Из путевых заметок по Сибири

АВТОРСКИЕ СТАТЬИ, ИНТЕРВЬЮ

 
 
 
 
 
 

 

 

 
ИЗ ПУТЕВЫХ ЗАМЕТОК ПО СИБИРИ
 
В этом путешествии не обойтись мне без своего прославленного земляка атамана Ермака Тимофеевича, снаряжённого семейством Строгановых, с горсткой казаков, завоевавшего огромное Сибирское Царство. А начал он свой путь за Каменный пояс из прикамского Орла-городка, где в малолетстве я проводил лето у своих родственников и на местных болотах собирал ягоду морошку. Ну, а теперь уже сам по стопам русского Колумба, по знаменитому «Транссибу», по великим русским просторам, на которых утвердился русский народ – в поезде «Санкт-Петербург - Иркутск» еду к Священному Байкалу…

К морю-океану, которому всего-то 25 миллионов лет. Как говорят учёные, Байкал это будущий океан, берега которого расходятся со скоростью 2 сантиметра в год.

Первая остановка, где меня ждут - это Омск.

К поезду пришёл мой друг, прекрасный поэт Юра Перминов со своей музой. Принёс бутылку водки (которую я разопью с иркутскими писателями) и огромный пакет горячих домашних пирожков с мясом. Но главное, написал стихотворение, подаренное мне, едущему на Байкал:

В последних прожилках осеннего тёплого света
вечернее небо, предела которому нет…
На омском перроне встречаю большого поэта –
Тюленева Игоря. Едет к Байкалу поэт,
к Распутину едет в Иркутск!
                              Велико расстояние,
но связаны кровно мы, и не Транссибом одним:
мы - русские, брат мой! Над нами святое Сияние
России, которой ни пяди мы не отдадим
гундосам и разным пиндосам залётным – не выгорит
у них ни на горсть, ни на нить из льняного рядна!
Я сам остаюсь, провожая Тюленева Игоря
В дорогу, которая с нами – навеки. Одна.

Вот такое замечательное стихотворение. Спасибо Юра!

С пирожками в нашем купе справились быстро, а омскую водку я довёз до своих иркутских друзей поэтов Владимира Скифа и Василия Забелло, которые, не сговариваясь, приехали меня встречать на железнодорожный вокзал сразу на двух машинах... Поэты они и в Сибири поэты!

Как я люблю русских и всё русское!!!

Итак, зачем я сюда приехал? С 25 сентября по 2 октября в Иркутске проходили в 18-й раз Дни русской духовности и культуры "Сияние России". В них приняли участие почётные гости – заместитель главного редактора журнала "Наш современник" Александр Казинцев и прозаик Евгений Шишкин из Москвы, критик-поэтесса из Санкт-Петербурга Валентина Ефимовская и ваш покорный слуга. До нас здесь уже побывали известные литераторы России: Валерий Ганичев, Геннадий Иванов, Юрий Кузнецов, Станислав Куняев, Игорь Шафаревич, Александр Панарин, Владимир Личутин, Николай Дорошенко, Владимир Крупин, Леонид Бородин, Мария Аввакумова, Александр Сегень (Москва), Юрий Перминов (Омск), Виктор Лихоносов (Краснодар), Виктор Потанин (Курск), Диана Кан (Новокуйбышевск), Пётр Краснов (Оренбург). Киношники: Никита Михалков, Георгий Жжёнов, Анатолий Заболоцкий, Василий Лановой и Николай Бурляев…

"Мы стараемся приглашать писателей, которые затрагивают в своих произведениях вопросы любви к родине, патриотизма. Именно это сегодня необходимо подрастающему поколению", - сказал директор Иркутского "Дома литераторов" Юрий Баранов. Наверное, поэтому было много встреч в студенческих аудиториях и библиотеках. Да и в самом "Доме литераторов" вместе с нами выступали иркутские поэты Владимир Скиф, Василий Забелло, Анатолий Горбунов, Михаил Трофимов, Светлана Анина из города Северобайкальска и молодой прозаик из области – Андрей Антипин, ставший недавно лауреатом премии журнала "Наш современник".

