Развитие текстильной промышленности

К началу XIX в. по уровню развития экономики, а также  общественно-политического состояния Россия сильно отставала от передовых западно-европейских стран, где уже господствовали капиталистические отношения Главным тормозом экономического развития, основным препятствием на пути развития промышленности, а также и сельского хозяйства являлось крепостное право: феодальная зависимость крестьян от помещиков. Оно тормозило созревание нового экономического уклада — капитализма.    
Промышленный переворот в России начался в 30—40 гг. XIX столетия и закончился в 70—80 гг. Техническая сторона переворота заключалась в переходе от ручного труда к технике, от мануфактуры к фабрике.
Егорьевск, раскинувшись на небольших холмах, в начале XIX века сохранял черты обычного тихого уездного города Рязанской губернии. Но скоро и наш город стал превращаться в крупный промышленный и торговый центр. В начале XIX в. в Егорьевске начинают появляться различные промышленные предприятия — фабрики-мануфактуры, ремесленные заведения.
Большое развитие получила текстильная промышленность. Дело началось с небольшого: с мелких кустарных мастерских.
А это в свою очередь объяснялось тем, что пахотная земля в уезде малоплодородная. Еще К. Маркс подчеркивал, что «в полосе России, в которой находится Егорьевский уезд, почва совершенно нечерноземная, супесчаная, песчаная, отчасти глинистая1».
В условиях малоплодородной земли, при низком уровне агротехники землепашцам полученного хлеба до нового урожая не хватало. Это заставляло жителей искать средства для существования и уплаты государственных податей. Поэтому население вынуждено было заниматься промышленным трудом, в том числе и хлопчатобумажным ткачеством.
В начале XIX в. в Егорьевске и в деревнях уезда продолжало развиваться кустарное изготовление нанки. Для многих горожан и некоторой части крестьян, находящихся в крепостной зависимости, ручное ткачество становилось основным ремеслом. Весь цикл работ в производстве ткани на ручных ткацких станках в своей избе или в так называемых «светелках» выполняла вся семья — отец, мать и дети. В таких мастерских было по нескольку ручных ткацких станков.
В 20-х годах XIX в. в городе возникли довольно крупные хлопчатобумажные фабрики. Так, в 1825 г. крестьянин дерев
ни Алешино В. М. Карцев, познакомившись с работой московских фабрик ручного ткачества, основал в Егорьевске ткацкую фабрикумануфактуру по переработке пряжи. Это была первая ткацкая фабрика города. Вслед за ней в Егорьевске
появляются другие ткацкие, а затем и отделочные фабрики.
В 1827 г. городские мещане братья Князевы построили в городе ткацкую фабрику, где было установлено 40 ручных станков для работы пятидесяти вольнонаемных рабочих. Выпускалось тогда в год 9 тыс. кусков тканей (Кусок равен 54,5 аршина)2
Город Егорьевск стал особенно быстро развиваться после того, как в нем была основана бумагопрядильная фабрика братьев Хлудовых. Происходили они из крестьян деревни Акатово, расположенной в шести километрах от города.
Родоначальником этой семи был Иван Иванович Хлудов
(1781-1835)3, человек способный, инициативный и неутомимый. Дальнейшие события показали, что природным ясным умом, коммерческою смелостью и немалым трудолюбием отличались и его дети. Они поняли смолоду, что в жизни, если хочешь чего-нибудь добиться, надо приложить ум и руки. Только тогда в деле будет обеспечен успех.
Чтобы заработать стартовый капитал, Иван Иванович решил бросить крестьянский труд, пойти в Черкасы, купить там скот, а затем выгодно продать его на севере.
В начале своей промышленной деятельности Хлудовы производили на нескольких ручных станках сначала тесемочный товар — пояса и кушаки, а затем и нанку. Расширяя предприятие, Хлудовы стали сдавать материал в работу окрестным ткачам, или, как их еще тогда называли, мастерам-светёлочникам. Поставленное таким образом дело послужило основой материального благосостояния семьи. Им удалось накопить большой капитал.
В 1817 г. Хлудовы перебрались в Москву, в убогую хижину к дяде жены. Произведенную пряжу семья полоскала в речке Яузе. Общими усилиями они постепенно достигали материального благополучия.
Через десять лет Иван Иванович Хлудов уже купец III гильдии, и семейство перебирается в собственный дом на Третьей Мещанской около Сухаревской башни. У Ивана Ивановича и его жены Маланьи Захаровны, урожденной Щекиной, было шесть сыновей: Тарас, Савелий, Алексей, Назар, Герасим, Давыд и дочь Татьяна.    
В 1834 г. Иван Иванович приобрел в Москве для своей торговли две лавки: одну — в Гостином дворе по Хрустальному переулку, другую — в городских рядах. В 1835 г. Хлудовы вселились в собственный дом в Яузской части по Старо-Косьмодемьянскому переулку со всей своей семьей, кроме Савелия Ивановича, который после женитьбы отделился от отца.
