"В РОДИТЕЛЬСКОМ ДОМЕ"

 

ЛАУРЕАТ ВСЕСОЮЗНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО КОНКУРСА 

им. Н.Островского (золотая медаль) за книгу стихов 

                                                "В РОДИТЕЛЬСКОМ ДОМЕ"                                                                      




Стихи / Игорь Тюленев. – М.: Современник, 1988 . – 84с.- (серия «Новинки «Современника»).

ISBN 5-270-00194-2

 
  
 
 
Слово автора
 
Я не стану выстраивать рейтинги поэтов. Не так и важно кто первый с конца, а кто с начала. Все меняется даже на глазах одного поколения. Взять хотя бы феномен Вознесенского. Нет феномена!   И еще – если ты умеешь читать, а тем более писать, то сам легко построишь всех по росту, а кое-кого заставишь упасть и отжаться.  Это, мой дорогой читатель, мы наблюдали с тобой не раз в предыдущих статьях.

   Я хочу сказать о другом. Меня очень волнует читательский интерес  к поэзии.

 

                                     «Жизнь – тысяча съеденных котлет » 

                                                                                    М. Багров

 

   Начну  с российской зоны, где мне неоднократно приходилось выступать, в том числе и в детских колониях. Приходилось прохаживаться по улице Свободы в том же Кунгуре, которая начинается у тюрьмы, заканчивается кладбищем. Разве это не поэзия! Так вот был я на самой страшной для зеков зоне – «Белом Лебеде». Ставшей в последнее время всемирно известной – после посадки на нее на короткое время Салмана Радуева. Но и до Радуева там сидели не менее знаменитые фамилии, например зять Брежнева генерал Чурбанов и.т.д. Но дело не в этих знаменитых сидельцах. Бывая на зонах я всегда прошу показать мне библиотеки и поэтические сборники. Интересно же, же что читают люди в полосатых робах?

Вот парад имен – Пушкин, Лермонтов, Фет, Тютчев и конечно же Сергей Есенин.

Все книги одинаково засалены и потрепаны. Вот горние вершины русской поэзии, которые видны даже из-за колючей проволоки и высоких заборов с вертухаями на вышках.      

 

                                                  «Слово есть поступок»

                                                                                          Л.Толстой

           Есть у меня давнее доперестроечное стихотворение «В родительском доме».

Процитирую, а потом поясню:

 

В родительском доме

Не жить мне и дня.

В родительском доме –

Чужая родня,

Чужие портреты

Висят на стене,

Чужие заветы

Бормочут во сне.

Чужие с чужими

Твердят о чужом,

И страшно мне с ними

Быть в доме своем.

 

- Когда это стихотворение прочитала моя мачеха – она долго рыдала от обиды, думая, что это о ней сказано.

- Зек сидящий за убийство переписал его из областной газеты «Звезда» не мудрствуя лукаво – поставил вместо моей фамилии свою и отдал в лагерную газету «На волю с чистой совестью». Потому что думал – это стихотворение о нем.

- И только морской офицер приехавший к родителям в Пермь в отпуск – понял правильно замысел автора. Он понял, что ждет Россию в недалеком будущем.



Сергей Алтынов
 
Двое против ста
 
Все персонажи романа – плоды авторского воображения.
Любое возможное сходство с реально существующими лицами – случайное совпадение, и не более того.
 
Нам предложили выход из войны,
Но вот какую заломили цену:
Мы к долгой жизни приговорены
Через вину, через позор,
Через измену!
 

Владимир Высоцкий.

  
Пролог
 Россия, начало XXI века.
 Один из районов Западной Сибири
 
Незадолго до девяносто пятого года, декабрьским вечером, в опустевшем спортзале, при отличной акустике, полковник вдруг ни с того ни с сего начал читать стихи. Всего для нескольких оставшихся в зале бойцов, в том числе и Феоктистова:
 
В родительском доме не жить мне и дня.
В родительском доме чужая родня.
Чужие портреты висят на стене,
Чужие заветы бормочут во сне,
Чужие с чужими твердят о чужом
И страшно мне с ними быть в доме своем.
 
– Это ваши стихи? – спросил Слава Данилин, тогда еще прапорщик.
– Нет, это поэт Игорь Тюленев из Перми. И мы с ним никогда не встречались, – ответил Чарский.
 
Чужие. Да, Валерий все отчетливее ощущал их присутствие в Своем Доме, как и талантливый поэт Тюленев и непосредственный командир полковник Чарский... Все это было незадолго до Буденновска. В канун 1995-го года Чарский встретился со своим давним приятелем полковником Ивановым. Когда-то они вместе начали службу в «Альфе» под командованием полковника Бубенина, получившего звезду Героя Советского Союза за участие в боях на Даманском. Вместе они прошли и Афганистан, и не одну спецоперацию, но как только Иванову исполнилось тридцать шесть, он перевелся из «Альфы» в Управление территориальной контрразведки. Чарский никогда не осуждал товарища – тридцать пять лет уже критический возраст для бойца спецназа...
 

http://baraholshik.ru/