Сказки по сюжетам Руми

Дополнение к Разделу 2

Краткие сведения  о Джалалуддине Руми


   Биография Руми – настоящая сказочная история, о которой повествуют авторы многих книг и трудов, посвящённых творчеству поэта. В наикратчайшем виде она такова. Руми,  Джалал  ад-дин  Мухаммад  б.Баха  ад-дин  Мухаммад  ал-Балхи  (1207-1273 гг.)  -  духовный Учитель, знаменитый  мистик  и  воспламеяющий воображение поэт, называемый  маулана  (наш  гоподин),  основатель  и  неформальный  руководитель  суфийского  братства  маулавийа. Родился  в  Балхе (Северный  Афганистан),  умер в  Конье  (Малая Азия). Его отец  считался  авторитетным  факихом  в  государстве  хорезмшахов,  был  популярным  проповедником  и  имел тесные  связи  с  суфийскими кругами.  В  течение  ряда  лет  семья  жила  в  различных  городах  Малой  Азии.  В  1228 г. Баха ад-дин переехал в Конью и стал руководителем центральной мадраса,  унаследовав  пост после отца. Путешествовал, выступал с проповедями, основал  братство  суфиев. В 1244 г. судьба свела его со странствующим мистиком - Шамс ад-дином  Мухаммадом  ат-Табризи,  чьи  идеи  оказали  на  Руми  огромное  влияние.  Постоянное общение Руми  с  Шамс  ад-дином  вызвало  зависть  учеников,  и те,  в  конце концов, убили Шамс  ад-дина.  Горе Руми и вспыхнувшее осознание космической картины единства мира отразились в его стихах, которые стал он подписывать именем мистического возлюбленного,  сердечного друга,  обнаружив его  в себе самом. Руми  оставил  громадное  литературное наследие  в  стихах и в  прозе. Мактуб (письма),  поэма  Маснави-йи манави  (Поэма о скрытом  смысле),  Диван,  газели… 


Избранные сказки по книге Море Руми. Часть 1 - Сказки 

автор фото - Вадим Трунов

Муравьи и карандаш

В  чём  "муравьиный"  путь  познания  природы,  нам  объяснят  златые  бейты  Маснави...  самотворящие сокровища  Руми,  в веках  плывущие стихи, живые  воды…

Бежал  учёный  муравей  листком  бумаги,
А   карандаш  в  то  время  знаки  выводил
Замысловатые -  узоры  неких  сил...
Тут  муравей  застыл  -  неведомые  знаки!

-  Да  что  за  чудо?  Он  живёт  отдельной  жизнью,
И  оставляет  уникальные  следы,
Творя  поверхностные  линии,  труды!
Он  наделён  какой-то  новой,  мудрой  мыслью! 
Нам,  муравьям,  такое  было б  не  по  силе...
Ну,  разве  сотнями  собрать  нас  на  листе,
Чтоб   ясный  след  оставить,  словно  на  песке...
Все муравьи  об  этом  вдруг заговорили.

Тут  прибежал  ещё  один…   почти  мудрец:
  - Я  сам  обследовал  тот  движущийся  ствол,
   И  убедился,  что  не  сам  он  силой  полн...
   Он управляется  подобием  колец!

Затем  ещё  один  воскликнул:  -  Муравьи!
Те  чудо  кольца -  это  пальцы  у  ладони,
И  глупо  думать,  что  они  не в  чьей-то  воле…
На  самом  деле,  это  просто  часть  руки!
Спустя  ещё  немного  времени  узнали,
Что  руки  тоже  только  часть...  Есть  две  ноги,
Что  не  владеют  всем  умением  руки.
Но,  между  прочим,  могут  жать  на  все  педали...

Так  постепенно,  добрались  они  до  "Бога",
Что  головою  приказанья  отдавал
Своим  ногам,  рукам, а  грифелем  писал
Бог  знает  что,  и  для  чего...    Рисунки  слога...

Дотошность  умных  муравьёв,  как  у  учёных!  А  эти  методы  познанья,  как  весло,  что  "хочет"  море   изучить,   как  ремесло.  И нет  конца и  края  воли  увлечённых.  Коль  муравьиные  к  познанию  труды,  то  неожиданными будут  и  плоды...  


Но  есть  иные  перекрёстки  для  познанья.  Не  пропустите  эти  знаки  препинанья.  Коль  у  развилки  вы  пойдёте  не  туда,  по-муравьиному  зациклит  голова.


