762 году. Назывался он "О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству" (кратко: "Манифест о вольности дворянства"). Такой указ подписал Петра III, горячий поклонник прусского кайзера-гуманиста Фридриха II. Впервые в русской истории  дворяне освобождались от обязательной 25-летней гражданской и военной службы, могли выходить в отставку и беспрепятственно выезжать за границу. Основные положения этого документа были подтверждены законодательным актом ("Жалованной грамотой дворянству") Екатериной II в 1785 году.
Расширение границ государства шло параллельно с отменой демократических институтов на присоединенных землях (за исключением Финляндии, где в 1869 г. был восстановлен Сейм). После разгрома Новгорода в 1478 году в нем было ликвидировано вече, после воссоединения Брянска и Смоленска в середине 17 в. и последующего присоединения восточных территорий Речи Посполитой там было отменено Магдебургское право. А после восстания 1830 года Польша утратила конституцию.
Конституционные проекты начались разрабатываться еще в период либерального правления Александра I, но ход им не дали. К 1820 году председателем Комитета министра и главой Госсовета Н. Новосильцевым (1761-1838 гг.) была предложена Государственная уставная грамота Российской империи (Charte constitutionnelle de l'Empire de Russie) - по сути дела конституция. Ею предусматривался двухпалатный парламент - Государственный сейм из Сената и Посольской избы.
Возможно, попытки политических реформ были вызваны усталостью общества от абсолютизма. О нарастании социально-политического кризиса свидетельствовала и попытка переворота, известного историкам, как Восстание декабристов 1825 года, организованного группой дворян, многие из которых были офицерами гвардии (основные требования восставших, как ни странно, были удовлетворены Александром II через несколько десятилетий после их казни). В 1816 году в Петербурге А. Муравьев создает "Союз спасения", в который вошли С. Трубецкой, Н. Муравьев, И. Якушкин и позже примкнул П. Пестель. Через два года сформировалась новая организация заговорщиков - "Союз благоденствия", а после его самороспуска появился ряд тайных обществ. Для руководства восстанием был избран диктатор - князь С. Трубецкой. 
Декабристы подготовили "Манифест к русскому народу", которым отменялось крепостное право, провозглашалась свобода вероисповедания (совести), печати (тиснения), занятия, передвижения, объявлялась гласность судов и всеобщее равенство граждан перед законом, сокращался срок солдатской службы. После оглашения воззвания планировалось потребовать от Сената опубликовать текст документа, которым, между прочим, "уничтожалось бывшее правление" и учреждалось Временное революционное правительство. Однако планы провалились - назначенный хунтой диктатор на Сенатскую площадь не явился, а сенаторы успели принести присягу новому императору Николаю I.
Лидер радикального крыла декабристов П. Пестель предлагал создать унитарную республику, а всех членов царской семьи уничтожить.Планировалось перенести столицу в Нижний Новгород, переименовав его во Владимир. Пестель ратовал за диктатуру, высшим законодательным органом им предполагалось учредить Народное вече, исполнительным - Державную думу, "блюстительным" (надзирающим) - Верховный собор. Пестельская конституция называлась "Русская правда".
Проект конституции Н. Муравьева был более умеренным. Он сохранял монархию, вводил двухпалатный парламент (Народное вече).
Неудачу восстания можно объяснить нерешительностью и идеализмом декабристов. Пятеро их вождей были четвертованы - П. Пестель, К. Рылеев, П. Каховский, С. Муравьев-Апостол, М. Бестужев-Рюмин. Советские учебники еще добавляли сюда "боязнь черни". Хрестоматийным стало замечание В. Ленин: "Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало". (Соч., т. 18, с. 14). Правда, особо подчеркивается, что это было "первое открытое военное восстание против самодержавие". До того момента в России были только крестьянские войны. Однако есть некоторые основания считать, что декабристы стали своеобразным стимулом к появлению в стране террористических организаций, типа "Народная воля" или "Черный передел", а позже и партии эсеров. Парадоксальным кажется, что их деятельность максимально проявилась, когда многие передовые требования начались реализовываться царским правительством, а сам император-реформатор Александр II в итоге был убит террористами.
Здесь нужно особо отметить "великие либеральные реформы" Александра II Освободителя (1818-1881 гг.). Он ликвидировал крепостничество и военные поселения, ввел суд присяжных, учредил выборные бессословные органы местного самоуправления (в городах - думы, а в сельской местности - земства). Были у него планы ограничить самодержавие путем создания двухпалатного парламента по проекту т.н. "Конституции М. Лорис-Меликова".
В 1881 году Лорис-Меликов составил проект конституции. Основная идея переустройства состояла в привлечении общественности к сотрудничеству с правительством, а третье сословие - к законотворческой деятельности путем разового созыва представительного органа (Государственный совет Российской империи) с совещательными правами. Право законодательной инициативы при этом сохранялось за монархом. Реализации планов помешало лишь убийство царя.
В 1882 года уже при новом царе Александре III министр внутренних дел Н. Игнатьев вернулся к идее создания представительного органа - Земского собора под сильным влиянием славянофильства. По словам автора царского Манифеста "О незыблемости самодержавия", главного идеолога контрреформ К. Победоносцева, "кровь стынет в жилах у русского человека при одной мысли о том, что произошло бы от осуществления проекта графа Лорис-Меликова и друзей его. Последующая фантазия графа Игнатьева была еще нелепее, хотя под прикрытием благовидной формы Земского собора. Что сталось бы, какая вышла бы смута, когда бы собрались в Москве для обсуждения неведомого чего расписанные им представители народов и инородцев империи, объемлющей вселенную". Конституционная реформа не была одобрена и Александр III о парламенте велел забыть.[28] "Слава Богу, - писал он, - этот преступный и спешный шаг к Конституции не был сделан, и весь этот фантастический проект был отвергнут в Совете Министров весьма незначительным меньшинством".
Интересно, что махровые монархические реакционеры и советские историки совпадают в своих негативных оценках александровских реформ. В учебниках времен социализма писалось, что инновации объяснялись желанием "приспособить самодержавно-полицейский строй России к нуждам буржуазного развития". Хорошо известно высказывание В. Ленина; "Земство с самого начала было осуждено на то, чтобы быть пятым колесом в телеге русского государственного управления". (Соч., т. 5, с. 32). Дескать, в результате реформ трудящиеся "оказались под двойным гнетом - и феодальных пережитков, и капитализма, - в экономической кабале у помещиков, деревенских кулаков и капиталистов".
"Двойной гнет" - распространенный прием советской казуистики, как следствие "боязни фракций" и преклонения перед единоначалием. В этой причудливой системе ценностей парламент хуже абсолютистской монархии, поскольку буржуазные депутаты умножают гнет.
Не отрицая того факта, что александровские реформы были самыми успешными за всю историю российского царизма, советские учебники трактовали их, как "вынужденную уступку". Другой прием - рассуждать о незавершенности позитивных процессов. Например, говоря о судебной реформе, как о самой важной, добавлялось, что "самодержавие оставило множество лазеек для вмешательства в порядок судопроизводства, а многие провозглашенные буржуазные принципы суда не были осуществлены до конца".
"История пореформенной России - это история неслыханных мук и страданий народа, обостряющиеся классовой борьбой", - писали советские учебники. Получалось, что при тиране Грозном народных мук было меньше, чем при либерале Александре II, что, конечно же, не так.
Чтобы появился в России парламент, потребовались кровавые события 1905 года. Только после этого Николай II своим манифестом учредил Государственную думу. В 1917 году она была распущена после Февральской революции. Первый официальный конституционный документ (правда, специфической, "советской" разновидности, на базе "диктатуры пролетариата") в России появился в 1918 году (Конституция РСФСР, первого в мире социалистического государства), а соответствующий международной практике - лишь в 1993-м (проект С. Алексеева, А. Собчака и С. Шахрая).

Колхозный режим
Для понимания неудач, которые преследовали все попытки демократизации российского общества, на мой взгляд важно определиться с т.н. "аграрным социализмом". Борьба с самодержавием, в этом нужно согласиться с советскими историками, завершилась Октябрьской революцией 1917 года. Во многом аналогичные процессы шли в странах с неразвитой городской культурой местного самоуправления. Стихийное переселение крестьян в мегаполисы стимулировало деструктивные явления в госуправлении. Поиск срединного пути между капитализмом и коммунизмом в государствах Третьего мира (Ливийская джамахирия, баасистский режим Ирака и Сирии, народные демократии Азии, Африки и Латинской Америки) оказался тупиковым.
