госпитали

КИСЛОВОДСК ВОЕННО-МЕДИЦИНСКИЙ…
Первые трагические для страны дни 1941 год наш город встречал, как и многие города СССР, практически во фронтовой обстановке. В июле командированный из Москвы профессор Е.Ю. Крамаренко организовал подготовку хирургических кадров в Кисловодске, переоборудование санаториев на госпитальный лад. Уже с августа в городах Кавминвод начинает стремительно развиваться донорское движение в помощь раненым бойцам Красной армии. В том же августе в город прибыли первые военно-санитарные поезда с ранеными.
Летом-осенью в санаториях, пансионатах, домах отдыха открываются эвакогоспитали, (к концу года их было тридцать семь) для лечения раненых солдат. Санаторий-госпиталь имени С.М. Кирова становится центральным хирургическим госпиталем
Всего за годы войны в кисловодских госпиталях вылечено 579 000 человек, в городе было организовано производство пенициллина и других ценнейших препаратов.

Наступил 1942 год. Вместе с кафедрой психологии Ленинградского Педагогического института в нашем городе находился профессор С.Л. Рубинштейн, к счастью, успевший уехать до оккупации. Весной на одном из заводов города начат выпуск медицинского гипса. В период оккупации производство прекращено и восстановлено 13 мая 1943 года.

К июлю второго военного года в городе работает 31 эвакогоспиталь на 24180 коек. В одном только эвакогоспитале N3176 – около 1800 коек.
В к середине августа район Кисловодска подвергается налету немецкой авиации. Разрушен железнодорожный мост через реку Подкумок. Эшелоны с сотнями раненых становится невозможно эвакуировать из города. Легкораненые вместе с медперсоналом под руководством комендантов госпиталей эвакуируются через Долину Нарзанов в сторону Нальчика. Госпитали сворачивают свою деятельность. По официальным сведениям неэвакуированными остаются 2500 раненых солдат и офицеров (по мнению ведущего хирурга кисловодской госпитальной базы Т.Е. Гнилорыбова - около 5600 человек).
После эвакуации городских властей в городе начинается волна мародерства, коснувшегося, прежде всего, госпиталей и лечебниц. Оно не было полностью остановлено даже оккупационными властями.
12 августа город снова подвергается обстрелу немецкой авиации. В центр города сброшены бомбы, разрушено два жилых дома. Есть погибшие. Вечером в город входят небольшие передовые отряды немецкой армии, которые расклеивают приказы оккупационных властей. Ведущий хирург госпиталей Т.Е. Гнилорыбов по совету коллег уходит в подполье. Врач Ф.П. Ковтун вывешивает на крыше санатория имени Н.А. Семашко, где остаются тяжелораненые, белую простыню с вышитым на ней большим красным крестом. Это дало возможность функционировать какое-то время так называемой «Больница Красного Креста» в Кисловодске. До начала фашистской оккупации персоналу «больницы» удается «исправить» документы 900 раненых. Некоторых офицеров, а также военнослужащих еврейской национальности удается разместить в частных домах и квартирах, чтобы избавить от расправы оккупантов над ними.

14 августа передовые части 40-го танкового корпуса 1-й немецкой танковой армии генерала Э. фон Клейста (в ее составе помимо немцев – румыны, итальянцы и др.) занимают Кисловодск. Начинается вражеская оккупация города. Военная власть в городе представлена комендатурой (возглавляется военным комендантом Полем), а «гражданская» – бургомистром Кочкаровым. Начальником городского отделения гестапо становится некто Вельбен.
С августа в городе оккупантами открыты гимназии, как элемент «возрождения старых порядков».

Курорт не подвергается разрушению, так как оккупанты планировали превратить его в первоклассную немецкую здравницу. Парк охраняется, чтобы жители города не собирали в нём дрова и хворост.

В конце августа в Кисловодске организовано «Медико-санитарное бюро» под руководством бургомистра Кочкарова для управления курортным имуществом – парком, санаториями, пансионатами, предприятием «Кавминрозлив». В здании бывшего санатория имени Ф.Э. Дзержинского открывается дом отдыха для выздоравливающих солдат и офицеров германской армии. Сорлдаты и офицеры оккупационных войск предпочитали размещаться в бывших санаториях и пансионатах, а не в частных домах и квартирах горожан. Бургомистр города открывает частные ресторан, кафе и кинотеатр.

В середине октября оккупационные власти настаивают на закрытии «Больницы Красного Креста». Ее руководителю Ф.П. Ковтуну удается по договоренности с бургомистром Кочкаровым переместить 32 пациентов в карачаевскую больницу. Семерых советских офицеров под видом психически больных перевезли в психиатрическую лечебницу в Горячеводске. Остальные пациенты «больницы» отправлены оккупационными властями в Житомир и, вопреки мрачным ожиданиям, благополучно доставлены до места назначения.
Всего за два месяца существования «больницы» через нее прошло более 1000 раненых.

К концу года оккупанты вывозят из Кисловодска уцелевшую от разграбления медицинскую аппаратуру и госпитальное оборудование. Весь этот инвентарь предварительно собирается в гостинице «Гранд-Отель», где расположена комендатура.
Оккупантами уничтожено свыше 40 тысяч экземпляров книг в Кисловодской библиотеке.

Наступил 1943 год. 11 января 351-я стрелковая дивизия 37-й армии генерала П.М. Козлова освобождает Кисловодск и станицу Кисловодскую. 

С весны научные сотрудники Кисловодской клиники С.В. Красовский, Л.М. Назарович и Е.Ф. Чумаченко занимаются разработкой курортного лечения нефрита военного времени.
30 марта в Кисловодск поступает первая после оккупации партия раненых солдат и офицеров, к маю в городе начинают функционировать 39 госпиталей. 
Выходит первый номер городской газеты «Советская здравница» (издавалась до 1959 года).

И вот, наконец-таки пришел победный  май1945 года. В Кисловодск приезжает с целью посещения госпиталей супруга премьер-министра Великобритании Клементина Черчилль. Она останавилась в санатории имени 10 лет Октября.
1946 год ознаменован первым послевоенным курортным сезоном.
А в 1980 году Кисловодск награжден орденом Отечественной войны первой степени за большую самоотверженную работу трудящихся города по лечению и восстановлению здоровья воинов Советской армии в годы Великой Отечественной войны, значительный вклад в развитие здравоохранения и за успехи, достигнутые в хозяйственном и культурном строительстве. 




(Использованы материалы книги историка, кандидата исторических наук В. Яновского «Два века у богатырского ключа«), воспоминания очевидцев.










Comments