Е.Н. Швейковская

К пятидесятилетию Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы


В развитии отечественной исторической науки 2008 год отмечен знаменательным событием: в течение 50-ти лет работает такое образование как Симпозиум по аграрной истории Восточной Европы. Его первая сессия прошла 9-12 декабря 1958 г. в Таллинне, и Симпозиум проработал все эти десятилетия практически без перерывов.


Симпозиум – это творческий союз ученых, собрание ярких индивидуальностей. За истекшие годы сменялись поколения участников, многие из них становились ведущими историками в области социально-экономических проблем. Как всякое длительно существующее сообщество, Симпозиум нес естественные утраты. В последние годы ушли из жизни его организаторы, крупные историки В.П. Данилов, Н.А. Горская, И.Е. Зеленин в 2004 г., В.А. Федоров в 2006 г., отдававшие Симпозиуму много сил и творческой энергии. В ноябре 2007 г. научное сообщество потеряло акад. Л.В. Милова, выдающегося историка, который был бессменным руководителем Научного совета по аграрной истории Восточной Европы и Симпозиума с 1991 г. Симпозиум, однако, постоянно прирастает новыми свежими силами, в состав его участников вливается молодежь, и она со временем становится достойной сменой в рядах историков-аграрников.


*  *  *


Инициатива по созыву Симпозиума исходила от Эстонской академии наук и была поддержана Отделением исторических наук АН СССР. Оно поручило разработать план зарождающегося мероприятия Комиссии по истории сельского хозяйства и крестьянства, которая существовала при Институте истории АН СССР, и Научному совету по проблеме генезиса капитализма при Отделении исторических наук АН СССР. Конкретную организацию проведения Симпозиума Отделение возложило на комиссию в составе акад. АН СССР Сергея Даниловича Сказкина, чл.-корр. АН СССР, акад. АН Эстонской ССР Ханса Хансовича Крууса и доктора исторических наук Виктора Корнельевича Яцунского. 


Комиссия предложила организовать межреспубликанский научный симпозиум по аграрной истории стран Восточной Европы в хронологических рамках XVI-XIX веков с тем, чтобы сессии созывались раз в год и их материалы публиковались. На первую сессию были вынесены три проблемы: 1) история производительных сил в сельском хозяйстве; 2) история производственных отношений и классовой борьбы в деревне; 3) история правительственной аграрной политики, применительно ко второй половине XVIII-первой половине XIX веков. Широкая формулировка проблем проистекала из-за «недостаточной осведомленности о состоянии на местах работы по аграрной истории и необходимости использовать для начала материалы, которые уже имеются в портфелях отдельных исследователей». Сужение проблематики в будущем связывалось с появлением возможности «более тесной координации планов научной работы по аграрной истории основных научных учреждений»[1]. На первой же сессии организаторы поставили задачу, выяснить имевшийся в научных учреждениях потенциал в сфере занятий агарной историей и привлечь к разработке ее проблем ученых республиканских академий и ведущих университетов – Московского, Ленинградского, Львовского и Тартуского, а также тесную координацию усилий в этой области. 


Открывая первую сессию, акад. С.Д. Сказкин сформулировал цели нового начинания: 1) информирование историков, работающих в области аграрной истории, о своих задачах и достижениях; 2) важность проблематики, особенно для народов, не имевших самостоятельной государственности; 3) побуждение историков к созданию монографий и обобщающих трудов по истории крестьянства. Он заострил внимание на необходимости углубленного изучения истории крестьянства, так как именно крестьяне в течение многих столетий создавали и множили материальные условия и духовные предпосылки всей культуры человечества.

В центре внимания докладчиков первой сессии находились темы о зерновом производстве как основной отрасли экономики России на рубеже XVIII-XIX столетий с выяснением общего посева и сбора хлебов в целом и по культурам (К.В. Сивков, И.Д. Ковальченко), о переходе от трехпольной системы земледелия к плодосмену в условиях кризиса феодально-крепостнического хозяйства (Х.П. Стродс на материале Латвии), о земледельческом освоении русскими Южного Зауралья в XVIII в. и выборе наиболее рациональной в его условиях зерновой культуры (Н.В. Устюгов).