Можно согласиться с некоторыми исследователями (в том числе и советскими), что крестьянство контрреволюционно по своей сути. Консервативное аграрное общество боится перемен, и в его среде находят поддержку самые дремучие монархические ортодоксы. Вера в "доброго монарха и плохих министров" стимулировала Вандейский мятеж времен Великой Французской революции, и она же предопределила провал Февральской буржуазной революции в России. Так было и с Эфиопией времен реформ Теодроса I в 19 в.
По мнению С. Кара-Мурзы, идейной основой советского строя был не марксизм, а "народная философия, тип военной, ремесленной и крестьянской демократии доиндустриального общества". Еще граф Л. Толстой (1828-1910) высказал идею крестьянской общины, как коллективной автономной автаркии в сельской местности, опирающейся на русскую традицию. Феодальная зависимость крестьян, по его мнению, разделяемому славянофилами, является совершенно чуждым русскому духу феноменом. И ленинская революция, скорее всего, - явление, своими корнями идущее от крестьянских войн, по метафоре А. Пушкина, "русских бунтов, бессмысленных и беспощадных". Побочный продукт отечественного социализма - колхозный режим, который по своей сути был попыткой вернуть аграрные отношения во времена архаики, когда не существовало понятия частной собственности.
Другое дело, что сегодня повторение 1917 года в современной России вряд ли возможно. В первую очередь, из-за сокращения населения и доли сельских жителей. Точка возврата, на мой взгляд, была пройдена еще в 1960-е годы, когда в процентном отношении горожан стало столько же, сколько и селян. Насильственная коллективизация в СССР окончательно подточила и разъела национальную подоснову государства. Сельских жителей вначале сделали гражданами второго сорта, а потом переформатировали в некую общность без этнической доминанты. Особенно эти процессы обострились в конце 1950-е годы, когда Н. Хрущевым проводилась политика ликвидации неперспективных деревень. С одной стороны, появилась масса положительных изменений в жизни колхозников - крестьяне стали получать заработную плату, обрели право на пенсию, социальное страхование. Однако вместо того, чтобы прокладывать к отдаленным селениям дороги и коммуникации их заносили их в разряд неперспективных, шло укрупнение колхозов.
Интересно отметить, что в современной России наблюдается ситуация, обратная той, которая сложилась в доколониальной Индии. По мнению Л. Васильева, государство в индуизме находится вне рамок традиционного общества. В нашей стране - наблюдается противоположное явление: здесь традиционное общество (крестьянство) оказалось за пределами рамок госаппарата. Такие тенденции прослеживались еще в имперский период, начиная с реформ Петра I. Одно время элита предпочитала говорить по-французски, а русский язык считался уделом черни. В поэме А. Пушкина "Евгений Онегин" главная героиня Татьяна "по-русски плохо знала, Журналов наших не читала, И выражалася с трудом На языке своем родном". К 19 в. исчезает русский национальный костюм.
Кстати, сталинские репрессии 1937 года философ С. Резниченко объясняет "государственническим фактором", когда многие субэтносы (дворяне, крестьяне, казаки и проч.) оказались под жестким прессингом. "Система этнической самоорганизации, низовой мобилизации и сами русские коллективы выживания были им разрушены. Показательным здесь можно назвать ритуализированное отречение от репрессированных родственников, уничтожение массы русских людей с помощью коллег, односельчан," - пишет ученый.
Для нынешней России характерен примечательный феномен, когда происходит на фоне вымирания населения сращивание чиновничества и "бюджетников" с понятием "народ". Происходит дрейф от национального, народного государства к "чиновничьему государству". Грубо говоря, в этом можно увидеть карикатуру на Афинскую демократию, когда в эпоху ее расцвета около трети граждан одновременно занимали ту или иную государственную должность.

Выводы
У А. Пушкина есть во многом примечательное стихотворение, датированное 1823 годом:
"Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич".

Поэт, как и многие наши современники, полагал, что есть народы, обреченные на заклание государственному Молоху. Однако, если говорить о России, то здесь не все так безнадежно.
Чем можно гордиться? Отсутствием крепостного права в целом ряде территорий страны (Сибирь, Дон и Кубань, Поморье) и наличием длительной истории существования вечевых республик (Новгород, Псков, Вятка). Кроме того, СССР при всем своем тоталитарном характере не принял форм внегуманистического государства, где бы запрещалась грамотность и отвергались общечеловеческие ценности, достижения мировой культуры и искусства.
И все-таки, как можно заметить, беда России не в том что она уязвима радикальными идеями, идущими с Запада и Востока, а в гибридном общественно-политическом устройстве. Причем, если такая гибридность для ряда стран Центральной и Восточной Европы (Священная Римская империя, Австро-Венгря, Речь Посполитая) позитивно сказалась на социальном развитии, то для нашей страны непродуктивно. С одной стороны, демократические элементы никак не может окончательно переварить инерционная среда самодержавных традиций, но с другой - реформы постоянно захлебываются в архаике и откатываются назад.
Вместе с тем примеры Польши, Японии и Греции наглядно показывают, что демократизации общества не препятствуют ни особый "славянский менталитет", ни имперские амбиции, помноженные на традиции корпоративного государства (условно назовем этот феномен "ордынской матрицей"), ни религия с культом обожествленного правителя.
Рискнем предположить, что "демократический транзит" в России возможен не только с либеральной, но и консервативной легендой, как "возвращение к истокам". Например, как признается философ-неоязычник А. Широпаева, на него в свое время произвела впечатление реплика политика радикально-либерального толка В. Новодворской: "Вот вы русские националисты, так восхищаетесь этим деспотическим государством, этой монархией, этой ордынской традицией. Какие же вы русские националисты? Если вы русские националисты, обращайтесь к изначальным русским ценностям - новгородским, вечевым, ценностям свободы, ценностям европейским".
Примером такого демократического транзита может служить Япония, где буржуазная революция Мэйдзи 1868-1889 годов называется "реставрацией". Специфика перемен была в том, что власть революционные вожди отдавали в руки древнего императорского рода, а правление сёгуна ликвидировалось, как узурпаторское. В Японии, по сути дела, создавалась конституционная монархия, но монарх носил ритуальные функции "символа нации". Особенность японской революции - и отсутствие явного лидера вождистского типа (обычно говорят о "трех великих героях" - Кидо Такаёси, Сайго Такамори и Окубо Тосимити).
В России демократические институты (вече, снимы, собор, дума) также можно считать более древними и исконными, нежели самодержавные. Более того, эти традиции освящены Библией (избрание царя, завет Бога с народом и т.д.), да и сами выборы можно трактовать в русле этих клише - "Глас народа - глас божий" плюс "воцерковление" электоральной символики (например, метафора урны для голосования, как "ковчег завета").
Напрашивается логическое следствие: самодержавие - строй послемонгольской Руси, насильственно внедренный завоевателями. Концепция единовластия московских государей - чуждые славянскому духу "ассирийство" и "фараонизм".
Подводя итог обзора, можно указать на Польшу, как удачный пример сочетания самобытности, консервативных традиций и "римских вольностей". Ее легенды о крестьянской природе царской власти, не смотря на рустическую незатейливость, выводят на библейские и античные сюжеты. Приняв от германцев высокую юридическую культуру Рима вместе с католицизмом и латынью, Польше удалось сохранить свой устойчивый славянский характер и при этом совместить монархизм и демократические процедуры. Это государство обладало плодотворным опытом двуединого национально-конфессионального политического образования. Более того, вопреки периодам уничтожения государства (пять разделов между соседними странами 1772-1795, 1815, 1939-1945 гг.) Польша являет пример живучести, всякий раз возрождаясь, как Феникс из пепла.
Интерес, как кажется, представляют польские доктрины: сарматизм (аристократический орентализм, мягкая форма евразийства), специфика госустройства, известная, как "польская корона"; "польский мессианизм", по концепту которого Польша позиционировалась, как "оплот христианства, убежище свободы и житница Европы".