ЛЕВ В ПЛЕНУ

Однажды лев пробрался в хлев к быку
И съел его, насытившись до лени.
Затем уснул, забывшись на боку.
В плену не видно солнца, темны тени…
 
Пришел хозяин, в хлеве темнота…
И нежно шерсть погладил у питомца.
А лев подумал: - Он сошел с ума!
Наверно, в темноте не видит солнца.
 
Возможно он от страха бы… сгорел!
Глупец, я - царь зверей, любимец бога! -
Хозяин… не услышал, не сумел.
И дверь забил покрепче у порога.


((()))
 
Любой из нас, достигши славы льва,
Не должен до отвала наедаться,
И спать в хлеву. Звучит в веках молва:
Нам жизнь дана, чтоб жить, преображаться.
 
 
ДВОЕ НИЩИХ


Однажды двое нищих подошли
К широкому, богатому порогу.
За ним благоухали цветники,
А люди жили щедро, но до сроку.
 
Смиренно постучавшись у ворот,
Те двое пропитанья попросили.
Но только одному от тех щедрот
Кусок сухого хлеба предложили.
 
Задумался второй: - А чем же я
Пред городом богатым провинился?
И только через долгие полдня
Румяный, свежий хлеб ему явился!

 
((()))
 
Суфийской притчи сладостен намек:
Возможно, хлеб дают, чтобы не видеть,
И с глаз прогнать скорее от ворот,
Второго - не боятся и обидеть.
 
И ты осмысли притчи сей урок:
Возможно, ждешь чего-то долго, слишком…
Спеша и приближая этот срок,
Ты сам себе становишься воришкой.


Виноград

Однажды турок, перс, араб и грек
Нашли в дороге денежку – динар.
Вот радости: – Пойдемте на базар
И купим угощение,  - изрек
 
Один из них, что персом был, - ангур!
Заспорил с персом яростно  араб:
-  Мы купим там  вкуснейшее – эйнаб!
Но турок возразил им трубадур,
 
Сказавши: - Бросьте спорить, для чего?
Ангрур,  эйнаб? К чему бесцельный шум?
Потратим наш динар мы на узум!
Тут грек вскричал: - Стафил вкусней всего!
 
И дело уж дошло до кулаков,
Когда прохожий, слышавший их спор,
Сказал им: - Глупый  вышел  разговор,
Достойный лишь собранья дураков.
 
Ангур, эйнаб, стафил да и узум
На ваших языках одно и значат:
Вам нужен виноград, и вся задача!
Помог вам переводчик, а не ум…


***

Но что есть "переводчик" с языка 
Души на мир людей? Судьбы рука...


Однажды слон


Однажды  слон,  что  был  немало  умудрен,
Ловцом  искусным,  прочной  сетью  был  пленен.
И  продан  в рабство  для  услуг  и  для  забавы,
Да  увезен  из  мест  родных  он  был  в  дубравы.
 
Тоска ж  по  Индии  жила  в  его  мечтах,
Просторы  милые  являлися  во  снах.
Он  вспоминал  весенний  ветер  и  листву
Нежнейшей  зелени  платанов…  наяву,
 
Ручьи  бегущие,  звучащие  вдали,
И  гиацинты,  как  на  празднике  земли.
Он  слышал  птиц  на  все  лады  звучащий  хор
И  тростниковый  неумолчный  разговор,
 
Он  вспоминал  благоуханные    ветра
И  круг  друзей  своих,  с  утра  и  до  утра.
А  все ж  работал,  как  положено  слону:
Был  такелажником  и  клоуном  в  миру.
 
И  продолжалось  это  долго,  очень  долго,
Стал  забывать  он  край  родной  цветного  шелка.
И  вдруг,  однажды,  он  увидел  яркий  сон,
Как  будто  светом  озаренья  светит  он,
 
И  в  отражении  невидимых  зеркал
Он  сотоварищей  внезапно  распознал!
Да  к ним  рванулся  изо  всех,  что  было  сил,
И  тем  желанием  он  смерч  в  себя  впустил!
 
Да  все  оковы,  стены,  сети  раскидал!
И  непонятно  как…  на  Родину  попал.


((()))

Не  так  ли  души  наши  в  тяжести  земной
Все  вспоминают,  вспоминают  дом  родной...
 