Здесь я хотел бы процитировать абзац из статьи сибирячки Светланы Аниной, написанной для татарстанского литературного альманаха «Аргамак»:

«В отношении проведения Дней русской духовности и культуры гости единодушны – нет ничего подобного ни в Перми, ни в Питере, ни даже в столице. И Распутина ни у кого – нет! И Байкала! Поэтому с особым восторгом были приняты поездки на малую родину Валентина Григорьевича в Усть-Уду и родные места святителя Иннокентия Венеаминова в село Анга. Ну, и, конечно же, на «славное море», о котором Игорь Тюленев написал стихотворение задолго до того, как его увидел:

До Байкала доехать,
Это, братец, полдела.
Это дней моих веха,
Это Божия сфера!
Где на льдине, как точки,
Загорают тюлени,
Юный Пушкин в Опочке
Дев целует колени.

Как с крылом с доломаном
Скачет с саблей Давыдов.
Достоевский романом
Нас сквозь бездну увидел.

Смыло славное море
Золотые запасы.
А в душе столько горя
От оброненной фразы.

Да хоть золота тонна…
Что мне золото, если
Мне Байкал, как икона,
Не в молитве - так в песне.

Омулёвые бочки
Налетают на мели.
Пусть на льдинах, как точки,
Загорают тюлени.

А Владимир Скиф, представляя своих гостей на первой встрече с иркутскими писателями, прочитал свою искромётную эпиграмму на Игоря Тюленева:

До Байкала добраться
Смог уралец Тюленев.
И к нему обниматься
Выползают тюлени.

Омуль прыгнул искусно
В омулёвые бочки,
Чтоб не пил без закуски,
Не дошел бы до точки.

И звенят в небе волны,
Как в стаканах рассветы.
Игорь, выпьем по полной!
Или мы – не поэты!

И уже голубочки
Дев целуют в колени…
Юный Пушкин в Опочке,
И в Иркутске – Тюленев!

Неизгладимое впечатление произвёл на приезжих и город. Все отметили, что у Иркутска есть своя индивидуальность, своё лицо, не опошленное наплывом рекламных щитов и баннеров».

Вот так думают сибирячки о нашем пребывании в Иркутске и на Байкале! И они во многом правы! Много было дружеских застолий, как сказал бы Александр Пушкин – пирушек, которые заканчивались, как обычно, под утро. Было чем поделиться друг с другом и москвичам, и уральцам, и сибирякам! А прогулки по ночному городу и по набережной Ангары…

Как в песне знаменитой, которая долетела до Иркутска из давно разрушенного СССР: «Навстречу утренней заре. По Ангаре. По Ангаре». Река, пронзающая город – как бы вобрала всю мощь Великого Байкала! Даже и не думай искупаться в ней – такие воронки времени закрутило течение веков в Ангаре, что даже любой прекрасный пловец тут же канет в ней, как в Лете. Поэтому на Ангару можно только любоваться, что мы и делали многократно. Река тянула к себе и любую свободную минутку, писатели использовали, чтоб побыть с ней рядом!

Прекрасным московским подарком для иркутян в рамках "Сияния России" стал Государственный академический русский народный хор имени М.Е. Пятницкого и концерт заслуженной артистки РФ Евгении Смоляниновой.

Давно я не слышал такого божественного голоса, а на песне о маме я
даже разрыдался, как дитя... И многие писатели вместе со мной. Сложно пробить на слезу таких могучих бойцов, а певица пробила! Хвала ей!
А на концерте народного хора зал стоя, приветствовал своего великого
земляка Валентина Григорьевича Распутина, с которым писатели встречались и в "Доме литераторов", и на концертах, и на приёме у Министра культуры и архивов Иркутской области Веры Ивановны Кутищевой. Кстати, выступая с ответным словом у министра, я поблагодарил Валентина Григорьевича Распутина, за то, что он, как стержень, многие годы стоит в основании этого ПРАЗДНИКА. На что наш классик заметил мне, что уже не стоит, а лежит. «А ленточный фундамент тоже очень прочный», - не сдавался я…

Да, много хорошего делается в Иркутске. Строится купеческий квартал. Сохранён старый центр города, как в Париже. Построена шикарная набережная. Восстановлены Московские ворота и многие храмы и монастыри. Вспомню и о великолепных памятниках трём Александрам - Александру III , Александру Колчаку и Александру Вампилову!

А вот на моей малой родине в Перми – многострадальной всё уничтожено точечной застройкой. И если что-то и спрашивали меня о Перми на многочисленных выступлениях – то, в основном, о пожаре в «Хромой лошади», падении «Боинга», о безголовых красных человечках.

