Одержимость

https://sites.google.com/site/ruslanvavrenyuk/ruslan-vavrenuk-moi-foto

Леонора Е. Пайпер

1880-е годы

США

Штат Массачусетс

Бостон

 

Миссис Леонора Е. Пайпер из Бостона, США, штат Массачусетс, относилась к тому типу медиумов, которые способны выдавать точную информацию в любой момент и без предварительной подготовки – по запросу.

Ее медиумизм раскрылся самопроизвольно в 1884 году, – после того, как она вошла в транс на сеансе другого медиума.

Вначале действующий через нее дух несколько претенциозно заявлял, что он Бах и Лонгфелло. Затем медиума стал посещать французский доктор Фенюи с хриплым голосом. Хотя речь его была полна галлицизмов, грубого негритянского и американского жаргона, он, тем не менее, ставил верные диагнозы заболеваний и предписания по их лечению. Зачастую через миссис Пайпер с присутствующими на сеансах беседовали их покойные родственники.

2 года спустя, в 1886 году, Уильям Джеймс анонимно посетил один из ее сеансов. Однако Леонора Пайпер разоблачила его, сказав, что он давно уже собирает сведения о ней, и присылал к ней под псевдонимом около 25-ти человек. Мало того, доклады 15-ти из них произвели на исследователя сильное впечатление. Медиум сообщила им такие имена и факты, которых просто никак не могла знать.

Ученый направил в Общество психических исследований отчет об этом феномене. Сам он, впрочем, более им не занимался, будучи занят другими неотложными делами.

Однако на следующий год, «разгромив» мадам Блаватскую, в Бостон прибыл Ричард Ходжсон, возглавляющий американское отделение ОПИ. Он был поражен, когда миссис Пайпер сообщила ему ряд подробностей о его семье в Австралии. Будучи все же скептически настроенным исследователем, Ричард Ходжсон приставил к медиуму и членам ее семьи частных детективов, неотступно следивших за ними в течение нескольких недель.

В конце концов, Ричард Ходжсон решил, что неплохо бы проверить миссис Пайпер в условиях другого окружения, исключающего возможность помощи со стороны сообщников. И вот, в 1889 году ОПИ пригласило ее посетить Англию. Медиум приняла приглашение.

В Великобритании Леонора показала неоднозначные результаты. Иногда она ошарашивала присутствующих, сообщая массу подробностей из их личной жизни. А иногда манеры Фенюи были несносны: он занимался пустой болтовней, без конца бормоча какой-то вздор и откровенно выпытывая сведения у присутствующих.

Во время одного из сеансов миссис Пайпер многое рассказала сэру Оливеру Лоджу о его дяде, умершем 20 лет назад. Для наведения справок ученый направил посыльного к близким дяди, с которыми жил последний. Родственники подтвердили сведения медиума.

Вернувшись в США, Леонора Пайпер начала тесно сотрудничать с Ричардом Ходжсоном. Исследователь изучал ее способности в течение последующих 15-ти лет.

Интересен следующий эпизод этих исследований. Еще живя в Австралии, Ричард Ходжсон полюбил одну девушку и собирался на ней жениться. Однако ее родители из религиозных соображений не дали согласие на брак. И вот однажды на сеансе дух этой девушки сообщил через миссис Пайпер, что она недавно умерла. Наведенные справки подтвердили это сообщение.[i]

В марте 1892 года во время сеанса в медиума вошел новый дух. Он назвался Джорджем Пеливом, хорошо известным в Бостоне молодым человеком, убитым несколько недель назад. 5 лет назад он посетил один из сеансов миссис Пайпер. Случайно с ним был знаком и Ричард Ходжсон. Новый дух стал выполнять свои функции настолько безупречно, что произвел на неисправимого скептика-исследователя впечатление чего-то явно большего, чем просто второй личности миссис Пайпер. Дух Джорджа Пелива стал посредником между присутствующими и духами их умерших знакомых. Он рассказывал удивительные подробности интимных связей убитого, узнавал принадлежавшие ему вещи и даже сделал замечания в связи с ними. Из 150-ти представленных ему людей он указал именно тех 30 человек, с которыми покойный был знаком. (При этом он ни разу не ошибся.) С каждым из них дух говорил по-иному и обсуждал иные темы, показывая тем самым несомненное знание их интересов.

Тем не менее, в ряде других случаев этот «дух» допускал значительные промахи.

