Homo Erebus

Иван Карасев, 2012-2016 ©Homo Erebus (проект поэтического сборника)Так хочу назвать свой новый поэтический сборник. Вот некоторые самые новые стихотворения:
***Потонули в море светаПозитивные поэтыЛишь пииты мрака точатСвои перья и пророчатВ синем омуте тоски
Где же вы, поэты света?По добру ни жнут, ни пашут...Лишь поэты мрака пляшутНа гнилых костях сонетаРвут столетий колоски
Захлебнулись в ложке медаДобронравные поэтыИ свиней в толпе народаГонят мрачные эстетыНюхать розы лепестки.
Кот в пенсне хоче писнэНочьКот пробежалПометил колесо чужого автоЕго пенсне блеснули состраданиемНе мой ли учитель вселился в это созданиеОн такой деловитыйСправляет публично нуждуБудто дает домашнее заданиеНу что ж подождуНе начнет ли он еще петь соловьемПрыгая с ветки на веткуНет судя по шубе наверно директорУ него совещание на теплом канализационном люкеЕсли никто не перехватит по дороге успеетХорошо что кот никогда не потеетЗато всегда нос сопливый и влажные пяткиВот сука, беги без оглядкиА как иначе назвать собаку ребяткиОтчего к котам у нее нет уваженияА оттого что с ней нет человекосопровожденияКотам не нужна такая нагрузкаОттого то у них небитая гузкаКошачье сердце сплошные потемкиКажется с возрастом отрастят бороденкуИ начнут вникать в речь человечьюВсе понимать, с укоризной мордой кошачьей качатьОдна лишь бедане слушаются нихренаЛишь с ужасом щетиня редкие бровиСмотрят цирк куклачеваМечтают наверно подать на него в гаагуДа лень.
Сова, сова, соваСлово олово молчанье в головуНа всякого молодца не жалко свинцаСнова здóрово в топку золотоКуй железо пока не течетКаждой твари по харе и свою подставь ещеСловно молотом сердце колотоДа не выколоты глаза клещомМолод зелено стареть веленоБудешь красным съедят с борщомКислым выплюнут не покрестятсяКислота она же хуже воровстваПравды нет в ногах, все в твоих рукахС лица воду пить несчастливым бытьТы с затылка пей, а лучше из черепаЕвразийский скиф, кому задний умВо сто раз ценней лба семи пядéйНа каждый роток не найдется грибокДа и ягода не для ябедыА ягодица она вообще для этого не годитсяКуда смотрит полицияВ поле не один высокий господинА придут хоть два отворяй воротаПуля дура лишь мертвец молодецПоле перешел прожил жизнь не зряВозвратись назад поживи за царяСова не воробей, а слово. Начинай снова.
Памяти А. Передереева"Музыка перестала..." (А. Платонов)
Музыка пересталаНо тишины как-то сталоНе по-человечески малоЕсть что-то более молчаливоеЧем тишинаНо слух людской не можетПочувствовать это сложноеПереплетение отсутствийБезмолвия с бесгластностьюЗа вычетом пустотыНо музыка пересталаТишина на ущербеЧто будет когда и она иссякнет?Самая древняя неслышимостьВ воронке на самом днеОна столь стремительнаЧто даже не колышетсяЭто можно почувствоватьТолько во сне..........................Кто-нибудь закрывал глаза и думалВот нет тебя на светеИ чтоЗачем тогда столько сложных условностейЧто-то не такПереселение душ - тоже обманТолько более тонкийПроверить нельзяПамять ограниченаОт выдоха, как и от ночи не умираютТак и во сне ты всегда бессмертенХороший пример для жизни - действовать, как во снеЛишь просыпаясь при малейшей опасностиСколько раз мы пробуждаемся и помним ли об этом? Может все многообразье жизни - одно существо? Древнее и многоподъездноеС мириадами масок и набором времен с пространствамиВот почему никогда не найдем другую жизнь во ВселеннойПотому что ищем собственное отражениеВ дымящемся зеркалеХотите сойти с ума? Поднесите зеркало к зеркалуТак и мысль человека о смертиУдаряется о что-то бессрочноеВечность боится закончитсяИ мучается от бесконечностиОдних и тех же вопросовПойми же наконецЕсть только ты и множительный прессКосмическая трагедия - одиночество жизниИ борьбы отражений.Время нельзя потратитьПотому что его у нас нетМожно только убитьДа жалкоВсе ж таки живое, раз движется.