Распространено мнение, что демократия приживается только в сравнительно небольших славянских государствах (Дубровник, Чехия, Словения), а в идеале они должны быть размером с Сан-Марино или Люксембург и находится в зависимости от более мощных стран-покровителей. Однако Польша противоречит этому стереотипу. В свое время ее территория простиралась от Балтики до Черного моря, известен конфедеративный проект Ю. Пилсудского Междуморье (объединение Польши, Украины, Белоруссии, Прибалтики, Молдавии, Венгрии, Румынии, Югославии, Чехословакии и Финляндии), проект Речи Посполитой трех народов (уния Польши, Литвы и Руси), концепция федерации Польши, Украины, Белоруссии и Литвы (Ягеллонская идея), проект воссоздания Речи Посполитой в виде Соединенных Штатов Польши.
В политологии существует концепция "либеральной империи", выдвинутая во Франции времен Наполеона III и в Великобритании в кон. 19 в., который в последнее время активно продвигается главным образом США. Пример Польши поэтому говорит еще и о том, что расширение территории за счет внешней экспансии не исключает развитие демократических институтов и рыночной экономики. В основе либеральной империи, в отличие от обычной, лежит не принуждение, а привлекательность модели. Примерно до середины 2000-х годов соединить принципы либерализма с имперской идеологией пытались в России.
Также примечателен опыт Японии в выходе из самоизоляции, установленной при сёгунате. С началом эпохи Мэйдзи императорское правительство провозгласило новые политические стандарты, обнародовав знаменитую "Клятву Пяти пунктов". В ней лаконично излагались основы реставрационного курса. Они предусматривали коллегиальность управления, участие всех сословий в выработке решений, отказ от ксенофобии и соблюдение международного права, открытость Японии миру ради получения новых знаний, необходимых для укрепления страны.
Не меньшего внимания заслуживает и пример Греции, наследницы Византии, к истории которой часто аппелируют российские исследователи. Формально православие и государство в современной Греции связаны сильнее, чем в России: там и статья о государственной религии в Конституции, в ней же - запрет переводить священные писания. Монархи правили этой страной до второй половины 20 в., но власть их была ограниченной, премьер-министров регулярно меняли на выборах (за исключением немецкой оккупации и двух кратких периодов диктатур). Демократические принципы госустройство не поколебал ни приход к власти социалиста А. Папандреу, ни леворадикала А. Ципраса. По словам политолога А. Баунова, "грекам без разрыва с православной традицией удалось построить устойчивые и почти безукоризненно работающие современные политические институты, партии, парламент, выборы, свободную прессу и сменяемую власть".
Можно согласиться и с политологом Д. Фурманом, который советовал больше внимание уделить наследию эпохи СССР. Конечно, "советская демократия" - явление весьма специфическое. Можно критически относиться к коммунистической идеологии, но нельзя не признать под шелухой демагогии и марксистско-ленинских устаревших догм было немало прогрессивных лозунгов, не потерявших свою актуальность и сейчас - "всякий труд почетен", "от каждого по способностям, каждому по труду", "все люди - равны", "власть должна служить народу", "лишь бы не было войны".
А закончить исследование хочется цитатой из книги "Афины и Иерусалим" философа Л. Шестова: "La liberté est un mystère (Свобода - это тайна), сказал Н. Мальбранш, и, как все, что носит на себе печать тайны, свобода заключает в себе внутреннее противоречие, попытки избавиться от которого всегда кончаются одним и тем же: избавляются не от противоречия, а от поставленной проблемы".


Примечания
[1] Есть такая арабская сказка "Сон на яву, или Калиф на час" из сборника "Тысяча и одна ночь". Этот сюжет, о том, как поменялись местами царь и простолюдин, угадывается и в произведении М. Твена "Принц и нищий". На Востоке, как видно, такие примеры и в реальной жизни были не редкость. Нечто похожее можно проследить в Европе и Московии. Так, по преданию литовских евреев, богатый торговец Шавл Юдич Валь (Саул Кацнелленбоген) был избран на одну ночь польским королем, после смерти Стефана Батория. Более ранний персонаж - еврей Абрам Проховник. В 842 г. паны не могли договориться, кого избрать королем. Отчаявшись, они решили отдать корону первому встречному, которым и стал Проховник. Однако он пошел в поле, увидел пахавшего на волах Пяста (будущего основателя государства) и передал корону. В истории усматриваются мотивы библейского повествования о возведении на престол царя Израильского Саула.
Можно вспомнить и касимовского хана Симеона Бекбулатовича. Во времена "опричнины" по капризу царя Ивана он на год получил титул "великого князя всея Руси" (1575-1576), хотя, в сущности, политического веса не имел и оставался лишь подставным лицом.
[2] Вспомним также войну Алой и Белой розы в Англии, Людовик XI и Карл IX во Франции, Филипп II в Испании.
[3] Кстати, после Саула царем Израиля становится пастух овец Давид. Образ пастуха (пастыря) архитипичен у скотоводческих племен. Многие боги и пророки древних цивилизаций Ближнего Востока носили пасторальный характер. В индийских мифах - Варуна, Митра, Агни, Индра, Кришна, у греков - Аполлон, Аргос, Гелиос, у шумеров - Думмузи. В Новом Завете Иисус называет себя "дверь овцам"; кто войдет в нее, спасется.
[4] Советский лингвист А. Кондратов полагал, что шумерам в Междуречье предшествовали протодравидские племена, наследники культуры Тэлль-эль-Убейд. Есть предположение, что шумеры заимствовали у аборигенов названия поселений. В тамильском языке город (поселение) называется ūru, в тулу ūru, в брагуи - ūra (дом). До сих пор на юге Индии в названиях городов сохранился этот формант: Ураюр, Бенгалур, Мангалуру, Коямпуттур, Танджавур, Неллуру. 
По другой версии автохтонами Южного Ирака были кавказские народы. Сравните в лезгинском: хур - "селение" (аул в Рутульском районе Дагестана).
[4a] Индоарии, судя по материалам археологии, не создали таких развитых и мощных городских центров, как хараппцы. Г. Бонгард-Левин упоминает, что слово pura (город), неоднократно встречается в «Ригведе», но здесь речь идет скорее всего об укрепленных пунктах, где во время опасности укрывалось население и куда загонялся скот. Облик этих "городов" в первые века 1 тыс. до н.э. они представляли собой скопления хижин, постройки из камня и кирпича были редки. Собственно города в бассейне Ганга появляются не ранее 6 в. до н.э. Матхура, Айодхья, Шравасти, Кушинагара, Варанаси, Вайшали, Митхила, Раджагриха, Чампа, Уджаяни стали важными очагами культуры значительно позже.
Хотя индоарии иногда основывали свои поселения на месте бывших хараппских городов (например, в Рупаре и Аламгирпуре), но прежние традиции строительного искусства были в значительной мере утрачены. Даже Каушамби, относительно благоустроенный и имевший оборонительные укрепления, не может идти в сравнение с существовавшими полторы тысячи лет до него Мохенджо-Даро или Хараппой.
[5] В июле 1934 г. русский эмигрант Б. Скосырев был избран королем Андорры Борисом I, который в течение нескольких дней правил, издавая весьма либеральные и прогрессивные указы (например, издал Конституцию страны). Однако, конфликт с епископом Урхельским привел к его аресту специально присланным отрядом испанской жандармерии, высылке и суду.
[6] Самодурство Грозного семиотик Ю. Лотман объяснял сильным манихейским влиянием, царь Иван одновременно играл роль бога и дьявола, которого "мыслил полномочным наместником Господа в управлении грешным человечеством". Элементы сходного поведения можно видеть в легенде о Дракуле. Не случайно создателем ее русского варианта в 1481-1486 гг. был еретик Ф. Курицын, во взглядах которого также ощущаются манихейские влияния.
[7] В осетинском нартском эпосе богатырь Хамыц женился на женщине-лягушке из водного царства при условии, что никто ее не увидит. Но обет был нарушен, и жена перед бегством дохнула Хамыцу в спину, и у него между лопаток выросла опухоль, из которого появится силач Батрадз.
В адыгейском варианте этого мифа магические черты стерты. Нарт Химищ женится на карлице из племени испов, обещая не смеяться над ее ростом. Вернувшись к родителям, она родила Батраза (Пэтэраза) и, ни разу не покормив ребенка своим молоком, отдает дитя нартам.
[8] Предполагается, поля для игры в мяч (Идавель-поле) упомянуты в скандинавском эпосе. Также есть сообщения о найденном комплексе Мансурдепе близ Нисы (на территории современной Туркмении), в котором есть поле, напоминающее стадион, а также гипсовые шары. Постройка относится к периоду Аршакидов.
