Предыстория

https://sites.google.com/site/ruslanvavrenyuk/ruslan-vavrenuk-moi-foto

Луи Повель и Жак Бержье, «Утро магов»: «Вышедшая словно для того, чтобы подтвердить гербигеровские взгляды, в 1957 г. в Англии и во Франции появилась любопытная работа. Это «Третий глаз» Лобсанга Рампы.[I] Автор утверждает, что он – лама, достигший последней степени посвящения. Возможно, он был одним из немцев, посланных в Тибет со специальной миссией нацистскими главарями… При публикации «Третьего глаза» английские газеты заинтересовались, кто скрывается под именем Лобсанга Рампы; официальные осведомительные службы по этому поводу хранят молчание. Остаётся предполагать, что это либо подлинное имя посвящённого ламы, сына одного из высших сановников бывшего правительства Лхасы, как пишет автор, вынужденный по этой причине скрывать своё имя; либо это немец, входивший в одну из секретных миссий в Тибете, посланных туда между 1928 г. и концом гитлеровского режима. В этом случае он либо сообщает о действительных открытиях, либо передаёт чей-то рассказ, либо расцвечивает фантазиями гербигеровские и национал-социалистические воззрения. Следует, однако, учесть, что специалисты по Тибету никогда не опровергали этих "открытий"».[II]

А теперь в двух словах моё пояснение потребное – архиважное. Я буду часто цитировать Лобсанга Рампу. На мой взгляд, это один из авторитетнейших источников. Хотя фантастическая обстановка пещер Тибета, в которых лама Мингьяр Дондуп посвящал своего ученика в тайны истории человечества, не располагает недоверчивого и мало подготовленного читателя к восприятию этой информации. Тем не менее, эта версия не более неправдоподобна, чем те, которыми нас пичкают со школьной скамьи.

Дело в том, Лобсанг Рампа – воистину уникальный источник для криптоисторика. Он, будучи посвящённым, имел возможность изучать те книги, о которых знают только тибетские посвящённые и которые хранятся в монастырях, изолированных от остального мира. Кроме прочего, лама ознакомил своего ученика с зашифрованным текстом «золотых плит», дошедших до нас с незапамятных времён.

 

Лобсанг Рампа

Пещеры Тибета

 

– А сейчас я собираюсь сделать записи о том, – сказал лама Мингьяр Дондуп, – как мы попали сюда, что мы здесь делали, а затем приступлю к поискам пути наружу.

– Но, учитель, – спросил я, волнуясь, – зачем же вам писать об этом, если сюда всё равно никто никогда не придёт?

– Но люди являются сюда, Лобсанг! Невежественные называют их корабли «НЛО». Они прибывают сюда на этих кораблях и останавливаются в комнатах, находящихся прямо над нами. Они являются сюда, чтобы получить послания и самим сообщить о том, что они обнаружили. Это – Садоводы Земли. Они обладают огромным запасом знаний. Но с течением времени они несколько деградировали. Когда-то эти богоподобные люди обладали совершенно безграничными способностями. Они могли абсолютно всё! Затем «Главный Садовник» послал их на Землю, которая только формировалась. И Садовники множество раз осуществляли путешествие со скоростью света из своей вселенной на Землю и обратно.

Мы всё это можем увидеть, Лобсанг, так как тут есть аппарат, который покажет нам сцены из прошлого.

– Сцены из прошлого, учитель? Как мы можем видеть то, что происходило миллионы лет назад?

– Лобсанг, всё в мире является вибрацией. Или, если сформулировать это более научно, то все вещи обладают определённой частотой. Следовательно, если мы сможем определить частоту этих событий – а нам это, безусловно, удастся, – то сможем и проследить за ними. Мы сможем добиться того, чтобы наши инструменты вибрировали с большей частотой, тогда эти вибрации смогут быстро догнать импульсы, выпущенные миллионы лет назад. А затем мы можем снизить частоту так, чтобы она совпала с частотой вибраций мудрецов древности. Тогда мы сможем увидеть именно то, что происходило. Тебе ещё рано осознавать всё это до конца, но ты должен понять, что сейчас мы отправляемся в четвёртое измерение, где сможем догнать любое событие, происходившее в третьем измерении. Затем, если мы просто будем спокойно сидеть, то сможем наблюдать за всем, что происходило в действительности.

Сейчас нам следует немного заняться историей, подлинной историей, а не выставляемой в книгах ерундой, где истинное положение дел изменяется таким образом, чтобы это не досаждало власть имущим.

Он провёл меня в помещение, которое мы условились называть «Мировой Комнатой», и мы уселись там в закутке, называемой нами «консолью».

Это было действительно потрясающе: макет мира казался больше, чем комната, в которой он находился, что, по общему разумению, невозможно. Лама угадал мои мысли и сказал:

– Безусловно, когда мы входим сюда, то попадаем под влияние четвёртого измерения, и в четвёртом измерении получается модель, которая больше, чем содержащая её комната, если эта комната трёхмерна. Но давай оставим это и подумаем о следующем. Всё, что мы здесь видим, – это реальные события, происходившие в мире в прошлом, что-то вроде эха. Если шуметь в местах обитания эха, то те же звуки неизбежно вернутся назад. Вот всё, что можно вкратце об этом сказать; это, конечно же, не строгое определение, потому что я пытаюсь, будучи в трёхмерном мире, толковать о том, что находится в четвёртом и пятом измерении. Итак, тебе придётся доверять своим чувствам, и тогда то, что ты видишь, будет абсолютно точным.

Думаю, что мы изрядно посмеёмся, сравнивая то, что узнали, с тем, как эти события описываются в исторических книгах. Исторические книги преступны, так как они искажают факты и сбивают человека с пути. Мы посмотрим на то, что люди назвали Потопом. Мы можем увидеть и то, что люди назвали Атлантидой. Но, как я уже говорил тебе, «Атлантида» – всего лишь общее название затонувших земель. Одна область ушла под воду неподалёку от Турции, другая же находилась рядом с тем местом, где сейчас находится Япония.

Конечно же, многие события мы отсняли на плёнку, так как очень трудно каждый раз настраиваться на них. Но когда мы настраивались на события, то делали это очень тщательно, и потому сейчас располагаем точной записью всего, что происходило. А сейчас... – Лама Мингьяр Дондуп на минуту прервался, чтобы пересмотреть какие-то маленькие кассеты, стоящие на полке вдоль стены, затем выбрал одну из них и продолжал: – Да, эта подойдёт. Сейчас посмотрим её.

С этими словами он вставил кассету в аппарат, и огромная модель Земли – около двадцати пяти футов в диаметре – ожила.[III] К моему изумлению, она стала двигаться то в одну сторону, то в другую, затем закружилась в обратном направлении и остановилась.

Я стал смотреть на сцены, развернувшиеся передо мной. Но вот я уже больше не «смотрел» – я находился в самой гуще событий. Я перенёсся на прекрасную землю – такой яркой зелени я ещё никогда не видел. Подо мной находился серебристый песок, а рядом плескалась вода. Вокруг были весёлые, смеющиеся люди. Некоторые были одеты в нарядные, открытые пляжные костюмы. На других не было ничего. Обнажённые выглядели гораздо более скромно, чем те, кто нацепил на себя кусочки материи, чтобы подчеркнуть свою половую принадлежность.

Я взглянул на сверкающее море. Оно было голубым – таким же голубым, как небо. Стояла безветренная погода. Маленькие парусники состязались в скорости. А затем... затем, совершенно неожиданно, раздался страшный шум, и земля, содрогнувшись, стала наклоняться. Море тут же начало отступать, пока его дно не обнажилось полностью.

Неожиданно мы все испытали совершенно потрясающее ощущение – мы стали жадно ловить ртом воздух, а земля под нами взмывала вверх. Вскоре всё вокруг превратилось в горную гряду – везде, куда ни бросишь взор, были видны лишь вершины гор.

Казалось, что я стоял на самом краю твёрдой земли, и, взглянув себе под ноги, я ощутил как у меня засосало под ложечкой. Мы находились на такой высоте, что мне показалось, будто я попал в Райские Угодья. Рядом со мной не было ни души, я стоял там один и был страшно испуган. Тибет поднялся на тридцать тысяч футов примерно за тридцать секунд.[IV] Вдруг я понял, что мне стало тяжело дышать. Воздух был очень разрежённым, и каждый вдох давался с трудом.

Внезапно из глубокой трещины вверх ударила струя воды. Затем напор несколько ослабел, и вода начала прокладывать свой путь вниз, по новой земле, которая ещё совсем недавно была морским дном. Так родилась великая Брахмапутру. Её воды несли с собой трупы людей и животных, деревья и разную грязь. Моё внимание привлекала не только вода, так как, к своему великому ужасу и изумлению, я обнаружил, что горы продолжают подниматься вверх. Вскоре я очутился посреди голой равнины, окружённой пиками гор.

