Свитки Мёртвого моря (Кумранские рукописи)

https://sites.google.com/site/ruslanvavrenyuk/ruslan-vavrenuk-moi-foto
    

Как это ни странно, на первый взгляд, в так называемых Свитках Мертвого моря присутствует реинкарнация. В отличие от последующих христианских рукописей. Что это за оригинальные документы такие?

Их еще называют Кумранскими рукописями. Именно ими пользовались авторы и составители Библии. И действительно, в них присутствует учение об реинкарнации (перевоплощения, вечной жизни людей), которое было составной частью христианской доктрины. И как мы уже знаем, его проповедовал Иисус Христос, но оно было скрыто от людей и выброшено из христианства на свалку истории руководителями церкви в I веке. Это самое важное открытие Свитков Мертвого моря.

То, что некоторые Кумранские рукописи являются источниками Книги бытия, подтверждает и то, что в них описана трагедия Содома и Гоморры.[1] (Эту уникальную информацию о взрыве я привожу в специальной главе, посвященной этой катастрофе.)

Итак, 2008 год – это год двух дат, связанных со Свитками Мертвого моря. 130 лет со дня обнаружения первых рукописей из этой серии и 125 лет, когда эти манускрипты, вызвав мировую сенсацию, стали достоянием гласности широкой общественности. (Правда, объявленные фальшивками [из-за чего первооткрыватель кончает жизнь самоубийством], тогда они «ушли» на аукционе «Сотби» за смехотворно ничтожную цену – 10 фунтов стерлингов 5 шиллингов.)

В этой связи 2007 год не уступает своему преемнику. 120 лет назад в одном из каталогов встречается последнее упоминание о свитках – они уже оцениваются аж в 25 фунтов стерлингов! (И с этого времени они исчезают из нашего поля зрения. До сих пор никто не знает, где они хранятся. Правда, ходят слухи, что их скупило правительство Израиля и... засекретило.) И 55 лет назад обнаружены новые Свитки Мертвого моря. (Сенсация – похлеще первой! Но «прозрение» наступает не сразу: бедуины, нашедшие 5 кожаных пергаментов, сбывают их практически за бесценок, перекупщик, «наварив» – рад тремстам маркам, выручившим за них, а вот новый владелец с обостренной интуицией «толкает» древности в США за 1 миллион долларов; правда, дали ему лишь четверть миллиона.)

Это, конечно, не юбилеи, но мне показалось, что эти полукруглые даты – достаточный повод вспомнить о вехах столь древнейших литературных памятников. Свитки Мертвого моря представляют великую ценность, значение их трудно переоценить не только для христианского мира, но и для истории всего человечества. Достаточно сказать, что некоторые из них на 1000 лет старше самой древней рукописи Библии, сохранившейся к настоящему времени. Кроме того, некоторые манускрипты вообще раньше не были известны науке. Судите сами. Ветхозаветный канон вырабатывался между 90–100 годами, а в 7–9 веках богословы, называемые масоретами (от древнееврейского масора – предание), создали унифицированный текст Ветхого завета. Именно эта масоретская редакция (конца 9–10 веков) – древнейшие дошедшие до нас полные рукописи Ветхого завета. И только кумранские рукописи позволили познакомиться в оригинале с отдельными книгами и фрагментами Библии в домасоретской редакции и создали серьезную базу для изучения складывания ветхозаветного текста.

И тогда не будет повода сожалеть: ведь совсем недавно я «прогавил» 45-летие окончания работы комплексной экспедиции в районе Мертвого моря, которая поставила многие точки над і. Но, к сожалению, не все. К тому же появилась целая куча новых вопросов, до сих пор ожидающих своих ответов.

И мне показалось, что поводов более чем достаточно, чтобы вновь достать из «долгого ящика» досье «Тайны Свитков Мертвого моря». Тем более, что...

