Царевна змея

Царевна-змея

Эзоп - Северная мастерская Феано.

Одна сказочница рассказывала мне старую русскую сказку...


В каждой сказочке, где люди сохраняют весть о чуде,
Много выдумки благой, но не выдуман герой,
И судьба его, и встречи!  Да о том и сказки речи…

 
Ехал раз  путем-дорогой казачек, устал немного,
Да заехал отдохнуть в рощу, чтоб продолжить путь.
Закурил свою он трубку, да увлекся не на шутку,
И попал искрой в стожок, что был собран на лужок,
Как в обычае страны, преглубокой старины...
Пламя вспыхнуло  велико, стог горит, пылает лихо,
А среди того огня – дева красная – моля,
Говорит ему:
– Казак,  выручай меня!
– Но как? -
Восклицает деве он, - Жар огня со всех сторон!

- Пику сунь свою, узнаешь,  ты ж царевну выручаешь!
Так она его молит, и казак помочь спешит.
Пику сунул он в огонь, - дева вышла!
Вздрогнул конь,
Ветер тотчас зашумел, погасить огонь сумел,

А царевна вдруг… змеей обернулась…
 - Будь со мной!
И уже к нему на шею… В три кольца обвит он ею…
Испугался наш казак, а избавиться - никак!
Хвост змея свой укусила, знать, в тех кольцах злая сила…
Что тут делать, как же быть? Уж не хочет дальше жить.

А змея ему на это говорит стихами света…
- Ты не бойся, молодец, хоть невольником колец,
Да носи меня на шее ты семь лет, снимать не смея.
Разыщи такое царство оловянного богатства,
А найдешь, останься в нем, и еще семь лет потом
В нем живи!
Сослужишь службу, отплачу за эту дружбу,
Будешь счастлив ты, поверь.
Отправляйся в путь теперь!


Хвост схватила голова и умолкла навсегда.
Делать нечего, казак в путь отправился. Итак,
Ищет царство оловянно, лишь оно теперь желанно.
Много времени ушло, как водою уплыло.
То в цветах, туманах леса, то в дыму без интереса...
По семи долам водила казака лихая сила…

На седьмой лишь год добрался до горы, а как взобрался
На крутую гору эту, видит замок – краше нету.
Оловянный да блестящий за стеною близстоящей…
Вдруг стена пред ним раскрылась, въехал он, та затворилась.
А вокруг широкий двор, опьянен  красою взор.

В ту минуту, зову внемля, сорвалась змея да в землю
Камнем пала, встала девой, неземною королевой.
И уже душа девица  обернулась следом птицей.
Улетела, с глаз пропала… словно вовсе не бывало.


А казак коня поставил на конюшню да заставил
Вновь себя смириться с тем, что дано не насовсем.
Стал осматривать дворец наш бывалый молодец.
Зеркала со стен сияют, а картины лик меняют,

Всюду бархат да фарфор, лишь не слышен разговор.
Ни снаружи, ни внутри никого, сколь ни смотри.

- Эх, куда же я заехал! – Отзывается лишь эхо…
- Что я буду есть и пить, коли не с кем говорить?

Лишь подумал, глядя в пол,  перед ним уж полный стол.
Закусил казак да выпил, подмигнул портретным ликам.
- Значит вместе поживем, живы будем – не помрем.
Долго ль, коротко – не знаю, а казак-то дни считает.
Хоть живет на всем готовом, но один, без ласки слова…
Оловянный замок стал вдруг тюрьмой, что дух сковал.
Стены глухи, высоки, хоть  стреляйся от тоски.
Не с кем слова-то сказать, как же было ни страдать?
И взяла его тоска за грудки да свысока
Стала мучить, душу жечь, ты живи да не перечь.
Но ни выхода, ни входа, ни спасенья, вот невзгода…

Он терпел, куда же деться, нет колец, но нет и сердца…
Раз схватил казак дубину, вышел в залы, в середину,
Начал бить он зеркала, мебель, стены, вот дела…
Серебро швырял и рвал бархат в клочья и метал
Стулья прямо в потолок, чтоб хозяин видеть смог.
Нет…! 
Хозяин дома сплыл, будто вовсе тут не жил…

Лег, уставши, он поспать, а наутро стал опять
Думу думать, бесполезно. Не сбежать и не исчезнуть…
Захотел поесть, но нет… уж стола, пропал обед.
Дом разрушен, конь не кормлен, сам собою уж неволен.
Вот и думает себе, ну, чего достиг в судьбе…
Раб себя и изобьет, коль нечестием живет.
Я вчера разбушевался, а теперь нет даже кваса.
И покаялся казак, что разгневался, дурак.

Глядь, откуда ни бывало, стол,  еда, вино да сало!
И еще три дня прошло, а наутро рассвело,
Он с постели-то встает, а уж конь у двери ржет,
И оседлан и напоен...
Как же странно мир устроен!

Взял он пику, вышел в двери на широкий двор, не веря,
Вдруг, откуда ни возьмись, красна девица явись!

- Здравствуй, добрый человек, срок прошел, не долог век,
Ты меня расколдовал, да из пламени спасал,
И теперь-то я свободна, а по крови благородна.
Знай, Кощей меня Бессмертный взять желал женою верной,
Насмеялась я над ним, от насмешки он лихим
Колдовством заколдовал и змеей меня назвал…


Сослужил ты службу мне, так поедем на коне
К отцу, матушке моим, там тебя и наградим.
Станет батюшка отец подносить тебе ларец,
Откажись и не бери, а бочонок попроси,
Что в подвале у него, там волшебное вино.
Как покатишь им направо, так и ешь, и пей на славу
Ты в палатке золотой, что возникнет пред тобой.
А покатишь им налево, все исчезнет. – Молвит дева.