Этот огромный глобус оказался совершенно изумительной вещью, так как давал возможность не только наблюдать за происходящим, но и переживать их, становиться полноправным участником событий. Впервые увидев этот глобус, я подумал: «Хм, эта вещица, наверное, окажется чем-то вроде волшебного фонаря, который привезли нам миссионеры». Но когда я внимательнее присмотрелся к этой вещи, то мне показалось, что я падаю с неба, падаю с туч... падаю, как лист на землю. А затем я по-настоящему пережил события, которые произошли миллионы лет назад. Это был продукт цивилизации, намного превосходящий все достижения современной науки и техники. Я не могу передать вам всех своих ощущений, но скажу, что обнаружил, что могу там ходить. Меня заинтересовало то, что происходит в тени, и я стал приближаться к ней. Тут-то я почувствовал, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО иду. И здесь, возможно впервые, человеческий глаз мог любоваться небольшой горой, на которой со временем будет возведена великая Потала.

– Я действительно ничего не могу понять, учитель. Это просто выше моих возможностей.

– Глупости, Лобсанг, глупости. Мы с тобой были вместе в течение многих жизней. Мы всегда были друзьями, Лобсанг. В этой жизни ты будешь моим преемником. Я уже прожил сотни лет – большую часть своей жизни, и я единственный человек в Тибете, который понимает до конца, как работают эти вещи. Это было моей задачей. А моей другой задачей, – тут лама Мингьяр Дондуп бросил на меня какой-то странный взгляд, – было твоё обучение. Я должен передать тебе все свои знания, чтобы ты в будущем... когда я погибну от удара кинжалом в спину... чтобы ты смог найти это место, смог вспомнить, как проникнуть сюда, вспомнить, как пользоваться этими аппаратами и возродить события прошлого. Ты должен понять, как мир пошёл по неверному пути, и сделать всё, чтобы исправить ошибку (хотя, что можно успеть сделать в этой жизни!). Но ничего, люди выбирают трудный путь, потому что пренебрегают лёгким. Они не осознают, что все эти страдания вовсе не нужны человечеству.

☺☺☺

– Как вы думаете, как долго наш мир сохранится таким, какой он есть сейчас?

Лама улыбнулся:

– Ну, хорошо. Мы уже видели часть этого мира, и, я думаю, нам стоит продолжить. Рассмотрим ещё часть с её прошлым, настоящим и будущим. Ты не против?

Мы медленно направились в комнату, где огромный макет мира застыл в ожидании своего применения.

– Как тебе известно, Лобсанг, все мы склонны думать, что этот мир вечен, и с этой мыслью мы практически разрушаем Вселенную. Уже доказано вполне убедительно, что миры разлетаются друг от друга. Наилучший способ объяснить такое утверждение – это ещё раз повторить то, что время в этом мире абсолютно искусственно. Реальное время – это космическое время. И помнишь ли ты, я рассказывал тебе о раскалённых частицах, которые на огромной скорости ударяются о нечто грубое, и это приводит к возникновению пламени? Так вот, если считать, что Бог воплотился в пространстве, то рождение, жизнь и смерть этого мира, как и других миров, сравнима со столкновениями этих частиц.

Первоначально образуется огромное количество тепла посредством трения этих частиц о нечто твёрдое. Затем, когда достигается критическое количество тепла, происходит взрыв, вырывается пламя. Потом пламя затихает и остаётся только раскалённый докрасна клубок частиц, который быстро остывает и становится обычной чёрной обгорелой массой. Земля образовалась таким образом, как и все другие планеты. Нам, живущим на Земле, она кажется вечной. Конечно, трудно представить себя временным существом, которое обитает на поверхности остывающей частицы только до тех пор, пока она не остынет окончательно. Гораздо спокойнее думать, что живёшь в мире, который будет существовать всегда. Ты понимаешь, к чему я клоню?

– Да, я понял. Лама, побывавший в известной школе в Германии, рассказывал мне о похожих частицах. Он говорил почти теми же словами, что и вы, однако добавил ещё, что несколько миллионов лет назад на поверхности этой частицы, или в нашем мире, температура достигала двадцати миллионов градусов по Фаренгейту,[V] поскольку именно при такой температуре водород в атмосфере может быть преобразован в углерод, кислород и множество других элементов. Все эти элементы необходимы в формировании мира. Он сказал мне также, что перед концом мира Земной шар расширится.

– Да, абсолютно верно. Ты должен помнить, что в Западном мире не знают о подобных вещах, поскольку у них нет приспособлений, подобных нашему. Мы в настоящем времени владеем приспособлениями сверхнаучными и, возможно, произведёнными миллиард лет назад – чтобы отразить этот миллиард лет или более. Эти машины простояли здесь сотни, тысячи веков, до тех пор, пока не появились умеющие пользоваться ими. Я знаю, как работать с ними, Лобсанг, и я хочу научить тебя...

Мы вошли в комнату, которую по размерам вполне можно было бы назвать залом. Тут же начало ощущаться слабое тепло, и мы увидели, как рассвет обращается в день. Это было нечто отличное от того рода восходов, которые мы можем наблюдать сейчас, потому что все те живописные краски, которые мы видим при восходах и закатах – это просто-напросто отражения атмосферных загрязнений. В те дни «загрязнения» были как хлеб для Земли – речь идёт об извержениях вулканов, удобрявших почву и доставлявших соли на дно морей. Соль – это жизнь.

Мы расположились рядом с приспособлением, и лама Мингьяр Дондуп продолжил:

– Давай-ка, поговорим о странных вещах. Допустим, если бы люди существовали одновременно с вымершими давным-давно животными, то тем, возможно, доставляло бы удовольствие растаптывать и сметать со своего пути жалкие крошечные существа, которые вступили с ними в борьбу за существование. Однако древние существа, первые формы жизни на Земле, и сами были обречены. Например, брахтиозавры, самые странные твари, существовавшие когда-либо на Земле. Их внешний вид приводит в недоумение. Ультразавры, к примеру, наиболее замечательные существа. У них, должно быть, было очень высокое кровяное давление, поскольку голова их возносилась далеко вверх над телом, вес которого превышал порой восемнадцать тонн. У этого животного было два мозга. Один находился в голове и отвечал за работу челюстей и передних ног, а второй – ниже спины, в задней части, и отвечал за хвост и задние ноги...

Итак, Лобсанг, что бы нам такое посмотреть? У нас есть какое-то время, и тебе достаточно только сказать мне, что бы ты хотел видеть больше всего.

Я на минутку задумался и затем сказал:

– Помните, японский лама рассказывал нам много необычайных вещей, и я до сих пор не знаю, верить ему или нет. Он говорил, что мир когда-то был разогрет, а затем совершенно внезапно сильно охлаждён, и вся поверхность мира покрылась льдом. Можно ли это увидеть?

– Конечно, можно. Никаких затруднений. Но, как тебе известно, такое происходило несколько раз. Как видишь, этому миру уже миллиарды лет, а существующему на его поверхности ледовому покрову – всего несколько миллионов. К примеру, на Северном полюсе лёд уходит под воду на огромную глубину, и если его растопить и растопить все айсберги на Земле, то всё ушло бы под воду – ну, кроме Тибета, мы находимся слишком высоко, чтобы вода могла нас достать.

Он повернулся к приспособлению и просмотрел длинную колонку цифр, затем в огромном зале, или комнате, или как вам будет угодно назвать это помещение, – свет в нём стал быстро угасать. Несколько секунд мы оставались в полнейшей темноте, а затем появилось красноватое свечение, особенное, абсолютно отличное от чего бы то ни было, и с полюсов, с Северного и Южного полюсов, пробились ослепительные полосы света.

– Это северное сияние, мировая аура. Мы видим её потому, что, хотя нам и выпало находиться на Земле, мы далеки от этого явления, и потому мы видим его.

Свечение становилось всё ярче, оно стало невыносимо ярким, таким, что нам пришлось наблюдать его, полуприкрыв глаза.

– Где Тибет? – спросил я.

– Мы находимся в Тибете, Лобсанг, мы стоим на нём. Всё, что ты видишь внизу, – это лёд.

Я смотрел на лёд и размышлял, почему так могло произойти – предо мной был зелёный лед, был синий лед и был абсолютно прозрачный, бесцветный, как чистейшая вода, лёд. Больше я не мог такого стерпеть и воскликнул:

– Какое гнетущее зрелище, с меня достаточно.

Лама рассмеялся и, вернувшись к приспособлению, выключил его.[1]

☺☺☺

Примерно каждые полмиллиона лет Земля переживает период глобальных катаклизмов, во время которых вся её поверхность, содрогаясь, меняет очертания: вода в одних местах отступает, в других – поднимается очень высоко. Весь земной шар превращается в бурлящий и кипящий котёл, и все плоды деятельности человека оказываются погребёнными на сотни и тысячи метров под поверхностью Земли.

Точно так же спустя тысячи лет Земля перестанет быть такой, какой мы её знаем в наши дни. Вся её поверхность забурлит и покроется пузырьками: города и прочие творения рук человеческих будут разрушены и погребены на глубине многих тысяч метров.

До нас, современных людей, на Земле существовали многие формы жизни и расы.

Несколько миллионов лет назад на нашей планете вся суша представляла собой один материк, гигантским мостом соединивший Северный и Южный полюса. Австралия, Китай, Америка и Африка с Европой не были разделены водой. Англия была частью Европы, а Ирландия – просто горной вершиной, на многие километры устремившейся ввысь.