В 2001 году Александр Лазарев (Украина, Киев), доктор технических наук, автор книги «Расшифрованная Библия, или Реквием цивилизации», заявил, что в так называемых свитках Мертвого моря написано о том, что ждет всех нас. «Они были уже частично расшифрованы, но потом Израиль вдруг заявил, что пока людям рано знать их содержание. В тех же свитках, однако, сказано, что люди будут предупреждены. Эта миссия была возложена на Мишеля Нострадамуса, французского врача и Великого Посвященного».[2]

Путеводители по Израилю в купе с несмолкающими ни на секунду экскурсоводами рассказывают многочисленным туристам о том, что во II-м веке до Р. Х. на северо-западном побережье Мертвого моря поселилась религиозная еврейская секта ессеев. Ее члены вели аскетический образ жизни, не вступали в брак, не имели личной собственности и резко критиковали церковную элиту Иерусалима. Они упрекали служителей храма, прежде всего, в нарушении Божьих принципов. 2 столетия прожили раскольники в Кумране, пока в 68 году поселок не был разгромлен римлянами.

Когда победа последних стала очевидной, ессеи спрятали свою драгоценную библиотеку, состоящую из рукописных свитков Священного писания, различных религиозных текстов и Основного устава общины, среди ущелий в пещерах, стремясь спасти их от «неверных». Они обернули свитки в холстину и запечатали их в глиняных сосудах. Рукописи так и покоились безмятежно в сухих пещерах почти 1900 лет (300 м ниже уровня моря), пока в 1947 году их случайно не обнаружили пастухи-бедуины.[3]

Однако у этой истории имеется своя лихо закрученная предыстория…

 

1878 год

Иерусалим

 

В 1878 году Моисей Шапиро, крещеный еврей, торговавший предметами старины в Иерусалиме, показал в немецком консульстве в Бейруте довольно необычную находку. Это были 15 пергаментных свитков с письменами, которые, по его словам, были обнаружены арабскими пастухами в пещере в холмах Палестины.

(До изобретения бумаги для письма использовали недубленую кожу животных и склеенные полоски стебля папируса, многолетнего травянистого растения. Соответственно, рукопись из этих материалов называют пергаментом [от древнего названия нынешнего турецкого города Бергама – Пергам, где тогда широко он применялся] и папирусом. Эти ленточные рукописи свертывали в трубку, которую мы и называем свитком.

Свиток – один из древнейших видов книги, характерный для культур Египта, Греции и Рима.

С первых веков нашей эры вытесняются кодексами, которые в VI веке стали основной формой книги. Однако в странах Востока они бытуют вплоть до XVII века.

В средние века форму свитка сохраняют лишь не очень большие документы и отдельные литургические тексты.

Кодекс [латинское – codex, первоначально – ствол, бревно, затем – скрепленные деревянные таблички для письма, книга] – одна из форм книги: скрепленные с одной стороны тетради из согнутых пополам и прошитых по сгибу листов пергамента или папируса, а с позднего средневековья – бумаги. Собственно, в Европе форму кодекса сохраняет и современная книга.)

Письмена представляли собой варианты фрагментов из библейской книги Второзакония, включая 10 заповедей. Судя по начертанию букв еврейского алфавита, манускрипт был создан в VI веке до Р. Х. или даже раньше. Возраст находки – если, конечно, она была подлинной – превосходил самые ранние тексты Ветхого Завета (IX век) почти на полторы тысячи лет.

Вполне понятно, что торговец хотел получить за них огромные деньги.

Однако антиквар пользовался дурной репутацией в мире знатоков древностей. Десятью годами раньше его имя «засветилось» в скандале с фальшивыми находками из Дибана (Иордания). Обнаруженная там надпись на большой базальтовой плите казалась одним из самых сенсационных открытий в археологии того времени, и поиски были продолжены. Арабы нашли несколько горшков, покрытых похожими письменами. Наш герой купил эти находки и, разумеется, перепродал в Германии. Часть вырученных денег он даже выплатил арабам для дальнейших поисков. Однако горшки оказались поддельными: обман раскрыл доктор Шарль Клермон-Ганно, автор первой научной публикации о «библейском камне». Возможно, сам Моисей Шапиро и не был виноват, но его репутация торговца была «подмочена».