Мышеядь"Кот (устар. мышеядь) охотится методом скрадывания и подстерегания... Большую часть жизни ничем не занимается, поэтому практически не поддается дрессировке". (Малая энциклопедия любителей кошек).
Любая тварь мечтала бы котомПобыть хоть часВ сезон его охоты.Об этом мне шепнула мышь.Проще быть маленьким львомИ чесать языком на хозяйском окнеКоту как и мне ничего не охотаЛюбая работа ловить голосаВ дремотных судорогах своего хвостаИ просто так смотреть солнцу в глазаНе мигая, лишь наводя линзыНа солнечных зайчиковПодстеречь и украсть одного из нихСтих, затаился и только теньВ высокий полдень зевает зажмурившисьЧто-то мурлычет внутриКак калмыцкий органчикНа ветру одуванчик летит будто снегМохнатый обманщик сквозь мутное веко глядит.1 апреля 2012 г.
КротЯ позавидовал умению кротаЕго сноровке рыться в норке теснойМне другом становилась темнотаИ все вокруг пропахло почвой честной
Всеядный слух нетрепанного ухаКак проводник сквозь слепоту причинОхотится по лабиринту звуковБудто по азбуке незримых величин Мой добрый крот живет в глубоком миреС пороками и каверзой сединНеслышимый в потустороннем клиреНевидимый покуда невредим
Есть в хищности истоки слепотыЧто прячем не отыщется едва лиТаится крот межвременной норыИ перепрячется пока вы спали.
* * *Огонь, что в латы тьмы одет, В глухую ночь, как робу нищих, Таи свой пыл во цвете лет Или умри, когда отыщут.
Обратной тяги судный дар, Цветок, объятый мраком липким. Но кто-то дует на пожар, И он горит во снах безликих.
Вот, как Иона, от судьбы Спасаюсь в чреве кашалота Плыву все дальше, в сердце тьмы... А завтра снова на работу.
Лисий царь"Ездок погоняет, ездок доскакал...В руках его мертвый младенец лежал"(И. Гёте)
Ночным перелеском, туманной тропойБредет незнакомец; репей в сапожке.Сквозь сон тихо стонет, клонясь головойМалютка живая в заплечном мешке.
Рыдает и бьется о короб сырой:- Отец, Лисий царь мне приснился седой.Он в огненной маске за нами следит,На троне янтарном он в чаще сидит.
- Не думай о лисах, забудь и поспи,А лучше ты звезды опять посчитай.Лишь так избежишь полуночной тоски...А хочешь, с серебряной пулей играй.
- Горит жемчугами звериный чертог.За нами погоня, отец. Я продрог...И лис серебристый бежит впереди,Кровавый алмаз у него на груди.
- Ты бредишь, малютка, не бойся лисы!Огромной та стала от тени луны.А холодно? - это от стылой росы.Не волк же по следу идет. Слышишь ты?
- Из черного бора кричит Лисий царь,Обвешан костями детей и фонарьИз черепа держит меж белых когтей.Отец, ему надобно жизни моей.
Бежит незнакомец сквозь лес голосов,И спину печет неуверенный страх:Неужто и вправду за столько часовЗа ним по пятам шел со свитой Лисарх.
Охотник до дома домчал, добежал,В руках его рыжий лисенок дрожал.