Люди той цивилизации сильно отличались от нас. Их грудная клетка и ноздри отличались от наших, потому что атмосфера Земли была совсем не такой, как сейчас. Современный человек не смог бы жить в то время, как не смог бы землянин той цивилизации дышать нашим воздухом; тогда в воздухе содержалось гораздо больше хлора и серы.

Средством передвижения у них служило то, что, видимо, легло в основу сказок о ковре-самолёте. Они передвигались на небольших платформах, похожих на наши циновки. На них садились, скрестив ноги, и, манипулируя панелью управления, похожей на неоконченное вязание, поднимались в воздух и летели в нужном направлении.

Но землетрясения, сопровождавшиеся страшными толчками, похоронили цивилизацию под землёй и обломками горных пород. Центробежный эффект разорвал континент на несколько частей. Суша и морское дно изменили свои очертания. Так появились земли, которые впоследствии стали называться Австралией, Америкой, Европой, Африкой и т. д.

Астральные исследования позволили Лобсангу Рампе приоткрыть завесу тех времён: «Однажды – словно кто-то неуклюжий толкнул шахматную доску, на которой были расставлены фигуры для игры, – всё смешалось в беспорядке. Земля разверзлась, образовав бездонную зияющую пропасть, в которую полетели дома, люди и всё, что находилось на её поверхности. Затем планета содрогнулась, и пропасть захлопнулась. А через некоторое время прекратились перемещения и толчки, и земная поверхность приготовилась к следующему "посеву"».

«В глубине антарктических льдов, на сотни и тысячи футов под их поверхностью, я видел необычные фигуры. Это был другой вид человеческой расы, лиловатого оттенка, обладающий совсем другими признаками, чем современные. Например, у современных людей по две грудные железы и по десять пальцев. Но лиловые люди, тела которых я видел на большой глубине прекрасно сохранившимися, имели по восемь грудных желёз и по девять пальцев на каждой руке. Возможно, когда-нибудь удастся добраться до них и исследовать, и тогда нас ожидает величайшее изумление. Когда-нибудь появятся землеройные машины на атомной энергии, способные передвигаться во льдах, и мы сможем увидеть тех людей и их города, похороненные на невероятной глубине. Города людей, которые жили и ходили по этой Земле за сотни веков до того, как на ней появились первые признаки современных форм жизни».

☺☺☺

Лама выглядел бесконечно печальным, он сидел, подперев подбородок ладонью.

– Я мог бы показать тебе всю историю мира, – произнёс он, – но, чтобы увидеть её, тебе придётся потратить на это всю жизнь. Лучше я покажу тебе несколько вспышек, как мы их называем, и расскажу о прочих.

Земля была совсем другой планетой. Она вращалась по орбите, которая лежала намного ближе к Солнцу, и притом в противоположном направлении. Кроме того, тогда у Земли была планета-близнец, которая вращалась по орбите, близкой к земной. Дни были короче, чем теперь, и людям казалось, что живут они дольше – многие сотни лет. Сила тяжести была намного меньше, чем в наши дни, потому что Земля вращалась вокруг своей оси быстрее.

Климат тогда был более тёплым, тропическим, а флора обильной.

…В комнате стало темно, и я почувствовал, что падаю. Инстинктивно я вцепился ламе в руку, и он обнял меня за плечи.

– Всё в порядке, Лобсанг, на самом деле ты не падаешь, просто твой мозг готовится к восприятию четырёх измерений.

Ощущение падения прекратилось, и я вдруг обнаружил, что нахожусь в невероятно пугающем мире. Там были гигантские звери, превосходившие своей уродливостью всё, что я когда-либо видел. С отвратительнейшим звуком огромные создания проносились по воздуху, тяжело хлопая крыльями. Этот звук был похож на скрежет старой заскорузлой кожи. Крылья едва удерживали этих монстров в воздухе. Они кружили над землёй, и внезапно один устремился вниз, чтобы схватить кусок пищи, который выпал из пасти другого. Но, опускаясь на землю, эти создания так и оставались на ней. Крылья не могли поднять их снова в воздух, а ног, чтобы оттолкнуться от земли, у них не было.

Неописуемый шум донёсся из болота слева от меня. Этот шум ужаснул меня, и я почувствовал приступ тошноты и страха. И затем совсем рядом со мной из болотной грязи показалась крошечная голова на длинной мощной шее. Шея была приблизительно двадцати футов длиной,[VI] и вода долго бурлила, прежде чем тварь выползала на берег. У неё было округлое тело и сужающийся хвост, служащий противовесом голове.

Пока я смотрел на эту тварь, замирая от страха при мысли, что она, может быть, тоже видит меня, до меня донёсся ужасающий треск и грохот. Нечто огромное продиралось сквозь лес, расшвыривая стволы деревьев, как мы расшвыриваем соломинки. Какое-то мгновение я наблюдал громаднейшее из когда-либо виденных мною созданий.

Лама сказал:

– Давай переместимся через век-другой и посмотрим на первых людей.

Кажется, я задремал или что-то вроде того, потому что, когда я посмотрел на шар снова... нет, нет, конечно нет, я был НА шаре, я был В шаре, был частью его. Но, в любом случае, когда я поднял глаза, то увидел ужасающего вида создания, шествующие мимо. Их было шесть, все с нависшими бровями и почти без шеи. Каждое несло оружие – большой обломок дерева. С одного конца он сужался как рукоятка, другой же конец представлял из себя узел или нарост, и он по прочности превосходил обычное дерево, из которого изготовлялась дубина. Существа прошли мимо. Одно из них, женщина, на ходу кормила грудью ребёнка. Беззвучно ступали они по топи, без единого всплеска или хлюпанья, при полной тишине. Я проводил их взглядом и затем вновь, как мне показалось, впал в дрёму…

До человека, каким мы его знаем, на Земле обитала иная, подобная ему раса. Это были не косматые обезьяны, как принято считать, а совершенно иной тип личности, населявший совершенно иные континенты, которые давно ушли на океанское дно, уступив место другим континентам и другим народам.

Эти люди были совершенно иными. Они несколько отличались от нас по анатомическому строению. Их кожа имела пурпурный оттенок. Они были значительно выше и крупнее нас, но даже они казались пигмеями по сравнению с представителями другой расы, которая проживала на Земле наряду с ними.

Согласно древним хроникам, Земля была колонией, которую заселили пришельцы из глубин Вселенной. Во времена так называемого Сада Эдемского посланцы этих людей – Смотрители – явились на Землю, чтобы осуществлять надзор за новой человеческой расой, за пурпурным народом.

В глазах человека Смотрители выглядели настоящими гигантами. Они были в несколько раз раза выше землян, – вот почему у нас и сохранились предания о тех днях, когда по земле ходили боги и гиганты.

Рассудок человека находился тогда в стадии зарождения. Поэтому люди, разум которых был на уровне современных человекообразных обезьян, не могли понять действий своих более развитых попечителей. На них производили огромное впечатление невиданные машины и оружие богов: странные огненные машины, известные нам как Колесницы Богов, бороздили просторы небес. Их совершенно поразили ящики, которые показывали различные изображения и, казалось, из воздуха создавали голоса и музыку.

В течение многих веков жизнь на Земле была размеренной и мирной. Все существа жили в гармонии друг с другом.

Исполины, господствовавшие на планете, неустанно заботились о благополучии жителей новой Земли. Они были добры и великодушны. Смотрители многому научили людей, бывших у них в подчинении как ученики, которых наставляет заботливый учитель. Они вступили в слишком тесные отношения с пурпурным населением и проявили чрезмерное дружелюбие, открыв человеку третий глаз.

Теперь земляне обладали астральной техникой, ясновидением, способностью к левитации. Люди общались посредством телепатии, без помощи слов. Лишь изредка они прибегали к возможностям языка. Язык племени использовался только для внутреннего общения между его представителями. Язык же телепатии, то есть мысленный язык, был понятен каждому, независимо от племенной принадлежности. Об этом пишет Лобсанг Рампа: «Для общения со всем миром люди пользовались телепатией, а язык, местное наречие, использовали только для разговоров с членами своих семей, когда не хотели, чтобы всем было известно, о чём они говорят». С помощью телепатии человек также общался и с животными.

Кроме того, все люди без исключения могли свободно совершать астральные путешествия.

Однако на каком-то этапе человек стал злоупотреблять оккультными силами в личных, эгоистических интересах, вместо того, чтобы использовать их для развития всего человеческого рода. У низших земных людей возникло раздутое самомнение. Они возомнили, что если сами боги водят с ними дружбу, то, значит, и сами они выдающийся народ. Люди решили подчинить пришельцев себе. Составился заговор, в соответствии с которым некая юная особа, чрезвычайно привлекательная в глазах Смотрителей, должна была завлечь своими чарами одного из них. Весь план состоял в том, чтобы перебить богов, пока их внимание будет поглощено чем-то иным.

Боги проведали о заговоре, поняли, что земные обитатели преисполнены всяческих пороков, поняли, что человечество вынашивает вероломные замыслы, жаждет власти и что его обуревает гордыня, ложная гордыня. И человеческий род был изгнан из Сада Эдема. Садом Эдема была молодая Земля, та Земля, которая только начинала становиться пригодной для обитания новой расы, расы человеческой. Практически все исторические источники запечатлели воспоминания об этих событиях: огненные, пламенные мечи ангелов, Колесницы Богов.