И  видят  в  снах  и  наяву его  дары.
Суфийский  символ  -  слон  дозоревой  поры.
Еще  добавлю,  что  осел…  не  помышляет
О  дальней Индии,  и  время…  не  теряет…

Плод бессмертия

Один аравийский правитель 
в беседе с заморским купцом
Узнал, что есть в Индии житель, 
владеющим редким плодом…
Что Древо, сокровище века,
В пять лет один раз дает плод
Бессмертия для человека,
Которого чтит весь народ.
Правитель в мечтах загорелся,
И вот снарядил караван
С посланцем мудрейшего сердца,
Чтоб плод раздобыть тот, а сам
В надежде стал с жаром молиться
И ждать возвращенья посла.
Не смог тот посол возвратиться,
Не смог отыскать он плода.

Над ним и смеялись, и били
Селяне и гнали домой,
Сочувствовали все иные,
Кормили и путь не простой
Ему указали к надежде.
Искал Древо целых пять лет,
Но все оставалось как прежде,
Бессмертия Дерева - нет…

И вот, осознав неудачу, 
Пришел тот посол к мудрецу
За дельным советом – Задачу
Решить помоги! Не к лицу
С пустыми руками домой мне
Вернуться, правитель жесток…
И все он поведал достойно -
Каким был тяжелый урок.

Мудрец рассмеялся, при этом
Ответ на вопрос прояснил.
Плод – Мудрость, сокровище света,
Её ль твой правитель просил?
Искал ты по имени форму!
А суть у вещей такова,
Что даже превысивший норму
Ума, не поймёт, что слова
Скрывают и образ, и смыслы,
Вторичный аспект не даёт
Понять существо некоей мысли,
Но к знанию все же ведёт…

Знай, Мудрость зовут Океаном, 
и Морем, Живою Водой,
И птицей, и даже туманом…
Ступай же ты с нею домой.


Сказка о флейте

В  стране,  где  звук  фригийской  флейты
Звучит,   как  эхо  снежных  гор,
От  древних  греков  до  сих пор
Живут  и ныне  злато  бейты.
 
Живая  память  о  Руми,
О  богоявленном  поэте,
Поет  и  здесь,  в  моем  сюжете,
Как  отзвук,  эхо  Маснави.
 
Как  знать  о   том,  где  взрос  сюжет
Его  стихов  и  притчей  дивных?
В  веках минувших,  кратких,  длинных?
Или  в  мгновеньях  «да»  и  «нет»?
 
О  тростнике  повествованье
Ведется  в  притче  у  Руми,
Но  в первый  раз  сам  Санаи
Нам  подарил  сюжет-признанье.


((()))
 
Давным-давно  жил  грозный  Царь.
Он  поверял  свои  секреты
Когда-то  мне.   А  я  на  это
Стихи  писала, пряча  в  ларь.
 
О  том  ларце  прослышал  кто-то
Из  приближенных  царских  слуг.
И  одолел  его   испуг,
Засела  крепко  в  нем  забота
 
О  разглашении  секретов,
Что  выдавал  поэту  Царь.
Такого  не  было  же  встарь
Ввиду  строжайших  норм,  запретов.
 
И  вот  сановники  решили
Забрать  ларец,  да  сжечь  мой  труд,
Меня  отдать  на  божий  суд.
Постановили…  согрешили...
 
«Запрещено  Царю  делиться
Своими  мыслями  с  поэтом!
Сонеты  сжечь  перед  рассветом,
Поэта  выслать  из  столицы!»
 
И  Царь,  увидев  сей  приказ,
Не  пожелал  его  исполнить.
Тогда  пришлось  ему  напомнить,
Что  он…  не  вечен,  лишний  раз.
 
Что  сын  его...  уже  подрос,
Что  дочке  замуж  де  пора,
Что  нет  убытка  для  двора,
Коль  не  сует  поэт  свой  нос
 
До  царских  тайн,  что  свет  ума
Сиять  не  должен  для  иных
Людей  никчемных  и  простых,
И  что  пустеет  де  казна.
 
На  это  Царь  ответил  так,
Как  подобало лишь  Царю:
-         Я  слуг  своих  всегда  ценю,
И  вижу,  кто  мне  друг,  кто  враг.
 
Но  с  той  поры  Царь  занемог
От  невозможности  делиться
Своими  тайнами  и,  мнится,
Он  заточил  свой  ум  в  острог.
 
Уж  он  ни  с  кем не  говорил,
Как  было  раньше,  по  душам.
Молился  тихо  по  ночам,
Желанья  духа…  укротил.
 