Леонора Пайпер ни разу не была уличена в мошенничестве. Подлинность ее способностей признал даже Фрэнк Подмор, самый большой скептик в ОПИ, а критически настроенный Ричард Ходжсон – после общения с духом Джорджа Пелива – вообще перешел на спиритические позиции. Защищая теперь спиритизм, он исходил из того, что значительная часть подтверждаемых фактов, о которых говорил дух Джорджа Пелива, не могла быть известна никому из присутствовавших в помещении и, следовательно, никем из них не могла быть передана медиуму телепатически.

5 лет спустя, в 1897 году, ученый опубликовал отчет в «Записках Общества психических исследований», в котором сделал ясные выводы из своей работы с Леонорой Пайпер.

«В настоящее время я не могу не признать, что нисколько не сомневаюсь в том, что основные корреспонденты, упомянутые мною на предыдущих страницах, в действительности являются теми лицами, за которых они себя выдают, и что они пережили перемену, называемую нами смертью, и что с нами, называющими себя живыми, они могут непосредственно общаться при помощи погруженного в транс организма миссис Пайпер».

Когда в 1905 году Ричард Ходжсон умер от сердечной недостаточности, его «дух» также начал вещать через миссис Пайпер.

В присутствии Уильяма Джеймса «дух Ходжсона» рассказал о некоторых событиях и эпизодах, участниками которых были только они  вдвоем, и которые никому больше не были известны.

Однако временами создавалось впечатление, что «дух» порождается умом самой медиумистки. Уильям Джеймс попытался проанализировать этот случай:

«На результатах в равной степени могут отражаться как привходящее извне «стремление общаться», так и «стремление перевоплощаться»; будучи различными по своей сущности, эти два типа стремления могут все же подкреплять друг друга. В рассматриваемом случае стремление общаться исходит, надо полагать, от духа Ходжсона, пережившего смерть своего тела. Естественно было бы предположить, что процесс общения выглядит следующим образом: дух оказывает на медиума определенное давление, благодаря которому «на эту сторону» в мутном потоке трансовой болтовни прививаются и отдельные фрагменты того, что он действительно хотел сказать. Таким образом, действуя в паре, оба стремления как бы подкрепляют, усиливают друг друга. Можно предположить даже, что, не будучи подкреплено стремлением к общению, «стремление к перевоплощению» оставалось бы сравнительно пассивным. Для того чтобы описать эту связь, мы могли бы воспользоваться следующей аналогией. Два физических тела, взятые в отдельности, не могут выказывать никакой механической, электрической или тепловой активности. Но если появляется второе тело и возникает разница «потенциалов», то разворачивается действие»…

Указывая, что факты заставляют его поверить в реальность духа Ходжсона (или духа, выдающего себя за Ходжсона), исследователь добавил, что этот случай медиумического контакта не является показательным, поскольку Леонора Пайпер более чем прекрасно знала покойного при жизни. Свидетельства вполне могли всплывать из ее подсознательного ума.

 

Мина Крэндон

США

Штат Массачусетс

Бостон

 

Мина Крэндон, жена профессора хирургии из Гарвардского университета, была, пожалуй, одним из самых противоречивых медиумов ХIХ столетия. В то время как ее психокинетические способности подтверждались многими американскими и европейскими исследователями, изучающими ее в условиях строгого эксперимента, иногда она все же оказывалась уличенной в обмане.

Крэндоны жили в Бостоне (США, штат Массачусетс).

Через медиума вещал дух ее покойного брата Уолтера. Этот дух был довольно своеобразным. Так, иногда он сообщал на китайском языке, которого «Марджери» (так называли миссис Крэндон) не знала. «Уолтера» же это нисколько не смущало:

– Мне помогли некоторые китайские духи…

Что там китайский! Временами он даже способен был говорить «прямой речью», – не используя голосовые связки сестры или кого-либо из присутствующих! В комнате попросту слышался его голос!

А однажды игривый дух предложил «перекрестную переписку». «Марджери» получила «загадку», а 2 других медиума – из Нью-Йорка и Ниагара-Фоллса – должны были получить по половине «разгадки».

С помощью автоматического письма Мина Крэндон записала: «11 х 2 – пнуть мертвую».

Когда позвонили в нью-йоркский медиумический кружок, оттуда сообщили, что получено странное высказывание: «2 – никто не останавливается».

На следующее утро пришла телеграмма из Ниагара-Фоллса со второй частью ответа: «2 лошадь».

Недолго пришлось сопоставлять 3 фрагмента: «11 х 2 = 22. Никто не останавливается пнуть мертвую лошадь».

Впечатляюще! Но исследователи до сих пор не могут исключить возможность группового сговора.