Большой резонанс получил доклад Ю.Ю. Кахка, посвященный рассмотрению общих проблем крестьянских движений в период разложения и кризиса феодализма. Докладчик впервые привлек сравнительно-исторический материал по разным, в основном западным, регионам Восточной и Западной Европы. Среди поставленных им для изучения вопросов наиболее значимыми по общему признанию были: во-первых, о роли национальных различий и языковых границ в распространении волнений крестьян, во-вторых, приходился ли на конец XVIII в. завершающий период крестьянских войн во всей Восточной Европе. Только два докладчика А.И. Воронков и И.И. Костюшко рассматривали вопросы аграрной истории сопредельной с Россией Польши.


Уже на первой сессии были поставлены источниковедческие вопросы (К.В. Сивков, И.Д. Ковальченко, Н.В. Устюгов, М.Т. Белявский и другие выступавшие). Была высказана мысль о необходимости выявления и публикации массовых источников по аграрной истории, углубленного и критического анализа их сведений, привлечения топонимических и других данных, относящихся к аграрной проблематике. Источниковедческие сюжеты освещались и на других сессиях применительно к разным видам и типам источников в разные хронологические периоды (напр., XIII сессия, 1971 г., Каунас).


Особо хочу остановиться на поднятом С.Д. Сказкиным вопросе о недостаточном знании исследователей отечественной истории аграрной истории европейских стран. Это обстоятельство, по мнению маститого ученого, тормозит развитие исторической науки. В.К. Яцунский добавил еще один недочет, а именно слабое знакомство специалистов, изучающих определенный период с предыдущим и последующими периодами, что лишает построения исследователей исторической перспективы[2]. Думаю, что высказанные тогда ведущими историками пожелания актуальны и в настоящее время.


Работа I сессии Симпозиума была признана удачной. Бюро Отделения исторических наук АН СССР на заседании от 27 января 1959 г. сочло «крайне желательным ежегодное повторение подобных встреч» и целесообразным публикацию материалов последующих сессий в форме «Ежегодника по аграрной истории и истории крестьянства». Оно также утвердило состав оргкомитета для проведения будущих сессий под председательством акад. С.Д. Сказкина, и в него вошли акад. Н.М. Дружинин, чл.-корр. АН СССР Х.Х. Круус, д.и.н. В.К. Яцунский, к.и.н. Ю.Ю. Кахк[3]. Затем оргкомитет последовательно возглавляли чл.-корр. АН СССР В.И. Шунков, академики Ю.В. Бромлей, В.Л. Янин, чл.-корр. В.Т. Пашуто, академики И.Д. Ковальченко и Л.В. Милов. С февраля 2008 г. эта высокая и ответственная честь выпала мне. Конечно, в течение прошедших лет обновлялся и состав оргкомитета, пополняясь учеными, зачастую участниками многих сессий Симпозиума, прошедших его школу.


Сессии Симпозиума созывались ежегодно (кроме 1967 г.) вплоть по 1972 г., а затем с 1974 г. – один раз в два года. Их поочередно проводили Академии наук союзных республик совместно с ведущими университетами и педвузами страны. С 1991 г. сессии принимают университеты и педуниверситеты российских городов Екатеринбурга, Арзамаса, Тамбова, Орла, Калуги, Тулы, а Вологда – трижды (1974 г., 2000 г. и 2008 г.)


