Как Братец Кролик выдоил Матушку Корову

- Помнишь, как Братец Кролик обманул старого Сарыча и удрал из дупла?
Вот пустился он домой веселехонек, ни дать ни взять - сойка в воробьином гнезде.
Скачет, скачет и вдруг так притомился - ноги и те не слушаются. Беда как захотелось ему испить чего-нибудь. Уж он был почти дома, глядь - Матушка Корова пасется в поле. Он и решил попытать тут счастья.
Кролик отлично знал, что Корова нипочем не даст ему молока: не раз уж она гнала его прочь, даже тогда, когда расхворалась Матушка Крольчиха. Вот Братец Кролик поплясал, поплясал у забора и крикнул:
- Как живешь, Матушка Корова?
- Ничего, Братец Кролик.
- Как здоровье, Матушка Корова?
- Да так: ни худо ни хорошо, Братец Кролик. А ты как поживаешь?
- Ничего, спасибо. Немножко косточки ломит, как проснешься, - говорит Кролик.
- Как жена, детки? - спрашивает Матушка Корова.
- Да ни худо ни хорошо. А как Братец Бык поживает?
- Так себе, - говорит Матушка Корова.
- Ишь ты, какие финики на этом дереве, Матушка Корова, - говорит Кролик. - Вот бы их отведать!
- Ну, да тебе не достать их, Братец Кролик.
- А ты, будь добра, бодни дерево, стряхни мне штучки две-три, - говорит Кролик.
Ну, Матушка Корова не хотела отказывать Братцу Кролику. Она подошла к финиковому дереву и боднула его рогами - блям!
Но финики были еще зелены, как трава, ни один не упал! Тогда Корова еще разок боднула дерево - блим! Ни один финик не упал!
Тогда Корова попятилась немножко, подбежала к дереву - блип! Хоть бы один упал!
Корова отошла немного подальше. Отошла, закинула хвост на спину да как разлетится - керблям! - о дерево.
Так разогналась да так боднула, что один рог глубоко пробил дерево и в нем застрял.
Корова - ни вперед ни назад. А Братцу Кролику того и нужно было.
- Выручай меня, Братец Кролик, - сказала Матушка Корова.
- Мне ведь не добраться до твоих рогов, - сказал Кролик. - Лучше я сбегаю за Братцем Быком.
И с этими словами пустился домой. Немного спустя воротился с женой и со всеми детками и, сколько их было, каждый тащил по ведру. У большеньких были большие ведра, у меньшеньких - ведра поменьше.
 

Вот окружили они Матушку Корову - ну доить ее. Выдоили дочиста. И большенькие доили, и меньшенькие доили. А как выдоили, Братец Кролик и говорит:
 

- Всего доброго, Матушка Корова! Тебе сегодня в поле ночевать. Нельзя же тебе ночевать недоенной! Вот я и подумал: нужно выдоить тебя, чтобы ты не мычала всю ночь.
Так и сказал Братец Кролик. А Матушка Корова все стояла и дергала головой, чтобы вырваться, но рог крепко-накрепко засел в стволе.
Солнышко село, и ночь пришла, а Матушка Корова все стоит. Вот уж стало светать, подался рог.
Вырвалась Матушка Корова, пощипала травки. "Ну постой, - подумала Корова. - Ты, наверное, прискачешь сюда поглядеть на меня. Уж я с тобой расплачусь!"
Стало солнце всходить; подошла она к дереву и вставила рог обратно в дыру.
Да, видно, когда паслась, ухватила Матушка Корова лишний пучок травы, потому что, только вставила она рог в дыру, глядь - а Братец Кролик сидит на заборе и смотрит на нее.
- С добрым утром, - сказал Кролик. - Как себя чувствуешь, Матушка Корова?
Он спрыгнул с забора и поскакал к ней поближе: липпити-клиппити, липпити-клиппити...
- Плохо, Братец Кролик, совсем никуда, - сказала Матушка Корова - Всю ночь промаялась. Никак не вытащу рог. Вот ухватил бы ты меня за хвост, я бы вырвалась как-нибудь, Братец Кролик.
Тут Братец Кролик подошел немножко поближе, но не очень-то близко.
- Дальше нельзя мне, - сказал он. - Ты ведь знаешь, я слабоват. Могу надорваться. Ну-ка, Матушка Корова, ты тяни, а я понатужусь!
Тут Корова вырвала рог да как припустит за Кроликом! Понеслись они по дороге; Кролик - ушки назад, а Корова - к земле рога, хвост крючком. Кролик вперед ускакал, да вдруг с разлету - в терновый куст. Подбежала Корова к кусту, а из-под куста голова торчит - глаза большие, как пуговки.
- Здравствуй, Матушка Корова! Далеко ли бежишь? - спросил Братец Кролик.
- Здравствуй, Братец Большие Глаза! - сказала Матушка Корова. - Не пробегал тут Братец Кролик?
- Вот только-только пробежал, - сказал Кролик. - Да усталый такой, запыхавшийся.
Тут Корова - во всю прыть по дороге, будто псы за ней по пятам.
А Кролик - тот лежал под терновым кустом и катался со смеху, пока у него не закололо в обоих боках. От Лиса ушел, и от Сарыча ушел, и от Коровы ушел - как же тут было не смеяться?
Comments