О Психее


 
Купание Психеи. Лейтон Фредерик (Leighton Frederick) (1830–1896), английский художник и скульптор. 

Миф о любви Амура и Психеи зародился в Греции, но признание и широкое распространение приобрел в Риме. Его обработал и внес в свою книгу новелл «Золотой осел» римский писатель древности Апулей. Поэтому все герои этого мифа, богини и боги, названы римскими именами, кроме земной Психеи — она сохранила прежнее, греческое имя, что означало «душа, дыхание». Апулей отразил народные, фольклорные истоки сказания о любви двух молодых людей. 

В одной прекрасной стране жили царь и царица, у которых были три дочери, все три красавицы. Но младшая, Психея, была краше своих старших сестер, и, говорили, она превосходила своей красотой даже богиню любви Венеру...
 


Эта сказка о Психее по сюжету Апулея
Мне подарена в наследство древним кругом мудрецов/
Сил душевных не жалея,  создала я для Психеи
Галактическое средство – эликсир начал-концов.

Да, напиток то бессмертья, коль не верите, проверьте,
Но рецепт хранится в тайне, не вольна его дарить,
Подарю лишь те подсказки, что из звёздной круговерти
Собирала по крупицам и сплетала в злато-нить.

Золотым Руном богато царство сказок Водолея,
Называется Волшебным, остров Эхо - в море звёзд,
Лишь корабль снарядите, да плывите же смелее,
Курс покажет карта света, а вне света лишь курьёз. 


На сюжет  древней мистерии, пересказанной Апулеем 
во фрагменте книги  «Золотой осёл».

О том, как люди были созданы Богами,
О том, как Боги жили в обликах  людей,
И вновь являлись им с чудесными  дарами,
Искусством радуя Олимп души своей,
Я расскажу, хоть сказка эта не моя.
Её рассказывала древняя старушка,
А дева смертная, потоки слёз лия,
Внимала сказке,
хоть и слушала впол-ушка…
Но верить жаждала,
И верою жила…

- Тебя  потешу  я  хоро-ошенькою  сказкой, -
Так  начала  старушка  деве  говорить...
Бедняжка,  в  плен  попав,  отказывалась  жить.
- Послушай,  милая,  подумай  о  подсказке...


Якопо дель Селлайо, История Амура и Психеи


Часть  1

Когда-то  жили- поживали  царь  с  царицей,
И  было  трое  дочерей  у  них  прекрасных,
Краса  их  младшенькой  сияла ярче  ясных
Волшебных  зорь,  такой  росла  она  девицей...

Молва  летела  о  невиданной  красе
По  всей  округе  да  по  странам  близлежащим,
Издалека  манила путников, спешащих
Удостовериться, что Божья карусель... 

Земле явила  новоявленное чудо! 
- Пеннорождённая богиня нам сестру 
Прислала, зоренькой янтарною к утру!

Солнцеподобная…  светила дева люду!
И  цветом  девственности  мир околдовала!
По  островам  соседним  славы  аромат
Разнёсся  так,  что  шли  сюда  и  стар,  и  млад.
И  божьи  почести  та  дева  принимала...

Никто  не  ехал  в  Пафос  или  на  Киферу
Для  лицезрения  Венеры  и  никто
Уже  даров  не  нёс...  В  забвение  ушло
Всё  почитание  Богини...  
И  не  в  меру...
Земную  девушку  повсюду  восхваляют.
Идут  к  ней  с  мольбами  и  розы  поутру
Летят  под  ноги  ей,  и  славят  красоту!
И  смертный  лик...  уже  бессмертным  величают.

Заброшен  храм,  обряды  все  в  пренебреженье,
Не  украшаются  гирляндами  цветов
Ни  алтари,  ни  даже  статуи  богов!
-  Ах,  люди,  люди...  
Где  ж  к  Богине  уваженье? -

В  негодовании  дух  Венеры  так  вскипел..
Рождая чёрные потоки в светлых далях,
Всевышней  ревностью  кромсая сотни тел...
О, дух божественный, и ты несёшь печали?

-  Ужели  древняя  Владычица  Природы,
Родоначальница  стихий,  ужели  Я?
Терплю  такое  унижение!?    Меня
С  земною  девою  равняют!  
О,  народы!
Вы  оскверняете  земной  нечистотой
Звучанье  имени  Богини  -  Моего!
Ужели  мните,  что  сие  разрешено?
Ужель  не  чувствуете  страха  предо  мной!

Пренебрегаете  Судом  небес  и  тем,
Что  справедливостью  зовёте  сами  вы!
Народы  жалкие!  Ужель  ослеплены?
Но  самозванка  мне  заплатит!  
Только...  чем?

Пусть...  
в  недозволенной  раскается  красе! 
Тут  призвала  Богиня  сына  своего:
Мальчишка  дерзкий  и  злонравный...  оттого,
Что  всё  ему  разрешено,  покорны   все.

Вооружён  колчаном  с  стрелами,  огнём!
Ночами  бегает,  супружества  ввергая
В  разор  и  хаос,  безнаказанно  свершая
Те  преступления  не  только  ночью,  днём!

Сию  испорченность  словами  возбуждая,
Ведет   его  Богиня  в  город...  до  Психеи  
(Так  звали  девушку - душа  небес,  лилея).
Венера  нежно  сына  просит,  понуждая...

-  Любовью  матери  тебя  я  заклинаю,
И  болью  ран  от  стрел  твоих!  Огнём  палящим,
Твоим  намерением  изысканным,  манящим,
Отмсти  за  мать  свою!  Тебе  я  поручаю...

