ГРУППА СЕМНАДЦАТИ

ПОЭТ в РОССИИ - больше чем поэт!


 
 






 


Выпуск №2, 2005
 

ЛАБОРАТОРИЯ

Манифест «Группы семнадцати»


Русская литература стала великой после того, как русские писатели XIX века, начиная с А.С. Пушкина, реалистически воссоздали в своих произведениях окружающую их действительность, показали то, что радовало или огорчало их современников, предельно правдиво рассказали о страданиях и радостях живущих рядом с ними людей, вызвав тем самым у читателей сострадание униженным и оскорбленным. 
Благодаря произведениям великих писателей-реалистов весь читающий мир не только увидел и полюбил Татьяну Ларину и Наташу Ростову, Печорина и Обломова, Базарова и Мелехова и других литературных героев, но и узнал правду о духовной жизни, культуре, быте и нравах народов России.
И в советские, непростые для русского реализма, времена такие писатели, как Максим Горький, Алексей Толстой, Михаил Булгаков, Михаил Шолохов, Василий Шукшин и др., смогли честно рассказать о жизни своих современников.
В настоящее время жизнь в России меняется на глазах. В 1989 году была одной, через пять лет, в 1994 году, стала другой, а сейчас снова резко изменилась. Мы живём совершенно в иной стране, нежели 15 лет назад: иная культура, иные духовные ценности, иной быт, иные нравы. 
Но за этот короткий срок произошёл небывалый подъём русской литературы, появилось множество новых литературных групп и направлений с их различными ответвлениями. Только реализм сейчас имеет несколько направлений: новый реализм, мистический реализм, метафизический реализм, вульгарный реализм. И каждое направление, каждая литературная группа имеет талантливых лидеров и представителей. 
Но ни мистические, ни другие реалисты, ни постмодернисты, ни фэнтезисты, ни куртуазные маньеристы и т.п. не могут показать реальную жизнь наших современников, у них иные литературные цели, иные ценности. Правдиво, такой, как она есть, изображают жизнь только реалисты традиционного русского направления. 
Достоевский, Чехов, Горький, Куприн, Бунин и другие великие реалисты, к сожалению, уже не могут рассказать о болях и радостях наших дней. Растерявшиеся в период коренной ломки российского общества советские писатели второй половины XX века не смогли осмыслить и изобразить в своих произведениях все грани и проблемы современной действительности.
Эта задача легла на наши плечи, на плечи тех, кто продолжает традицию русских реалистов! Мы принимаем их литературные идеалы.
Только мы можем ярко, убедительно рассказать о том, что волнует, что любят и ненавидят люди, которые жили и живут рядом с нами в это стремительное для России время, рассказать об их победах и поражениях, о печалях и радостях!
Только из наших произведений весь мир может доподлинно узнать о реальной жизни наших людей в нашей стране!
Только наши произведения донесут до потомков правду о наших днях, о страстях и надеждах униженных и оскорблённых, о горестях и радостях наших современников!

Пётр АЛЁШКИН, Дмитрий ЕРМАКОВ, Татьяна ЖАРИКОВА, Николай ИВАНОВ, Александр ИГНАШОВ, Пётр КРАСНОВ, 
Валерий КУКЛИН, Виорэль ЛОМОВ, Николай НАСЕДКИН, Юрий ОНОПРИЕНКО, Иван РЫЖОВ, Игорь ТЮЛЕНЕВ, Андрей ФРОЛОВ, Александр ЦЫГАНОВ, Евгений ШИШКИН, Алексей ШОРОХОВ, Михаил ЩУКИН


 Выпуск №48, 2004

   

Малом зале ЦДЛ под девизом «Новой России нужна новая литература» состоялся вечер «Группы 17». 

Были представлены издания членов нового реалистического движения, состоялся острый бескомпромиссный разговор о пути развития российской прозы и поэзии, в котором приняли участие писатели Юрий Баранов, Веселин Георгиев (Болгария), Владимир Гусев, Александр Лысенко (Орёл), Николай Переяслов, Игорь Тюленев (Пермь), Сергей Шаргунов, Виктор Широков и Алексей Шорохов. Вечер вели Пётр Алёшкин и Лев Котюков.


http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg482004/Polosy/art6_1.htm



 
"Весна по-русски":
открывается 25-й Парижский 
книжный салон


В пятницу в выставочном центре на юге французской столицы открывается юбилейный
 25-й Парижский книжный салон - он будет проходить под девизом "Весна по-русски".