– Давным-давно, гласят наши предания, – продолжал лама Мингьяр Дондуп, – все люди, мужчины и женщины, умели пользоваться третьим глазом. В те времена боги ходили по земле и жили среди людей. У людей возникла иллюзия, что сами они не хуже богов, возникло желание убить богов. Люди не понимали, что то, что они видят, боги видят лучше их. В наказание боги закрыли третий глаз у людей. С тех пор на протяжении многих столетий дар ясновидения был уделом немногих.

Так дар массовой телепатии был утерян. «По собственной глупости, – пишет Лобсанг Рампа, – в наши дни человек потерял дар этого видения». И теперь на Земле телепатическими способностями «обладают лишь немногие, и те из нас, кто ими обладают, похожи на зрячих в стране слепцов».

После этого падения человека началось вавилонское столпотворение. Именно в этом заключается первородный грех человека.

На Земле, как это бывало и в других мирах, произошла революция. Некоторым людям не понравилось, когда Садовники брали с собой в путешествия женщин, особенно если эти женщины были чьими-то жёнами. Неизбежно возникали ссоры, и в результате Садовники разделились на две партии – на так называемую «партию правых» и на «отщепенцев»«Отщепенцы» считали, что трудности долгих перелётов дают им право вкушать сексуальные услады, как только предоставляется возможность. Если «отщепенцы» не были в состоянии найти себе подружек своей породы, они, прилетая на Землю, выбирали там для себя самых крупных женщин. Однако несоответствие в росте между мужчинами-Садовниками и женщинами Земли всё равно оставалось значительным, и это привело к ссорам внутри партии «отщепенцев», и они в свою очередь раскололись на две партии. Одна партия отправилась на Восток, другая на Запад. Всё это время они не прекращали совершать налёты друг на друга с целью похищения женщин. Началась затяжная война. Земля, которая до этого времени была уютным уголком, теперь стала весьма беспокойным местом.

Садовники, обладающие более глубокими научными познаниями, создали ядерное (нейтронное) и лазерное оружие.

Атаки порождали контратаки, и огромные летательные аппараты беспрестанно носились над землёй. То, что произошло потом, является историческим фактом: меньшая партия (которая была права в этом споре), отчаявшись победить иным путём, сбросила ядерную бомбу на лагерь противника. Сейчас эту зону называют «Библейскими Землями». Взрыв уничтожил там всё. Пустыня, которая сейчас находится там, когда-то была чудесным побережьем, омываемым сверкающими морскими водами. Но когда туда упала бомба, поднялся огромный пласт земли и почти вся вода ушла в Средиземное море и Атлантический океан. Из остатков воды образовался Нил.

Вследствие взрыва планета затряслась и изменила свою орбиту. В небе полыхали языки пламени, и по всей атмосфере распространился дым.

…Этот великолепный город был выстроен из светящихся камней различных цветов, здесь мосты были в ширину улиц, и над дорогами неслись механические птицы, наполненные людьми. Эти приспособления могли останавливаться и зависать в воздухе, когда люди входили или выходили. Затем, совершенно неожиданно, все обернулись и стали пристально всматриваться в линию горизонта, пролегающую по верхушкам горной цепи. Вскоре оттуда послышался раскатистый гул, и затем показалась целая стая механических птиц, закружившаяся над городом. Люди повсюду бежали. Некоторые падали на колени и принимались молиться, однако священники, я заметил, не задерживались для молитвы, они вложили всю свою энергию в побег. После нескольких минут кружения дверцы, находящиеся в днище этих птиц, раскрылись, и оттуда посыпались металлические коробочки. Затем дверца закрылись, и механические птицы исчезли из поля зрения. Город поднялся в воздух и пылью опустился на землю, и только затем мы услышали удар и ощутили сотрясение, поскольку взгляд быстрее слуха. До нас донеслись крики людей, заваленных балками и погребённых в пыли.

И вновь навалилась дремота, только так я и могу это назвать – дремота, потому что мне не удалось уловить никакого разрыва между тем, что я видел, и тем, что предстало моему взору теперь. Это были уже другие, более поздние времена, и я увидел выстроенный город, великолепный город, город превосходной красоты. Он был действительно произведением искусства. Шпили парили высоко в облаках, и утончённые ажурные металлические мосты соединяли одно здание с другим. Повсюду были люди, люди занимались своими обычными делами, покупали, продавали, останавливались на углах улиц и обсуждали происходящее. Затем послышался страшный гул, и неисчислимая стая механических птиц сплочёнными рядами пронеслась над головами людей, которые смеялись, выкрикивали приветствия и махали вслед. Механические птицы беспрепятственно продолжали свой путь. Они пересекли гряду, и затем до нас донёсся удар и скрежет. Теперь мы знали, что «наша сторона» отплатила врагу за причинённый ущерб. Но... но механические птицы возвращались, или не возвращались, ибо они были не наши, они были другие, какие-то из них были другой формы, многие – других цветов. И они нависли над нашим городом, и вновь посыпались бомбы. Наш город был сметён шквалом огня, огонь ревел и свирепствовал, и всё было выжжено и упало пеплом на землю. Ажурные металлические мосты на зданиях накалялись докрасна, затем белели, а потом начинали таять, и жидкий металл падал, как дождь. Вскоре я стоял на равнине – это единственное, что осталось от всего этого. Не было деревьев, великолепные озёра исчезли, обратились в пар, и я стоял и смотрел вокруг себя и пытался понять смысл всего этого, почему одни Садовники Земли бились против других Садовников? Но смысла в происходившем я не увидел.

Затем мир вздрогнул и померк. Я обнаружил, что сижу на стуле рядом с ламой Мингьяром Дондупом. Он выглядел печальнее всех, кого я когда-либо встречал в своей жизни.

– Лобсанг, это случается с миром миллионы лет. Как видишь, здесь были люди высокого культурного уровня, но, поссорившись, они развязали мировую войну. Небольшая группа выживших укрылась в пещерах.

Через несколько лет они выползли, чтобы дать начало новой цивилизации. И эта цивилизация в свою очередь будет уничтожена, и все останки будут втоптаны глубоко в землю земледельцами, которые пытаются засеять вспаханную войной землю.[2]

Через некоторое время всё стихло и успокоилось, однако, по истечении нескольких месяцев в небе появился недобрый знак, от которого уцелевшие жители Земли пришли в ужас. Это была приближающаяся планета. Она неслась навстречу Земле, постепенно увеличиваясь в размерах. Когда планета приблизилась, моря на Земле вышли из берегов и стали дуть невиданной силы ветры. Разница между днём и ночью исчезла, и начался сущий ад. Планета, казалось, заполнила собой всё небо, и вот-вот должен был наступить момент её столкновения с Землёй. По мере приближения незваной гостьи волны на морях становились всё выше и выше, и скоро вода стала затоплять отдельные участки суши. Наша планета вздрагивала от землетрясений, и наступило время, когда целые материки исчезли под водой в считанные секунды.

Раса сверхлюдей забыла о своих ссорах и поспешно поднялась в небо на своих сверкающих машинах. Они предпочли навсегда покинуть планету, на которой случилась такая катастрофа.

На Земле же некоторое время ещё продолжались ужасные катаклизмы. Из моря поднимались горы, на вершинах которых оказывалось то, что раньше покоилось глубоко под водой. Суша прогибалась и её заливало водой.

Сила ветра всё нарастала, а землетрясения и другие стихийные бедствия едва не свели с ума тех людей, которым посчастливилось выжить. Они не находили себе места от ужаса. Им казалось, что пришёл конец света.

Подлетающая планета становилась всё больше и больше до тех пор, пока не подошла на такое расстояние, когда между нею и Землёй проскочила огромная искра. Раздался сильнейший удар грома, и небо озарилось исполинской молнией. Землю окутали чёрные тучи, и настала продолжительная ночь ужаса.

При столкновении планет Земля на мгновение остановилась, после чего она начала вращаться в обратном направлении.

Когда тучи развеялись, оказалось, что Солнце стоит в небе неподвижно, будто оцепенев от ужаса от вида катастрофы на Земле.

В течение многих-многих дней светило стояло в небе на одном месте, изрыгая во все стороны языки кроваво-красного пламени.

Затем снова наползли чёрные тучи, и настала ночь.

Ветры сначала были жаркими, затем стали холодными.

Тысячи людей умерли только от этого перепада температуры, за которым последовали другие перепады.

Пища Богов, называемая манной небесной, падала с небес. Без неё люди и животные неизбежно погибли бы от голода в годы, последовавшие за катаклизмом.

Люди ходили с места на место в поисках убежища, где можно было бы приютиться после всех этих неописуемых бедствий. Они молились, чтобы Боги дали им покой, спасли их.

Но Земля продолжала трястись и качаться, непрерывно шли проливные дожди, а из окружающего пространства неоднократно приходили очень сильные разряды электричества.

По прошествии некоторого времени, когда тяжёлые облака развеялись, Солнце стало удаляться, уменьшаясь в размерах. Казалось, оно уходит от Земли навсегда, и люди возопили. Они думали, что Бог Солнца, Творец Жизни, покидает их навсегда. Однако Солнце не удалилось слишком далеко. Только с этих пор оно перестало двигаться по небу с запада на восток, как раньше, а начало подниматься на востоке и садиться на западе.