После смерти Ивана Ивановича братьям Хлудовым осталось в наследство около 200 000 руб. деньгами и имуществом. Наследники успешно продолжали отцовское дело. В 1842 г. четыре брата учредили торговый дом под знаком фирмы «А. Н. и Г. Д. Ивана Хлудова сыновья».
У них возникает мысль о строительстве собственной бумагопрядильной фабрики в городе Егорьевске. Алексей Иванович вместе с братом Герасимом Ивановичем сумели правильно понять потребности российской хлопчатобумажной промышленности того периода — необходимость перехода от ручного прядения к машинному. Братья проявили и деловые качества, и силу характера.
Удачно было выбрано место для будущей фабрики. В этом уголке Егорьевска были все условия для ее постройки. На левом берегу реки Гуслицы была свободная городская земля. Она была заболоченная и стоила недорого (всего 30 руб. в год). Важно еще и то, что по законам того времени только такие земли отдавались под промышленные, предприятия. Густой лес для отопления фабрики был рядом. Многолетние деревья вплотную подходили к городу и обеспечивали дешевое топливо. Река Гуслица как источник воды — тоже рядом. Важно было и то, что в самом городе и селах и деревнях Егорьевского уезда бурно развивалось кустарное ткацкое промысло, значит, налицо была рабочая сила из числа надомников, ремесленников и рабочих на мануфактурах. Все они обладали опредёленным опытом в производстве пряжи, тканей.
Хлопоты по строительству фабрики оказались успешными. По постановлению Егорьевской городской Думы были решено сдать в аренду крестьянам Хлудовым заречную часть городской земли (около 20 десятин) под постройку фабрики. Это была низменная часть реки, болото с бугром и никуда непригодная земля. Впоследствии эта земля была приобретена в собственность благодаря хлопотам старшего брата, Савелия Ивановича. Несколько позже была прикуплена земля соседних крестьян деревни Русанцево, и вся площадь земли под фабрикой составляла около 36 десятин.
Город имел определенную выгоду от строительства фабрики: получение оброка за землю, государственные подати,
доходы жителям от сдачи квартир рабочим, развитие торговли ремесла.
В декабре 1843 г. Егорьевская городская Дума постановила: «Это заведение должно доставить городу, сверх оброка на землю, значительные выгоды: ремесленный народ, мещане их дети будут более заняты делом, получая жалованье, исправнее будут платить государственные подати, поправят все свое состояние все жители, имеющие в городе собственные дома, — от квартир будут иметь свои доходы, вообще, торговля в городе должна улучшиться...».
В 1844 г. был торжественно заложен каменный корпус в три этажа первой бумагопрядильни с подготовительными отделениями, а также здания для механической ремонтной мастерской, газовый завод и дома для служащих.
Хлудовы не погнались за более дешевыми и доступными бельгийскими бумагопрядильными станками, а выбрали самое передовое для того времени английское оборудование и новейшие способы технического производства. Алексею Ивановичу поручалось ехать в далекий и туманный Альбион для закупки машин и найма специалистов. На просьбы и мольбы своей молодой жены оставить это рискованное дело он ответил твердо и даже сурово, как и подобало главе семейства в те годы: «Решение наше бесповоротное, мы будем или богаты, или пойдем с сумами». Создание фабрики представлялось действительно делом сомнительным, потому что товарищество Хлудовых приглашало одного из егорьевских тузов Степана Галактионовича Князева в дело, но «они не пошли».
Алексей Иванович Хлудов побывал в Лондоне и Ливерпуле. Не зная английского языка, в Англии он удачно подобрал управляющего — умелого техника и хорошего организатора, который в Егорьевске стал обучать рабочих.
К началу 1845 г., корпус бумагопрядильной фабрики был готов. Подоспело и оборудование, которое устанавливали и налаживали до поздней осени. 8 ноября (по новому стилю 21 ноября) 1845 г. фабричный гудок возвестил о начале работы предприятия. Была пущена паровая машина в 60 лошадиных сил, приводившая станки в движение. 9 ноября указанного года Егорьевский городничий отправил в Рязань рапорт о том, что «устроенная вновь в городе Егорьевске московскими купцами Хлудовыми бумагопрядильная фабрика 8-го текущего ноября!, пущена»5. 19 ноября 1845 г. о пуске фабрики было доложено из Рязани в Петербург”.
Паровые котлы отапливались дровами. Фабрика освещалась газом, добываемым из бересты, а затем древесной смолы. Для обеспечения предприятия водой на речке Гуслице была устроена запруда. Завертелось 15 тыс. веретен. В день вырабатывалось 60 пудов пряжи. Потребителями пряжи были владельцы местных мелких ткацких фабрик. Часть пряжи распродавалась в Москве через Торговый дом Хлудовых. Капитал увеличивался и пускался в оборот. Производство с каждым годом расширялось.
