"ПРЕДГРОЗОВЫЕ ЛАСТОЧКИ"



№2 (5908) 22-28 января 2003г.
 
 
КНИЖНЫЙ САЛОН
 
ВОЗРОЖДЕНИЕ ПЕРМСКОЙ МИНИАТЮРЫ 

В новой серии 
"ПОЭТЫ РОССИИ - 
ХХI век"
представлена книга стихов Игоря Тюленева
"ПРЕДГРОЗОВЫЕ ЛАСТОЧКИ"


ПРЕДГРОЗОВЫЕ ЛАСТОЧКИ :

Стихи. –  /Игорь Тюленев. – Пермь: Реал, 2002. – 128с., с ил.-
( Серия «Поэты России. ХХI век») 

 









   
   Когда-то своеобразной визитной карточкой уральского города были миниатюрные сувенирные издания. Перечислить все вышедшие пермские мини-книжки невозможно. Вспомнить стоит, наверное, что самой первой была книга стихотворений Василия Каменского размером менее спичечного коробка, а сувенирный восьмитомник “Пермская лениниана” был экспонатом музея Звездного городка, ведь один из его томиков космонавты Ю. Романенко и Г. Гречко брали с собою в космос. Сложился дружный коллектив замечательных книжных графиков, изобретательных дизайнеров книги. Среди оформительских средств бытовали береста, пластик, различные ткани, металлическая фурнитура.

    Увы, однажды мы проснулись в другой стране. Пермское книжное издательство давно развалилось в буквальном и переносном смысле. Обвалившиеся кирпичи полуротонды до сих пор лежат символической горкой, и постаревшие уральские литераторы, проходя в помещение своего профессионального союза, с трудом перешагивают обломки прежней эпохи.

      Но вот, когда казалось, что пришел окончательный крах и показался край света, забытую эстафету полиграфического искусства подхватили новообразованное издательство “Реал” и верхнемуллинская типография, обновленная новым владельцем и издателем Г. Дерингом. Известный местный журналист и писатель, он рискнул заняться вроде бы уже невыгодным предприятием. Помог ему в возрождении миниатюрной пермской книги тоже журналист и поэт Игорь Тюленев.

     Новая серия “Поэты России – XXI век”, бережно и любовно составленная И. Тюленевым, сегодня представлена семью сборниками четырех столичных поэтов, один из которых Виктор Широков, уроженец Перми, проживший в столице Западного Урала полжизни и издавший здесь три своих сборника. Юрий Кузнецов год назад побывал в Перми в рамках форума книги, Станислав Куняев и Юрий Поляков вскоре собираются встретиться с пермяками. А Игорь Тюленев, Александр Старовойтов и Геннадий Деринг известны не только местным читателям, но и уверенно завоевывают всероссийскую аудиторию.

      И если Тюленев, подобно Н. Языкову, не чурается хмельных возгласов и даже стихотворной публицистики (“Не чувствую себя отцом семейства, Мальчишество торчит, как стержень в форме. Писать и пить! – вот русское блаженство, Чем рассуждать с трибуны о реформе”), то Старовойтов, мастер экспромта и юмористических миниатюр (“Приятно греться у камина, Пока не думаешь о том, Что в каждой щепке Буратино Хватает дым веселым ртом”), а Деринг – поэт-философ и разработчик новой романсовой линии, его же гротескная опера, продолжающая традиции Козьмы Пруткова, вот-вот увидит свет (“Мне, Гомо Ветхому, новье не по плечу, Торговое претит мне Эльдорадо. “Вы Родину продали!” – я кричу. А может быть, продать ее и надо…”).

      Поклонники Юрия Кузнецова (“Эта песня не нашего края, И пластинки нигде не достать. Эта песня такая глухая, Даже слов невозможно понять”), Станислава Куняева (“Когда вальяжный Марк Захаров, творец сценических пожаров прилюдно партбилет поджег, то беспартийный Сема Липкин, поскольку стал больным и хлипким, от горя впал в глубокий шок”) и Юрия Полякова. Так, полкниги Полякова занимает его эссе “Как я был поэтом”, которое выходит за рамки только личных воспоминаний: “Кто знает, может, поэзия – это самый совершенный на сегодняшний день способ консервации энергии мысли и чувств, способ, сохраняющий не только результат, но и сам процесс творчества. И читая талантливое стихотворение, мы на подсознательном уровне воспринимаем не только итог, но и проживаем сам сладостно-мучительный процесс сочинительства, творившийся в чужой душе…” Возразить нечего. Точные и своевременные мысли.

     Конечно, миниатюрная книга в первую очередь требует стихотворных миниатюр, но даже объемные произведения могут поместиться в емкую рукотворную форму. Главное, чтобы порыв был благотворен и встретил сердечную признательность читателя. Виктор Широков признается на одной из страничек своего сборника: “Подбираю нежнее слово, и выходит “Будьте здоровы!” Дай Бог нам и дальше встречаться! Будьте здравы, мои домочадцы!” А домочадцами для него, как, впрочем, и для всех авторов новой поэтической серии, уж точно являются все россияне, люди трудных судеб и неразрушенных иллюзий.

  Дай Бог, встречи с миниатюрными пермскими изданиями будут продолжаться, и издательство “Реал” порадует нас новыми именами, реальной поэзией наших дней.

Анна ШИРЯЕВА

© "Литературная газета", 2003