Рассказывает Ю. Якубович

«Я помню, каким он был тридцать два года назад - худощавый, в больших роговых очках, с точными и быстрыми движениями. Время оставило на нем свой след, пройдя беспощадным резцом по его лицу и фигуре. Но главное осталось: цепкий, внимательный взгляд, быстрота реакции на слова собеседника. Он столько сделал за свою жизнь, получил столько званий и наград, что одно их перечисление займет немало места на странице. Доктор технических наук. Профессор. Лауреат Государственной премии СССР. Заведующий кафедрой. Академик МАИ (Международная академия автоматизации). Академик РАМТН (Российская академия медикотехнических наук). Автор более 250 научных трудов и 37 патентов и авторских свидетельств». 
 Александр Перчиков 

С.К. Якубович с внучкой Юлей, 
2005 г.
    
Для меня Семен Кузьмич Якубович  всегда был, есть и будет «дедой Севой». Мой любимый дедушка. Раньше я никогда не задумывалась о том, кто его родители, где он работал, чем увлекался. И только два года назад, прочитав статью о нем в журнале «Самарские судьбы», я действительно заинтересовалась его прошлым. Я хочу рассказать о нем. В своем рассказе я буду использовать тот материал, который был опубликован в "Самарских судьбах".
    Родился дедушка в 1939 г. в еврейской семье в Брянской области, в селе Красный Рог. Отец служил на железной дороге, мать занималась домашним хозяйством и воспитывала четверых детей. Когда наступила Великая Отечественная война, семья Якубовичей эвакуировалась в Пензенскую область. Но после ее окончания семья вернулась в село Красный Рог. Это было тяжелым и рискованным решением, но тем, кто вырос в деревне, сложно адаптироваться к городу, особенно в послевоенное время. Да и с происхождением в селах было поменьше проблем. Хотя многие оставались в принявших их городах, надеясь на безопасность. Например, семья дедушкиного отца эвакуировалась из Минска буквально на последнем поезде, практически под немецкими бомбами. К счастью, прежний дом остался неразрушенным. 
    Жила семья Якубовичей очень бедно. Маме выдавали один стакан парного молока в день, чтобы прокормить младшего ребенка в семье. Маленький Сеня тоже очень любил этот дефицитный продукт, и мама оставляла на дне кружки чуть-чуть молока, а потом заливала водой. Это было одним из самых ярких воспоминаний дедушки. 
С.К. Якубович, 1953 г.
    Он часто вспоминал разговоры на идише. В семье по-возможности скрывали свои еврейские корни, но, оставаясь дома, разговаривали именно на нем. Конечно, сейчас деда Сева уже не помнит этого языка, но в его памяти навсегда отпечаталась мамина улыбка при ласковых словах.
    Дедушка окончил 10 классов школы в райцентре Почеп. Он часто вспоминал, как, придя с уроков, домой 5 марта 1953 года, с ужасом сказал маме: «Иосиф Виссарионович Сталин умер!» А она села на стул и со счастливой улыбкой облегчения выдохнула: «Наконец-то, наконец-то он помер!» «Лучше бы ты умерла вместо него!» - озлобленно выкрикнул Сеня и убежал. Он еще долго жалел об этом поступке, да и сейчас часто корит себя за это. 
С.К. Якубович, 1958 г.
    
После окончания школы встал вопрос: куда идти дальше? Мечтой всего детства деда была медицина. Он будет стремиться к этой профессии всем сердцем, но в итоге пойдет по другому пути. (Известными врачами станут его братья Григорий и Иосиф, сестра Бертольда). Ради достижения навязчивой мечты Сеня покидает родной дом, садясь на поезд в Ленинград. Он хотел поступить в медицинский институт и работать далее в области судебной медицины. Но на сдаче проходного экзамена деда недобрал пару баллов и его взяли в качестве кандидата в студенты. Но, проучившись в Ленинградском мединституте два месяца, он ушел из института. Он поехал в Самару, где его сестра Бертольда жила несколько лет и получила квартиру на 116-м километре. 
Съемки кино, 1960 г.
    
В институте дед осуществит еще одну мечту детства – кино. О том, что деда Сева снимал кино, я узнала сравнительно недавно и была сильно удивлена, для меня он был только ученым и т. д., а тут… - «В те времена, в конце 50-х гг. прошлого века, рассказывает С.К. Якубович, снимать кино, будучи студентом вуза, было совсем непросто. Первая проблема была, где достать хорошие кинокамеры, пленки, проекторы. Я тогда был уже комсомольским активистом в институте, сумел как-то найти нужные связи, вышли через кого-то на их родственника, работавшего в ЦК. Достали-таки кинокамеры, а в институте приказом ректора открыли киностудию в официальном качестве "учебной кинолаборатории". В лаборатории института деда получил государственную премию за лучший режиссерский фильм.     Там Семен начал работать электромонтером на нефтеперерабатывающем заводе, нужно же было зарабатывать на жизнь. Как раз, на заводе, где молодой дедушка столкнулся с промышленным производством, у него начали возникать разные идеи по улучшению процесса производства. Станки вызывали подлинный интерес и восхищение. А знаний, как выяснилось, не хватало. И тогда он поступает в Куйбышевский индустриальный институт. Сначала на электротехнический факультет, потом перешел на факультет автоматики, телемеханики и измерительной техники (ФАИТ).  
     Деда снял немало документальных фильмов и даже один игровой. У него есть очень интересный талант – придумывать названия любым объектам. Я часто обращалась к нему за помощью, нарисовав удачную картину. За один из своих фильмов он получил премию на престижном конкурсе любительского кино из рук самого знаменитого кинорежиссера Г. Рошаля. Ему предлагали даже поступать во ВГИК на 3-й курс. Но тут перед кинолюбителем снова возникла проблема: что делать дальше? Работа кинорежиссера тогда не давала особых средств к существованию.   Он все же  выбрал профессию инженера, оставив кино в качестве хобби. 
С.К. Якубович с космонавтом А.А. Губаревым, 
1982 г.
    