Поэтому не удивительно, что теперь в немецком консульстве антиквар столкнулся с недоверием чиновников.

Несколько лет спустя Моисей Шапиро прочитал о последнем открытии в области библейской археологии. Новый аналитический метод позволял определить авторов текстов Ветхого Завета. К примеру, в некоторых фрагментах упоминалось имя Яхве (Иегова), в других же – Элохим. Немецкие исследователи, авторы новой методики, утверждали, что по этим словам можно разделить источники на несколько групп.

В манускриптах нашего героя упоминалось имя Элохим. Выходит, он был обладателем одного из источников Библии. Моисей Шапиро не спешил с окончательными выводами об их древности: он лишь допускал, что рукописи были созданы какой-то сектой, жившей в окрестностях Мертвого моря. В воображении бизнесмена снова замаячили золотые горы.

 

1883 год

Германия

Берлин

 

Завершив новый перевод текстов к 1883 году, и с благословения профессора Шредера, немецкого консула в Бейруте, Моисей Шапиро повез пергаменты в Берлин для экспертизы.

Но после полуторачасовых дебатов члены комиссии объявили манускрипты... «хитроумной и бесстыдной подделкой», и инцидент с «маовитянскими горшками» был предан забвению в Германии.

 

Июнь 1883 года

Великобритания

Лондон

 

Но Моисей Шапиро не сдался. И в июне 1883 года он был уже в Лондоне, где к находке отнеслись с большим доверием, по крайней мере, – сначала.

Британский музей поручил своему лучшему эксперту по палестинским древностям, Кристиану Гинзбургу, изучить тексты.

Спустя 2 месяца в газете «Таймс» были опубликованы его переводы.

2 пергамента, выставленные в Британском музее на обозрение, не могли не вызвать оживленных дебатов среди ученых и общественности.

Премьер-министр Великобритании Вильям Гладстон, знаток древней истории, долго беседовал с Моисеем Шапиро о находке.

Даже прошел слушок, что казначейство уже согласилось финансировать покупку манускриптов для музея.

Однако фортуна вновь отвернулась от антиквара. Все тот же Шарль Клермон-Ганно, непререкаемый авторитет и безжалостный гонитель Моисея Шапиро, после поверхностного осмотра манускриптов, лежавших на витрине под стеклом, объявил их подделкой. И теперь цепную реакцию остановить было невозможно. Несколько исследователей, в том числе директор музея, объявили, что никакие пергаменты не могут так хорошо сохраниться в течение двух тысяч лет в дождливом климате Палестины. Кристиан Гинзбург тоже внезапно изменил свое мнение: серию публикаций в “Таймс” он завершил статьей, изобличающей находку как фальсификацию. Он даже заявил, что может определить почерк нескольких переписчиков, работавших под общим руководством ученого-еврея. Стиль рукописи, по его мнению, просто скопирован с «Библейского камня». Даже у сторонников подлинности документов сомнений не оставалось: манускрипты – подделка, а Моисей Шапиро – либо мошенник, либо невежда.

23 августа неудачливый торговец написал из лондонского отеля письмо Кристиану Гинзбургу: «Вы сделали из меня дурака, опубликовав и выставив на обозрение рукописи, которые, оказывается, фальшивые. Не думаю, что смогу пережить этот позор».

Спустя 7 месяцев, в марте следующего года, Моисей Шапиро покончил жизнь самоубийством в роттердамском отеле.

Его семья, успевшая влезть в долги в связи с предполагаемой продажей манускриптов, распродала имущество в Иерусалиме и переехала в Германию.

Тем временем пергаменты, выставленные на аукционе “Сотби”, были приобретены каким-то книготорговцем за ничтожную сумму – 10 фунтов 5 шиллингов.

Последние упоминание о них встречается в книжном каталоге 1887 года, где указана их приблизительная датировка – от XVI до XIX века и цена – 25 фунтов стерлингов.