Россия впервые станет почетным гостем салона, который, по словам его организаторов, предназначен как для профессионалов, так и для широкой публики и ежегодно собирает порядка 180 тысяч посетителей.

Российская экспозиция, оформленная в виде березовой рощи по эскизам известного театрального художника Павла Каплевича, займет на салоне центральное место. Свою продукцию представят около 80 российских издательств, сообщает РИА "Новости".

Кроме того, в Париж приехали около 50 российских прозаиков, поэтов, литературных критиков. В числе тех, кто будет представлять свои работы французской публике, участвовать в литературных дебатах и круглых столах.  

КОМАНДИРОВКА ЗА СВОЙ СЧЁТ

Париж : берёзки, писатели, пеньки

Леонид КОЛПАКОВ, спец. корр. «ЛГ», ПАРИЖ – МОСКВА

Красные квадраты рекламы 25-го Парижского Книжного Салона исчезли с улиц французской столицы и со станций метро. И уже не встретишь на Порт-де-Версаль выглядящего как истинный парижанин Сергея Есина или немного захмелевшего от 20-градусной жары пермского поэта Игоря Тюленева, не постоишь в очереди за сандвичем с Василием Аксёновым, не перекинешься парой слов с вечно спешащей Майей Пешковой, книжным обозревателем «Эха Москвы»… Салон закрылся. И уже напечатано немало газетных текстов, как всегда, скороговоркой сообщили об этом событии электронные СМИ.

Литературная газета о ПАРИЖСКОМ КНИЖНОМ САЛОНЕ>>>



 

 
 ЗАМЕТКИ ПИСАТЕЛЯ 
НАБЕГ НА ПАРИЖ        
 
 Перемахнув с Уральских гор через Москву и пол-Европы, по следу наполеоновских гренадеров, удирающих от русских солдат, я очутился в Париже. 

 Что для меня Париж? Это русские казаки, научившие парижанок глаголу: «Быстро! Быстро!» Из этого глагола и настроили заполонившие ныне всю Европу бистро. Это парижская школа русской поэзии. И мои любимые русские парижане - Иван Бунин и Георгий Иванов! А теперь - и Книжный салон.
      25-й Парижский книжный салон распахнул свои двери русским (как думали французы) писателям, но туда прошмыгнули в первую очередь прожорливые кремлевские воробьи, серые любители халявы.
      Запад уверяют, что это тоже русские писатели - нет, не русские, а россиянские. Ну да Бог с ними, как сказано в Писании: «... каждой твари по паре», - а читателя настоящего не обманешь.
 
 
 
Много сказано о Парижском Книжном Салоне, но не всё.
Остались ещё в ушах гул и жужжание от него. А в памяти павильоны, над которыми висели французские, русские, английские и немецкие слова, как рои пчёл вокруг своей матки, которая ещё не выбрала свой улей или дупло.
Слова жужжали, но не жалили, потому что были непонятны.
Европа любит такие тусовки.
Под русские стенды выделили 800 метров, и на эту площадь поставили трубы, пошло стилизованные под русские берёзки, на которых вместо бересты красовались имена писателей российской словесности.  
 
 

Интервью поэта Игоря Тюленева для ПермЛитЦентра

 

