С чего начинается Родина...

 

Историческая справка

 

     В 1927 году было образовано три сельских совета - Опольевский, Алексеевский, Керстовской. В 1931 году  образован ещё один сельский совет -  Гурлёвский. В таком составе сельские Советы работали до Великой Отечественной войны.

    С февраля 1944 года сельские Советы возобновили свою деятельность. В июне 1954 года все сельские Советы объединились в один Опольевский сельский Совет. С 14 октября 1993 года сельский совет был реорганизован в Опольевскую сельскую администрацию, которая просуществовала до 18 января 1994 года. В 1994 году  сельская администрация была переименована в Опольевскую волость. В 1999 году волость преобразована в Опольевский административный округ. А с 1 января 2006 года именуется Опольевским сельским поселением.

    Площадь поселения составляет 252 кв. км. На территории поселения находится 22 населённых пункта с населением 3196 человек. Центр поселения – деревня Ополье. 

 

Географическое положение Опольевского сельского поселения.

 

          Территория Опольевского сельского поселения представляет собой пологохолмистую равнину, которая расположена на Русской плите. Наиболее древние породы осадочного происхождения – глины кембрийские.

       На территории поселения встречаются месторождения торфа и извести (пос. Алексеевка). Преобладают подзолистые и болотно–торфяные почвы. Источником питьевой воды для людей являются подземные воды. Грунтовые воды перемещаются по водоносному слою, а в районах д. Фёдоровка и Лялицы выходят на поверхность, образуя родники. Речушки местного значения текут по уклону земной поверхности: р. Солка её приток ключевой р. Валья.

    Погода очень переменчива. Изменения связаны с перемещением воздушных масс. Наиболее частые гости – это влажные воздушные массы со стороны Атлантического океана. Зимой они приносят тепло, вызывают оттепели, мокрый снег и дождь. Летом их приход сопровождается прохладой и дождём

   Наш климат – атлантико- континентальный. Средняя температура января -10 -8 0С, июля +17 0С. Осадков выпадает 600 – 700 мм, высокая влажность.

   На территории поселения распространены хвойные и лиственные породы. Самые древние леса – еловые. Есть кустарники и кустарнички, лесные и луговые травы. Особый интерес представляют виды, зимующие с зелёными листьями, - копытень, плауны, мхи, хвощи, папоротники. Самыми многочисленными являются цветковые растения.

 

 

     Животный мир нашего поселения представлен в основном животными лесной зоны Европы, обитают крупные виды птиц и зверей. В водоёмах обитают рыбы – подвижные позвоночные животные.

      Между густыми лесами встречаются поляны, удобные для земледелия.
 

Архитектурное наследие 

     Поселение, возникшее на поляне, назвали Ополье, что значит поле, у поля, у межи поля. Деревню, расположенную за полем называли Заполье.

    Славянская деревня отличается тем, что дома в ней строили не хаотично, а ровно лицом к дороге. По такому принципу застраивалось Ополье.

    Первое упоминание о деревне имеется в грамоте Митрополита Макария 16 века, где в числе погостов Водской пятины упоминается Опольецкий или Опольевский погост.

    В 1734 году в период правления императрицы Анны Иоановны в Ополье был построен храм деревянный одноглавый в византийском стиле, освящённый во имя Воздвижения Креста Господня. В 1852 г. под храм был подведён каменный фундамент и под пол подведены каменные столбы. Одновременно обновлялся и иконостас, и главный алтарь и в нём поставлены были новые иконы работы художника Любавина.

 

 

               

       В 1874 году и этот храм обветшал, был разобран и в том же году начато строительство новой, каменной церкви на церковные деньги и сборы прихожан.

       В 1885 году Отец Иоан Кронштадский освятил в д. Ополье новопостроенный трёхпрестольный храм: главный престол во имя воздвижения Креста Господня, левый - Святителя Николая и правый -  Петра и Павла.

 

 

          При храме есть старое кладбище, на котором погребены два здешних помещика Зайцевых: действительный статский советник Алексей Алексеевич (умер в 1812  г.) и генерал- лейтенант Василий Алексеевич (умер в 1828 г.).