Никто не знает, где эти манускрипты сегодня. И в этой истории можно было бы поставить точку, если бы не открытие, сделанное почти 70 лет спустя – в 1947 году.[4]

 

Весна 1947 года

Израиль

Местность Хирбет-Кумран

 

История эта началась весной 1947 года в районе северо-западного побережья Мертвого моря. (Тогда эта территория входила в состав Иордании.) Там протянулась горная цепь Рас-Фешха. Эта гряда протяженностью до 8 км находится в 25 км к востоку от Иерусалима. Приблизительно в 4 км севернее источника Аин-Фешха, который бьет ключом у подножия, высоко в горах и расположена пещера, ставшая местом сенсационной находки. Эту местность аборигены называют Хирбет-Кумран (или Вади-Кумран).

Племя бедуинов Таамире пригоняло сюда пастись стада коз и баранов. И однажды молодой пастух Мохаммед ад-Диб, ища отбившуюся козу, набрел на узкую расщелину в скале, за которой проглядывалась пещера. Он подумал, что пропавшее животное могло укрыться там. Надеясь вспугнуть козу, юноша бросил во внутрь камень, но вместо блеяния раздался треск разбитой глиняной посуды. Подумав, что в пещере может быть спрятано сокровище, он позвал напарника. Бросив второй камень, пастухи услышали все тот же звук разлетающихся черепков. Преодолевая страх, но подстегиваемые любопытством, юноши протиснулись во внутрь. Пещера имела приблизительно 8 м длину и 2 м в ширину.

Мальчики нашли глиняные кувшины, плотно закрытые крышками. Один из них, уже разбитый, обнажил содержимое: кожаные свитки, завернутые в полотняную ткань. Их внутренняя сторона была исписана какими-то буквами. Рукописи были ветхими и по большей части представляли собой отдельные фрагменты некогда цельных манускриптов.

Так были обнаружены знаменитые Свитки Мертвого моря, которые спустя некоторое время стали мировой сенсацией.

Сначала Мохаммед хотел нарезать из свитков ремни для сандалий, но кожа была очень хрупкой, и находки пополнили хлам бедуинского шатра. И так они валялись, пока весть не дошла до старейшины племени. Мудрейший оказался более сообразительным: хотя они и не нашли золота, но стали обладателями «древностей», за которые можно выручить это золотишко. С его мудрых советов и началась одиссея бесценных свитков, непригодных для сандалий.

И трое бедуинов отправились в поиски покупателя. Понятно, что новоиспеченные торговцы древностями, прежде всего, обратились к своему мусульманскому священнику в Вифлееме. Шейх, просмотрев рукописи, не проявил к ним интереса, так как они были не на арабском, – для мусульманина только язык Корана имеет серьезное значение. Без особого энтузиазма он направил бедуинов к антиквару Кандо.

У того, однако, находка не вызвала интереса, но он преминул сообщить о ней одному из своих иерусалимских коллег; а тот, в свою очередь, рассказал о свитках епископу Мару Афанасиосу Иошуа Самуилу, главе христианской секты якобитов, архиепископу-митрополиту Иерусалима и всей Иордании. (Некоторые исследователи называют его сирийским епископом Маром Афанасием.) Последний, проявив интерес, попросил показать эти таинственные свитки. И Кандо послал за бедуинами.

 

Июнь 1947 года

Иерусалим

 

Гости не заставили себя долго ждать. В один прекрасный июньский день они опять заявились к Кандо. Антиквар связался по телефону с епископом.

Его резиденция находилась в иерусалимском монастыре Святого Марка, расположенном среди путаных узких переулочков старого города. И вот уже, стоя перед его воротами, 3 оборванных сына пустыни просят разрешения войти на аудиенцию к его преосвященству. Епископа на месте не оказалось, к тому же он, уезжая, не отдал соответствующее распоряжение. Поэтому почтенные монахи не впустили путников.