Симпозиум с течением времени совершенствовал принципы своей работы. Претерпела изменения его организационная структура. Сначала действовали четыре секции: 1-я – XIV-XVII в. (впоследствии c древнейших времен по XVII в.), 2-я – XVIII в., 3-я – первая половина ХIХ в., 4-я – вторая половина ХIХ в. Хотя на IV сессии 1961 г. в Риге была принята резолюция об установлении «науч­ного контакта со специалистами по аграрной истории советского общества» и привлечении их к участию в Симпозиуме, однако только с московской сессии 1965 г. стала работать секция по истории советского крестьянства (5-я).


Далеко не сразу был выработан принцип рассмотрения одной общей проблемы, сквозной для всех секций. Поначалу программы сессий формировались по преимуществу на основе отбора заявок от научных учреждений, которые направляли докладчиков на сессию, и лишь в небольшой мере из тем, специально заказанных Оргкомитетом. На IV и V сессиях в 1961-1962 гг. было обращено внимание на необходимость того, «чтобы в дальнейшем работа сессий строилась по заранее разработанной, наиболее актуальной проблематике», а изучение частных тем подчинялось главным проблемам для получения весомого вклада в их разработку. Высказывалось пожелание о более широком изучении так назы­ваемых «сквозных» тем с целью исследования изменений в аг­рарной истории на протяжении длительного времени.


Так, на обсуждение IX сессии 1966 г. были вынесены следующие темы: история урожайности и цен, модели и бюджеты крестьянских хозяйств, зависимость размеров и форм крестьянского движения от интенсивности эксплуатации крестьян (в территориальном и хронологическом аспекте), крестьянство в поисках союзника в классовой борьбе, социальная структура деревни[4]. А для XI сессии 1969 г. предлагались такие проблемы: характер и значение колонизационных процессов для аграрного развития России, основные черты процесса закрепощения крестьян России, эволюция феодального землевладения и господствующего класса, процесс экономического районирования и развития национального рынка, перестройка сельского хозяйства и аграрных отношений в первые пореформенные десятилетия, типы крестьянских хозяйств и социальная структура пореформенной деревни, аграрная политика Временного правительства[5]. К рассмотрению, как видно, предлагалось пять и более тем. Для X сессии было решено «в качестве практических мер по дальнейшему совершенствованию работы» Симпозиума определить по каждой секции не более 2-3 тем докладов и сообщений, и каждая из пяти секций поставила по 3 темы[6].


Выработке единой крупной проблемы, пожалуй, способствовал организационный опыт работы специальных секций с постановкой общей для всех периодов темы на сессиях 1970-х годов: XII-ой в Риге-Сигулде (1970 г.) «Общинные институты сельского населения» (и второй секции «Социальная психология сельского населения»), XIV-ой сессии в Гродно (1972 г.) и XV в Вологде (1974 г.) – «Общинные организации сельского населения» на обеих. Участники этих заседаний хорошо помнят полные залы, глубокий интерес слушателей, подчеркну, занимавшихся разными периодами, повышенное внимание к докладам и сообщениям с последующим их острым обсуждением. Одна крупная проблема, сквозная для всех хронологических периодов и соответственно всех секций Симпозиума, стала выноситься на обсуждение со второй половины 1970-х гг. Такой принцип, успешно действующий и поныне, позволяет последовательно рассматривать проблемы на материале различных эпох.


Подступ к единой проблеме виден в тематике XVI сессии 1976 г. в Кишиневе, которая была посвящена историографическим итогам и дальнейшим перспективам изучения сельского хозяйства и крестьянства. ХVII сессия (Ростов-на-Дону, 1978 г.) обсуждала проблему «Место и роль крестьянства в социально-экономическом развитии общества», XVIII-ая (Воронеж, 1980 г.) – «Социально-политический и культурный облик деревни в его историческом развитии», ХХ Таллиннская сессия 1984 г. – тему «Социально-демографические аспекты развития производительных сил деревни», ХХIII 1991 г. в Свердловске – «Аграрный рынок в его историческом развитии». Подчеркну, что единство проблематики сессий выгодно отличает Симпозиум от многих теперешних конференций.