С пуском хлудовской фабрики Егорьевск быстро стал формироваться как промышленный центр Рязанской губернии. Это предприятие с самого начала зарекомендовало себя пряжей высокого качества. Фабрика работала настолько хорошо, что появилась мысль об увеличении ее размеров. В 1848 г. Хлудовы строят новопрядильную фабрику, котельню и новый газовый завод. Были закуплены в Англии новые прядильные машины, снабженные автоматическим прибором для крутки, и новая паровая машина.
Производство росло, а рабочей силы не хватало.
Попытки нанять на работу свободных людей оказались безуспешными, поскольку в то время, при господстве крепостного права, простой люд «по непривычке» испытывал «отвращение» к фабричному труду.
Тогда фабриканты Хлудовы решили «облагодетельствовать» русского мужика. Они купили у егорьевских и зарайских помещиков крепостных крестьян. Законом Российской империи купцам запрещалось приобретать крепостных крестьян. Чтобы обойти этот закон втайне от крестьян были оформлены контракты по найму их на фабрику с выдачей помещикам вперед всех выкупленных денег в виде аванса по заработной плате, за что крестьяне и должны были отработать на фабрике несколько лет, затем были совершены отпускные, переданные в управление предприятия.
Таким образом, формально свободные люди вновь очутились в крепостной зависимости, на этот раз уже у фабрикантов Хлудовых. Эти крестьяне получили прозвище «кабальные».
Дело было незаконное и поэтому получило широкую огласку. Судебным разбирательством несколько лет занимался вице-губернатор Рязяни М. Е. Салтыков-Щедрин. История эта нашла отражение в ряде его произведений, и в частности в статье «Еще скрежет зубовный». Предприимчивость, которая была характерна для Хлудовых, помогала им в трудные периоды. Сошлемся на один пример. Если к середине XIX в. бумагопрядение в Москве и Московской губернии достигло значительных размеров, то уже в начале второй половины века наблюдалось значительное сокращение производства пряжи. Наряду с понижением тарифа на иностранную пряжу, на европейских рынках произошло повышение цен на сырье — американский и азиатский хлопок. Некоторые фабрики тут же сократили производство пряжи или же вовсе прекратили работу.
В создавшихся условиях прядильщики Хлудовы нашли более выгодным часть имеющихся у них запасов хлопка продать другим владельцам прядилен. Вначале они продавали этот хлопок по 11 руб. за пуд. После того, как за ними последовали другие предприниматели, цены на хлопок снизились до 1 руб. 50 коп.
Строительство в Егорьевске Хлудовской мануфактуры вызвало бурное развитие города, превратив его в крупнейший центр текстильной промышленности в Рязанской губернии. Сами фабричные корпуса и по сей день являются памятником промышленной архитектуры. А вот как отзывался о них журнал «Промышленный вестник» в 1860 г.: «Прекрасное здание Хлудовской бумагопрядильни стоит против самого города на правом берегу реки Гуслянки, которая в этом месте запружена и от прилива горячей воды с паровых машин не мерзнет в самые сильные морозы. Вид громадного фабричного здания, над которым поднимаются две гигантские трубы, особенно великолепен вечером, когда фабрика освещена газом. В это время забываешь, что находишься в таком маленьком городке как Егорьевск».
Спрос на хлудовскую пряжу увеличивался. В 1857 г. Хлудовы получают право помещать на ярлыках своей продукции Государственный герб4.
Алексей Иванович Хлудов вместе со своим братом Герасимом Ивановичем успешно руководил предприятием. Принимал он участие и в других промышленных делах. В 1857 г. К. Кноппом была основана в городе Нарве Кренгольмская мануфактура, и одним из его ближайших основателей и компаньонов был А. И. Хлудов.
Егорьевские купцы внимательно наблюдали за деятельностью Хлудовых. Они открывали небольшие фабрики-мануфактуры, ткацкие и красильно-отделочные. На конец первой и на вторую половину XIX в. падает предпринимательская и общественная деятельность одного из крупнейших капиталистов России фабриканта Никифора Михайловича Бардыгина. Он происходил из экономических крестьян деревни Корниловской, что находилась в километре от города. Родился Н. М. Бардыгин в 1835 г. Начал свою предпринимательскую деятельность с мелкой торговли бакалейными товарами.
В 1855 г. основывается бумаготкацкая и красильная фабрика Бардыгина.
1860 г. в городе уже насчитывалось 31 промышленное предприятие: бумагопрядильная, льнопрядильная, голандерных фабрик — 2, бумаготкацких — 6, бумагокрасильных — 7, салотопенных — 4, свечносальных — 4, пивоваренных — 2 и кирпичных - 5. Кроме того, в городе имелись заведения, на которых приготовляли металлические берда и веретена. Выделанный миткаль да и другие фабричные изделия шли на продажу в Москву, но частью расходились на месте.

Фотография на странице из экспозиции краеведческого отдела Историко-художественного музея.

Comments