Рослик Владимир

ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕРТВА ДИКТАТУРЫ
Владимир Рослик
Валентина Бугаева

Слово Сан-Хавьер у большинства уругвайцев ассоциируется с именем Владимира Рослика - скромного врача русского происхождения, в 1984 году ставшего жертвой находившейся у власти в Уругвае последние месяцы военной диктатуры.
Человека, любимого своими земляками и пострадавшего только за то, что свое образование он получил в Советском Союзе.
Владимир Рослик родился в Сан-Хавьере 14 мая 1941 года. Детство и отрочество Володи прошли в деревенском доме, где жили его родители - Мигель Рослик и Каталина Бычкова и старшие братья и сестры - Наталья, Мигель, Александра и Мария-Елена.
Родители Владимира Рослика

По окончании лицея Владимир переезжает в Монтевидео, где начинает изучать медицину. Проходит несколько месяцев и Мигель помогает брату получить стипендию для обучения в СССР - одну из тех, которые распространяли  советское посольство и Уругвайско-советский институт культуры (ИКУС). В августе 1962 года Владимир вылетает в Москву, где становится студентом медицинского факультета Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы.
Владимир Рослик в Москве

В Москве Володю переполняют впечатления: от новых знакомств, столичных музеев, в целом от России, являющейся родиной его родителей. Ну и, конечно, от учебы, в которую он погружается с головой. Летать на каникулы домой студенту не по карману, зато есть возможность навещать сестру и племянников: семья Александры к тому времени переехала из Сан-Хавьера в поселок, расположенный в предгорьях Эльбруса.
В 1969 году, спустя семь лет после своего отъезда в Россию, Владимир Рослик, получивший специальность врача, возвращается в свой родной город. В Сан-Хавьере праздник. Еще бы - отныне лечить сан-хавьерцев будет «российский» врач. Родственникам, друзьям и знакомым не терпится с ним поговорить; в доме его родителей накрыты столы с традиционными пирожками, варениками, холодцом и шашлыком. Владимир взволнован, он никогда не забудет, как его встретили земляки. 14 мая 1971 года Володя отмечает свое 30-летие в Культурном центре имени Горького. И в этот же день знакомится со своей будущей женой - Марией. При трагических обстоятельствах - прямо с праздника его вызывают к женщине, которая плохо себя почувствовала. Доктор спешит к больной, но не успевает: она уже умерла. Дочерью этой женщины и была Мария.
Позже, когда Мария начала приводить на прием к Владимиру Рослику свою бабушку, молодые люди стали встречаться. «Нам обоим нравилась природа - растения, животные..., нам нравились литература и музыка. Они стали большими друзьями с моим отцом, который научил его играть в карты. Мы начали вместе ходить в Клуб имени Максима Горького», - пишет в своих воспоминаниях о муже Мария Забалкина. В один из дней 1973 года сан-хавьерцев потрясает известие об аресте Владимира Рослика. Помимо него в городе арестовывают корреспондента газеты «Эль Популар» Франсиско Кольмана и еще двоих мужчин - Риккардо Бельвея и Эрнесто Капурро. По местному радио передается сообщение: «Доктор Рослик не коммунист, но он председатель коммунистического клуба». В полной изоляции он проводит семь дней в полицейском участке города Фрай-Бентос - административного центра департамента Рио-Негро, в котором расположен Сан-Хавьер. Впрочем, «синие мундиры» (полицейские) обращались с ним неплохо. И даже передавали посылки от Марии - витамины, еду и одежду.
Вернувшись домой, Володя подает в отставку с поста президента Культурного центра имени Максима Горького (новым главой клуба становится его вице-президент - Мигель Дубикин) и полностью сосредоточивается на работе врача. Благодаря своим знаниям и опыту, готовности прийти на помощь в любое время дня и ночи, он пользуется почетом и уважением среди земляков. Многие из них вспоминают, что с бедных сан-хавьерцев Рослик не брал плату за консультации. Более того, доктор не раз покупал им лекарства за собственный счет.
Владимир и Мария поженились в июле 1977 года; скромная свадьба прошла в баре, владельцем которого был брат Володи - Мигель. Своего жилья у молодой семьи не было - пришлось там же, в Сан-Хавьере, снять небольшой домик. Свободное время они часто проводят в Старом порту - месте высадки первых переселенцев из России, где есть хороший пляж и прекрасные условия для рыбалки. Там же устраиваются пикники: некоторые пациенты платили за консультации курицами, индюшками, поросятами и даже баранами, и Володя охотно делился таким «гонораром» с друзьями и родственниками. Семейные торжества нередко проходят и в доме родителей Владимира. Вернувшись с учебы в один из осенних дней 1980 года, Мария видит, что в доме все перевернуто вверх дном. Ее муж вновь арестован - как и 10 их земляков. На этот раз не полицейскими, а военными. Во время проведенного в доме обыска изъяты все книги, включая многочисленные издания по медицине на русском языке, привезенные врачом из Москвы. Мария немедленно едет во Фрай-Бентос. День за днем, под дождем и под палящим солнцем, стоит она у входа в тюрьму, пытаясь получить хоть какую-то информацию о супруге. Тщетно. Единственное, что ей отвечают: «его допрашивают, приходите позже». Наконец, Марии разрешают увидеть мужа; от него она узнает, что в той же тюрьме находятся Мигель и два его сына - Владимир и Виктор. Из Фрай-Бентоса заключенного переводят в тюрьму «Либертад», расположенную в относительной близости от уругвайской столицы. Хотя свидания разрешены лишь раз в 15 дней, Мария переезжает в Монтевидео. Долгие полтора года проводит она в этом городе, разделяя участь тысяч других женщин - жен, матерей, дочерей политзаключенных. Наконец, Владимира освобождают под выплаченный Марией залог. При этом он обязан каждый понедельник в 7 утра являться в полицейский участок Сан-Хавьера, а также получать в полиции разрешение на каждый выезд за городскую черту. 
Владимир Рослик с сыном