Неуклонно росло число заслушиваемых докладов и сообщений. Если на первой сессии в 1958 г. их было 17, то на последующих – достигало 60-100 и более. Постепенно активными участниками сессий наряду с сотрудниками академических институтов, университетов и педвузов стали работники архивов, музеев, библиотек.


Реализовалось высказанное на второй сессии 1959 г. участниками секции до XVIII в. предложение о приглашении советских специалистов по аграрной истории Западной Европы и об установлении научного контакта с историками-аграрниками европейских социалистических стран, что «способствовало бы расширению научного кругозора наших специалистов и облегчило бы изживание некоторых ошибочных представлений»[7]. Неоднократно в резолюциях первых сессий звучала глубокая заинтересованность в широком участии в работе сессий коллег из Института славянове­дения. Отмечу, что И.И. Костюшко выступал уже на первой сессии 1958 г. Ученые смежных наук и дисциплин – историки-медиевисты, востоковеды, археологи, экономисты, социологи, демографы неоднократно сотрудничали в сессиях Симпозиума. Упомяну В.Д. Королюка, Б.Н. Флорю, З.В. Удальцову и Е.В. Гутнову, Ю.Л. Бессмертного, А.Д. Люблинскую, М.М. Фрейденберга, Л.Б. Алаева и др. Симпозиум перерос свое специфически тематическое значение. Он положительно повлиял также на оживление краеведения.


Оргкомитет Симпозиума приложил немало усилий по созданию региональных научных конференций историков-аграрников. Они начали работать в Центральной России, на Северо-Западе, Урале, в Нижнем Поволжье, на Дону и Северном Кавказе, а также Белоруссии. На них уделялось внимание специфике аграрных отношений, их тесной связи с общероссийским экономическим процессом и эволюцией сельского хозяйства всей страны. Во второй половине 1960-х годов появились региональные объединения по изучению аграрной истории, работа которых со временем отлилась в создание региональных историй крестьянства, в частности Северного.


Учитывая многолетнюю успешную работу Симпозиума Бюро Отделения истории АН СССР в июне 1975 г. утвердило Симпозиум в качестве постоянно действующего всесоюзного научного форума и одновременно центра государственного значения, координирующего научно-исследовательскую работу в изучении аграрного прошлого всех регионов страны. В 1991 г. этот центр получил свое оформление как Научный Совет по проблемам аграрной истории при Отделении истории РАН, который через действие Симпозиума координирует и концентрирует усилия историков в постановке и разработке новых актуальных проблем в данной отрасли отечественной науки.


Аграрный симпозиум, как и историческая наука в целом, должны были выполнять указания отдела науки ЦК КПСС и откликаться на решения партийных съездов и пленумов. Приведу несколько пунктов из резолюции V сессии Симпозиума 1962 г. в Минске: «1. Решения XX съезда КППСС и прежде всего принятая на съезде Программа КПСС указывают основное направление, которое должна принять работа по аграрной истории Восточной Европы эпохи феодализма и эпохи капитализма, и основные научные и организационные принципы этой работы. 2. Из Программы партии вытекает, что основной нашей задачей должно быть исследование закономерностей аграрной истории Восточной Европы в изучаемую нами эпоху. Из этого следует необходимость усиления внимания к исследованиям обобщающего характера и постановки докладов на такого рода темы на наших сессиях». Признавая необходимость изучения конкретных вопросов как базы для научных обобщений пункт 3 констатировал: «Но частные темы должны быть подчинены основ­ным проблемам, должны выбираться и изучаться таким образом, чтобы результаты их изучения вносили вклад в исследование общих закономер­ностей аграрной истории Восточной Европы». Пункты 4-20 называли конкретные вопросы по разным периодам, которые требовали настоятельного изучения. Характерен пункт 21, который предлагал в целях координации созыв соответствующих совещаний и организацию рабочих групп (что безусловно позитивно – Е.Ш.), а также считал: «Необходимо, чтобы участники сессии, вернувшись на места, сделали все возможное, чтобы решение нашей сессии нашло отражение в планах работ соответствующих учреждений на ближайшие годы»[8].