Это недоразумение привело к тому, что бедуины, непривыкшие к городской суете, и окончательно запутавшиеся, отправились опять к Кандо в Вифлеем. Они более не желали вступать ни в какие сделки. Антиквар, скорее из милосердия к отчаявшимся неудачливым продавцам сомнительных свитков, за бесценок купил у них лучше всего сохранившиеся фрагменты. От оставшегося бедуины по такой же дешевке сдыхались, уговорив какого-то вифлеемского шейха. И, перекрестившись, поспешили убраться восвояси.

Знать бы им, что цены на подозрительные свитки вот-вот начнут повышаться! Кандо продал 5 лучших манускриптов уже известному нам епископу аж за 300 марок! Но антиквар тоже не догадывался, каких золотых рыбок сбыл!

 

Февраль 1948 года

 

А чутье священника не дремало. И он к нему прислушался. Епископ не мог ни прочитать рукописи, ни вообще определить, представляют ли они какую-нибудь ценность. Однако все же не пальцем он был делан. Придумав манускриптам легенду (мол, пылились в монастырской библиотеке), стал осторожно, исподволь показывать их специалистам. Консультанты Службы древностей Иордании и Библейской археологической школы в Иерусалиме, как сговорившись, заявили, что рукописи не представляют никакой ценности.[5]

Другой бы на этом и остановился, пожалев о своих трестах марках, однако, епископ был сделан из иного теста. Следующим бастионом был Иерусалимский университет. Через третье лицо он показал один из свитков профессору Е. Л. Сукенику (или Л. Сукеник – ?), заведующему кафедрой палестинской археологии. Будучи специалистом по древнееврейским рукописям, профессор сразу же определил, что показанная ему рукопись – текст Исайи – должна относиться ко времени, приблизительно совпадающему с рождением Христа, а может быть, даже – к более раннему.

Этого было более чем достаточно для епископа-дельца, чтобы конвейер не останавливать. Он сразу же отдал фрагменты рукописей на экспертизу в Американскую школу восточных исследований в Иерусалиме.

Одни консультанты, наверно, проводя аналогию с историей Моисея Шапиро, объявили пергаменты подделкой. Другие эксперты склонялись к заключению, что манускрипты относятся к древнейшему времени. Третьи исследователи призывали не спешить с выводами. Мнения разошлись, требовался арбитр. Им мог стать профессор Вильям Ф. Олбрайт, крупнейший специалист в области исследования Палестины. Ему-то в США и были отосланы фотокопии документов.

Пока коллеги с пеной у рта спорили, пронырливый археолог Сукеник не дремал: он предпринял тайные собственные поиски источника появления столь древнего манускрипта. Одному только ему известно, какими правдами-неправдами ему удалось, в конце концов, приобрести те свитки, которые бедуины продали вифлеемскому шейху. Сколько предприимчивый ученый заплатил за них, – неизвестно. Да, собственно, и дальнейшая их судьба покрыта мраком таинственности.

 

Март 1948 года

 

Вскоре из Штатов пришла телеграмма: «Примите мои самые сердечные поздравления с величайшим открытием нашего времени – находкой доисторических текстов. Я отношу их к I в. до н. э.».

Сообщение о находке кожаных свитков вызвало в мире сенсацию! За священными текстами, проливающими новый свет на происхождение христианства, началась настоящая охота! Но все дороги пока вели к его преосвященству, с легкой руки которого человечество узнало о Свитках Мертвого моря.

Епископ ликовал! Но он, как истый бизнесмен, не стал почивать на лаврах, а вошел в раж. Чего бы ему это ни стоило, он должен выяснить место находки! Кандо, святая наивность со спящей интуицией, помог епископу выйти на таамирейцев.

Только можно догадываться, чем монахи, откомандированные к Мертвому морю, «взяли» знакомых нам несостоявшихся торговцев ценностями, но уже вскоре «святые археологи» хозяйничали в пещере, сохранившей миру уникальные рукописи. Расширив вход, они вынесли наружу весь мусор. Среди него завалялось еще несколько фрагментов свитков, которые и были немедленно доставлены патрону.