[9] Историкам известно одно из ключевых событий Великой французской революции, т.н. "Клятва в зале для игры в мяч". Когда депутатов от третьего сословия не не пустили в зал заседаний, они собрались в соседнем зале jeu de paume (игра, прообраз тенниса) и поклялись продолжать собрание, пока не будет написана конституция.
[10] У несториан католикос-патриарх наследовал сан от дяди к племяннику в семье Мар Шимун с 1350 г. Считается, что к такому положению провели жестокие гонения со стороны мусульман. Эту инновацию, ставшую причиной раскола, отменил глава несториан Мар Дынха IV в 1976 г.
[11] Вольными городами также назывались и некоторые другие образования вне Священной Римской империи: Вольный город Данциг (1807-1814), Вольный город Краков (1815-1846), Вольный город Данциг (1920-1939), Свободный город Фиуме (1920-1924).
[12] Sendero Luminoso (Сияющий путь) - левацкая экстремистская организация Перу, целью которой является замена буржуазной демократии на "новую демократию", отрицающую всеобщую декларацию прав человека. С 1980 г. встала на путь вооруженной борьбы.
[13] Эта история напоминает институт инсэй (правление экс-императоров) в Японии в 11-12 вв., когда император добровольно уходил в буддийский монастырь, передавая власть своему сыну. А сам становился при нем регентом.
Кстати, с возведением в патриархи Филарет Никитич (отец царя Михаила Федоровича) присоединил к своему сану "святейшего патриарха московского и Всея Руси" еще и титул "великого государя". Возникло, можно сказать, двоевластие, но оно стало возможным лишь благодаря тому, что государь-сын во всем подчинялся государю-отцу. Однако позже, при царе Алексее Михайловиче патриарху Никону хоть и удалось добиться титула "великого государя", но не на долго. В 1666 г. опального иерарха сослали в монастырь, где он и скончался.
Теократический режим в Черногории создал митрополит Данил Шчипчевич Петрович Негош в 1696 г. Используя свое право на отлучение от церкви, он объединил враждовавшие роды. При нем составлен первый письменный закон Черногории - "Стега". В 1852 г. владыка Петр II, женился и отказался от духовного сана.
[14] Представляется интересным сопоставить роль трона, как сакральную метафору народных собраний Дагестана и символики царства Сарир с представлениями африканского народа ашанти, которые в 17-19 вв. создали конфедерацию Эджису на территории современной Ганы. У ашанти существовал культ священных скамеек, в которые, как считалось, вселялась душа умершего вождя. Если хотели увековечить память о мудром правителе, то после смерти его скамейку помещали в особом храме (Дом скамеек). Вместилищем души всего народа являлся Священный Трон в виде скамьи с семью колокольчиками, украшенной золотом и резьбой. Его сохранность служила залогом благополучия страны. Однако даже сам правитель не мог восседать на этом сакральном седалище – во время интронизации он только делал вид, что присаживается – это считалось достаточным для того, чтобы души всех предшественников в него переселились.
[15] Газават (от арабского غزوات - "поход, набег, нашествие") в исламе предписанная Кораном "священная война", которую должны вести мусульмане против представителей других верований, препятствующих распространению ислама. Зачастую является средством борьбы за независимость.
[16] Аналогичные "кодексы чести" были у самураев Японии ("Бусидо"), у пуштунов (паштанвала), албанцев (беса), тамилов ("Тируккурал") и многих народов.
[17] Фраза "Друзьям - все, врагам - закон" обычно приписывается испанскому диктатору Ф. Франко. Однако, есть указание на то, что впервые эта мысль была сформулирована президентом Мексики Б. Хуаресом (1867-1872 гг. правления): "Для моих товарищей будут амнистии, для моих врагов - вся тяжесть закона" (Para mis camaradas habrá amnistías, para mis enemigos, todo el peso de la ley).
[18] "Высказывайтесь, как хотите, главное подчиняйтесь" - крылатая фраза, приписываемая прусскому просвященному монарху Фридриху II Великому (1712-1786 гг.).
Ислам (от арабского الإسلام‎ "покорность, подчинение"), по мнению Л. Васильева, олицетворяет доктрину "поголовного рабства". "Слепое повиновение опирается, как на сакрально детерминированный принцип деспотизма при полном слиянии религии и светской власти, так и на сознательно культивируемый фатализм и ничтожность личности, этой жалкой песчинки перед лицом Аллаха", - пишет ученый.
Крайней степени фанатизм достиг в среде исмаилитской секты низаритов, осевших к 11 в. в горах Эльбруса на севере Ирана (крепости Аламут, Ламасар и др.). Шейх Хасан ибн Саббах создал в 1090 г. свое государство, которое удалось разрушить лишь в 1256 г. Хулагу, внуку Чингис-хана. Здесь воспитывались наемные убийцы фидаины, которых готовили к беспрекословному повиновению и самопожертвованию, стимулируя их рвение попасть в рай гашишем (отсюда их прозвище - ассасины).
Интересен в этой связи и феномен японских ниндзя (буквально "тот, кто прячется") - кланов профессиональных лазутчиков и наемных убийц, фанатично преданных своему хозяину.
О террористической иудейской секте "кинжальщиков" (сикариев) было известно в 1 в. Недовольные убивали знатных коллаборационистов, сотрудничавших с древнеримскими оккупантами.
Можно вспомнить фениев (fían) - ирландские террористические организации 19-20 вв. и баскских левых радикалов ЭТА (Euskadi Ta Askatasuna - Страна басков и свобода).
[19] В империи инков Тауантинсуйю тоже преднамеренно боролись с грамотностью. Эрзац-письмо кипу, выполнявшее календарно-калькуляционные функции, очевидно, не в счет. Как не покажется странным, отсутствие письма помогало правителям лучше управлять неграмотным населением. Однако в СССР, наоборот, боролись за повышение грамотности. Не ради особого гуманизма, а чтобы каждый крестьянин мог прочесть распоряжение начальства. Это примечательны примеры, когда одна и та же цель может достигаться противоположными методами.
[20] М. Фасмер упоминает любопытную гипотезу финского лингвиста А. Йоки о происхождении русского слова "хлеб" из древнекитайского glḭǝp ("рисовые зерна").
[21] В "народной антисоветской песне", называемой иногда по первому куплеты "Царь Николашка" есть заключительные куплеты про Сталина. Хотя известны и новые версии с упоминанием Хрущева, Брежнева, Горбачева, Ельцина и даже Путина. Городским фольклором точно схвачен паттерн, когда всякий раз в советской истории преемник жестко отрицает своего предшественника:
Отец Иосиф был народный наш отец,
Он строил ГЭС, он строил ГРЭС, он строил ТЭЦ.
При нем колхозы поднялись,
У лорда слезы пролились,
Капитализму наступил при нем конец.
Ну а потом его маненечко того,
И тут всю правду мы узнали про него:
Что он марксизму изменил,
Что многих жизни он лишил,
И что сидели все в тюрьме до одного [...]
А мы все движемся и движемся вперед,
Но если кто-нибудь когда-нибудь помрет,
О нем расскажет нам история,
История, которая
Ни слова, ни полслова не соврет.

[22] Коран описывает виртуальную завесу, которая не дает видеть и слышать Аллаха: "Запечатал Аллах сердца их, а на ушах их, и на взорах их - завеса" (2:7). Это - завеса материального мира. Ее накладывает господь за неверие богу.
По мнению социолога В. Шамшурина, потенции внегуманистической идеологии есть у индуизма в трактовке Шанкары, разработавшего в 9 в. концепцию "адвайта-веданта" (недвойственность учения конца Вед). В этой умозрительной системе Брахман (высший божественный абсолют)не развивается и не покоится, он не творец и не промыслитель мира, любые приписываемые ему свойства случайны и не затрагивают его сущности. "Подобное "всебожие" не имееет преуедента в истории религии, - полагает ученый. - Доведенное до самых крайних логических выводов, учение Шанкары проповедует максимальный теизм, т.е. подчинение божественному начал начал природных и человеческих и даже полное отрицание последних... Эта духовная установка, препятствует совершенствованию мира и человека и подчас ведет к господству разрушительной ненависти и бесчеловечности". Далее Шамшурин продолжает: "Остается непонятным, с чьей же точки зрения строится теория познания Брахмана в Адвайта-Веданте Шанкары? Это явно "нечеловеческая" точка зрения, поскольку человек, являясь продуктом видимости, выключается из процесса истинного познания. Для чего же она человеку?".