Тематика последующих сессий Симпозиума отражала реакцию на партийные указания: «ХХVI съезд КПСС и проблемы аграрной истории СССР. Социально-политическое развитие деревни» – Уфа, 1982 г. или «Итоги и задачи изучения аграрной истории СССР в свете решений ХХVII съезда КПСС» – Казань, 1986 г. Естественно, что секция по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР подвергалась большему догматическому давлению, нежели секции по истории России до 1917 г. Господствовавшая марксистско-ленинская методология с жестким классово-формационным подходом к исследованию общественного развития России обусловила приоритет социально-экономического направления в изучении аграрных тем. Ведущими среди них были разные аспекты производственных отношений, социального расслоения деревни, а также классовые конфликты, и в гораздо меньшей степени производительных сил, сельскохозяйственного производства. Вопросы же социальной психологии, духовной и материальной культуры крестьян при таком подходе отходили на второй план.


Остановлюсь на некоторых из тем, считавшихся тогда первостепенными. В 1959 г. ученые обсуждали вопрос общезначимый вопрос о переходе от феодализма к капитализму в сельском хозяйстве. Его остро поставили С.Д. Сказкин применительно к странам Западной и Восточной Европы, а В.К. Яцунский – к России. С.Д. Сказкин подчеркнул, что мнение о генезисе капиталистических отношений в Западной Европе с ХIII в., а в Восточной – с ХVII в. является упрощенным. Перемены, происходившие в Восточной Европе, свидетельствовали не о разложении феодального способа производства, а о его укреплении в условиях развития общеевропейского рынка. Со всей определенностью ученый заявил, что «ни о каком процессе первоначального накопления в ХVI или в ХVII в. не может быть и речи». В.К. Яцунский доказывал, что в России в ХVIII в. и ранее в XVI-XVII в. хозяйственное неравенство среди крестьян принципиально не меняло социальной структуры в деревне. Он показал на конкретном материале о сельскохозяйственном рынке в ХVIIХ вв., что ростки капиталистических отношений в российской деревне возникали в сфере неземледельческих занятий крестьян. Предпосылки же утверждения буржуазных отношений в сельском хозяйстве России сложились лишь после отмены крепостного права и создания разветвленной сети железных дорог[9]. Полемика шла между учеными (А.Л. Шапиро и Н.В. Устюговым) о сути имущественного неравенства среди крестьян в ХVIIVIII вв. (можно ли его трактовать как социальное расслоение подобно неравенству в пореформенной деревне). Дискуссия (в ней участвовали также Б.Б. Кафенгауз, Н.Л. Рубинштейн, И.Д. Ковальченко и другие ученые), выявила разные мнения о зарождении и эволюции капиталистических отношений в аграрном строе России ХVIIIХ вв., а также о дифференциации и расслоении крестьян. Особенно дебатировался вопрос, началось ли буржуазное расслоение крестьян в ХVII в., второй половине ХVIII в. или позже. Проблема рассматривалась на следующих сессиях 1960, 1961 гг. и страницах журнала «История СССР». Она далее переросла во всесоюзную дискуссию[10].


Наряду с названными проблемами теоретического характера Оргкомитет стремился привлечь усилия исследователей к изучению и постановке на сессиях вопросов о развитии производительных сил в сельском хозяйстве: а именно, систем земледелия, приемов агротехники, товарности земледельческого производства, типов крестьянских хозяйств.


В работе первых сессий выявились и недостатки. Это, прежде всего, чрезмерная пестрота тем, ограниченное число докладов проблемного и обобщающего характера, а также слабая активность историков отдельных регионов. Явно недостаточно изучались: районирование сельскохозяйственных культур, производительность труда в земледелии, урожайность, хлебные цены, развитие животноводства и ряд других вопросов. Констатировалось, что историки недостаточно использовали сравнительно-исторический метод сопоставления материала Западной и Восточной Европы.