Игорь Николаевич, что для вас Париж?
- Париж для меня это Парижская школа Русской поэзии. И мои любимые русские парижане - Иван Бунин и Георгий Иванов! А теперь - и книжный салон. Сейчас у меня появилось два литературных агента в Париже, несмотря на то, что я никогда туда не рвался. Мои стихи уже публиковались в Париже, Канаде, Югославии, Бельгии. Я много печатался на западе, хотя и не стремился туда никогда. А после поездки тем более, хотя, это, наверное нужно делать - для раскрутки, для бренда+. Я считаю, что русскому поэту главное - это печататься в России. Пушкин говорил: "Поэзия не переводима!". В Париже ко мне подошёл мой издатель и спросил: "Что передать при переводе: смысл или музыкальность?". Я сказал: "Смысл". Знаете, я пробовал читать Есенина на болгарском - совершенно другое!... Хотя и родственный русскому язык.
Расскажите о книжном салоне.
- 18 марта В.Путин и Ж.Шерак встретились в Елисейском дворце с чиновниками, издателями и писателями, среди которых не было ни Валентина Распутина, ни Юрия Бондарёва, ни Василия Белова, ни Станислава Куняева, ни Юрия Полякова+ Были писатели, но калибром помельче+ Детективщики, эзотеристы, постмодернисты. Но были в Париже в книжном салоне книги русских реалистов из "группы 17". Это авторы из Сибири, Поволжья, Урала, в том числе и я. Кстати, попала наша группа в Париж не благодаря правительству России, а благодаря президенту Франции Жаку Шераку. В этом году Россия впервые была почётным гостем Парижского салона.
В чём вы видите основные отличия Парижского книжного салона от Московской книжной ярмарки?
- С Московской книжной ярмаркой Париж трудно сравнивать. В Москве после 6 вечера никого нет. А здесь посетители пили, ели, сидели и лежали в проходах. И так до полуночи, а то и дольше. 
Какое самое сильное впечатление осталось после Парижа?
- Впечатлений очень много. Я побывал в Сорбонне. Там, кстати, учится много русских. Познакомился с учёными славистами из Англии, Канады, Франции, Новой Зеландии. За время пребывания во Франции мне удалось увидеть океан. Я добрался до самого Ла-Манша. Кроме того, было много встреч с соотечественниками, живущими много лет во Франции и журналистами. На встречах выступали многие уважаемые люди: Сергей Есин, писатель и ректор моего родного института, поэт Равиль Бухараев, Юрий Поляков. Дали и мне слово. 
Игорь Николаевич, как парижская публика отреагировала на появление русского павильона?
- Французы очень интересуются русской культурой и литературой. Сам Жак Шерак учил русский язык и даже переводил "Евгения Онегина". Когда меня попросили прочитать вслух свои стихи, на мелодику русской речи стал собираться народ. А как то на улице, услышав русскую речь, ко мне подошла девушка и подарила розу, объяснив это
тем, что любит русский язык и культуру. Но я бы поспорил с нашими СМИ, которые твердили о том, что русские книги сметались французами с прилавков. Да, книги в российском павильоне брали, но изданные на французском языке. И у российских авторов не было таких огромных очередей, какие я видел у французских.
Считается, что Франция - родина независимости, а как обстоят дела в современной Франции?
- Во Франции, например, не принято громко петь песни и звонить кому-то по телефону после 9 вечера. За незаконно скачанную или размещённую в Интернете информацию человек может быть строго наказан. Законы у них очень жёсткие. Свободы никакой. Но Американцы ещё более зашоренные, поэтому самая свободная пока Россия. 
А что больше всего поразило вас за последнее время?
 
-
 Меня поразило то, что многие демократы и либералы из числа литераторов переметнулись к президентской кормушке, хотя это может быть и правильно, у власти должны же быть свои шестёрки!
Какие у вас планы на будущее?
- Готовится к выходу мой новый сборник стихов в Москве. Из-за празднования 60-летия победы он выйдет с небольшим опозданием, но на осеннюю книжную ярмарку в Москве, я думаю, попадет. В Перми также выйдет сборник новых стихов, в который будут включены стихи из парижского цикла. Союз писателей к 
60-летию победы в КДЦ организовывает вечер поэзии. Кроме того, мы восстановили добрую традицию чтения стихов под эгидой "Литературной газеты" и каждую осень у нас будут происходить поэтические тусовки. А 6 июня мы традиционно проводим день памяти Александра Сергеевича Пушкина у его памятника. Ну и как обычно я буду много ездить по стране и области. Помимо этого, я сотрудничаю с такими изданиями как, "Литературная газета", "Литературный Петербург", журнал "Подъём", "Наш современник", пермский литературный альманах, антология "Золотое слово".

http://liter.perm.ru/news58.htm

 
 
 
 

Выступления поэта перед студентами в Сорбоне