Пока светила не было видно, земляне потеряли счёт времени. Ведь они не могли наблюдать его восходы и закаты и поэтому не знали, сколько дней прошло от начала катастрофы. Даже мудрейшие из них не знали, сколько длились эти ужаснейшие события.

И ещё один диковинный знак появился с тех пор в небе. Это был новый большой спутник Земли, который появился возле неё после столкновения планет. Он был жёлтым, безжизненным, и казалось, он вот-вот упадёт на Землю. Теперь мы называем его Луной. (Впоследствии люди обнаружили на поверхности Земли – где-то в Сибири – большую вмятину, которая образовалась во время столкновения с осколком приблизившейся планеты, из которой образовалась и Луна.)

Люди в то время жили сотни лет благодаря «клеткам памяти», которые были способны абсолютно точно воспроизводить отмирающие клетки. Теперь же, когда большая часть облачного покрова планеты взрывом была оторвана и выброшена в космос, и на Землю стало проникать смертельное солнечное излучение, прежняя продолжительность жизни с семисот-восьмисот лет сократилась до семидесяти.

Солнце – это не просто добрый источник тепла и света. Его излучение вредно для людей. Ты сам замечал, что у людей, которые слишком долго находятся на солнце, темнеет кожа. Краснеет, обжигается. Если бы солнечный свет нёс добро, зачем Природа стала создавать против него защиту?

Люди стали облучаться, заболевали туберкулёзом и раком. Кожные заболевания различных типов преследовали их постоянно, и не было от них спасения. Более того, солнечное излучение проникало сквозь камни толщиной во много футов, и никакое жилище было не в состоянии защитить своих обитателей.[3]

До катастрофы на Земле было много городов с огромными зданиями, хранившими следы деятельности Высшей Расы. В результате землетрясений все они были разрушены, и под их обломками погибло много ценных изобретений сверхинтеллектуальной цивилизации. Мудрецы человеческих племён знали, что под этими разрушенными городами существуют тайные подземелья, где хранятся книги, запечатлевшие знания Высшей Расы. Поэтому они принялись раскапывать руины городов с тем, чтобы спасти эти свитки и умножить с их помощью свои знания о мире.

В течение последующих лет дни становились всё длиннее до тех пор, пока не стали раза в два дольше, чем до катастрофы. Так Земля перешла на другую орбиту, изменила скорость вращения вокруг своей оси и приобрела новый спутник – Луну.

Но ещё долго Земля продолжала трястись и колыхаться, ещё долго на ней продолжалось горообразование и извергались вулканы, выбрасывая в атмосферу лаву, дым и пепел.

Иногда реки лавы заливали древние города, а в них и священные источники знания. Однако при этом писания не погибали, так как они были выгравированы на очень тугоплавком металле, который лава не могла растопить. Наоборот, благодаря лаве эти писания сохранялись, оставаясь надолго вплавленными в пористые горные породы, которые в течение времени выветривались. Когда это происходило, бесценные писания снова оказывались на виду и могли быть использованы теми, кто умел их прочесть.

Когда Земля перешла на новую орбиту, мир стал совсем другим. С севера стал надвигаться холод, в результате чего животные либо вымерли, либо переселились в более тёплые широты. Мамонты и бронтозавры исчезли с лица планеты, так как не смогли приспособиться к новому климату.

С неба теперь иногда падал снег, а ветры стали заметно холоднее. На небе часто появлялись облака, тогда как раньше их почти никогда не было. На морях появились приливы, тогда как раньше это были спокойные озёра, поверхность которых иногда овевалась лёгким ветерком. В океанах стали часто подниматься огромные волны, которые угрожали залить сушу и потопить людей.

Небо тоже приобрело иной вид. Ночью на месте знакомых созвездий появились какие-то новые, и очень близко в пространстве парила Луна.

К этому времени Лобсанг Рампа относит появление на Земле нефти, которая, оказывается, отнюдь не является земным продуктом. «При столкновении планета рассыпалась, и большинство её морей вылилось на нашу Землю. А моря этой планеты содержали то, что мы называем нефтью. Она вылилась и пропитала Землю, проникая в её глубины, пока не достигла пластов, проникнуть через которые не смогла. Там она собиралась, ожидая прибытия человека, который в один прекрасный день начал выкачивать её оттуда и изобрёл поистине ужасные машины, которые используют нефть.

Когда-нибудь наступит момент, когда человек исчерпает все запасы нефти на планете, и её больше неоткуда будет взять, потому что, как я уже говорил, она пролилась из другого мира».

Появились новые религии, которые были созданы жрецами, стремившимися подчинить себе людей с помощью своих знаний. Вскоре почти все жрецы забыли о Высшей Расе, – они теперь заботились о том, чтобы сохранить свой авторитет. И даже мудрейшие из них не могли уже сказать, с чего всё это началось, когда всё это произошло. Они приписали все несчастья гневу Божию и стали исповедовать учение, которое утверждало, что человек рождается в грехе.

Проходили столетия. Новая орбита Земли стала со временем стационарной. Климат стал мягче. Люди постепенно становились меньше ростом. Одни народы вытесняли другие, захватывая их территории, процветали некоторое время, а затем подвергались вытеснению со стороны других народов.

В конце концов, выделился один могущественный народ, и цивилизация стала развиваться вновь. Смутные воспоминания о каком-то великом бедствии, передававшиеся из поколения в поколение, заставили умнейших представителей этой цивилизации заняться историческими исследованиями. К этому времени дожди и ветры уже сделали своё благое дело. Старинные писания то тут, то там стали появляться на поверхности Земли. Находки отдавали мудрейшим, которые после долгих усилий смогли наконец расшифровать какую-то их часть.

Тогдашние учёные приложили громадные усилия для того, чтобы обнаружить другие источники древних знаний, которые могли бы заполнить пробелы в их представлениях о мире. С этой целью были предприняты грандиозные раскопки, в ходе которых было найдено много интересных древних вещей.

Всё это позволило теперь новой цивилизации развернуться в полную силу. Строились города.

Учёные не прекращали изобретать всё новые средства покорения природы. Однако их целью всегда было разрушение, стремление обеспечить безусловное господство небольшой группы. Они, казалось, даже не догадывались о том, что человек может вести миролюбивую жизнь и что неспособность решать противоречия мирным путём уже однажды привела к более чем плачевным последствиям.

В течение многих веков учёные делали большие открытия. Однако жрецы подчинили себе учёных и объявили вне закона все изыскания, проводимые независимыми учёными. Со временем власть жрецов усиливалась. Они поклонялись науке, которая помогала им удерживать в своих руках власть. С этой целью они подавляли обычных людей, используя для этого средства воздействия на их мысли. Они называли себя богами. Ничто в их обществе не могло быть сделано без специальной санкции сословия жрецов. В конце концов, они достигли своего: стали всемогущими на Земле. Их власть стала столь сильной, что никто не мог помешать им претворить в жизнь любое начинание. Однако они не учли одного: ничто так не портит человека, как абсолютная власть над другими.

Люди постигли тайну гравитации: они научились использовать для своих нужд антигравитацию. Они могли подниматься в воздух на самолётах без крыльев. Летательные аппараты двигались бесшумно и могли замирать в воздухе.

Все грузовые и пассажирские перевозки осуществлялись по воздуху, и только в случае небольших расстояний использовался наземный транспорт.

Если по суше ползали всевозможные механизмы, то по поверхности океанов почти никто не плавал. Дело в том, что передвижение по воде считалось медленным, и в море выходили лишь те, кто желал получить удовольствие от ветра и волн.

Никакая работа не была тяжёлой, потому что людям нужно было лишь нажимать на кнопки и смотреть, как за них всё делают машины. Так, один человек с помощью устройства, которое помещалось у него на ладони, мог манипулировать в воздухе огромным камнем.

Люди расселились по всей земле и жили на разных материках.

Кроме того, они больше не говорили на одном языке. В разных местах стали развиваться различные диалекты, которые, в конце концов, стали непохожими друг на друга языками. Теперь представители разных стран перестали общаться друг с другом, потому что не могли теперь понимать чужие языки.

Между народами начались конфликты, а потом и войны. В ходе сражений люди гибли и получали увечья.

Учёные изобрели ужасное оружие. Затем изобрели дьявольские лучи, с помощью которых можно было создавать чудовищные мутации.

Проходили годы, а вражда всё усиливалась, проливалось всё больше крови.

Власть имущие во всех странах всячески поощряли изобретателей, чтобы они создавали новые виды смертоносного оружия. Учёные стали работать только над производством новых вооружений. Они стали разводить в своих лабораториях особые виды бактерий, которых затем сбрасывали на территорию врага с летательных аппаратов.

Взрывы бомб повредили канализацию, и поэтому вскоре на Земле начались ужасные эпидемии инфекционных болезней, от которых гибли люди, животные и растения. Всё на Земле оказалось под угрозой уничтожения.