А вот, что писал о внегуманистической сути протестантизма философ Л. Шестов: "Весь же Лютер вышел из его глубочайшего убеждения, что чем больше падший человек делает для своего спасения, тем он вернее (как Сократ у Ницше) идет к гибели, и что только тот, кто remissis manibus et pedibus предается на волю Божию, стоящую по ту сторону всех законов, диктуемых моралью и разумом, может причаститься последней Истине. Спора быть не может: на человеческую оценку учение Лютера по своей жестокости и суровости превосходит все, что когда-либо придумывал для себя самый беспощадный человеческий дух". Здесь имеется в виду цитата Лютера: "Oportet enim hominem suis operibus diffidere et velut paralyticum, remissis manibus et pedibus gratiam operum artificem implorare" (Человек не должен доверять своим делам, а точно паралитик с расслабленными руками и ногами умолять о благодати, творящей дела).
[22a] Инересно, что в румынском языке ţară обозначает "княжество", а также "страна", "земля". Например, Țara Moldovei (Principatul Moldovei, 1346-1859 гг.) - Княжество Молдавия, или Унгровлахия, Влашская земля. Ср. также Sfatul Ţării - Совет края, или Совет страны, существовавший в Молдавии в 1917-1918 гг. Цэрань (ţărani) - румынские земледельцы, лично свободные коестьяне; царина (ţarină) - "пашня". Считается, что эти слова восходит к латинскому корню terra (земля). Не могло ли отсюда происходить титул "цар" в значении "хозяин", "князь"? В румынском языке название княжеского титула заимствовано из славянских языков - cnez, cneaz (Московское княжество называлось иначе, чем Молдавское - Cnezatul Moscovei). Кстати сказать, не ецкий лингвист Э. Бернекер производил слово "царина" от корня "царь". [Berneker, 1908-13]
См. в греческом κύριος (cürios) - "главный", "господин", "владыка". От этого же корня произошло название церкви (Κυριακός οίκος - "дом Господа").
[23] Интересно, что в Индии есть божество, олицетворяющее гану. Это Ганеша (गणेश Gaṇeśa), один тз самых популярных богов, устранитель препятствий и обладатель рационального ума. Ганеша - предводитель "ганы богов", в его свиту входят 9 классов низших мифических персонажей - адитьи, вишвы (вишведевы, васу, тушиты, абхасвары, анилы, махараджики, садхьи, рудры. Он не столько "глава ганы" (Gaṇa-īśa), сколько посредник между своим отцом Шивой и его помощниками - полубогами.
[24] Сатурн - древнейший римский бог-царь с ориентальными, хтоническими чертами, повелитель посевов, неумолимого времени и морозного холода. В борьбе за власть он оскопил своего отца Урана (сравните библейскую истории Хама, надругавшегося над Ноем) и пожирал всех своих детей, дабы те не лишили его трона. Территорию современной России Клавдий Птолемей в своей книге "Тетрабиблос" считал управляемой Сатурном и стихией воды. Напротив, Западная Европа (Германия) управляется огненным Марсом. Этим объясняется извечная, непримиримая борьба Востока и Запада.
Столкновение России и Германии в 1941 г. можно метафорически рассматривать, как противостояние Огня и Пламени (вспомним фэнтезийный эпический цикл Дж. Мартина "Песнь льда и пламени"). Нападая на СССР Гитлер был уверен, что вторгается в царство вечного льда Сатурна. В основе этого представления лежала натурфилософская "гипотеза вечного льда" Г. Гербигера. По этой теории, во Вселенной никогда не прекращается борьба между противоположными стихиями, которая зиждется на космических циклах - "жизненных ритмах, скачках и возвращениях". Каждые 6 тыс. лет Земля подвергается наступлению льда, но каждые 700 лет человечество отвоевывает пространство силой огня, бог-человек побеждает на время человека-раба, починенного вековечному холоду.
По словам астролога К. Диланян, глубинный российский архетип связан с жесткой государственной и церковной властью, с "аппаратом принуждения". Тиран Сталин воплотил в себе все качества Сатурна, Бога-Отца. Как писал философ П. Чаадаев, "в нашем представлении не закон карает провинившегося гражданина, а отец наказывает непослушного ребенка... мы с радостью расточаем права отцовства всякому, от кого зависим". 
Кстати, в одном из издании, печатавшемся на оккупированной немцами территории СССР (газета "Голос народа" Локотского окружного самоуправления Орловской области выходила в 1942-1943 гг. тиражом 8 тыс. экз.) встречается любопытная сатира на советского вождя - "Сталин-Мороз". Текст написан 15 ноября 1942 г. под псевдонимом Лев Ямской. За основу взята социально-фантастическая поэма Н. Некрасова "Мороз Красный нос". Анонимом точно схвачена перекличка образов Сталина и Мороза, властного и сурового старика, хозяина зимнего царства, мало похожего на добродушного и справедливого сказочного персонажа Морозко. Такой Мороз скорее похож на вурдалака или упыря:
"Вглядись, молодица смелее,
Каков я, Иосиф-Мороз! 
Навряд тебе парня страшнее 
И злее видать привелось. 
Богат я, казны не считаю, 
Народ же не видит добра, 
Я царство свое обираю, 
Кричать заставляю "ура". 
Задумаю я - непослушных 
Надолго упрячу под гнет. 
Построил я цепи стальные 
И ими скрутил я народ. 
Люблю я в глухих казематах 
Людей и душить, и давить, 
И кровь вымораживать в жилах, 
И мозг в голове леденить. 
А честному люду - на горе 
И всем непокорным - на страх - 
Тащу я людей без разбору 
На муки и смерть в лагерях"
. [Соколов, 2001]
[24a] В 1904 г. основоположник геополитики британский профессор Х.Дж. Маккиндер изложил концепцию, известную, как "Географическая ось истории". [Mackinder, 1904] В его теории массивная северо-восточная часть Евразии, почти повторяющая контуры водосборного бассейна Ледовитого океана, получила название Хартленд (от английского heart - "сердцевина" и land - "земля"). Эта территория почти повторяет контуры Российской империи, Советского Союза и современной РФ. По южной ее части протянулись степные пространства, где веками существовали пассионарные кочевые народы (индоарии, тюрки, монголы). Хартленд не имеет удобных транспортных выходов в Мировой океан, за исключением практически постоянно покрытого льдом полярного океана. Маккиндер придавал большую геополитическую значимость Хартленду из-за его огромных запасов природных ресурсов, а также из-за их недоступности для любой морской державы, в том числе и для Великобритании. Геополитик называл Хартленд "великой природной крепостью" людей суши. В этой "осевой зоне" располагается "осевое государство". [Mackinder, 1904]
[25] Эти элементы "демократии попрошаек" в частности заметны в "прямых линиях" президента РФ В. Путина, в ходе которых каждый россиянин может попросить решить свои и какие угодно проблемы - отремонтировать водопровод или свозить ребенка на Кремлевскую елку. В этом же ряду - челобитные царю-батюшке с жалобами на плохих бояр времен Алексея Михайловича с его "долгим ящиком". По приказу государя напротив Коломенского дворца в Москве была установлена длинная коробка, куда любой мог положить послание с жалобами. Урна быстро наполнялась, однако ждать результата приходилось годами, поэтому в народе ящик стали называть не "длинным", а "долгим". 
В 18 в. при японском сёгуне Токугава Ёсимунэ в трех крупных городах три раза в неделю выставлялся специальный ящик (мэясубако) для приема жалоб от населения. Ключ хранился у сёгуна, только он обладал правом вскрывать эти ящики. Так по одной из просьб в столице открыли лечебницу, в которой бедных и одиноких лечили бесплатно.
[26] Основой историософ­ских, социологических и политических взглядов представителей постимперского евразийства было понимание России как специфической страны ("континент-океан"), не принадлежащей по типу своей жизни и культуры ни к Западу, ни к Востоку, а имеющей будто бы свою особую историческую материальную и духовную "судьбу". Лингвист и философ Н. Трубецкой считал СССР геополитическим продолжением "монгольской монархии, основанной великим Чингисханом". Любопытно добавить, что после отказа от идеи мировой революции советские коммунисты во внешней политике делали ставку на союз с азиатскими странами против империализма европейской цивилизации. Да и сейчас коммунистические государства сохранились только в Азии - КНР, КНДР, Вьетнам, Лаос.