***Слился с тенью черный кот,Затаился он. Вот-вотИ твою живую душу заберет...
Его разум безразмерен -Мельче проса станешь ты:Кот прокусит нежный черепТравоядной пустоты.
Будь ты мышь или кузнечик,Трясогузка или вошь,От кота ты не уйдешь,Громогласный человечек.
Только сумерки глухиеЛовят крики чуть живые,Что растут в протяжный вой."Барсик! Быстро пшёл домой!"

ПорокКабы не встретиться опятьС пророком злачных подворотенНа нервах хочет поигратьА я опять не буду против.
Невидим в гневе СерафимЗальет глаза похмельем мутнымИ по ушам пройдет моимГлаголом трепетным и чутким.
В силки терновые языкОн завлечет умом теснимымИ в зев зудящий ржавый штыкВживит перстом своим незримым.
В миру голодном и рябомЛежал в пространстве заклейменномИ ангел меч новорожденныйТочил слюнявым серебром.
Так будет тело прозябатьБревном в пустыне жадных звуковЛишь только он все будет знатьВсе слышит ангельское ухо.
Никто другой, а только мыУвидим, как верблюд горбатыйПройдет сквозь каверзу иглыИ будет снова день распятый.
Верни язык мне человечийИ жало забери змеиНе нужно горных троп овечьихИ благодати спорыньи...
Но коготок увяз добра.Душа в несчастного бобраХотела в этот миг укрыться.В крота, сверчка или лисицу...
Кого угодно, лишь бы онСвои златые колесницыУвел назад в Иерихон.
***Москва впадает с МеждуречьеА мысль усталая, паря,Стремится пересечь оплечьяДержаву, скипетр и царя
Шумер, камыш, деревья сухиПир Валтасара на двореИ совки безнадежно глухиВ бирючьей ропщут конуре
В святой земле, где духи слепыНет спасу от даров волхвовТаланты и остатки лептыЗарыты в гной родных холмов
Впадает повесть в междустрочьяКак Нил теряется в пескахВ награду - клевета сорочьяИ радость сна...
Иерусалим(перевод с У. Блейка)
Придет, как в оны временаПастись на зелени холмовНевинный Агнец. РожденаВновь жертва. Но узрит ли кто?
Обличье бога у страныСиянье сквозь туман вершинНеужто ИерусалимСредь темных милей Сатаны?
Дай мне мой лук из алтаряДай мне мою стрелу, как лучДай мне мое копье. О, в бездне тучДай колесницу из огня
И я веду духовный бойПокуда меч в руке уснетПусть Иерусалим грядетВ земле заветной и святой.
ВолчтицаНа площади скорбиЛишь голые тениЕй надобно кровиИных поколений
Глаза застилаютГолодные звездыТуман завыванийВороненые гнезда
По окнам пустымСеребристою шерстьюОтливается дымПулеметных отверстий
Поэтеcса слепаяСтихи дочиталаБезлюдно. СедаяЕй нужно так мало
Лишь крови за годыВо тьме прожитыеВедь волчьей породыГерои святые.
МохКак дух цепляется за жизньКружа над водами литымиТак Мох с земли стекает ввысьПолзет по каменной пустыне.
Где бог метал свои огниВ детей немых и полорогихВ скрижалях вскрытых муравьиПостятся мудростью двуногих
В начале был багровый МохИ по нему господь явилсяНе в тростнике, что мыслить могА здесь, во Мху, где жук молился.
***патриарх попугаевупал в муравейникпраща негодяевкровавый сочельник
а давеча онимитировал службукривой лексиконепитимий натужных
жуки и мокрицыпрогрызли гортаньплести небылицыуж полно как встарь
но логос растлитьдаже царь муравьиныйне может... но бытьему трапезой длинной
и гласом боговпопугай погибалыйгрозит в тьму греховввергнуть мир этот малый
но жвала жуютхудосочные костипоземный уютгде нет места для злости
***Душа бессмертнаОтчего тогда не помнитБлуждания по карме кольцевойВот школьник НойОн в сотый раз построитКовчег из промакашек свой
Немое эхо голосов остывшихВ ковчеге душноГаснет правда всяЖду новостей от ворона и мышиИ змея, что еще не родился.