В одной из самых миролюбивых стран (будущий Тибет), вдали от кровопролитных битв была группа дальновидных жрецов, которые не стремились приобрести власть над другими. Они воспользовались золотыми плитами для того, чтобы запечатлеть на них свою историю, карту мира и звёзздного неба того времени. Они записали все свои самые передовые научные представления и недвусмысленно предупредили об опасностях, которые подстерегают тех, кто злоупотребляет своими знаниями. Эти плиты изготавливались в течение многих лет, а затем вместе с образцами оружия, инструментов, книг и других предметов были спрятаны в каменных пещерах в нескольких удалённых друг от друга местах. Это было сделано для того, чтобы люди будущего узнали о своём прошлом, и не допустили больше прежних ошибок. Эти жрецы знали, что должно случиться в будущем, ведь они умели предсказывать судьбу человечества.

В результате применения новых видов оружия в стратосфере образовались невиданные доселе облака. Земля затряслась и, казалось, закачалась на своей оси. И снова горы начали погружаться на дно морей, а в других местах – подниматься со дна морского. Огромные стены воды обрушились на сушу и стёрли с лица Земли многие страны. Если одни погибали под водой, то над головами других смыкались горы. Немногим странам повезло: их жители были подняты в воздух вместе с равнинами, на которых они жили. Некоторые счастливцы пережили катаклизмы на борту герметичных кораблей, которые плавали по поверхности воды, – что спасло их пассажиров не только от потопа, но и от ядовитых газов и болезнетворных бактерий.

После катастрофы оставшиеся в живых оказались разделёнными непроходимыми препятствиями. Они едва не сошли с ума во время обрушившихся на них стихийных бедствий и были потрясены чудовищным шумом и колебаниями земной поверхности. Многие годы люди продолжали прятаться в пещерах и лесах. Они забыли свою культуру и вернулись в стадию дикости, на которой человек существовал в ранние дни своей истории. Они делали себе одежду из звериных шкур, питались ягодами и носили при себе дубинки с каменными наконечниками.

В конце концов, образовались новые племена. Некоторые из них осели на территории нынешнего Египта, а другие – на территории будущего Китая.

Однако было одно племя, которое давным-давно пользовалось особой благосклонностью Высшей Расы. Оно проживало на великолепном берегу одного из морей. После всех катаклизмов его территория оказалась поднятой на многие тысячи метров над уровнем моря и окружённой высокими горами. Климат здесь при этом сильно изменился, вследствие чего тысячи жителей умерли от холода и разрежения воздуха. Те же, что выжили, стали предками современных выносливых тибетцев. Именно в этих местах проживали когда-то дальновидные жрецы, которые запечатлели на золотых плитах свои секреты. Сами эти плиты и вещи тех времён были спрятаны глубоко в горных пещерах, куда могли попасть лишь немногие из новых жрецов.

(Кстати, другие свидетельства исчезнувшей цивилизации находились в великом городе – Шамбале, – который затерялся среди просторов горного массива Тянь-Шань.)

Хотя люди вернулись в пещеры, не всё культурное наследие было безвозвратно утрачено. Практически в каждой стране была небольшая группа людей, которые старались сохранить древние знания и не дать угаснуть слабому пламени человеческого разума. Этим людям приходилось нелегко, потому что им нужно было противостоять примитивным нравам своих одичавших соплеменников.

В течение последующих столетий не раз возникали новые религии, не раз предпринимались попытки открыть правду о происшедшем.

Постепенно цивилизация стала возрождаться. Мрак неведения мало-помалу рассеивался. Дикари начали просвещаться. Наблюдался даже какой-то социальный прогресс. Снова были построены города, снова в небо стали взлетать самолёты.

И снова, как в былые времена, расширение научных познаний и возможностей повлекло за собой падение нравов и начало эксплуатации одних людей другими. Появились вражда, преследование инакомыслящих и тайные исследования. Власть имущие стали притеснять бесправных.

И снова начались войны, бесконечное кровопролитие. Постоянно изобретали новое, с каждым годом всё более ужасное оружие. Каждая из враждующих сторон стремилась изобрести более мощное оружие.

И всё это время в пещерах Тибета были сокрыты подлинные знания о предыдущих цивилизациях. Они были запечатлены на больших плитах нетленного золота и хранились там в неприкосновенности в ожидании тех, кто придёт и расшифрует их. И всё это время среди гор Тянь-Шаня находился заброшенный, никем не охраняемый город, в котором были погребены свидетельства высокоразвитой цивилизации. Этот город ждал, пока в него придут те, кто сможет понять их и воспользоваться ими.

☺☺☺

Мир быстро завертелся-закрутился, набирая обороты. Вскоре скорость так возросла, что всё смешалось в однородную серую массу, не было ни света, ни тьмы, только это впечатление кромешной серости. Затем мир замедлил вращение, и мы обнаружили перед собой великий город, фантастический город. Город, выстроенный прямо перед нашествием самаритян. Город, выстроенный расой, о существовании которой не написано ни строчки, о которой молчит история, и, фактически, даже о самом нашествии самаритян в истории есть лишь самые расплывчатые сведения. В реальности же захватчики напали на город и буквально стерли его в пыль, сравняли с землёй, превратили в равнину, и когда буквально камня на камне не осталось, они – по сведениям историков – двинулись в неизвестном направлении, и вскоре след их безвозвратно затерялся. Конечно же, затерялся, ведь они покинули наши места, убрались с Земли на огромных космических кораблях. Я не могу понять, насколько же эти люди были невежественны, чтобы прийти и разрушить город, просто чтобы позабавиться. Ну, конечно, они захватили с собой пленниц, женщин – возможно, в этом кроется одна из причин.

Мне вдруг пришло в голову, что я вижу нечто такое, что может изменить всю историю человечества.

– Мастер, – сказал я, – я увидел все эти вещи, я увидел великолепные, чудесные изобретения, но, как мне кажется, только несколько человек знает обо всём этом. Теперь, я уверен, если бы каждый узнал о них, пришли бы времена, когда люди сложили бы оружие и пришли к миру, потому что к чему же воевать, если обо всём можно узнать с помощью этих инструментов и машин?

– Нет, Лобсанг, это не так, приятель, совсем не так. Если у людей возникнет хотя бы мысль о возможности обладать подобными приспособлениями, тут же финансовые дельцы заявятся сюда вооружённые, в сопровождении армии и захватят всё это, убьют всех, кому что-либо об этом известно, и будут использовать эти машины для того, чтобы держать мир под контролем. Все остальные будут их рабами.

– Да, но тогда я не понимаю, кто подходит для работы с этими машинами. Нам ведь известно, что Тибет будет завоёван Китаем, мы знаем, что они добудут все наши священные книги, чтобы их тщательно изучить. Как же мы сможем помешать им завоевать мир?

– Лобсанг, друг мой, ты выглядишь совершенным простаком, будто у тебя не в порядке с головой или что-то вроде того. Ведь не думаешь же ты, в самом деле, что мы позволим каким-то завоевателям обладать всем этим, не так ли? Начнём с того, что у нас имеются абсолютные копии всего этого в Арктике, куда человеку вряд ли удастся добраться из-за вечного холода. Но подо льдами, внутри, вполне тепло, и мирно, и удобно, и у нас есть возможность созерцать мир оттуда, следить за происходящим и, при необходимости, даже вмешаться. Весь хлам, что находится здесь, – он огляделся вокруг, – всё это будет сломано, взорвано и растащится по кусочкам.

Сначала Тибет попытаются покорить британцы и русские, но им не удастся. Их приход станет причиной множества смертей, но они ничего не добьются. Однако они подадут Китаю идею о завоевании, и придёт Китай и захватит Тибет, захватит часть его, эту. Но, всё равно, им не достанется ни одной из этих машин, ни одной из наших святых книг, ни одной книги по медицине, потому что нам известно о нашествии за много лет до того, как оно произойдёт, фактически, за века. Уже заготовлены фальшивые книги, и они будут разложены по местам тут же, как только начнётся вторжение. Тебе известно – Пророчество говорит, что Тибет будет жить до тех пор, пока здесь не появится колесо, с появлением колёс в Тибете ему наступит конец. Но можешь не волноваться, все наши ценности, все научные труды за многие миллионы лет надёжно спрятаны. Я знаю где, я там был. И тебе предстоит узнать об этом месте и побывать там. Я буду убит в течение твоей жизни, фактически, ещё до того, как ты покинешь Тибет, и ты станешь одним из тех очень немногих людей, которые умеют работать с такими машинами и обслуживать их.

– Благодарю вас, но, чтобы научиться обслуживать такие машины, наверняка нужно потратить на обучение не одну жизнь.

– Нет, тебя обучат, как перевести их на самообслуживание. Тебе нужно будет совершить всего несколько манипуляций, и сама машина или другая машина устранит неполадку...[4]

 

Лобсанг Рампа

Последнее посвящение

 

Луи Повель и Жак Бержье, «Утро магов»: «Лобсанг Рампа описывает, как он спустился под руководством трёх крупных ламаистских метафизиков в святилище Лхасы, где находилась подлинная тайна Тибета: «Я увидел три саркофага из чёрного камня, украшенных гравюрами и любопытными надписями. Они не были закрыты. Когда я заглянул вовнутрь, у меня перехватило дыхание».