Сегодня мой дедушка очень жалеет, что  так и не узнал, кто предложил ему на распределении в институте пойти работать инженером на ЗиМ – Завод имени Масленникова. Именно на ЗиМе он проявил себя как выдающийся конструктор, развил заложенные в нем природой таланты. В нем проявились редкие качества: он оказался и "генератором идей", и талантливым организатором, и активным общественником, что встречалось нечасто в те годы. Вскоре после перехода на ЗиМ о нем начали печатать статьи в газетах. Вот что писала о нем газета "Волжская коммуна" в статье "Первая категория" от 29 октября 1968 г.: «За один год работы в КБ (конструкторском бюро А.П) он подал более 20 рационализаторских предложений. За один год! Таких молодых инженеров ценят и очень неохотно расстаются с ними. Но на повестку дня тогда в промышленности остро встал вопрос о долговечности изделий, и Семен оставляет перспективную должность, уходит в организованный отдел надежности, чтобы с нуля начать новое, интереснейшее и нужнейшее дело…" Фамилия Якубович стала узнаваемой и уважаемой. 
    И вот дедушка становится главным конструктором ЗиМа. Большинство сотрудников спустя года вспоминают его большие очки в роговой оправе, неизменно надвинутые на переносицу. Он и сейчас их носит. Дедушка не злоупотреблял своим положением, никогда не хвастался званием, он не был тщеславным…воспринимал все как обычное дело. «Ну, значит, так надо было», - говорил он. На заводе у него был неоспоримый авторитет. У дедушки много медалей за заслуги перед отечеством в промышленной отрасли. 
    К тому времени деда стал кандидатом технических наук и автором монографии "Автоматизированная система управления производством" - нечастое явление в те годы на промышленных предприятиях. Его имя, звания, регалии звучали весьма солидно. Через несколько лет под его начало на ЗиМе перейдут еще несколько отделов и производств, связь, технология, у него будет более двух с половиной тысяч подчиненных, он станет доктором наук и профессором. 
    У некоторых людей была иллюзия, что ЗиМ выпускает наручные часы и это его основная продукция, но основной продукцией были часовые механизмы для взрывателей, а наручные часы - это, так сказать, сопутствующий продукт. У деда до сих пор осталась коробка лечебных часов, которые он дарит некоторым знакомым и членам семьи. Я с нетерпением жду момента, когда тоже удостоюсь этой чести. 
    В 1980 году перед московской Олимпиадой пришло на предприятие указание из "компетентных органов". Команде Якубовича поставили задачу оснастить все машинные залы вычислительных центров специальными «генераторами помех». Дело в том, что среди большого числа спортсменов в иностранных делегациях ожидалось и немало представителей иностранных разведок, а уже тогда существовали устройства, позволяющие легко считывать с улицы все знаки, набиваемые на компьютерной клавиатуре. Так же легко по электромагнитному излучению могли быть прочитаны и распечатки компьютерных данных. И тогда сотрудники ЗиМа во главе с моим дедушкой разработали свой, оригинальный алгоритм и такой генератор, через который ни один бит секретной информации не мог попасть к иностранным шпионам. Именно генератор помех Якубовича и его коллег был принят "на вооружение" и был изготовлен в больших количествах. И это только одна часть работ коллектива под управлением С.К. Якубовича, за которую получил он Государственную премию. 
С.К. Якубович - 
главный конструктор, 1994 г.
    С конца 80-х годов и к началу 90-х Семен Кузьмич Якубович занимал посты директора специального конструкторского бюро САП на ЗиМе, был главным конструктором Центрального конструкторского бюро приборов. С 1993 г. по 1997 г. он генеральный директор ОАО "Волгофарм", а с 1997 по 2002 гг. глава научно-производственного госпредприятия "Техмедфарм". Основная продукция этих предприятий - умные медицинские приборы. Мне тогда было всего-лишь три года и видела я дедушку редко, помню только, как он сидел в кресле, чуть нахмурившись, и учил меня играть в шахматы. Это сыграло большую роль в моем будущем
    Вот тогда-то мой дед и вернулся к своей юношеской мечте - медицине! Еще на ЗиМе он  организовал отдел медицинской техники. Одна из его успешных разработок, его гордость - "Вибросканер". Этот волновой прибор предназначен для восстановления двигательных функций людей, перенесших инсульт. Его эффективность опробовали в космосе, им лечили пострадавших при взрыве газа и пожаре поезда под Уфой. Еще одна разработка - прибор для обезболивания "Элиман". Все свои изделия в области медицины дед всегда сначала пробовал на себе. Я как-то застала дедушку сидящим в кресле и приставляющим к голове непонятный прибор, от которого тянулись несколько проводков к большой коробочке. 
С.К. Якубович с 
губернатором самарской области 
К.В. Титовым, 2002 г. 
    Дедушка до последнего 
боролся за свой завод и оставался на посту и в перестроечные 80-е, и во времена приватизации 90-х. Но эпоха разграбления страны взяла верх и над огромнейшим заводом. Лишенный государственной финансовой поддержки, ЗиМ погряз в долгах и закрылся. С болью в душе деда написал об этом заметки. "…История о том, как был уничтожен самый большой завод одной из оборонных областей". 
По его словам, специалисты завода могли бы подковать знаменитую лесковскую блоху лучше самого Левши, так как убрали бы с микроскопических подков лишний металл с помощью уникального лазерного оборудования, разработанного учеными ЗиМа. Но с 1992 г.  у предприятия начались серьезные проблемы. Неплатежи потребителей, спад в сбыте товаров. Когда за долги предприятие было продано одной из коммерческих компаний, начался закат старейшего самарского завода, дававшего продукцию с 1911 г. 
    Дедушка как-то раз показывал мне, что осталось от ЗиМа. Жалкое зрелище. 
    Но ликвидация ЗиМа - это не единственное испытание, выпавшее на его долю в начале 90-х годов. В 1993-м, в год, когда деду было присвоено звание профессора, его постигла настоящая трагедия. В Санкт-Петербурге наемным убийцей был убит его старший сын, руководитель филиала "Инкомбанка" Борис Якубович, мой дядя, которого я так и не увидела. Борис рос необычным ребенком. В пять лет он уже читал взрослые книги из библиотеки родителей. В 12 лет выписывал зарубежные журналы по экономике. В 15 лет окончил среднюю школу, в 19 институт с отличием, в 20 лет организовал в Питере филиал крупнейшего российского банка "Инкомбанк", который через год стал одной из ведущих финансовых структур Санкт-Петербурга. У него было прекрасное чувство юмора. Бабушка рассказывала мне, что его постоянно мучили головные боли. В 18 лет он стал кандидатом в депутаты, но в результате подтасовки голосов ему не хватило двух. А в 22 года он был жестоко забит кастетом в голову на лестничной клетке банка... Были разные версии по поводу заказчиков этого преступления: конкуренты, воинствующие националисты… Правда так и осталась ненайденной, точного ответа, наверное, так никогда и не будет. Дело замяли. Вспоминая о дяде Боре, дедушка всегда грустно опускает глаза и говорит мне: «Гениям не место в этом мире. Их забирают раньше». 
С.К. Якубович, 2006 г.
    