Воздать  Психее  полной  мерою  за  то,
Что  в  красоте  меня  посмела  превзойти.
Так  пусть  же  влюбится  она  в  своём  пути
В  наиничтожного,  в  ничтожество  его!

В  того  из  смертных,  про  кого  судьба  забыла
Происхождением,  богатством  и  умом...
Чтоб  он  последним  был  в  убожестве  таком!

Сказав  всё  это,  в  море  синее...  ступила...
Ступнями  розовыми  плавно  и  легко...
И  вот  Она  на  глубину   уже  ушла,
В одно мгновенье  сонмом  слуг  окружена.
Нереевы  дочери  поют   ей  на  ушко...

Портун  со  всклоченною  синей  бородою,
И  Палемон  -  возница  маленький  дельфинов,
Со  звучной  раковиной  в  лентах  серпантинов,
Играют  рядышком,  блистая   чешуёю...
Так беззаботно
В малахитовых глубинах…



((()))



А,  между  тем,  Психея,  выгоды  не  зная
От  неразгаданной  красы,  в  печаль  ушла…
Все  восхищаются  и  славят,  а  душа
Ждёт   жениха,  о принце  сладостно мечтая...
Как о неведомом,
Волшебном крае рая…

Царевны  старшие  просватаны  давно,
Заключены  уже  счастливые  союзы.
А  на  Психею  лишь  дивятся!  Где  же  узы,
О  коих  столько  чудных  слов  изречено?

И  вот  уж  дева,   как  вдовица,  сидя  дома,
Недомогает  телом,  мыслями  страдает,
И  красоту  свою  почти  что  проклинает!
А  царь  отец...  желает  слышать  глас  закона...

Он  обращается  к  древнейшему  ораклу.
Милетский  Бог,  хотя  и  грек,  но  на  латыни
Даёт  ответ,  известный  миру  и  поныне.
Он  прорицает  так,  как  должно.
(Мне…  для  такту...
Придётся  русскими  словами  написать.
Пусть  Аполлон  меня  простит,  иначе  как?
Для  современников  латынь - забытый  знак,
Ведь и   по-русски  не всегда  хотят  читать...)

-  О,  Царь  великий!  На  высокий  склон  горы
Поставь  возлюбленную  дочь  в  таком наряде,
Как  полагается  невесте...  смерти...  ради...
Нет  мужа  смертного -  красавице!  
Дары...
Оставь  во  храме.  
Зять  твой  будет  дик,  жесток!
Он,  как  дракон,  что  на  крылах  парит  в  эфире,
Он  жгучим  пламенем  палит,  жарчайшим  в  мире,
Пред  ним  трепещут  жизнь  и  смерть,  и  жизни  срок…

Услышав  страшный  сей  ответ,  уходит  Царь...
Неся  супруге  угрожающую  весть...
И  много  дней  они  в  печали...  что   не  счесть...
Скорбят  и  плачут.  Но  пророчество,  как  встарь,
Должно  исполниться, 
хотим  мы  или  нет...
И  погребальной  свадьбе  явится  пора.
Вот  факела  горят,  сгорая  до  утра,
Наряды  шьют  невесте,  в  душах  меркнет  свет...
И тает вера в них…
Лишь  суеверья бред…

Итак,  идут  уже  в  стране  приготовленья
Для  пира  брачного,  готовятся  дары...
А  звуки  тихой  флейты  льются  с  той  поры,
Как   плач  невесты,  осуждённой  из-за  мщенья...
Богов невидимых,
А, может быть, Судьбы?
Судьбы людей земных и
Судеб назначения...

Сам небосвод  наполнен  болью  за  красу.
Увы,  пророчество  должно  осуществиться,
И  никуда  теперь  невесте  не  укрыться...
И  вот,  процессия  готова...   
(Вознесу
И  я  моления  свои  за  эту  деву...
Ведь  мы  подругами  когда-то  с  нею  были,
Теперь  же  нас  века...  навеки  разлучили
Меня  и  девушку,  о  ней  молюсь  я  небу...)

Вот,  похоронная  процессия  идёт,
Да,  без  покойника,  ведут  саму Психею,
На  погребение  бредёт  она  с  лилеей,
За  ней  народ,  и  каждый  тихо  слёзы  льёт...

Бёрн-Джонс Эдуард, Свадьба Психеи, 1895


Когда  родители  под  тяжестью  беды
Согнувшись,  медлить  стали,  избранная  дева
Сказала  так,  как  говорит  лишь  королева:
-  Зачем  вы  мучаете  душу  без  нужды? 
Зачем  вы  плачем  утруждаете  дыханье,
Что  больше  мне  принадлежит,  чем  даже  вам!
Зачем  мой  свет  от  ваших  глаз  не  небесам?
Зачем  седины  повергаете  в  терзанье...
За  красоту  мою  награда  вам!  Достойна!
Что плакать  ныне,  коли  надо  бы  тогда,
Когда  народы  преклонялись,  города,
Когда  меня  Венерой  звали  непристойно...
Я  это  чувствую,  Она  меня  сгубила,
И  почесть  божеская...  смертному  созданью!
Теперь   ведите  на  скалу.  
Моё  призванье...
Спешу  вступить  в  счастливый  брак,  
о  чём  молила... 

Сказав,  умолкла  дева...  Твёрдою  походкой
Сама  идёт  на  край  обрыва,  и  затем...
Уходят  все  в  слезах,  прощаясь  насовсем.
И  лишь  Зефир  доволен  чудною  находкой!


Подстраницы (4): часть 2 часть 3 часть 4 часть 5
Comments