[27] Интересно, мог бы в холодном климате появиться "русский Махатма Ганди", который, как известно, наряду с идеей пассивного сопротивления и ненасилия пропагандировал отказ от приобретения и использования английских товаров, в первую очередь - текстильной продукции. Пропагандируя аскетизм, Ганди ходил полуголый. Единственная его одежда - кхади, кусок грубого домотканого полотна, обмотанный вокруг тщедушного тела, плохонькие самодельные крестьянские сандалии на босу ногу, а часто - вообще никакой обуви, в руках - посох.
Конечно, культ юродивых и моржевание широко развиты в российской культуре. Известен и Порфирий Иванов. С 35 лет он постепенно отказывался от одежды и обуви, пока не стал круглый год ходить одетым только в шорты. В зиму он демонстрировал незаурядные возможности своего организма переносить любую стужу и мороз. "Эксперимент" Иванова продолжался 50 лет, вплоть до его смерти в 1983 г.
[28] Великий визирь Османской империи, либерал Мидхад-паша в 1876 г. в несколько дней выработал конституцию и заставил султана Абдул-Хамида ее подписать и опубликовать. Документ гарантировал права личности и учреждал двухпалатный парламент (меджлис). Правда, без формальной отмены конституции, парламент за исключением нескольких попыток не собирался до революции 1908 г.
В Иране в результате революции 1906 г. принята конституция и создан парламент (меджлис).
В 1931 г. император (негус) Эфиопии Хайле Селассие обнародовал первую конституцию и учредил совещательный парламент - (ምክር ቤት - Mikir Bēt, буквально "Дом советов") с палатой депутатов и сенатом. Если турецкая конституция писалась по образцу бельгийской, то эфиопская - японской. В 1987 г. в Аддис-Абебе прошла первая, учредительная сессия Национального собрания Эфиопии Шенго (ሸንጎ - Šänəgo), взявшего в соответствии с новой конституцией власть из рук Временного военного административного совета и провозгласила страну Народной Демократической Республикой.
Скорее всего, японская модель повлияла и на перестройку управленческой модели в Таиланде (Сиаме), где после переворота 1932 г. монархия была ограничена конституцией и парламентом (половину депутатов назначал король). Хотя первые политические реформы провел еще Рама V (1868-1910 гг.), освободив крестьян от фактически долгового рабства, учредил совещательный парламент (Госсовет) и выборное местное самоуправление.


Литература
Ахмадов Ш.Б.,  Чечня и Ингушетия в ХVII - начале XIX века. (Очерки истории социально-экономического развития и общественно-политического устройства Чечни и Ингушетии в XVII - начале XIX века). Монография. Элиста, 2002. - C. 283. 
Баренбойм П., Первая конституция мира. Библейские корни независимости суда, М., 1997.
Баунов А., Путин и греки: разные плоды духовного единства // Московский центр Карнеги, 30.05.2016
Березкин Ю.Е., Инки. Исторический опыт империи. Л., 1991.
Берзин О.Э., Конфуций, Шан Ян и другие // Атеистические чтения, М., 1987.
Бойз Р., Царь Владимир замышляет холодную войну в Арктике // The Times, 20.04.2016.
Бонгард-Левин Г.М., Ильин Г.Ф., Индия в древности, М.,1985.
Бушуева С.К., Взаимосвязи: Театр в контексте культуры: Сборник научных трудов. Л., 1991.
Валишевский К., Иван Грозный, 1989. 
Ван дер Варден Б.Л., Пробуждающаяся наука. Математика древнего Египта, Вавилона и Греции. М., 1959. 
Васильев Л.С. Восток и Запад в истории (основные параметры проблематики) // Альтернативные пути к цивилизации. М., 2000.
Васильев Л.С., История Востока, в 2 т. М., 1993.
Волчек Д., Преображение националиста (интервью с А. Широпаевым) // Радио Свобода, 16.01.2016
Гадагатль А.М., Героический эпос нарты и его генезис. Краснодар, 1967.
Гаджиев М.С., Древний город Дагестана: Опыт историко-топографического и социально-экономического анализа. Автореф. дисс., Махачкала, 1999. 
Гиоргадзе Г.Г., О престолонаследии в древнехеттском царстве (К интерпретации § 28 «Указа Телипину») // Вестник древней истории, № 4, 1969.
Гуляев В.И., Города-государства майя. (Структура и функции города в раннеклассовом обществе). М., 1979. 
Гумелёв В.Ю., Пархоменко А.В. О князьях, королях, императорах и царях // Гуманитарные научные исследования. 2013, № 10.
Дерлугъян Г., Горские князья, партвыдвиженцы и помидорщики: двести лет социальной эволюции адыгейских элит // levonabrahamian.com, 1990.
Диланян К., Большой космический крест // Наука и религия, 1995, №5.
Дриди Э., Карфаген и Пунический мир, М., 2008.
Емельянов В.В., Древний Шумер. Очерки культуры, СПб., 2001.
Жилетежев Х.Ч., Бухуров М.Ф., Отражение общественно-политической лексики в нартском эпосе // Современные проблемы науки и образования, 2015, №2.
За рубежом, 1990, №8, с. 17.
Золотарёв А.М., Родовой строй и первобытная мифология. М., 1964. 
Инка Гарсиласо де ла Вега. История государства инков / пер. В.А. Кузмищева. Л., 1974.
Иохельсон В.И., По рекам Ясачной и Коркодону. Древний юкагирский быт и письмена // Известия Русского географического общества, 1898, вып. III.
Казенин К., Кавказская демократия: почему Дагестан не повторил путь Чечни // Московский Центр Карнеги, 19.10.2015.
Кагарлицкий Б., Это будет бунт нижних и средних звеньев госаппарата // Бизнес-Online, 4.05.2016.
Калюта А.В. Мотекусома Шокойоцин и Моктесума II: носитель власти в зеркале культур // Власть в аборигенной Америке / отв. ред. А.А. Бородатова, В.А. Тишков, М., 2006.
Канадский Север: природные богатства и судьбы людей // Тишков В.А., Кошелев Л.В., История Канады, М., 1982.
Кара-Мурза С.Г., Советская власть // Советская цивилизация, М., 2008.
Кочакова Н.Б., Рождение африканской цивилизации (Ифе. Ойо. Бенин. Дагомея). М., 1986.
Кувакин В.А., "Континент-океан", или проект создания в России государства фашистского типа // Религиозная философия в России, М., 1980.Кюстин А. де, Россия в 1839 году, СПб., 2008.
Лазаревский Н.И., Самодержавие // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т., СПб., 1890-1907.
Мандельштам О.Э., Девятнадцатый век // Стихотворения. Екатеринбург, 1998.
Маретина С.А., Котин И.Ю., Племена в Индии. СПб., 2011.
Меньшиков А., Архивы рассказали о проекте покорения Оби // Российская газета, 05.02.2013.
Милов Л.В., Особенности исторического процесса в России // Альманах "Восток", № 2, февраль, 2004.
Нарты. Кабардинский эпос. Нальчик, 1951. 
Николаев М.Е., Арктика: боль и надежда планеты, Якутск, 1993.
Новосельцева Т.И., Выдвиженчество в кадровой политике Советского Государства. На материалах Смоленской области. Автореф. дисс., 2004.
Норт Д., Уоллис Д., Вайнгаст Б., Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества, М., 2011.
Петрунина Н.Н., Роман "Ледяной дом" и его автор. // Лажечников И.И., Ледяной дом, Минск, 1985.
Патриарх Кирилл: права человека - это "глобальная ересь" // Московский комсомолец, 20.03.2016.
Православие // Электронная еврейская энциклопедия.
Рассказ о пророке Сулеймане, птице Симург и предопределении судьбы (иранская народная сказка) // Сказки народов мира, 22.04.2016.
Резниченко С., Между народами. Ч. 3. Северокавказская цивилизация: истоки и суть // АПН, 30.05.2015 
Резниченко С., Причины сталинских репрессий // АПН 13.08.2013
Родс П. Дж., Афинский театр в политическом контексте // Вестник древней истории, 2004, №2. 
Сказания о нартах. Словарь и комментарии Б.А. Калоева / пер. с осетинского Ю. Либединского. Владикавказ, 2000.