Иркутяне с болью говорили, что Пермь превратилась в самый скандальный город России, о котором говорят еженедельно на центральных телеканалах. Отобран у горожан Речной вокзал, а город загажен мусором актуального искусства. Иркутяне слышали о наших бедах и красных человечках. Я же в своём выступлении похвалил их за то, что они ещё сопротивляются натиску варягов. «Из последних сил», - ответил Валентин Распутин.

Держитесь, ребята! Тем более что иркутский губернатор открывает концерт русского народного хора имени М.Е. Пятницкого, а наш, пермский, кучу мусора (актуального искусства) в Речном вокзале.

Кстати, перед «Сиянием России» в городе на Ангаре завершился фестиваль современной драматургии имени Александра Вампилова. Два великих литературных имени прославили Иркутск – Вампилов и Распутин.

Очень давно, ещё в литературном институте я спорил со своим старшим товарищем и гениальным поэтом, бывавшем на этом празднике, Юрием Кузнецовым о том, что русский писатель или поэт должен жить в любом уголке России, а не только в Москве. Кузнецов, был за централизацию, а я за децентрализацию, приводя для примера нелюбимые мной США, где писатель может жить на любой окраине и быть всегда в центре литературного процесса. И вот в чудном городе Иркутске я убедился, что был прав!

Что сейчас происходит в Москве – междусобойчики, многочисленные тусовки, «биеннале поэтов», где собираются только пишущие, а зрителей-то и нет? Сидят эти "писаки" по кафешкам да маленьким салончикам, чешут «репу» и ждут, когда до них дойдёт очередь, чтобы прочитать свои вирши... А очередь до них доходит не всегда.

А вот в Иркутске залы были переполнены молодыми слушателями и читателями. Такие Дни литературы, как "Сияние России", в столице уже невозможны. Россия в ней уже не сияет.

Вожди для беседы собирают детективщиков. Ну, разве можно представителей лёгкого чтива назвать «властителями дум» или «совестью нации»?. А если их и можно назвать писателями, то это писатели третьего или четвертого ряда! А настоящих русских писателей Кремль или боится, или плохо русскую литературу учил в школе? Особенно Фурсенко…

А ведь и цари встречались с поэтами и писателями, например с Пушкиным. Сталин встречался с Шолоховым, с Горьким, на квартире которого, в доме на Малой Никитской 26 октября 1932 года в неформальной обстановке встречаясь с 50-тью советскими писателями, назвал их уважительно - «ИНЖЕНЕРАМИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДУШ».

После того, как был создан Союз Писателей СССР И.В.Сталин выделил под писательский клуб в центре Москвы особняк графа Олсуфьева (в котором в те годы размещалось посольство США). Говорят, что Сталин сказал: «Америка плохо относится к нам. Заберём этот дом у американцев, отдадим его писателям». А сейчас Америка разве лучше стала к нам относиться? А нынешним вождям слабо отдать американское посольство русским литераторам! Наоборот, сейчас у писателей забирают дома по всей России. Хорошо, что в Иркутске общественность отстояла свой прекрасный «Дом литераторов»!

Плавно перехожу к чистому и светлому – к посещению Великого Байкала, куда я стремился с младых ногтей. А уж сколько раз я спел "По диким степям Забайкалья" и  "Славное море священный Байкал" - и не сосчитать. Любимые песни моего отца и моих дедов.

Вот оно русское  БЕЛОВОДЬЕ, мужицкий рай на земле! А то столичная "гнилая" интеллигенция всё ищет Шамбалу в кремлёвских коридорах... Вот она СТРАНА ДУХА! Океан СВЯТОЙ ВОДЫ, которая ещё не раз спасёт Россию.

Когда я собрался в поездку на Байкал, то взял свежую подборку своих стихов, напечатанных в краевой газете "Звезде". Там есть стихи и о Байкале. На что Валентин Распутин заметил, что нужно подготовить сборник стихов о Байкале поэтов ещё не побывавших там. Может получиться интересная книга.

Каждый из нас старается притулиться к могучему боку Байкала стихом ли, словом ли, делом ли… Что говорить о нас смертных, когда легенды для вечного покоя выделили солнцеликому Чингисхану целый остров - Ольхон!

Байкал взял в полон гениального завоевателя, который сам пленил пол-мира! «Стоит побывать здесь, и, кем бы ты ни был, ты – пленник…» - этими пророческими словами русского писателя Валентина Распутина, я хотел бы завершить свои путевые заметки. Вот и я стал пленником Байкала и Сибири. И с этим уже ничего не поделать!

Пермь, Омск, Иркутск, Байкал, Пермь