          До революции Ополье принадлежало графу Шувалову. Поместье его было недалеко от д. Тикопись. Назвали это место после революционных событий «Графская гора» - место, действительно было высокое. Там в своё время был построен наблюдательный маяк (деревянный) в военных целях. Были такие маяки и в Александровской горке, и в Раговицах. Позже поместья были разрушены, а вместе с ними такая участь постигла и маяки. В гражданскую войну здесь стояли войска Юденича.

           За околицей деревни Раговицы посреди поля стоит маленькая часовенка в честь святых Петра и Павла. Ей более двухсот лет. Пережила часовня все лихолетья – в революцию и Великую Отечественную выстояла, а вот в мирное время подверглась грабежу. Постепенно были разворованы ценные иконы, разобраны пол и крыша.

           Силами местных жителей часовню восстановили. Собрали по деревне иконы, установили лампадки. Только вот церковные службы здесь восстановить пока невозможно.

           В километре от Раговиц  находится деревня Кёрстово. По данным сборника  Санкт- Петербургской епархии выпуска 1885 года деревня раньше называлась Крёстово. Украшением  её были две замечательные церкви: Каменная имени Святителя Николая Чудотворца и деревянная Скорбященская. Дата постройки деревянного храма - 1748 год. Скорбященская церковь стояла на каменном фундаменте, была пятиглавой. Иконостас - деревянный, резной, посеребрёный, местами позолоченный. Руководил строительством духовник императрицы Елизаветы Петровны протоиерей Фёдор Яковлевич Дубянский. В те времена ему были пожалованы четыре окрестных деревни, одна из которых – Фёдоровка – названа в честь хозяина. В 1765 году под колокольней Скорбященской церкви сын Дубянского Михаил Фёдорович построил холодную деревянную церковь Великомученицы Варвары, которая просуществовала 105 лет. Скорбящему храму суждено было дожить до начала войны.

            Осенью 1941 года, за неделю до прихода немцев, её сжёг сын местного бригадира. Мотив этого поступка неизвестен.

 

 

                                                                                                                                                                                            

  В пятидесяти саженях от Скорбященской церкви в 1870 году купцами Орловыми была построена каменная церковь Святителя Николая Чудотворца. Как и многие другие, этот храм в советское время постигла печальная участь. Здесь хранили картошку, удобрения, которые постепенно разъели пол 

      Почтовая станция в  Ополье.

   

       Здание почтовой станции в д. Ополье является памятником гражданского зодчества начала XX века. Нарвский тракт возник в первой четверти XVIII века.

 

 

Почтовый тракт.

         В 1722 году по указу Петра I были построены первые ямские дворы по Ревельскому тракту. По нему возили казённую почту. Первоначально в четырёх деревнях – Кипень, Каськово, Чирковицы, Ополье и г. Нарве были построены деревянные почтовые дома.

     В царствование Елизаветы Петровны в 1741 г. было устроено почтовое сообщество по всем губерниям и провинциям. Немного позднее разрешили приём посылок. Незадолго до визита Екатерины в Ямбург, 22 марта 1770 года последовал Указ «О новом учреждении почты по Нарвской дороге», по которому от Санкт-Петербурга до Нарвы учреждены были 6 почтовых станов и на всяком по 25 лошадей.

     Для содержания почт царица приказала с крестьян Ямбургского уезда собирать в казну по 20 копеек в год «с каждой души», а «городу Ямбургу объявить, не пожелает ли он содержание почты взять на себя на том же основании?».

 

 

  

Почтовая станция на тракте.

 

      Кроме 25 лошадей, на каждой почте полагалось содержать: 10 почтальонов, фуры, сани с кибитками, сёдла и сбрую, кожаные чемоданы и перемешные сумы, а также «почтовую ливрею на 10 человек почтальонов».

     Форма выглядела нарядно: красные кафтаны, которые надевались прямо наверх повседневной одежды, такого же цвета картузы. Почтальоны носили «на груди медный Государственный герб, а на дуге колокольчик, через плечо на гарусном шнурке рожок». Запрещалось носить лапти, лишь кожаная обувь была достойна почтальона.