Соколов Б., Вгляд с другого берега // Независимая газета, 22.06.2001.
Трубецкой Н.С., Наследие Чингисхана. Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока. Берлин, 1925.
Тынянов Ю.Н., Пушкин и архаисты // Архаисты и новаторы (Пушкин и его современники. М., 1969).
Философия права Пятикнижия (сб. статей под ред. А.А. Гусейнова и Е.Б. Рашковского, сост. П.Д. Баренбойм), М., 2012. 
Фрейдзон В.И., История Хорватии. Краткий очерк с древнейших времен до образования республики (1991 г.), СПб., 2001. 
Фроянов И.Я., Дворниченко А.Ю., Города-государства Древней Руси, Л., 1988.
Фурман Д., "Перевернутый истмат"? От идеологии перестройки к идеологии "строительства капитализма" в России // Свободная мысль, №3 1995.
Фурсов А.И., Русская власть, история Евразии и мировая система: mobilis in mobile (социальная философия русской власти) // Доклад на заседании семинара "ΣΙΝΕΡΓΙΑ. Цивилизационный контекст и ценностные основания российской политики". М., 2008.
Хассан Хассан, "Исламское государство": идеологические корни и политический контекст межконфессиональной вражды // Московский Центр Карнеги, 27 декабря 2016.
Циркин Ю.Б., Мифы Финикии и Угарита, М., 2000.
Чаплин В., Персонально ваш // Эхо Москвы, 15.08.2016.
Чедия Б., Конституционная реформа - следствие неусточивости политической системы Грузии // Центральная Азия и Кавказ. Т.4, вып. 2, 2011.
Чехов А.П., Мороз, т. 6. [Рассказы], 1887 // Чехов А.П., Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького, М, 1974-1982.
Чикачев А.Г., Русские в Арктике: полярный вариант культуры: историко-этнографические очерки, Новосибирск, 2005.
Чичерин Б.Н., Курс государственной науки. Тома I-III, Москва, 1894.
Шамшурин В.М., Шанкара - теолог индуизма // Атеистические чтения, 1989, вып. 17.
Шестов Л.И. Афины и Иерусалим // Соч. в 2-х тт. Т. 1. М., 1993.
Шинни П., Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, М., 2004.
Широпаев А., Назовите Украину Русью // rufabula.com, 21.04.2014.
Шкаратан О.И., Ястребов Г.А., Сравнительный анализ процессов социальной мобильности в СССР и современной России. Общественные науки и современность, 2011.
Шлюмберже Д., Эллинизированный Восток. Греческое искусство и его наследие в Средиземноморской Азии., М., 1985.
Янин В.Л., Истоки новгородской государственности // Наука и жизнь, № 1, 2005.
Berneker E., Slavisches etymologisches Wörterbuch, Heidelberg, 1908-1913.
Gilbert L., Mohseni P., Beyond Authoritarianism: The Conceptualization of Hybrid Regimes // Studies in Comparative International Development, 2011, september.
Mackinder, H.J., The geographical pivot of history // The Geographical Journal, 1904, № 23. - p. 421-37.
Pall Z., Kuwaiti Salafism and Its Growing Influence in the Levant. - Carnegie Endowment for International Peace, 2014.
Sly L. Syria Tribal Revolt Against Islamic State Ignored, Fueling Resentment // Washington Post, 20.10.2014. 
The Holy Roman Empire. Neither holy nor a failure // Economist, 16.04.2016. 
Zubrinić D., Croatian Glagolitic Script. Zagreb, 1995.

Электронные ресурсы проверены 16.01.2016.

Дополнительные ссылки
Епифанов П.П., Федосов И.А., История СССР. М., 1965.
История СССР в 2 ч., 1954.
Коровкин Ф.П., История древнего мира. Учебник для 5 класса. М., 1979
Нечкина М.В., Лейбенгруб П.С., История СССР. Учебник для 7 класса. М., 1974.
Орлов А.С., Георгиев В.А., Наумов Н.В., Сивохина А.С., Пособие по истории СССР для подготовительных отделений вузов., М., 1987.


Приложение
День земли
По данным на 2015 год парламентов не было только в двух государствах мира - Саудовской Аравии и Ватикане.
Как правило, общественно-политическая лексика и такие названия, как "парламент" и "республика" заимствуются из латинского или греческого языков. Однако в последнее время многие страны, дабы подчеркнуть самобытность собственных демократических институтов пользуются инвентарем из своих, аборигенных тезаурусов. Причем касается это и европейцев, подверженных пуристическим тенденциям. Так,  в Ирландии парламент -  Oireachtas (Эряхтас), в Уэльсе - Cenedlaethol (Кенедлайтол - Ассамблея; собственно парламент - Senedd), в Стране Басков - Legebiltzarra (Законодательное собрание), в Армении - Ազգային Ժողով  (Азгаин Жорров - Национальное собрание; собственно парламент - Խորհրդարան - Хорхрдаран от Խորհուրդ "совет").
В Священной римской империи Рейхстаг является калькой с латинского Imperial Diet. Диетой (от греческого δίαιτα) в античные времена и Средневековье называли не только образ жизни, режим питания, но и ежедневную работу (от латинского dies - "день"). Слово "день" (dag, tag, ting) в германских языках ассоциируется с собранием, к этому корню обычно добавляется определение: в Исландии парламент называется Alþingi (весь день), в Норвегии - Storting (большой день), в Дании - Folketing (народный день), в Швеции - Riksdag (государственный день), в Германии - Bundestag (феделальный день), в Лиштенштейне, федеральных землях Германии и Австрии - Landtag (земельный).
Поэтому в Финляндии местный ландтаг (сейм) иногда называют maapäivät (земля-дни), современное наименование Eduskunta (представлять-коммуна), в Эстонии Riigikogu (государство-все). По этой же кальке образовано название парламента Гренландии, которое в эскимосском языке звучит так - Inatsisartut. Или в языке кечуа - Rimana huñunakuy, Kamachitantari, Rimana Wasi (конгресс).
Иногда слово-источник сильно искажается, как в Албании, где парламент Kuvendi (от латинского Convention - договор, соглашение) или в языке маори - Pāremata.
Зачастую парламенты называются терминами Собрание или Совет (например, у литовцев Susitinkimas и Taryba), Госсовет в Чувашии - Патшалăх Канашĕ, в Удмуртии - Кун Кенешез, в Коми - Каналан Сöвет, в Марий Эл - Кугыжаныш Погын (Кугижаншы Погын), в Киргизии Жогорку Кеңеш (Верховный совет), в Якутии - Ил Тумэн (Госсобрание).
В современных исламских государствах (Иран, Кувейт, Оман, Пакистан и др.) наиболее распространено название парламента - маджлис (меджлис, мажлис, мажилис) в значении заседания, а также совета, собрания, палаты, Сената. Название происходит от арабского "место заседания" (مجلس‎), корень "сидеть" - jalasa (جلس). Другое название совета в арабском языке - Шура (شورى), понимаемое, как основной принцип государственной власти в исламском мире. Хотя в некоторых исламских странах существуют параллельные структуры, связанные с племенной демократией. Например, в Афганистане это Лойя-джирга (в пуштунском لويه جرګه‎ - "большой совет старейшин"), нерегулярно собираемая для решения кризисных ситуаций (например, избрание короля, утверждение конституции). Такую структуру некоторые исследователи считают аналогичной русскому Земскому Собору.
В некоторых современных национальных республиках РФ (Башкирия, Алтай) Государственное собрание именуется Курултай. Тюркский Куралтай этимологически связан с монгольским термином Хуралдай, корень "кур/хур" означает "собрание/дискуссия". Кстати, возможно, это слово родственно названию монгольского музыкального инструмента "хуур", восходящего к понятию "струна", "голос". Хуур, между прочим, хорошо воспроизводит лошадиное ржание, на нем исполняется мелодия т.н. возгласных распевов в честь коня, а также национальный героический эпос "Гэсэр".
Хурал - парламент в ламаистских Монголии, Туве, Бурятии и Калмыкии. В Эвенкии региональное Законодательное собрание носит название Суглан (от бурятского суглаан - "собрание").
