УРАЛЬСКИЕ ПАЛАЧИ

У всех на устах

Официальный сайт Пермской епархии
 
В книге «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия»   более пятисот страниц и около двухсот из них посвящено нашей Перми и области. Читать их страшно. Архиепископа Пермского Андроника чекисты живым закопали в землю, предварительно заставив самого себе вырыть могилу; 21 сентября расстрелян священник Свято-Троицкой церкви Константин Широкинский; в ночь с 3 на 4 декабря утоплены в Каме священники Воскресенской церкви Иоанн Пьянков и Алексей Сабуров; священник заводского юговского собора Алексей Стабников расстрелян 21 сентября; священник единоверческой церкви села Сретенского Петр Вяткин расстрелян 9 октября; диакон села Сылвино-Троицкого Василий Кашин 4 декабря расстрелян вместе с десятью прихожанами своей церкви...И так далее в том же духе: сотни, даже тысячи убитых священнослужителей! Пермская земля обильно полита кровью новомучеников, и где их мощи   неизвестно, кроме того, что лежат они в пределах нашей родной земли...

В августе 2000 года на исходе второго христианского тысячелетия, когда мир праздновал Юбилей Боговоплощения, Русская Православная Церковь принесла плод своих голгофских страданий - великий сонм святых мучеников и исповедников российских ХХ века. Рассмотрев церковное предание и мученические акты о подвигах новомучеников и исповедников, Архиерейский Юбилейный Собор, проходивший в Москве 13-16 августа, принял решение о прославлении для общецерковного почитания в лике святых новомучеников и исповедников, принявших смерть на пермской земле. Областная газета «Звезда» (2 ноября 2000 г.) опубликовала имена 92-х новомучеников от Пермской епархии, в том числе архиепископа Пермского и Кунгурского Андроника, епископа Соликамского Феофана, настоятеля Белогорского монастыря архимандрита Варлаама и иже с ним 26 убиенных иноков этой обители, 10 протоиереев, 38 священников, 5 диаконов, двух мирян, а также священников и пятерых мирян, замученных большевиками вместе с епископом Феофаном, имена которых не установлены. В этом длинном списке новомучеников и священник храма Ильи Пророка в селе Ильинском Николай Михайлович Гашев. Причем в газете, где в качестве иллюстрации напечатан снимок «Старшая братия Белогорского монастыря» (1913 год), особо выделена в кружочке последняя прижизненная фотография отца Николая, сделанная во время его заключения в тюрьме в Разгуляе, а также и фотография церкви Ильи Пророка в селе Ильинское, где он служил много лет и откуда был после ареста этапирован в Пермь. Таким образом отец Николай, скромный сельский священник, стал как бы своеобразным символом мученичества и страданий всех новомучеников Пермской земли, которые в годы невиданных гонений на церковь отдали за свою веру в Христа самое дорогое   свои жизни.

В комментариях к этой публикации в «Звезде» журналист и писатель Владимир Михайлюк написал: «С причислением четырех древних епископов Стефана, Герасима, Питирима и Ионы пермская земля имеет теперь 96 своих святых. Православный люд Прикамья может обращаться к ним с молитвой: «Новомученики пермские, молите Бога за нас!»

Подвижники веры и благочестия - это небесные покровители нашей святой и грешной земли. Мы, выросшие в период воинствующего атеизма, страшно далеки от понимания того, что из себя представляют святые. А в книге «Старец Силуан» (М., 1998 г.) о них сказано: «Ради неведомых миру святых изменяются течения исторических и даже космических событий, и потому каждый святой есть явление космического характера, значение которого выходит за пределы земной истории в мир вечности. Святые - соль земли; они - смысл ее бытия, они тот плод, ради которого она хранится».

Вот тут, мне кажется, уместно процитировать стихотворение пермского поэта Игоря Тюленева «Уральские палачи». Кстати, знаменитый писатель Виктор Астафьев, творческий путь которого в литературу начинался у нас, в Прикамье, человек глубоко верующий, любил это стихотворение, при мне не раз цитировал его строки.

Ты, Урал, не в славе   в сраме,

Между небом и землей,

Здесь царевен сапогами

Пролетарский бил конвой.

Где Свердловск и Алапаевск,

Да и Пермь по грудь в крови,

Не стеная и не каясь,

Жили выродки твои.

Бледные мерцают лица,

Жутко кожанки скрипят -

Хочешь Богу помолиться,

Да чекисты не велят.

Господи! Твой бич разящий

Не коснулся их голов!

Образ твой животворящий

Не испепелил врагов!

За убийцами убийцы в церкви

Бродят меж свечей...

И до гроба мне молиться

За уральских палачей.

Comments