КорниКорни снов из мертвых листьевПрорастают... все равноТак слова таятся в мысляхИон - ячменное зерно.
Вилось слово, словно волосОловянный льет узорВ нем волхва змеится голосКолос лжи, овса и сор.
Власть дремучая во словеВ диком свисте СоловьяНа него по зову кровиЗря нацелился Илья.
Корень жизни, корень смыслаКорень всех причин и бедНо из мозга корни-числаИзвлекает Ганимед.
Корень всей Вселенной блефаПрорастает в мир калекЗа ботву злосчастной репыТянет-тянет человек.
***Бегу от музыки, от рифмы и тенейОт снов и слов как будто оторвешьсяНо минет ночь за тяготами днейК ее химерам чахлым возвернешься.
Поэзия - искусство умиратьИ вновь рождаться в коконе навозномЧтоб в сгустках света тени различатьГадать по тучам и стеклам морозным.
Поэзия - заклятье от тоски От злой судьбы полезная отвадаКогда еще мы будем так близки,Как между строк. Все вытерпит бумага.
***Ребенок мглы играет со звездойИ ловит искры умершей природыНа волчий мех колючей пустотыСедая мышь играет со змеейЛев ест траву и камни в диком гневеПьет воду радуга, как тонкошеий коньКосматость солнца - в черепе луныКак ссадина на мягком хрусталеС прожилками каналов, кратеровСухих морей и полувлажных дюнКосматость космоса и плешь микрочастицВ едином хаосе вселенского смятеньяЛев и дельфин - под камнем шерсти клок.
***"Я видел озеро, стоявшее отвесно..."(О. Мандельштам)
Повисло озеро над небом серых глинВ нем рыбы водят кругИ упражняют рот гимнастикой беззвучьяВ их жабрах - скрип пескаНевыносимость речиКровь рыбой у виска Готова к мыслетечиА в судорогах дня Дрожат твои устаНевысказанных тайнНапрасные словаИ суетность лицаЖивая маска смертиИ как змея языкЯдоточит с отвертстьяВ отвезлость немотыКак в пропасть межсезонья.Зародыш бытия как капля кислотыВ глухой ладони снаТрясущейся от старости и злобыНе тьма снедает светА жажда темнотыРастущая из света.Как сфагнум, как лишайИз спор звенящих звуков.Ты - месиво вещейИ круговерть явленийВоронка в зеве вшейЗлой грамофон растений.Прощай, дремучий мирЖивущий в логиках и алгебрах наукРыдай, покинутый родными старый ЛирСлеза твоя - зародыш вечных мук.
МоскваМедведь сквозь липовую маскуИз леса темного глядит.В окне одном, вгоняясь в краскуЛампада боязно горит.
Молитесь, ветхие крестьянеВ огромном чане вар кипитПокуда у дверей в бурьянеИстошно липа заскрипит.
Лесная тень, луны касаясьПришлась, хромая ко двору.Гасите свет ни в чем не каясьИ прячьте в погреб детвору.
* * *Как озеро закрыто от влиянийГлухой источник памятной водыБлюдет запрет на перетоки знанийТечет от глаз и путает следы.
Но чрево полостей, подземных недр и скважинДарует озеру дремучее питьеИ внешний мир ему уже не важенРаз всё внутри содержит Бытие...
Пророчных связей, что подспудно живыБурлят и блеют в водяных ясляхИ невдомек - как, кем они движимыТе силы, что с Аидом на сносях.
* * *Впитать пытаясь солнце, как лунаЛучом заемным теплится надеждаДо зайчика последнего теплаКоснется волчья лапа. Прежде
Питаясь светом, жалобой цикадГде жаркий полдень жадно тени ищетВсе помнишь прежде, знаешь наугадЧто круглый день для ночи будет пищей.