– Смотри, сын мой, – сказал старейший из монахов. – Они жили как боги в нашей стране в те времена, когда ещё не было гор. Они обрабатывали нашу землю, когда моря омывали эти берега и когда иные звёзды сверкали в нашем небе. Смотри хорошенько, лишь посвящённые видели их.

Повиновавшись, я был одновременно очарован и охвачен ужасом. Три обнажённых тела, покрытые золотом, лежали перед моими глазами. Каждая их чёрточка была старательно воспроизведена золотом. Но они были огромны! Женщина – больше трёх метров, а самый большой из мужчин – не меньше пяти. У них были большие головы, слегка сходящиеся конусом кверху, узкая челюсть, маленький рот и тонкие губы. Нос длинный и тонкий, глаза – не раскосые, а прямые и глубоко посажены…[VII] Я рассматривал крышку одного из саркофагов. На ней была выгравирована карта неба с очень странным расположением звёзд…[VIII] Вода покрыла мир, поколебленный землетрясением, и Тибет перестал быть тёплой морской страной».

А вот более полная версия этого из ряда вон выходящего события, не укладывающегося в рамки официальной истории человечества.

Лобсанг Рампа: «После того как я несколько раз принял участие в бальзамировании в различных монастырях, меня вызвал к себе настоятель Шакпори.

– Друг мой, согласно распоряжению Наимудрейшего, ты будешь посвящён в аббаты. Но ты имеешь право, если сам того пожелаешь, носить и впредь только титул ламы, как и лама Мингьяр Дондуп. Это я должен был передать тебе от Неоценимого.

Таким образом, я принимал титул, с которым умер примерно шесть веков назад. «Колесо Жизни» завершало свой полный оборот.

Некоторое время спустя меня посетил один старый монах:

– Сын мой, вскоре тебе надлежит пройти испытание «малой смертью». Если бы ты уже не пересекал порог смерти и не возвращался вновь на Землю, ты бы не знал, что смерти нет. Астральные познания твои глубоки. Но предстоящая церемония поведёт тебя ещё дальше: ты выйдешь за пределы царства жизни и смерти и перенесёшься в далёкое прошлое нашей страны.

Подготовка оказалась долгой и трудной. Мне предписывалось следовать строгому режиму. В мой ежедневный рацион добавилась лошадиная доза трав. Я должен был сосредоточить своё сознание на том, что «чисто и священно». На этот счёт в монастыре существовал вполне определённый взгляд. Даже тсампа и чай выдавались в очень скудном количестве. От меня требовалась неукоснительная воздержанность, строгая дисциплина и нескончаемые часы медитаций.

Наконец спустя три месяца астрологи решили, что час настал. Появились благоприятные предзнаменования. Я постился в течение суток и стал пуст, как монастырский барабан.

И вот меня повели по тайным ходам, проложенным под храмом Потала. Мы прошли уже знакомыми мне коридорами и лестницами и упёрлись в торец прохода, закрытого огромной скалой. Но при нашем приближении она отодвинулась, и нам открылся другой проход, прямой и тёмный, где пахло затхлостью, пряностями и ладаном. Через несколько метров мы очутились перед массивной золочёной дверью. Она открылась не без шумных протестов, эхо которых долго блуждало по бесконечным подземельям.

Факелы были заменены на масляные лампы. Мы вошли в тайный подземный храм, образовавшийся много веков назад в скале, – очевидно благодаря вулканической деятельности. Во всяком случае, следы застывшей лавы в коридорах и закоулках здесь были повсюду, – должно быть, это были пути лавы к кратеру. «Мы мним себя богами, – подумалось мне, – но как же мы на самом деле жалки». Однако мне следовало сосредоточить мысли на предстоящей церемонии, – мы ведь уже находились в Храме Тайной Мудрости.

Дальше дорогу показывали лишь трое аббатов, остальные спутники, оставшись позади, растворились в сплошной темноте, как сон. И я остался наедине с тремя мудрецами. Годы высушили их, и они искренне ожидали того часа, когда их позовут в Небесные Поля. Трое старцев, трое великих метафизиков мира, собирались провести меня через последнее посвящение. Каждый из них нёс в правой руке масляную лампу, а в левой – дымящуюся палочку ладана.

Стало очень холодно, и это был какой-то странный, неземной холод. Нас, тибетцев, обычным земным холодом не испугаешь, – с молоком матери мы привыкаем к нему и переносим стоически. Но это был холод, не похожий на тот, который мы обычно не замечаем.

Стояла глубокая тишина, и лишь редкие звуки откуда-то издали долетали до нас, делая тишину ещё более чуткой. Войлочные сапоги ступали бесшумно, – нас можно было принять за бесплотные тени. Я слышал только, как тихо шелестят парчовые платья моих спутников.

Вдруг, к великому ужасу, я почувствовал, что, подобно мурашкам, меня пронизывают электрические разряды. Руки мои засветились, как будто обозначилась новая аура. То же происходило с аббатами. Сухой воздух и трение платьев создавали заряд статического электричества.

Один из монахов протянул мне золотой прутик:

– Возьми это в левую руку и прикасайся к стенам. Болезненные ощущения исчезнут.

Я повиновался. Последовавший электрический разряд, словно от молнии, ударил меня так, что я чуть не выскочил из сапог. Но зато после этого неприятные уколы прекратились.

Одну за другой невидимые руки зажигали масляные лампы. В их мерцающем свете из темноты выступили гигантские статуи, покрытые золотом, некоторые из них были наполовину засыпаны драгоценными камнями. Из темноты выступила статуя Будды. Она была так велика, что свет не доходил даже до её пояса. Едва просматривались другие фигуры: статуи демонов, сцены страстей и испытаний, которые предстоит преодолеть Человеку, прежде чем он познает своё Я.

Мы приблизились к стене, на которой было нарисовано «Колесо Жизни». Оно достигало метров пяти в диаметре. И не удивительно, что в столь зловещей обстановке мне почудилось, что оно вращается само по себе. Да и стоит ли удивляться, что у меня закружилась голова. Шедший впереди аббат исчез, – то, что я принял за тень, оказалось замаскированной дверью.

Эта дверь открывалась в бесконечный покатый проход, узкий и извилистый; здесь слабый свет ламп только подчёркивал темноту. Мы шли вперёд нерешительными шажками, спотыкаясь и скользя. Воздух давил и угнетал, как будто вся тяжесть Земли легла тебе на плечи. У меня было такое чувство, что я проник в центр мира.

Наконец мы одолели последний поворот и внезапно очутились в огромной каменной пещере. Она буквально сияла: пласты скальной породы перемежались слоями золота и золотыми прожилками. Высоко, очень высоко над головой, отражая свет наших ламп, мерцали, будто звёзды в небе тёмной ночью, вкраплённые в камень самородки.

В центре пещеры стоял дом. Чёрный гранит его стен отливал таким блеском, что мне показалось, будто дом выстроен из полированного эбенового дерева. Его стены были расписаны странными символами и диаграммами, подобными тем, которые я видел на скалах в тоннеле подземного озера.

Мы направились к дому и вошли в большие высокие двери. Внутри я увидел три саркофага из чёрного камня, украшенные рисунками и загадочными надписями. Они были открыты. При первом же взгляде на содержимое саркофагов у меня перехватило дыхание, и я почувствовал сильную слабость.

– Смотри, сын мой, – промолвил еле слышно один из монахов, – это были боги, жившие в нашей стране, когда здесь ещё не было гор. Они ходили по нашей земле, когда море омывало её берега и другие звёзды горели в небесах. Смотри и запоминай, ибо только Посвященные видели это.

Я повиновался. Я был и очарован, и трепетал от страха одновременно. Три обнажённых тела, покрытых золотом, лежали передо мной. Двое мужчин и одна женщина. Каждая чёрточка их была чётко и точно передана в золоте. Тела были огромны! Рост женщины превышал три метра, а более крупного из мужчин – четыре с половиной метра! У них были большие головы, слегка сходящиеся на макушке в конус, узкие челюсти, небольшой рот и тонкие губы, длинный и тонкий нос, правильные, глубоко посаженные глаза. Их нельзя было принять за мёртвых, – казалось, они спят. Мы двигались осторожно и разговаривали вполголоса, словно боялись их разбудить. Я рассмотрел внимательно крышку одного из саркофагов, – на ней была выгравирована небесная карта. Мои сведения об астрологии позволяли мне судить о расположении звёзд, но то, что я увидел, никак не укладывалось в рамки моих знаний.

Старший аббат повернулся ко мне и торжественно произнёс:

– Ты входишь в круг посвящённых. Ты увидишь прошлое и узнаешь будущее. Испытание будет очень тяжёлым. Многие не выдерживали, многие умирали... Но выходили отсюда только те, кто прошёл Испытание. Готов ли ты и согласен ли подвергнуться Испытанию сему?

Разумеется, без тени сомнения, я ответил, что готов.

Меня подвели к каменной плите между саркофагами. Как мне было велено, я сел на плиту в позе лотоса: скрестив ноги, выпрямив спину и положив руки на колени ладонями вверх.

На мою плиту и на каждый саркофаг поставили по зажжённой палочке ладана. Один за другим монахи брали в руки лампы и выходили. Когда они закрыли за собой тяжёлую дверь, я остался наедине с телами тех, кто жил в донезапамятные времена.