    Содержатели почтовых станций, бывшие вольными людьми именовались важно – «пост- комиссары» - и стояли в ранге 12 класса. Они имели «право гостиников» и могли продавать проезжающим французскую водку, виноградные вина и английское пиво.

    Каждые 15 лет проводился конкурс на замещение должности содержателя стана, обладавшего большими правами и обширными возможностями.

  Проезжающие обязаны были оплачивать прогоны из расчета 12 копеек за 10 вёрст за одно место и 8 кг багажа. Можно было заказать и 25 лошадей, но за двойную цену, уплаченную за одни сутки вперёд или да же 50 лошадей, но за неделю вперед, но по договорной цене. Курьеры пользовались особым статусом: их запрещалось задерживать на станции более 10 минут. Скорость доставки посылок летом была – 12 верст в час, а зимой – 8. Из Нарвы в Петербург почтовая фура проходила за 1 сутки. Загрузка этой почтовой фуры составляла: 6 человек пассажиров, плюс 3 пуда багажа, плюс 6 пудов посылок. За один фунт (400г) посылки платили 2 копейки.

  Приезжающие обязательно имели «подорожную» - то есть документ, удостоверяющий личность человека и его командировку. Выдавались «подорожные» губернскими начальниками или городничими (в Ямбурге). Без «подорожной» на станцию  не заходили, да и вообще не ездили, кроме беглых людей и разбойников.

 

                

 

 

       С 1782 года почтовый стан в Ополье и почтовый двор стал четко называться почтовой станцией, подчиненной учрежденному Почтовому департаменту.

      В г. Ямбурге тоже находилась почтовая станция, и пост комиссар должен был принимать и отправлять «казённые и партикулярные письма на основании указов, а получаемые за них весовые деньги записывать в приход в шнурованную книгу, и по прошествии года отсылать их в Главный Петербургский Почтамп». Дисциплина и порядок в этом департаменте были на высоте:  все посылки, письма, грузы, дипломатические документы и государственные преступники доставлялись быстро, бесперебойно и в сохранности.

     В « Записке о податях» Радищев свидетельствовал, что уже в 80-е годы XVIII века в Санкт – Петербургской губернии «из десяти округ» собирается «земской подати», то есть фуражной семи гривенной около 134000 рублей, «из сего числа Ямбург 14000» стало быть хотя бы частично, фуражную почтовую подать стали собирать деньгами. Но содержанием почт по–прежнему лежало» - в основном, на крестьянах.

К началу XIX века деревянные строения почтовых станций обветшали, и было решено – строить новые каменные «по удобности на тех же местах, где стояли почтовые дома».

    Из средств почтового департамента выделили 150 тысяч рублей на строительство пяти почтовых станций на Нарвском тракте.

     Строительством почтовых станций занимался, учреждённый в 1806 году строительный комитет при департаменте внутренних дел.   Членами комитета были назначены инженер Экесперри и архитектор Руска (1758 – 1822 годы жизни), который и стал автором проекта каменных почтовых станций на Нарвском тракте.

 

 

         Руска А.И.


        В течение двух лет велось строительство. Архивные документы сохранили имена русских мастеровых- каменщиков Фрола Яковлева, Увара Тимофеева, Захара Филиппова, маляра Ивана Дмитриева, плотника Якова Иванова. В апреле 1808 года все станции были приняты по описи.

      Почтовые типовые станции Руска оказались настолько удачно спланированы, удобно и просты как для курьерской почты, так и для путешественников.

Алоизий Иванович Руска итальянец по происхождению умер в Италии, но успех и талант его принадлежат России. К основным работам Руска в Петербурге относятся: дворец Бобринских на Галерной улице, казармы Кавалергардского, Измайловского, Гренадерского, Астраханского полков, дом ордена иезуитов на Екатерининском канале, портик Перинной линии, дом с четырьмя фронтонами на углу Садовой и Итальянской улиц, перестраивал он и Константиновский дворец в Стрельне.

      За 35 лет, проведенных в России, Алоизий Иванович честно и плодотворно работал на благо своей второй родины.