С этого момента епископ Мар Афанасиос Иошуа Самуил сгинул с глаз оплакивающей его паствы. По слухам, в стране неограниченных возможностей появился делец, запросивший за Свитки Мертвого моря 1 миллион долларов США. Ему дали только четверть миллиона! По крайней мере, вероотступник обеспечил себе безбедную старость.

Продав душу за 250 тысяч зелененьких, экс-епископ для нас канул в Лету. На сцену выходят новые герои, потому как в Палестине настоящая охота за рукописями только начинается. Ее стимулировали вести из Соединенных Штатов о сенсационной сделке. Теперь все дороги вели к антиквару Кандо, продавшему свитки епископу.

Ученые из Американской школы восточных исследований в Иерусалиме стали его усердно разыскивать в Вифлееме. Но того и след простыл.

Антиквар скрылся, пребывая, наверное, в своего рода приступе мировой скорби из-за того, что получил за свитки всего 300 марок. Он никогда не сможет простить себе продажу своих лучших свитков этому проходимцу. Кроме того, торговец имел все основания бояться и за эту скромную лепту, так как его могли судить за незаконную продажу древностей.

Но вскоре загнанный волк все же перестал трястись от страха, да и приступ неконтролируемой зависти с кусанием локтей и выламыванием пальцев постепенно сошел на нет. Верх взяла жадность грязного бизнеса. Сейчас или никогда! Кандо решил сейчас сделать тот бизнес, о котором мечтал всю жизнь; по крайней мере, с теми несколькими фрагментами, которые у него еще остались: жалкими, грязными и отчасти прогнившими.

 

Начало 1949 года

 

И в начале 1949 года он встречается в Иерусалиме с секретарем музея Рокфеллера. После упорной торговли, за каждый квадратный сантиметр кожи, воспрявший духом торговец сумел-таки получить по одному фунту стерлингу.

Кроме того, тысячу фунтов стерлингов передало в качестве аванса в дрожащую руку Кандо Иорданское управление древностями при заключении с ним договора.

С этого момента этот жалкий персонаж исчезает из нашего поля зрения, освобождая место для других действующих лиц, боровшихся либо за деньги, либо же за научную честь.

Все это время археологи и искатели кладов всех мастей пытались найти таинственную пещеру, в которой были найдены драгоценные свитки. Однако бедуины словно воды в рот набрали.

Теперь же они, после известий, пришедших из большой страны, что за океаном, смекнули, что к чему. Сообщения об огромных количествах золота, полученных за «древности», не давало и им спать. Для них уже стало ясно, сколько они потеряли из-за своей наивности. Но они – хранители тайн этой местности, только они знают пустыню у Мертвого моря как свои пять пальцев! И сыны пустыни, поняв, какой выгодой могут обернуться розыски кожаных свитков, с редким усердием принялись за поиски древних пещер.

Новые успехи аборигенов сопровождались повышением цен на рукописи. Даже за самый захудалый квадратный сантиметр кожи они требовали один иорданский динар, что равнялось приблизительно одному фунту стерлингов. (Вспомните последнюю таксу Кандо. Не скрывается ли за этим их негласный договор держать цену?)

В то время как пришлые искатели сокровищ все еще продолжали искать пещеру севернее источника Аин-Фешха, новые пергаменты беспрерывно текли из места, известного только сынам пустыни. (Остается удивляться тому, как это варягам не удалось подкупить кого-то из бедуинов!) Повсюду они находили лишь опустошенные пещеры. К 1952 году таких «хранилищ» уже насчитывалось 11 (включая первую пещеру).

Бедуины «подарили» миру не менее 15000 обрывков из приблизительно 100 библейских фрагментов и несколько сот рукописей светского содержания. В 1956 году еще в одной пещере обнаружили древние рукописи Ветхого завета и свиток библейских псалмов.

 

1960–1961 годы

 

В 1960–61 годах в районе Мертвого моря была проведена комплексная археологическая экспедиция. В ней взяли участие представители Иерусалимского университета, Департамента древностей и Израильского археологического общества. Всего было обследовано около 40 пещер (по другим данным – 200), найдено около 40000 различной величины пергаментных и папирусных фрагментов, написанных на древнееврейском, арамейском, армянском, греческом и других языках.