* * *Глубокое эхо пустынных колодцевВедро задрожало на ржавой цепиХудое вместилище ветра и солнцаЖелезной душою сквозит.
Пронзительна тишь деревень замиренныхСеребряных пуль решетоКосматый ковыль многократно рожденныйИсчезнуть всему решено.
Расстрельная правда разрытых овраговКурганов, землянок и мглыВ прищуре теней обжитых вурдалаковУслышь хруст кощейной иглы...
* * *"Как собака, загорал в огороде меж пятиэтажек и слушал ползавших по мне муравьев".(Из разговора в троллейбусе № 3).
Истрачен муравьями полог лет,Что прячет зиму, как пожар обратный.По сивым облакам гадать ответЛишь остается. Брошен в поле ратном,
Как лист сухой в огне травы зеленойОпутан паутиной трудодней,Подобен скорлупе улитки полуденной,Чей хрупкий скарб узрит лишь муравей.
Добыча пчел, забава хищных осВ их городах пергаментно-медовыхУдел былинки - летопись стрекозЗубрить во снах, как океан огромных.
* * *"Шуміць шумненька барокПесьняй жаласьнянай;Люлі, люлі, мужычок!Сьпі - ўставаць зарана!"(Янка Купала)
Люли, люли, мужичок!Спит у колыбелиНянька старая, сверчокИ мышонок в хлебе.
Баю, баю, дурачок!Догорай, лучинаВ ставни скалится волчокБубнит себе в шерстину.
Люли, люли, мужичокСтрах, что выше елиТронет на двери крючокПусто в колыбели.
Баю-бай и на бочокВ зарослях лещиныВ серой шубе старичокС сумкою аршинной
Люли, люли, мужичокСлышно возле домаС корнем вырван язычокИз замка входного.
* * *Как в ров со львами погруженВ животный рык, как в голос женскийСнедаем жаждой музыки, лишенДвижений и заботы фарисейской.
В трубу Иерихона бас густойЛетит как в бездну трепетного лонаЗов Пятикнижья жалобный и злойБранит из медной чаши саксофона.
Все ниже по ступеням - в Дантев адУкрыться в львином зеве и молитьсяИ в черном чреве слушать райский садИ в жемчуге клыков Орфеем притвориться.
Бусы троллейкондукор читает мантрыпод тяжестью ожерельябилетов и банковской картытроллейбусы ходят с похмелья
но бусы троллей повсюдув холодных лепешках кассыи в лапах проезжего людапроклятое золото - в массы
где тролли роняют бусытроллейбусы жмутся мордойи прячут рога в бурнусывожатых слепых и гордых
кондуктор колдует числав своих чернокнижных суммахи медный горох монистазвенит, прорастая в сумрак.
* * *Мандала вспаханных морщинВ ладонях прячешь черепахуИз сотни выцветших причинТы ткешь счастливую рубаху.
Распустишь и по новой ткешьЛаз в академии паучьиЗдесь между истин отдохнешьНа лаврах отчих и колючих.
Создай, разрушь и вдохновиДохни на краски жизнью едкойИ тьма, как мать, благословитУкутав ночью человека.
Полуденный бесПолдень. Свет остановилсяПоле. Мак да рожьТонкий сон. ПереломилсяВ сдобном камне нож
Бес полуденный скучаетЖар бросает в дрожьВ колыбели он качаетПоле, мрак да ложь.
За спиной его играетДевочка-сверчокТретий глаз не закрываетЗнает свой шесток.
Город СмоквВ наше время фальшивых седин,Буратин колченосых и лисНепростительно быть молодым.Вечным слыть в суете берегись!
Носят старость и пахнут быльем.На дворе чинно шапки горятДоморощенным синим огнемИ никто здесь не мят и не клят.