      В д. Ополье почтовый комплекс возвели в 1807 году. Сразу были выделены суммы на ежегодный ремонт, возможно, поэтому они сохранились до наших дней.

 

Почтовая станция в д. Ополье.

 

       Комплекс состоит из центрального здания с пятью арками, с толстыми стенами из тесаной плиты и имела одиннадцать комнат, кухню и сквозные сени. По сторонам от главного здания перпендикулярно дороги стояли два длинных широких флигеля с двухскатной крышей и входом только во двор. С дальней стороны флигеля соединялись глухой стеной, то есть, охрана и оборона станции была надёжной. Во флигелях располагалась конюшня с кузницей и каретники, ямская комната, баня и две жилые комнаты для проезжающих.  Когда-то к нарядным воротам с нишами и башенками подъезжали коляски и экипажи. Лошадей распрягали и вели на конюшню в правый флигель, а утомлённые путники спешили на отдых в комнату для приезжающих в главном корпусе. Смотритель записывал в специальную подорожную книгу, кто приехал и откуда, сколько лошадей предоставлено в обмен.    

       Путешественники высокого звания могли получить 20 лошадей, нижнего не более трёх. Удовлетворить их требования - трудная обязанность станционного смотрителя. Он жил при станции, в маленькой комнате левого флигеля и за 11 копеек в сутки должен был « во время дня и ночи блюсти за порядком станции». Напротив станции через дорогу был кабак, который пользовался спросом у всех проезжающих и местных зажиточных граждан. Обед из трёх блюд стоил 1 рубль 20 копеек, а рюмка водки – 10 коп., 1 кг сахара – 45 коп., 1 кг хлеба – 8 коп. Рабочие (столяры, каменщики, кровельщики, моляры, кузнецы, ямщики) получали от 90коп. до 2рублей 40коп. за один день. Конь ямской стоил 25 рублей.

     Строились почтовые тракты и станции за государственный счет, но содержались за счет местных налогов. «Дорожный сбор» взимался с ревизской души, то есть с активных тружеников по 26 ¾ копейки в год в Санкт -  Петербургской губернии и по 12 ¾ копейки в других местах.

     Принцип «живёшь у дороги – так и ремонтируй её», сохранялся до 1903 года.

 Сохранившееся здание почтовой станции в деревне Ополье – замечательный памятник дорожного быта России X I X века.

    Значение Нарвского тракта, для организации почтового сообщения, проезда людей, перевозки грузов всегда было достаточно велико. Особенно в предвоенные периоды и в ходе боевых действий. Так было при Петре I, и в XVIIIXIX в. и сейчас тоже.

 

 

Дворянские усадьбы.

     На территории Опольевского поселения в середине XIX века на земле «мызы Ямсковицкой» появились усадьбы Лялицы и Графская Гора, долго остававшиеся в казённом ведомстве. Эта обширная вотчина с 16 деревнями, площадью 15156 десятин в царствование Петра Ш была пожалована графу Александру Ивановичу Шувалову. Впоследствии все имения и «мыза Ямсковицкая» унаследовала дочь А. И. Шувалова Екатерина Александровна – жена действительного тайного советника Гавриила Ивановича Головкина. Он «был скромен, деятелен, осторожен, искусен в делах дипломатических, мужествен в битве, деликатен в обращении и держал себя с иностранными послами с большим тактом». Три его сына были дипломатами. Сыновья потомства не оставили и Ямсковицкая вотчина вернулась в род Шуваловых в середине XIX века, была разделена потомками дяди Екатерины Александровны.

 

 

  

         Кёрстовская вотчина в Ямбургском уезде в 1746 году была пожалована императрицей Елизаветой Петровной своему духовнику Федору Яковлевичу Дубянскому. У Фёдора Яковлевича и Марии Константиновны, урождённой Шаргородской, было четверо сыновей. По ряду причин единственным хозяином вотчины остался Александр Иванович Дубянский

  При нём была переустроена усадьба, насажан молодой парк, увеличилась площадь до 5 десятин. Дубянский и их потомки Зиновьевы владели Кёрстовской вотчиной 170 лет.