В родном городе его встречают сотни людей. Женщины пекут пироги, организуется настоящий праздник. Больше месяца Владимир не может работать - ведь он остался и без книг, и без документов, и без разрешения на врачебную практику. Время, проведенное в тюрьме, не прошло даром - он осунулся, стал нервным и раздражительным.
Но вот все формальности удается утрясти, и жизнь доктора постепенно налаживается. 22 ноября 1983 года в его семье происходит прибавление: на свет появляется маленький Валерий. Увы, счастье длится недолго. 15 апреля 1984 года, в 4 часа утра Владимира арестовывают в его собственном доме. А рано утром 16 апреля Мария Забалкина получает мертвое тело мужа в морге госпиталя города Фрай-Бентос. Официальная причина смерти - сердечный приступ.
Статья о смерти Рослика в еженедельнике «Хаке»

Несмотря на это заключение, Мария Забалкина решает отвезти тело в в другой город - Пайсанду для проведения повторного вскрытия. Его результаты однозначно показывают - Владимир умер насильственной смертью, его пытали. Благодаря усилиям Марии, гибель Володи не стала «еще одной» смертью времен диктатуры. Ее решение узнать правду делает общеизвестной информацию о пытках, практиковавшихся диктаторским режимом, которая вызывает в Уругвае большой резонанс. И не только в Уругвае - в октябре 1984 года Комиссия по правам человека Организации американских государств принимает резолюцию, в которой говорится: «.. .имеются достаточные доказательства того, что ответственность за смерть доктора Владимира Рослика, наступившую в результате пыток, несет уругвайское правительство. Данный факт является грубым нарушением статей I, IX, XVIII и XXV Межамериканской декларации о правах и обязанностях человека».
На похороны врача съезжаются сотни людей со всей страны. В речах выступавших рефреном звучит мысль: Володя навсегда останется с нами. Эти слова сбылись. После смерти Владимира Мария основывает фонд его имени. На участке земли, купленном семьей под новый дом, строится поликлиника, успешно работающая и по сей день. Именем Рослика называют участок автодороги, ведущей из Сан-Хавьера в сторону города Пайсанду.
Могила Владимира Рослика на кладбище Сан-Хавъера

В ходе состоявшихся в Сан-Хавьере в 2009 году памятных мероприятий в связи с 25-й годовщиной смерти Владимира Рослика была выдвинута инициатива провозгласить 16 апреля в Уругвае Национальным днем борьбы с пытками.
В сентябре 2009 года мэрия Монтевидео, рассмотрев соответствующее обращение Культурного центра им.М.Горького уругвайской столицы, поддержанное Посольством России в Уругвае, приняла решение о присвоении столичной площади, образованной пересечением улиц Чарруа, Яро и Эмилио Фругони, имени Владимира Рослика.
Comments