Следует отметить тот большой вклад, который внес в работу первых сессий Симпозиума и редактирование его трудов В.К. Яцунский (1893-1966). Он был организатором и вдохновителем этого предприятия. Благодаря его знаниям, энергии, умению привлекать людей и направлять их научные усилия в необходимое русло Симпозиум быстро приобрел значение масштабного центра, объединяющего историков-аграрников страны.

 
Ряд сессий Симпозиума подводил итоги его предыдущей работы. Десятилетняя деятельность была оценена на X сессии 1968 г. в Ленинграде. Она признала заслугой руководства и участников теоретическое осмысление разносторонних проблем развития аграрного производства, а также происходившее совершенствование методик исследования. Это привело к повышению научного уровня работ, появлению десятков новых историков высокой квалификации, в том числе и докторов исторических наук.

Значительным событием научной жизни стала ХХ сессия Симпозиума, проходившая в 1984 г. в Таллинне. Ее главная проблема концентрировалась на рассмотрении социально-демографических аспектов развития производительных сил деревни. В коллективном докладе Ю.А. Полякова, В.З. Дробижева и Д.К. Шелестова, а также докладе Ю.Ю. Кахка было раскрыто состояние отечественных исследований в области демографии, подытожены имеющиеся наработки, оценен опыт зарубежных историко-демографических изысканий. Достаточно остро стоял вопрос об определении предметной области исторической демографии на разных этапах российской истории. Специально подчеркивалась необходимость историко-демографического исследования именно сельского населения, которое было преобладающим. При этом изучение исторической демографии советского общества признавалось главным дисциплинарным направлением. Прозвучавшее весьма категоричное утверждение о подчинении историко-демографических исследований, включая и досоветский период, темам, которые актуальны для советской эпохи, вызвало жесткую критику.


Выделю наиболее важные из проблем, которые обсуждались на многих сессиях симпозиума либо в качестве секционных, либо общих, единых для какой-то из сессий. 1) это – сущность и эволюция феодальной земельной собственности, ее конкретные проявления и типология в сравнительно-региональном аспекте (Западная и Юго-Восточная Европа, Византия, Русь), которая обсуждалась на ряде сессий (X, 1968 г., Ленинград, XIV, 1972 г., Гродно). Остро стоял вопрос о феодальной земельной собственности на XVII сессии 1978 г. в Ростове-на-Дону, который дебатировался в рамках общей проблемы «Место и роль крестьянства в социально-экономическом развитии общества».


2) тема эксплуатации крестьян, непосредственно связанная с формами феодальной собственности, почти постоянно присутствовала на сессиях симпозиума. Естественно, проблеме закрепощения крестьян уделялось пристальное внимание. Выяснялись причины установления крепостничества, его распространение и региональные особенности, роль барщины в этом процессе, положение категорий крестьян при разных формах феодальной ренты на протяжении XVI-XIX в.; ставились и правовые аспекты этой сложной проблемы. Практически постоянно (до начала 1990-х годов) на сессиях симпозиума присутствовала тема о положении помещичьего и крестьянского хозяйства в период кризиса крепостнической системы.


3) Проблема генезиса капитализма в сельском хозяйстве с вытекающими сюжетами дискутировалась, как уже упоминалось, на первых четырех сессиях. Бурные споры велись на протяжении 1960-х годов по поводу имущественной и социальной дифференциации крестьян, которая по разному проявлялась на разных хронологических отрезках ХVIIIХ вв. Интенсивность расслоения крестьян рассматривалась в тесной увязке с изучением их социальной структуры. Обозначились разные точки зрения на степень дифференциации крестьян в XVII-XVIII в. и на квалификацию ее задолго до пореформенного периода как буржуазного расслоения (Н.В. Устюгов, А.А. Преображенский, Ю.А. Тихонов, Е.И. Индова с одной стороны и А.Л. Шапиро, В.К. Яцунский, И.Д. Ковальченко и др. с другой). Проблема расслоения получила новое звучание после долгого перерыва (почти в 16 лет) на Вологодской XXVII сессии 2000 г. Впервые более чем за сорокалетнюю работу Симпозиум обратился к теме о зажиточном крестьянстве в качестве самостоятельной и применительно к разным этапам общественного развития России[11].