     Усадьба Онстопель располагалась по обоим берегам реки Пустомержи (Онстопель), недалеко от впадения в неё ручья. Императрица Елизавета пожаловала в 1747 году мызу Онстопель с деревнями Онстопель, Палобицы, Карпова, Брюмбель, Большая и Малая Пустомержи, действительному камергеру, гофмаршалу Семёну Кирилловичу Нарышкину. Сам чрезвычайно богатый человек, он увеличил своё состояние, женившись на красавице Марии Павловне Балк – Полевой. Ещё при жизни Семён Кириллович разделил имение на две части. После его смерти мыза Нарышкина с деревнями Большая и Малая Пустомержа, Карпова, Брюмбель перешла во владение Марии Павловны.

   Вторую часть – мызу Онстопель с деревнями Прологи, Палобицы и Онстопель – Семён Кириллович подарил своей сестре Татьяне Кирилловне, жене сенатора, генерал – адмирала, президента Адмиралтейств – коллегии, князя Михаила Михайловича Голицина.

 

 

              После смерти родителей их сын Александр Михайлович перед отъездом на жительство в Москву, в 1770-е годы, продал имение Василию Кирилловичу Рубановскому, «дворцовой канцелярии бригадиру». У него с женой Анной Ивановной было три дочери, которые воспитывались в Воспитательном обществе благородных девиц (Смольном монастыре) и могли летом отдыхать в Онстопели.

 Старшая из сестёр Анна в 1775 году вышла замуж за Александра Николаевича Радищева, служившего тогда в Коммерц-коллегии под началом графа Александра Романовича Воронцова. Радищевы жили в доме Рубановских в Владимирской церкви в С-Петербурге. Через восемь лет Анна Васильевна умерла, оставив мужу трёх малолетних детей. Мать им заменила её сестра Елизавета Васильевна. Она же разделила тяжёлый жребий Радищева, сосланного в 1790г. в Сибирь за издание книги «Путешествие из Петербурга в Москву». Елизавета Васильевна привезла в Сибирь детей писателя, и вскоре в 1792 году они поженились. По восшествии на престол Павел 1  подписал указ об освобождении Радищева, но Елизавета Васильевна не доехала до столицы, умерла в дороге, в 1797 году.

    Анна Ивановна Рубановсая, оставшись одна после отъезда дочери и внуков в Сибирь, продала имение жене статского советника Натале Григорьевне Зайцевой, урождённой Гейкиной.

     К концу XIX века в Ямбурском уезде насчитывалось 130 усадеб, но с включением его юго-восточной части в Волосовский район в границах Кингисеппского осталось 65. Как правило усадьбы были невелики, особой представительности не имели, но были устроены разумно и обеспечивали приятное пребывание семьи в летнее время.

 

                                                 Указы «Ополье».

      В самое слякотное время – стояла первая половина 1767 года – в село Ополье  Санкт – Петербургской губернии съезжались по топким дорогам дворяне Ямбургского уезда, чтобы избрать своего депутата в комиссию об уложении, которая должна была по приказу Екатерины II «сочинить» новые российские законы. Описание церемонии выборов в Ямбургском уезде не сохранилось, известно лишь, что она происходила в селе Ополье. Скорее всего церемония происходила в так называемом «Опольевском дорожном ЕЯ Императорского Величества дворце»- из тех, что стояли вдоль Нарвской дороги.

  

             

                                            Группа чиновников земства. 1914 г.

 

 

     Ямбург и Копорье не попали в список городов, которые имели право отправить в комиссию своего депутата. Уж больно не велики были.  Зато «уезды без уездных городов – Ямбургский и Копорский – имели право прислать своих представителей в Москву, где летом 1767 года начинались заседания Комиссии. 
   Село "Аполье" (Ополье) было определено для церемонии выборов неслучайно. Оно стояло возле Нарвского тракта в 105 верстах от Санкт-Петербурга и в 14 верстах от Ямбурга.

     Сюда стекались многие просёлочные дороги. Правда, в марте на санях проехать по ним было трудновато, а в карете и просто невозможно не беда- русские дворяне привыкли путешествовать верхом.

 

 

      Дом станционного смотрителя. Внутренний двор.

Comments