- Хорошо,  - казак сказал, хоть жениться уж желал…
Понимал, не отдадут… ту, кого столетья ждут.
Долго ль, коротко ль, не знаю, вот уж к дому подъезжают,
К распрекрасному дворцу, дочь бежит бегом к отцу.
Тот увидел да ликует, мать царица  дочь целует,
Праздник в царстве, пир горой, дочь вернулася домой!
Столько слез пролито было, столько  молодцев сгубило
Жизнь свою – Кощею в радость, в прах отдавших свою младость.
Победить никто не смог, ведь Бессмертный тот залог.
Дважды семь – итог исканий, самых трудных испытаний.
А царевна вновь ему говорит:
 - Хвала тому,
Кто терпел свое занятье, сняв с меня печать проклятья.
Спас меня ты, сам не зная, почему, да кто такая…


Казака царь награждает, блюдо с золотом вручает,
Тот качает головой:
 - Благодарствую, родной,
Но не надо мне ни злата, ни того, что есть в палатах,
Награди меня бочонком, что в подвале под печенкой.

- Много хочешь! – Молвит царь, - и подносит целый ларь!
Но казак-то не берет, а того бочонка ждет.

- Ладно, - молвил царь, - мне дочь дорога, иди же прочь
Ты с бочонком, что просил, забирай, коль хватит сил.
Взял казак подарок тот и подался до ворот,
Ну, а там по белу свету уж пошел искать совету.
Как же быть теперь ему, как вернуться ко двору…
Свое счастье отыскать, больше нечего желать…
Вдруг с поникшей головой старичок идет босой,
Тут казак остановился, деду в пояс поклонился,
Говоря:
- Я угощаю, твою старость уважая.
Вижу, голоден, устал, так поешь, испей бокал.
Покатил бочонок вправо – появился стол на славу,
Да в палатке золотой, со скатеркой расписной,
Слуги кормят, в ряд стоят, убирают да глядят…
Отобедали они, и на отдых прилегли.

А потом ему старик говорит:
 - Я не велик,
И не царь, и не богат, а с тобою встрече рад.
Благодарствую, сынок, путь мой тяжек и далек,
Я ищу того, кому бы дар познания был любым.
А иначе мне шагать, конца света не видать…

Встал казак и поклонился:
- Ты ко времени явился!
Знанья мне нужны теперь, а иначе, верь, не верь,
Жизнь моя уж ни к чему… Дочь царя не по плечу,
Не отдаст мне в жены деву, хоть и спас ее из плену,
Ведь послушался совета, взял бочонок… я за это…
Пить да есть, конечно, надо, но желанная награда
Мне была бы  дочь царя, ясным солнышком даря.


И вздохнул казак глубоко, собираясь во далеко…
Покатил бочонок влево – все исчезло да без следу.
Старичок  в ответ на это говорит:
 - Мои секреты
На бочонок обменяю, как помочь тебе - я знаю.

Рад  казак тому:
- Отец, научи же, наконец,
Я согласен обменяться. Как же к цели мне добраться?
Тут старик присел немножко, да притопнул следом ножкой,
Хлопнул трижды и подпрыгнул – меч огромный с неба вынул.
И дает он этот меч казаку и держит речь:

- Кладенец сей самый древний, меч булатный, делу верный,
Злых врагов разит в бою,  вот бери, тебе дарю.
А в обмен даю совет за бочонок – к счастью лет.
Мой совет и прост и стар: для души используй дар.
А корыстные деянья лишь преграда для познанья.

Ты ступай назад до царства, знаю я, у государства
Вражья рать стоит теперь, жаждет крови жадный зверь,
Алчет царство захватить, да в  законах лживых жить.
Только ты спасенье в силах царству дать, ступай же, милый.


- Благодарствую, отец! - И берет он Кладенец,
Скачет к царственным границам, видит - рать стоит, дивится…
Вправду, силы те несметны! 
Войско ж царства – безответно,
Сдаться в слабости готово, хоть в мундирах и здорово…
Царь с градской стены глядит, поражением убит…
Но казак уже на месте, биться будет за невесту.
Вот, со всей казацкой статью вышел он сразиться с ратью.
Конь летит под ним стрелой с приподнятой головой,
Пыль столбом вокруг клубится, вражий строй стоит, глумится,
Над отчаянным смеется, а казак с копьем не гнется,
Вот уж рядом скачет воин, славы воинской достоин,
Раз взмахнул мечом, другой…
Враг побит! 
Бежит долой…

В поле головы остались, что с плечами попрощались…
Даже часа не прошло, даже солнце не зашло,
Царь спешит ему навстречу, обнимает крепки плечи,
Говоря: - Теперь отдам дочь тебе, и царствуй сам.

Трубы громкие трубили, вина, мёды сладки пили
За здоровье молодых и за доблесть удалых,
И друг друга поздравляли, счастья, радости желали,
Свадьба славная была, славу царству принесла.

Пела я  на том пиру, краше не было в миру.
Сказка жизни песней стала,
знать, в ней мудрости немало…

Далее - Сказка о царице змей, из сборника 1001 ночь в ритмах.

Comments