К сожалению, состояние рукописей оставляло желать лучшего. Значительная изношенность и частичная разорванность не может не свидетельствовать о том, что их захороняли после длительного пользования. Остальное довершило время с помощью тропического климата, насекомых и пресмыкающихся.

И вот перед учеными встала задача: как развернуть тугие свитки, которые пролежали более двух тысяч лет в непроветриваемых тайниках? Многие рукописи при первых попытках раскрыть их ломались и рассыпались (какие там сандалии!), после чего исчезали и стирались целые строки. Некоторые из манускриптов склеились так, что, казалось, их уже никогда не удастся разделить на первоначальные слои.

Третья пещера для нас сберегла так называемый “Медный свиток”, сделанный из тонкой меди. Он был настолько сильно поврежден, что исследователи долго не знали, как к нему подступиться. Лишь несколько лет спустя рукопись доставили для операции в Технологический институт в Манчестере (Великобритания). Свиток разрезали на 23 узкие поперечные полосы, которые снимались с него наподобие того, как очищают луковицу. Последующее фотографирование, произведенное с помощью инфракрасных лучей, позволило прочесть многие исчезнувшие строки.

Казалось, экспедиция подвела черту под охотой за сокровищами. Но не тут-то было! В рукописях переводчики с удивлением фиксировали многочисленные сообщения о кладах, спрятанных в окрестностях Иерусалима. Таких кладов насчитали 60. Подробное перечисление их содержимого позволило подсчитать общий объем этих сокровищ. Оказалось, что недра земли обетованной таят около 20 тонн золотых и серебряных изделий!

Так, в уже знакомом нам “Медном свитке” содержится опись тайников с указанием их местонахождения и скрытых в них сокровищах. «В крепости, что в долине Ахор, сорок локтей под лестницей, ведущей к востоку, – сундук с деньгами; его содержание весит семнадцать талантов. В надгробном памятнике в третьем ряду кладки – легкие слитки золота. В большой цистерне, что во дворе перистиля, в кладке дна, в углублении напротив верхнего отверстия, – 900 талантов». И далее указываются еще 57 тайников, где скрыты несметные сокровища.

Среди историков разгорелся спор о толковании этого документа. Одни (например, Т. Милик) говорят, что это запись предания о сказочных сокровищах древних царей, какие можно найти у многих народов. Другие утверждают, что рукопись содержит реальные данные, правда, и тут мнения разошлись. Так, Джон Аллегро, авторитетный исследователь Свитков Мертвого моря, полагает, что указанные в манускрипте клады зарыли зелоты во время первого восстания против римлян в 68 году. Другие ученые считают, что ценности были укрыты Бар-Коброй позже, в 133 году – во время второго восстания; третьи отстаивают точку зрения, что сокровища – это казна ессеев, которые копили свои богатства многие века.[6]

Как бы там ни было, на сцене в бесконечной пьесе «Охота за сокровищами» появились новые персонажи. Однако расшифровать древние рукописи оказалось легче, чем найти сами клады. Многочисленные государственные, частные и религиозные организации ищут их с тех пор. Вся сложность заключается в том, что за 2 с лишним тысячелетия ориентиры, указанные в манускриптах, перестали существовать. Реки переменили русла или исчезли вовсе, озера высохли и заросли кустарником, лес поглотила пустыня и т. п. Вот почему наиболее дальновидные и рассудительные искатели сокровищ на время отложили заступы и вооружились чертежными досками, пытаясь восстановить вид местности, каким он был 20 с лишним столетий назад. Ну а самые продвинутые со временем поспешили пересесть за компьютеры.[7]

☺☺☺

Как тут не вспомнить о манускриптах Моисея Шапиро? А что, если те рукописи тоже были подлинными, и антиквар стал жертвой узкого академического мышления? Может, он оказался более прозорливым, чем эксперты, разоблачавшие его? И на него зря напраслину возводили? Скорее всего, манускрипты Моисея Шапиро действительно являются древнейшими вариантами Ветхого Завета. По крайней мере, такого мнения придерживается Джон Аллегро, признанный специалист по Свиткам Мертвого моря.