Парламент Индии - Sãsad (संसद, родственно русскому "сосед"), интерпретируется, как "совместное заседание" и вероятно является калькой с арабского "маджлис". Этот высший федеральный орган законодательной власти страны включает в свою структуру две палаты: нижнюю - Лок сабха (लोकसभा - палата общин), и верхнюю - Раджья сабха (राज्यसभा - палата лордов). Sabhā в санскрите означает место собрания, царские чертоги, общество (bhā - "сиять, являться"). Парламент Непала - संवधानसभा - Самвадхасабха (в санскрите vadha - казнь, суд).
Законодательный орган Таиланда - Национальная Ассамблея (รัฐสภา Раттхасапха) является санскритизмом и восходит к выше упомянутому термину Раджья сабха. В соседней Камбодже парламент называется សភាតំណាងរាស្ត្រ Saphea Tamnangrastr (букв. "представители"). В Мьянме аналогичный законодательный орган - Ассамблея Союза (по-бирмански Pyidaungsu Hluttaw ပြည်ထောင်စု လွှတ်တော်). Национальная Ассамблея Лаоса - Sapha heng hat ສະພາແຫ່ງຊາດ.
Законодательное собрание дравидоязычного индийского штата Тамилнад называется சட்டமன்றம் Caṭṭamaṉṟam (от тамильского caṭṭam - закон), собственно парламент - நாடாளுமன்றம் Naṭaḷumaṉṟam (от naṭal - посадка).
Парламент Бутана - до 2007 года именовался Цонгду (Tshogdu), позже - Цогханг (tshogs-khang), в Китайской республике (Тайвань) - Юань 院 (Yuàn - Суд), или Гохуэй 國會 (Guóhuì - Госсовет). В конфуцианских странах последний термин наиболее распространен для обозначения законодательного органа. Калькой с китайского слова guóhuì являются названия парламентов в Японии - Коккай 国会 (до 1945 г. - Имперский парламент Тэйкоку-гикай 帝國議會, 帝国議会), в Корее - Кукхве 국회 (의회 Wihö - "правденость"), во Вьетнаме - Quốc hội (Nghị viện - "указ-суд").
Термин республика в пуристических языках интерпретируется, как правило, "народовластие" с некоторыми вариациями. Так, у исландцев это Lýðveldi, у фарерцев - Forsetaskipan (главная структура), у валлийцев - Gweriniaeth (gwerin - "народный", iaeth - "-изм"), у эстонцев - Vabariik (свободное государство), у финнов - Tasavalta ("поровну-власть"; здесь valta, скорее всего, славянское заимствование), у венгров - Köztársaság (общая компания), у армян - Հանրապետություն (Hanrapetutyun, от hanrayin - "народное", petutyun - "государство"). В африканском языке фульфульде (Сенегал) "республика" - Ndenndaandi (или сокращенно Nden), у йоруба (Нигерия) - Orílẹ̀-èdè olómìnira (или просто olómìnira).
Термин "свободное государство" (Freistaat) возник в немецком языке в 17 в. для для обозначения суверенного государства, не подвластного монарху. Таким образом, это понятие тождественно республике. Однако в английском язык словосочетание "Free State" приобрело несколько другую семантику. Статус Свободного государства (Saorstát) в 1922-1937 гг. носила Ирландия, что приравнивало ее к доминиону. Поэтому с обретением подлинной независимости Saorstát власти заменили на Poblacht (республика).
Иногда слово "республика" в некоторых языках претерпевает заметные искажения: у басков - Errepublika, у якутов -  Өрөспүүбүлүкэ.
В исламских странах зачастую республика называется jumhuriyyat (جمهورية), от арабского jumhur (толпа, масса, публика). Хотя некоторые мусульманские народы наряду с этим использую другие термины: например, курды -  Komar (کۆمار), пуштуны Афганистана - vlasmaşrize (ولسمشريزه), где vlas - "люди".
Ассирийцы-христиане называют республику (ܩܘܛܢܝܘܬܐ).
Республика у монголов - трехсоставное слово "Бүгд найрамдах улс" (примерно "всё содружество народов"). Сравните похожую структуру названия "парламент" в языке гуарани - Tendota atýra amandaje (вождь-множество-собрание). Республика в гуарани - Tavakuairetã (tava - "народ", retã, или tetã - "государство").
В некоторых языках понятие "республика" является синонимичным любому территориальному образованию и даже царству. Так, в адыгейском къэралъыгъо - это "государство", этимологически слово восходит к заимствованию из древневерхненемецкого karal, karl (королевство). У абхазов аҳәынҭқарра - республика, а также царство, государство (аҳәынҭқар - царь).
Источники упоминают несколько типов народного собрания в ведической Индии – samiti и vidatha. Их созывали, как правило, когда обсуждался вопрос о престолонаследии, но в более ранний период таким органам народовластия отводилась более значительная роль. Самити - народное собрание, функции видатхи не ясны. Скорее всего, это более ранняя форма самити, что-то типа общинного схода.
В ведийской литературе встречается еще один термин для обозначения коллективного органа власти - sabha. Вероятно, он выполнял судебные функции собрания знати. С усилением царской власти перечисленные племенные институты сменил паришад (на санскрите परिषद, pariṣad, на пали parisā) - совет аристократов при царе. Однако в ведический период наряду с монархиями образовывались и республики (гана и сангха), в которых традиции племенной демократии держались прочнее.
Считается, что сангха संघ, saṃgha происходит из санскритского слова "собрание", "множество". Однако можно предположить более древнюю этимологию.
В авестийском sangh - "говорить" (см. Gawarjon (高尔锵/Gāo Ěrqiāng). Outline of the Tajik language (塔吉克语简志/Tǎjíkèyǔ Jiǎnzhì) // Nationalities Publishing House, Beijing 1985). В "Авесте" упомянуто божество Найрьо-Сангха, или Нара-Санса (один из его эпитетов – Красноречивый; sangha – "хвала огню") - вестник и ходатай Ахурамазды. По-видимому, этот образ возник в результате обожествления молитвы, произносившейся перед алтарем огню. Ср. в литовском pasaka – "сказка", pasakyti - "рассказывать", в немецком Sage, в скандинавских языках Sage - "предание".
В индо-буддийском регионе исследуемая терминогия заимствуется за редким исключением из санскрита.
Например, в хинди, панджаби, каннада "республика" - गणराज्य (gaṇa - "толпа", "множество"; rajya - "правление", букв. "царство"), в непальском, малаялам गणतन्त्र (gaṇatantra), в бенгальском - প্রজাতন্ত্র (prajā - "народ", подданные", "особые люди", от jā - "рождать" и tantra - "порядок", "учение", "свод правил", букв. "ткацкий станок"), в тайском สาธารณรัฐ (sāthārnarath, от санскритского śāst - "учитель", "мастер"; в языке пали - satthar, в генитиве и плюративе - satthārāna; rath - государство), в бирманском သမ္မတနိုင်ငံ (sammata - "назначенный", "выбранный", "президент" и ninengan - "народ"), в маратки प्रजासत्ताक (prajāsattāka, от sattā - "сидящий"). Тамилы, которые заменяют санкритизмы дравидизмами, это слово образовано калькированием குடியரசு (kuṭi - "дом", "город", "община"; aracu - "царь", "правление"). Скорее всего, второй компонент видоизмененное санскритское raja - "царь" (по-тамильски также araiyaṉ, araicu; сравните также arai - "политика"). Хотя можно заметить сходство с арабским ra'īs (رئيس) - "глава", "начальник", "президент" и древнеиндийским aryá- (<*ari̯a-) в значении "господин", "хозяин дома". Между прочим, советский лингвист В. Иллич-Свитыч, опираясь на то, что сама морфология слова не соответствует индоевропейской структуре (начальное a- вместо ожидаемого ларингала *He-, наличие двух сонантов подряд), выводил праиндоевропейское *ar-i̯-o- напрямую из семитских языков (ср. древнееврейское. ḥōrim‎ "знатные", "свободнорожденные", корень ḥ-r-r "освобождать").
В странах дальневосточной цивилизации термин "республика", как правило заимствование из китайского языка - 共和制 - Gòng-hé-zhì, что буквально можно перевести, как "совместное-и-управление", пераый иероглиф означает также "коммунизм" (в китайском диалекте хакка - Khiung-fò-koet, в тайваньском - Kiōng-hô-kok). В японском языке это понятие звучит в японском 共和制 - kyō-wa-sei, в корейском - 공화제 (Gonghwaje), во вьетнамском - Cộng hòa.

(с) И. Карасев, июнь, 2016
Comments