3-а) Тема становления капиталистических отношений в сельском хозяйстве увязывалось с развитием рынка. Степень и глубина проникновения рыночных отношений в аграрное производство вызывала и большой интерес, и бурные споры (X сессия, 1968 г. Ленинград в связи с докладом И.Д. Ковальченко и Л.В. Милова, применивших новые на тот момент методы математической статистики для изучения динамики хлебных цен). Специально проблеме аграрного рынка посвящена сессия 1991 г. в Екатеринбурге.


4) Постоянным вниманием специалистов пользовалась проблема разложения и кризиса феодально-крепостнической системы. Социально-экономический кризис XIX в., возникший в России на переломе феодализма и капитализма, оценивался с точки зрения участвовавших в нем социальных структур и, прежде всего, поместья. (З.К. Янель, XVI сессия, 1976 г., Кишинев). Ставилась необходимость выработки комплексной концепции об этом кризисе, чтобы выявить и показать судьбы капиталистических элементов в крепостнической товарной структуре и распознать капиталистические формы в феодальном обличье и феодальные в капиталистическом.


5) Практически на всех сессиях в большей или меньшей степени обсуждались разные аспекты антифеодальной и национальной борьбы крестьян.  

 
6) Проблема сельской общины характеризовалась на сессиях 1970-х годов: XII в Риге-Сигулде (1970), XIV в Гродно (1972) и XV в Вологде (1974). На них в сравнительно-историческом аспекте рассматривались теоретические и типологические вопросы развития общин на разных стадиях их существования и в обществах с разным социальным устройством.

С течением времени непосредственно аграрные сюжеты постепенно приобретали все большее значение. Производительные силы в сельском хозяйстве, география земледельческих культур, их урожайность, товарность, складывание и действие аграрного рынка – эти и тесно связанные с ними вопросы ставились на многих сессиях Симпозиума. Предметом изучения становились сельскохозяйственные орудия и их совершенствование, эволюция систем земледелия. Углубленное исследование производительных сил в сельском хозяйстве проявилось в сквозных проблемах сессий 1990-х годов, на которых рассматривались: формы сельскохозяйственного производства и государственное регулирование (ХХIV сессия, 1994 г., Москва), аграрные технологии (XXV сессия, 1996 г. Арзамас), особенности земледелия во взаимосвязи с сельским расселением (XXVI сессия, 1998 г., Тамбов), социально-правовой аспект землевладения и землепользования (XXVIII сессия, 2002 г., Калуга), инфраструктура сельского хозяйства и состояние рынка для выяснения динамики и темпов аграрного развития (XXIX сессия, 2004 г., Орел), неземледельческая деятельность крестьян и особенности российского социума (XXX сессия, 2006 г., Тула).


За многолетний период работы симпозиума произошло смещение его проблематики от формационно-ориентированных и теоретико-методологических тем (таких как сущность и эволюция феодальной собственности, особенности закрепощения крестьян, генезис капитализма в сельском хозяйстве, классовая борьба) к конкретным аспектам аграрной тематики (производительные силы в сельском хозяйстве, демографические процессы сельского населения, община, кооперация, география земледельческих культур, их урожайность, товарность, складывание и действие аграрного рынка).