Но где их искать? Не они ли засекречены израильским правительством?

А свитки профессора Сукеника? В какие руки они попали? Может, и их Израиль счел за честь приобрести?

Здесь неясностей больше, чем найденных свитков. А потому разночтения сплошь да рядом. Так, солидный цветной путеводитель по Израилю на 100 страницах глянцевой бумаги, отпечатанный в Германии, в котором «все данные тщательнейшим образом проверены», дает совершенно иную картину покупки рукописей профессором Сукеником. И стоит ли винить в этом авторов справочника? Ведь они «тщательнейшим образом» подстраховались: «И, тем не менее, мы не можем взять на себя ответственность за их полноту и достоверность». Реверанс, достойный уважения! Действительно, а не логично ли положить ответственность на плечи тех, кто стал инициатором засекречивания письменной памяти человечества?

Так вот, оказывается у бедуинов, пришедших в Вифлеем выручить деньги за находку, купил свитки торговец антиквариатом, и через 2 дня, 23 ноября 1947 года, предложил их профессору Л. Сукенику. После бурной торговли археолог купил 3 рукописи и сумел спрятать их в еврейской зоне Иерусалима, ведь время беспокойно-непредсказуемое.

В эти дни в Нью-Йорке в ООН решался вопрос о будущем Палестины, в связи с чем в Иерусалиме и его окрестностях была напряженная обстановка. Только что ООН приняла решение о выводе войск Великобритании из Палестины и о разделе страны между евреями и арабами. Не за горами и 14 мая 1948 года, когда мир облетит весть о создании государства Израиль.

В этих рукописях, попавших в руки Сукеника, якобы, содержалась половина Книги ессеев, тексты псалмов и пророческая книга о «конце света», о «войне сынов Света против сынов Тьмы».

7 лет спустя, в 1954 году, Игаль Ядин, сын Сукеника, тоже археолог, приобрел еще 4 свитка, которые еще во время Войны за независимость ушли долой с глаз людских в Нью-Йорке, и отнюдь не с молотка.

И эти все 7 свитков Сукеников, которыми потчуют туристов в Израиле, самые древние рукописные библейские тексты, вместе с другими находками Кумрана сегодня хранятся в Иерусалимском музее Израиля, в специальном помещении, называемым «Храмом Книги». Рекламная агитка акцентирует внимание любознательного экскурсанта: здесь «есть на что посмотреть».[8]

 


[1] Повель Луи, Бержье Жак. Утро магов: Посвящение в фантастический реализм. Киев: София, 1994. С. 354. (Пер. изд.: Pauwels Louis, Bergier Et Jacques. Le matin des magiciens: Introduction au realism fantastique. Gallimard, 1960.)

[2] Хлыстун Юрий. Киевский учёный Александр Лазарев убеждён, что раскрыл самую главную заповедь Библии // Факты. Киев, 2001. 12 декабря. С. 5.

[3] Израиль: Путеводитель. Москва: Polyglott; Дубль-В, 1997. С. 86.

[4] Непомнящий Николай. Сто великих загадок истории. Москва: Вече, 2002. С. 181–183.

[5] Ионина Надежда. Сто великих сокровищ. Москва: Вече, 2000. С. 63–64.

[6] Ионина Надежда. Сто великих сокровищ. Москва: Вече, 2000. С. 64, 69–70.

[7] Церен Эрих. Библейские холмы. Москва: Правда, 1986. 430 с.

Цит. по: Клады и кладоискатели / Подгот. текста Юрия Иванова. Минск: Литература, 1997. С. 602–611.

[8] Израиль: Путеводитель. Москва: Polyglott; Дубль-В, 1997. С. 2, 4, 12–13, 86.



Comments