Чернокнижники все втихаряМонумент открывают метле.Дескать, труд - чистота глухаря...И волшбят по напрасной звезде.
Накладные морщины годов Орденами тоскливо лежат.Позабыт, никогда не готовПоварской заговор ведьмежат.
Пирамидам хвала и зубцам!В Смокве высохшей осы скребут,Прах цветочный несут праотцам,Закрома тяжких лет стерегут.
В чешуе вечноюной внемли!Сестры-грайи с тобой говорят Голосами гремучей земли,Глаз один на троих хороня.
Хайку* * *Ночью в темном подъездеЛетит светлячокК тлеющей сигарете
* * *Несет бабочкуЗимний ветерК огню очага
* * *Ласточкино гнездо Никому не доступно В нашей столовой
* * *движенья улиткипрекрасны как сонсытого гепарда
* * *мысли стенографисткикак стадо слоновпротивогаз лопнул
* * *холодсмотрит в окнотень с керосинкой
* * *в вянущей розепчелу заметилпаук
* * *грязный кот смотритсквозь снегдве зведы в тумане
* * *галдят и дерутсяголодные воробьив ладони голодного
на заборе профессорслово х*й выводитсо звездочкой в гневе
война по твдрожащие рукипод одеялом
зловеще крадетсяв зеленой траверыжий котенок
* * *воробьи разлетелисьветка сухая рука старика
* * *в баночку пивадождь постучалпонедельником
* * *в баночку пивадождь постучалпонедельником
***Черепаха догоняет зайцаЗверинец закрытОблака
Бог из пакетикаВ приемнуюБез пропускаВпорхнул пакетикСегодняГубернатор уволен
Каракатица в фарфоре -Чайный пакетикДымовая завеса
Безутешно трепещетПакетик над мертвойБаночкой из-под лекарств
Пакетик крадетсяОтомститьПожирателю чипсов
Мусорный пакетикВ речке не виденЛуна в пустом чреве
В черном пакетикеПрорези для глазОткровение от Иоанна
Лишь грязный пакетикЦелует в пачкуНапомаженную витрину
Не тонет пакетикХотя и наполненДела человека
Жадно шелеститЦеллофановый пакетикВ кармане бездомного
Кабацкие хайкуосьминоги во тьме,поют караоке,пьяные тени
Две бабочки в пивеАх, вот вы какиеВарвары
сало с шампанскиммонах не отведаетсон за харчевней
за стойкой Степанплачет в абсентбармен не верит
ждет огонькамежду рельсовотсталый кондуктор
Вороныкровь из ранбежит по травесивый ворон
нет ничеготолько ночью глухойворон летит в мрак
ворон воронуглаз за глазучитель солгал
снег на крыше худойтает себеворона крик
старик обернулсяв воронавыстрелил кто-то
съесть голову сыраворон не можетвзлететь?
ворон крикнулчеловекомуслышан бог
смазывай пяткисалом вороньимглядишь уцелеешь
вечернее солнцесидит на забореворона
солнцена плетень садитсяворона
Разноелуна опустиласьв пустой храмжаба прыгнула
о мудрости индейцаголове бледнолицейговорил томагавк.
на высохшей ивеоткуда цветыв снежную ночь
высохшая сливаа тоже цвететв погребе влажном
полдень бабочкив раскаленной бронзеулыбается будда
улыбка буддысо дна колодцапочти не видна
мартовский дождьподнимается вверхдым сигареты
больно овидиюштопор в закладкахпоследний читатель
кукушкины слезырастут и растутсквозь череп мышиный
почти не дышитвеселый ребеноксжав кролика цепко
кролик в рукахпочти не дышитребенок от счастья
учебник в пылипереводить буддуарахау лучше
пытаюсь рыбачитьклюеттолько хайку
Марсианский ПейзажУлыбка ДжокондыВ Зеркале Будды
обессилил монахперебирая четкииз черепов
колючий дождьскребется в окно понедельник
белый экрантьма людейно "кина ны будэ"
с котом не пускаютна совещаниепо дератизации
храм охраняетсязлою собакоймяу!