Я стал медитировать, недвижно сидя. Вскоре лампа, которую я принёс с собой, зашипела и погасла. Ещё несколько мгновений светился кончик фитилька, я ощутил запах горелой ткани, но совсем скоро и это всё исчезло. Ничего не осталось, кроме темноты и тишины. Время словно остановилось. Мрак и тишь были ошеломляющими. Поистине, это были мрак и тишина могилы.

Я лёг навзничь и перешёл на специальное дыхание, которому учился на протяжении многих лет. Тело моё напряглось, мышцы одеревенели. Ледяной холод пополз по рукам и ногам, приближаясь к сердцу. Я отчётливо ощутил, что умираю, умираю в этой древнейшей могиле на глубине более ста метров от поверхности земли и солнечного света. Страшна судорога потрясла моё тело изнутри, затем я услышал какой-то странный шорох и потрескивание, как будто раскатывали рулон старой пересохшей кожи.

Постепенно мавзолей стал заливать странный голубой свет, словно Луна поднялась над гребнями гор. Я почувствовал покачивание: вверх, вниз, подъём, падение, – мне казалось, что я лечу на воздушном змее. Сознание подсказало другое: я парю над собственным физическим телом! Вместе с осознанием пришло движение. Подобно облачку дыма я передвигался в воздухе, словно меня нёс ветер. Вокруг головы у себя я заметил светящуюся радиацию, похожую на золотой нимб. Из глубины моего тела тянулась нить голубого серебра; она вибрировала, словно живая, она играла живым блеском.

Я смотрел на своё неподвижное тело, – труп среди трупов. Постепенно становилось очевидным отличие между ним и трупами гигантов. Картина была впечатляющей. Я подумал о жалком самомнении современного человечества. Каким образом объяснят материалисты существование таких гигантских трупов?

Размышляя об этом, я вдруг почувствовал, что что-то нарушает ход моих мыслей. Мне показалось, что я здесь уже не один: я улавливал обрывки разговора, фрагменты невысказанных мыслей... Неясные образы появлялись и исчезали в поле моего мысленного зрения. Мне почудилось, что где-то вдалеке глухо ударил гигантский колокол. Звук быстро приближался, расширяясь и усиливаясь, и, наконец, взорвался у меня в голове, – цветные брызги света и молнии причудливых оттенков понеслись перед глазами. Моё астральное тело качнулось и завертелось, словно листочек, подхваченный зимним шквалом. Острые раскалённые языки боли рвали моё сознание. Я почувствовал себя одиноким, покинутым, беспризорным и беспомощным в бездонной рушащейся Вселенной. Затем чёрный туман окутал меня и принёс мне... неземное умиротворение.

Постепенно глубокий мрак, окружавший меня, стал рассеиваться. Откуда-то доносился шум моря и шорох гальки под набегающими на берег волнами. Я вдыхал солёный воздух и ощущал сильный запах морских водорослей. Пейзаж, окружавший меня, был явно мне знаком. Я лениво перевернулся на спину, вытянулся на разогретом солнцем песке и загляделся на пальмы. Другая часть моего сознания запротестовала: я же никогда не видел моря, я даже не слыхал о существовании пальм! Но тут послышались голоса и смех из пальмовой рощи. Голоса приближались, и весёлая группа загорелых людей появились на берегу. Гиганты! Все, как один, гиганты! Я посмотрел на себя: и я тоже гигант и среди гигантов!

Моё астральное сознание прояснилось. Когда-то, тысячи тысяч лет назад, Земля была расположена ближе к Солнцу и вращалось в противоположном направлении. Дни были короче и жарче. Великие цивилизации возникли на Земле, люди знали больше, чем знают сейчас. Однажды из космического пространства появилась блуждающая планета и столкнулась с Землёй. Земля сошла со своей орбиты и стала вращаться в другом направлении. Поднявшиеся ветры вздыбили моря, которые под влиянием противоположных гравитационных сил обрушились на сушу. Вода затопила весь мир, сотрясавшийся от колоссальных землетрясений. Некоторые участки земной коры ушли в пучину, другие поднялись. Тибет, поднявшийся более чем на 4 тысячи метров над уровнем моря, перестал быть тёплой и уютной страной, прибрежным раем. Мощные горы, извергающие кипящую лаву, окружили Тибет. Далеко в высокогорных районах Землю пересекли трещины, образовались глубокие ущелья. Там продолжала существовать и развиваться флора и фауна давно ушедших эпох.

Я мог бы ещё долго рассказывать, но некоторые части моей астральной инициации настолько святы для меня и настолько не предназначены ни для кого больше, что я не могу решиться на их публикацию.

Через некоторое время увиденные мной образы затуманились и пропали. Постепенно я стал терять как физическое, так и астральное сознание. А потом внезапно неприятное ощущение заставило меня осознать, что я замерзаю: я поневоле вспомнил, что лежу в кромешной тьме на ледяной каменной плите древнейшего в мире мавзолея. В то же мгновение я уловил пробившуюся извне к моему мозгу мысль: «Да, он вернулся к нам. Мы идём!»

Прошло ещё несколько тягостных минут, и вот вдали показался слабенький огонёк, другой, третий... Три старца-аббата приблизились ко мне.

– Ты очень хорошо прошёл испытание, сын мой. В течение трёх суток ты лежал на этой плите. Ты всё видел. Ты умер. И ты ожил.

Огромный груз увиденного и пережитого переполнял меня!

Когда я поднялся, то почувствовал, как онемели все мои члены. От слабости и голода я шатался. Я едва не терял сознание от голода. «Скорее из этой могилы, которую я не забуду никогда, скорее из ледяного воздуха подземных переходов!»

Затем я вдоволь пил и ел – ел и пил, – а вечером, перед тем как уснуть, я подумал, что предсказания сбываются и вскоре мне предстоит покинуть Тибет и отправиться в удивительные чужие края. Я теперь многое знаю об этих странах, но должен признаться, что они оказались – да и сейчас остаются – намного более удивительными, чем я мог тогда вообразить».[5]

 


[I] Примечание Жака Бержье: «Э. Томас свидетельствует, что Л. Рампа – вымышленное имя англичанина, мошенника и проходимца, живущего в Лондоне и никогда не выезжавшего из Англии».

[II] Имеется в виду сенсационная информация о предысторических, допотопных цивилизациях, когда люди были ростом до 5-ти метров. – Р. В.

[III] 25 футов ≈ 8 метров. – Р. В.

[IV] 30 000 футов ≈ 9000 метров. – Р. В.

[V] 100º F = 37,77º C.

1 000 000º F = 555 537.77º C ≈ 555 538º C.

20 000 000º F = 11 111 093.33º C ≈ 11 000 000º C. – Р. В.

[VI] 20 футов ≈ 6 метров. – Р. В.

[VII] Первая книга Моисеева. Бытие: 6: 4 // Библия: Книги Ветхого и Нового Завета: «В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им. Это сильные, издревле славные люди».

[VIII] Примечание Луи Повеля и Жака Бержье: «Следует отметить, что в одной из пещер Вогистана, у подножия Гималаев, нашли карту неба, значительно отличающуюся от карт нашего времени. Астрономы считают, что здесь идёт речь о наблюдениях, сделанных около 30 тыс. лет назад. Эта карта опубликована в 1925 г. английским “National Geographic”».



[1] Rampa T. Lobsang. Tibetan Sage. London: Corgi Books, 1980. 158 p.

ISBN-10: 0552115630; ISBN-13: 9780552115636

Рампа Лобсанг. Тибетский мудрец. Киев: София; Москва: Гелиос, 2001. 160 с. С. 117–126. ISBN 5-220-00309-7 (София); ISBN 5-344-00048-0 (Гелиос)

[2] Rampa T. Lobsang. Tibetan Sage. London: Corgi Books, 1980. 158 p.

ISBN-10: 0552115630; ISBN-13: 9780552115636

Рампа Лобсанг. Тибетский мудрец. Киев: София; Москва: Гелиос, 2001. 160 с. С. 110–116. ISBN 5-220-00309-7 (София); ISBN 5-344-00048-0 (Гелиос)

[3] Rampa T. Lobsang. Tibetan Sage. London: Corgi Books, 1980. 158 p.

ISBN-10: 0552115630; ISBN-13: 9780552115636

Рампа Лобсанг. Тибетский мудрец. Киев: София; Москва: Гелиос, 2001. 160 с. С. 110–116. ISBN 5-220-00309-7 (София); ISBN 5-344-00048-0 (Гелиос)

[4] Rampa T. Lobsang. Tibetan Sage. London: Corgi Books, 1980. 158 p.

ISBN-10: 0552115630; ISBN-13: 9780552115636

Рампа Лобсанг. Тибетский мудрец. Киев: София; Москва: Гелиос, 2001. 160 с. С. 117–126. ISBN 5-220-00309-7 (София); ISBN 5-344-00048-0 (Гелиос)

[5] Rampa T. Lobsang. The Third Eye. London: Secker & Warburg, 1956. 256 p.

ISBN-10: 0552071455; ISBN-13: 9780552071451

Рампа Лобсанг. Третий глаз. Киев: София, 2001. 192 с. С. 182–187. 

ISBN 5-220-00306-2


Comments