Это Вам не голый Бальзак

Авторские статьи, интервью

 
 Выпуск № 15. 2005
 
 
 

КАЗУС

Это вам не голый Бальзак

Много сказано о Парижском Книжном Салоне, но не всё.
Остались ещё в ушах гул и жужжание от него. А в памяти павильоны, над которыми висели французские, русские, английские и немецкие слова, как рои пчёл вокруг своей матки, которая ещё не выбрала свой улей или дупло.
Слова жужжали, но не жалили, потому что были непонятны.
Европа любит такие тусовки.
Под русские стенды выделили 800 метров, и на эту площадь поставили трубы, пошло стилизованные под русские берёзки, на которых вместо бересты красовались имена писателей российской словесности.
Но что меня раздражало, и не только меня: имена Улицкая, Маринина, Петрушевская были нарисованы на столбах-берёзах шрифтом высотой десять сантиметров, а Лев Толстой, Александр Блок, Михаил Лермонтов – 5 миллиметров... Ну так же нельзя! Словно наш павильон оформляли придурки или поклонники американского фраера – ядовитого Збигнева Бжезинского.
Походил-побродил я по Книжному Салону да рядом с туалетом наткнулся на какой-то выставочный зальчик CARRE des ARTS, где проходила арт-выставка.
Заглянул и... обомлел. На огромной картине стоит в полный голый рост в цилиндре и с бакенбардами. С сигарой во рту и в сапогах. С дягилевской тростью и без трусов – сам Александр Сергеевич Пушкин. Русское солнце!
Сверху по-английски начертано – MY WAY (мой путь).
Утешает, что хоть детородный орган поэту нарисовали приличный.
Ну, говорю, Франция, спасибо.
Подарок так уж подарок приготовила ты для русского человека, оказавшегося волей судеб с 17 по 23 марта в Париже. А если в ответ на осенней Московской международной книжной ярмарке, где, надеюсь, будут и французы, я нарисую голого Гюго на фоне Нотр-Дама?
Нет, лучше нарисую Бальзака – он будет смотреться гораздо интересней Виктора!
Что вы тогда скажете? Вся Европа будет стенать и причитать, обвиняя Россию в немыслимом варварстве...
А мы опять проглотили всё с жалкой свидригайловской улыбочкой.
Но факт остаётся фактом, и я с этого «художества» сделал непристойное фото не для того, чтоб печатать, а для того, чтоб обличать подонков!

Игорь ТЮЛЕНЕВ
, участник Парижского Салона книги, ПЕРМЬ