проснулся от шорохаза окномкоты разыгрались
***скрипнула дверьв пустом доме ребенок всхлипнул
***веет дикой маслинойзапах летав холодном трамвае
***о чем молчит рыбазнает водазакипает
***змея затаиласьв ветвях старой грушигнездо соловья
***засвистела змеяв корнях старой грушишипит соловей
***осенний сумракест тыквупоследний муравей
***медленно вытекаетмёд из бочонкавкус Леты
***со дна колодцаповеяло знаниемо давно пропавшем
***К выборам виднозапахлосвежим асфальтом
***уничтожил аккаунтсоздал себе новый бог снова в чате
***В мочале было сноваИ снова было убогоИ бог ab ovo
* * *"Нет, я не русский человек", -Сказал в ответ "Ты чо, нерусский?"Прохожий каменный тольтек.
***Сегоднянечаянно удалилархив электронного ящиказа 20 лет жизни странное делонет ни горечи, ни жалости будто разрушил песчаную мандалу
***Сон как оса крадетсяПо паучьим норам тьмыЧтобы парализовать жертвуКоторая зазеваласьИ в обездвиженное сознаниеОтложить растущее имагоВ личине молящегося монахаДоброго сна тебе прихожанинИ жало впивается в насекомое сердцеКак бы прививая его от бессонницыИ мучительного пробуждения

Наброски***пришли два ангела в содом
***Художник бурю рисовалВ уютном, теплом кабинетеШекспира следы на голодном песке.
***Во тьму вплеталась света наготаПроистеченье человекаСквозь поры липкой пустоты
***Филипп Филиппыч в понедельник потерял вставные зубы. Потом, в пятницу при весьма загадочных обстоятельствах утратил, лежа на кровати, зонтик. Вторую пропажу на шестой день, шестой час и шестую минуту нашла жена Филиппа Филипповича. Нашла, но лишилась руки. За все это время исчезнувший зонтик и потерянные зубы нашли друг друга, обрели и познали.
ОднострокиНе так страшен черт как тот кто его малюетНе так страшен черт как его Золотое пероКогда пьешь воду помни о человеке упавшем в колодецВек отживи, век отучисьТреск горящих веток напоминает шум дождяНе страшно идти на дно, если дно золотоеВолка бараньи ноги кормятКраткость сестра ПилатаЗдоровая морда лучше чем нездороваяЧто лучше видимость демократии или ее невидимость?Сидеть бы рад, присаживаться тошноЕсли настаиваете на своем никого не держите за маленькуюОн всегда думал что говорил но на самом деле молчалЛюбая мудрая вещь - антиномияДошел до ручки, берись за пероТрезвость украшает, а нетрезвость возвышаетВидимость демократии лучше невидимостиДруг другу - гуруЧто далекий человек, что недалекий - один хренУсами младенца глаголет истина.Краткость – сестра Пилата.Скоромность украшает человека.Что написано Петром, не вырубишь топором.Бар костей не ломит.Девочка жестами показала, что ее фамилия Попова.Какой русский не любит узды.И суматранский шерстокрыл на перепутье мне явился.Едок ездока видит издалека.
Баллада посвящается Анна Ивановна Мамаенко (Anna Mamaenko)
Скакала тень через долину,Через кавказские края,Скакала садиком зеленым,Коса лежала на плече.
Косу казачка наточила,Как уходил казак в поход,Она точила, говорила:"Твоя я буду через год".
Вот год прошел. Она стрелоюВ село родное понеслась,Навстречу шла одна старушка,Сама с собою говоря:
"Напрасно ты к живым стремишься,Казак давно забыл тебяЕму, ты более не пара,Напрасно душу отдала".
Казачка косу завитуюКосой срезает в один махИ, бросив в реку как живую,Легла костями в тот же час.