Да  все  болел,  страдал,  худел…
И  вот  уж  лекаря  призвали,
Лекарства  в  скляночках  подали,
Но  Царь  и  слушать  не  хотел.
 
И  подошел  к  нему  тогда 
Один  из  лучших  слуг  и  вот
С  мольбой к нему:  -  Мой  Царь!  Народ
Весь  опечален.   Никогда...
 
Такого  не  было  с  тобой,
Чтоб  без причины  ты  болел,
И  столько  дней  не  пил,  не  ел,
И  ходишь,  словно  сам   не  свой.
 
Но  догадался  я, что  ты,
Великий Царь  мой  дорогой,
Теперь  рискуешь  и  собой!
Из-за  запрета!  Все  тщеты…
 
Я  знаю,  что  тебя  спасет:
Езжай  на  Озеро  и  там
Ты  обратишься  к небесам,
И  дух  твой  почву  обретет.
 
На  этом  Озере  тишайшем
Нет  никого,  кто  бы  тебя
Услышал  вдруг  -  вода,  земля,
Трава,  тростник  в  пуху  тончайшем.
 
И  тайну  сердца  своего
Ты  сможешь  смело  говорить,
И  тем  здоровье  укрепить,
И  не  бояться  никого.
 
Все  так  и  сделали  они.
Царю  на   Озере  лесном
Был  собран  домик,  а  потом
Царь  проводил  там целы  дни…
 
Там  говорил  он,  что  хотел,
Без  опасенья  и  запрета,
Без  обсужденья  и  совета.
Итак,  воскрес  для  царских  дел!

((()))
 
В  стране,  где  звук  фригийской  флейты
Знаком  от  мала  до  велика,
Хранится  свет  святого  лика,
Руми  напевы  -  злато  бейты.
 
Из  тростника,  что  рос  вокруг
Того  лесного  Озерца,
Воскресла  флейта  мудреца!
Она  звучит  и  ныне,  друг!
 
И  расточает  дар  секрета
Не  наобум,  а  лишь  тому,
Кто,  натянув  свою  струну,
Ей  подпевает  в  час  рассвета.
 

P.S. 
Случилось  так, что я  однажды
От мира  пышного  ушла,
От  духоты, где  полумгла,
Где  шум с утра и допоздна,
Где торг идет под хруст  бумажный…
 
Ушла к Семи  моим  Морям*,
И  остров Эхо  разыскала,
Где во дворце себя  узнала,
И все сомненья расплескала
Во след  растаявшим  дверям…
 
И  там  заслушалась я флейтой,
Звучаньем всех былых времен,
И дух  стал,  ими  опьянен,
Кружить, танцуя  вальс  бостон,
И  насыщаться  Силой…  чьей-то…
О,  да… 
Он  стал  как  мир  силен,
Он  верой  жил и был  умен,
Как  интеграл  земных времен!
Феано 1998 г.

* Семь Морей - сайт-презентация 
Другие сказки на сайте "Эхо Руми" 


 
 «Две  ладони  для  хлопка,  для  иссохшего  - вода,  для  воды  иссохший  нужен,  магнетизмом  путь  наш  сужен…» - так говорил Руми.  


Когда  читала я перевод трудов Руми,  сделанный прежде  с  фарси  на  английский,   затем с английского языка на русский, понимала, что перевод с перевода удаляет от  первоисточника.   Поэтому  и попыталась  стать  «второй  ладонью»,  «другим  крылом»…  для  самого  автора.  Живая вода мыслей Руми питает целые поколения, питает и моё  творчество, даря  вдохновение. В  сотворчестве  с  Руми его  сюжеты оживали в русских ритмах,  а многократный перевод использовался в качестве воздуха для полёта волшебной птицы. Не  судите  строго за такое сравнение, но иначе  трудно объяснить  причину,  необходимость  выполненной мною работы. С сердечной благодарностью Идрису Шаху, Р.А. Николсону и  всем переводчикам, издателям книг, которыми я воспользовалась.

***

Забавные, занятные суфийские истории 
Даны в формате азбуки небесной акватории,
А формы аллегории - загадка обучения,
Даны для применения, а не для развлечения.
Откуда в древней мистике космические знания?
Сферической логистике открыто понимание
Игры миров в галактике и выход за предел
Граничного сознания  звучаньем высших сфер.


Фрагмент из Раздела 2



Comments