Высокий научный уровень Симпозиума содействовал обсуждению новых тем, которые затем исследователи разрабатывали как докторские и кандидатские диссертации. Пройдя через горнило сессий, такие темы качественно улучшались, что способствовало повышению общего уровня отечественных и штудий не только в сфере аграрной, но и социально-экономической истории. Многоаспектные исследования ученых по аграрной истории подготовили почву и кадры для создания многотомной «Истории крестьянства СССР с древнейших времен до ВОСР». Симпозиум неизменно привлекал к себе ученых широкого научного профиля. Его сессии, с одной стороны были научной лабораторией в масштабах страны, а с другой были школой высокой квалификации для молодых исследователей.


Плодотворную работу симпозиума обеспечивали творческое горение и организационные таланты Н.М. Дружинина, С.Д. Сказкина, В.К. Яцунского, В.И. Шункова, Н.В. Устюгова, Х.Х. Крууса, Ю.М. Юргиниса, а также представителей следующего поколения историков – А.М. Анфимова, Ю.Ю. Кахка, И.Д. Ковальченко, В.А. Александрова, В.П. Данилова, И.М. Волкова, Н.А. Горской, В.М. Панеяха, Б.Г. Литвака, И.Е. Зеленина и многих других ученых. Успешная работа Симпозиума, заслуга его Оргкомитета. В его состав входили выдающиеся, талантливые историки, сумевшие в «сложные» для исторической науки годы направлять его деятельность, отстаивать выдвигаемые для обсуждения проблемы, в необходимых случаях лавировать и, главное, создать и поддерживать атмосферу научной дискуссии, творческой инициативы и живого общения ученых разных поколений.


Симпозиум, выстояв в 1990-е годы, не утратил своих научных позиций. Свидетельство этому незатухающий интерес к работе Симпозиума. Число его участников на сессиях 2002, 2004, 2006 годов достигло 100-120 человек. Они представляют ученых не только Москвы и Петербурга, но Урала и Сибири, городов европейской России – от Вологды до Краснодара и Ростова на Дону, от Калининграда до Саратова и Йошкар-Олы. Не разорвали связей с Симпозиумом и некоторые украинские исследователи. Отрадно, что все больше молодых ученых и аспирантов выступает на сессиях Симпозиума.


Велика печатная продукция Симпозиума. По каждой из сессий издаются тезисы докладов и сообщений и Материалы (Ежегодники до 1972 г.) по аграрной истории Восточной Европы, их насчитывается более 50 томов. Появилось и первое в историографии монографическое исследование с анализом деятельности симпозиума, книга Н.А. Горской «Русская феодальная деревня в историографии XX века» (М. 2006).


Симпозиум по аграрной истории Восточной Европы за время своего 50-летнего существования продемонстрировал высокий научный потенциал, доказал свою жизнеспособность. А 50 лет – это возраст зрелости, осмысления сделанного, новых планов и свершений. Хочу выразить надежду, что наш Симпозиум будет продолжать свой плодотворный труд на нелегкой ниве аграрной истории.

Участники сессий Симпозиума благодарны Российскому Гуманитарному Научному фонду и администрациям городов, принимающих ученых-аграрников, за неизменную поддержку.



[1] Ежегодник по аграрной истории восточной Европы (далее ЕАИ) 1958 г. Таллин, 1959. С. 6.

[2] Там же. С.12-13.

[3] Там же. С.14.

[4] ЕАИ 1965 г. М., 1970. С. 7.

[5] ЕАИ 1968 г. Л., 1972. С. 5.

[6] ЕАИ 1966 г. Таллин, 1971. С.6.

[7] ЕАИ 1959 г. М., 1961. С. 10.

[8] ЕАИ 1962 г. Минск, 1964. С. 7-9.

[9] ЕАИ 1959 г. М., 1961. С 21, 25, 27, 30, 31, 33, 45, 50.

[10] См.: ИСССР. 1966. № 1 (перечень работ по теме); Переход от феодализма к капитализму в России. Материалы Всесоюзной дискуссии. М., 1969.

[11] См. Зажиточное крестьянство в исторической ретроспективе. Материалы XXVII сессии Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. Вологда, 2001.