О Борисе Якубовиче после его гибели был снят фильм на Куйбышевской студии кинохроники. Авторы - режиссер Б. Свойский и редактор Б. Кожин. Как, откуда нашел Семен Кузьмич силы после той страшной трагедии не только жить, но и работать, развивать свои новые идеи? Да, он сильный человек. Ничто не подавило его тягу к изобретениям и движению вперед. 
    В 2006 г. он с моей бабушкой Анной Владимировной переехал в Израиль. Увлечение последних лет - нанотехнологии. Он занимается этой наукой вместе со своим другом. Волны на уровне "нано" могут внедряться в структуры вещества, в его молекулы и менять его свойства. Применение? Например, в таможнях аэропортов. Излучение, "портящее" наркотические вещества на молекулярном уровне и делающее их малоэффективными. Или нейтрализующее взрывчатку в сумках террористов незаметно для них самих. Были у него встречи по этому поводу с советниками президента Израиля Шимона Переса. Хм, он об этом мне не рассказывал, даже когда я приезжала к ним на каникулах. Сейчас деда Сева стал значительно мягче, добрее, общительнее, чем раньше. Его глаза искрятся добротой, мягкая улыбка заразительна. Он всегда может поднять мне настроение, знает сотни анекдотов и владеет хорошим чувством юмора. Дедушка всегда помогает мне по математике, я могу спросить у него, если что-то не получается. Мы часто играем с ним в слова, любим решать сложные задачки. Но я редко спрашиваю о его прошлом – знаю, ему грустно об это говорить. За всю жизнь мы поссорились с ним раза два. Я его очень люблю, уважаю. Для меня он пример скромности, но в то же время жесткости, доброты и трезвости ума, стойкости и силы духа. Он улыбается, несмотря ни на что… 
    «Мысль Семена Якубовича все время работает, и не столь уж важно, в какой конкретно стране он живет. Такие люди принадлежат всему человечеству, это поистине "штучный товар". Потому что можно убить человека, даже самого талантливого, но убить мысль нельзя».

Материал подготовлен специально для проекта

Фотографии:
Семейные архивы