 

Оливер Лодж

Великобритания

 

Одна из наиболее значительных историй « общения с духами» связана с именем сэра Оливера Лоджа и его супруги миссис Лодж, получивших множество посланий от своего покойного сына Раймонда (Реймонда).

Оливер Лодж, выдающийся физик, пионер развития радиотехники, был одним из основателей Общества психических исследований. Благодаря свидетельствам, собранным Фредериком Майерсом и другими, он принял идею о жизни после жизни задолго до того, как 14 сентября 1915 года во время артиллерийского обстрела погиб его 25-летний сын.

 

8 августа 1915 года

Леонора Е. Пайпер

США

Штат Массачусетс

Бостон

 

За 3 недели до гибели Раймонда, 8 августа, в Америке через Леонору Е. Пайпер было получено «письмо», адресованное Оливеру Лоджу, и исходившее якобы от Фредерика Майерса, умершего 14 лет назад, в 1901 году. Письмо продиктовал вещавший через него «дух», который называл себя Ходжсоном. Послание оказалось более чем загадочным.

«Теперь, Лодж, когда мы не здесь, точнее, не вполне (здесь. – Р.С.В.), мы здесь в достаточной степени для того, чтобы принимать и отправлять послания. Майерс говорит, что ты разделил участь поэта, и он поступит подобно Фавну. Да. Майерс. Защищай. Он поймет. Что ты должен сказать, Лодж? Хорошо сделано. Спроси Веролл, она поймет».

Веролл, супруга покойного кембриджского ученого-филолога, была медиумом.

Придя к ней, и рассказав историю послания, физик протянул его:

– Миссис Веролл, не могли бы вы попытаться растолковать сии строки?

Вдова читала и думала недолго.

– Автор явно намекает на эпизод из Горация. Если вы помните, сэр, он повествует о чудесном спасении поэта от смерти. Фавн, покровитель поэтов, смягчил удар рухнувшего на него дерева…

 

25 сентября

Великобритания

Осборн Ленард

 

Через 11 дней после смерти сына, 25 сентября, миссис Лодж посетила сеанс Осборн Ленард – медиума с хорошей репутацией. Она пришла инкогнито и не собиралась выходить на контакт с Раймондом. Она попала сюда лишь потому, что сопровождала свою – тоже убитую горем – подругу, оба сына которой также «остались» на войне.

И вот теперь она получила уникальную возможность поговорить с ними, – пусть через медиума.

Однако внезапно пришло сообщение, которое, – похоже, – исходило от Раймонда.

– Скажи отцу, что я встретил некоторых его друзей.

– Можешь ли ты назвать какое-либо имя?

– Да. Майерс…

 

27 сентября

Оливер Лодж

 

Два дня спустя, 27 сентября, сеанс миссис Ленард посетил и сам сэр Оливер.

Дух ребенка по имени Феда, обычно вещавший через медиума, рассказал детским голоском о том, как себя чувствует Раймонд, и сообщил, что его учит старый друг семьи М. и другие. Кроме того, Феда намекнула на первое послание, связанное с Фавном.

– Феда видит нечто символическое, – вещала Осборн Ленард. – Она видит крест, падающий на вас сзади; очень темный, он падает на вас; темный и очень тяжелый на вид; падая, он обращается вокруг своей оси, и обратная сторона его кажется сотканной из света, и повсюду над вами разливается свет… Крест казался темным, а затем неожиданно обернулся и стал прекрасным светом… Ваш сын – это крест света…

(Это сообщение, считает Джеффри Мишлав, во многих отношениях «является типичным образцом для той серии из более чем 3000 посланий, которые перекрестно поступали Лоджам от ряда медиумов на протяжении нескольких последующих десятилетий. Рассматриваемые в целом, они как бы сплетаются в узор, свидетельствующий об объединяющем их разуме».[ii] Суть «перекрестной переписки» заключается в том, что послания, приходящие через различных медиумов, создают нечто вроде мозаики. Каждый элемент этой мозаики, взятый в отдельности, производит впечатление полной бессмыслицы. Но когда отдельные кусочки складываются вместе, они образуют связное целое, предполагая, тем самым, наличие единого творческого разума, задумавшего весь этот узор.)

 

В тот же день

Миссис Лодж

 

В тот же день миссис Лодж посетила другого медиума.

Этот сеанс она застенографировала, а супруг сделал пометки в скобках.

– Не был ли он связан с химией? Если не он, то кто-то с ним связанный, потому что я все время вижу посуду химической лаборатории. Эта химическая посуда уводит меня от него к человеку во плоти (Очевидно, речь идет обо мне, т. к. моя лаборатория в последнее время больше стала походить на химическую.) и к связанному с ним человеку на нашей стороне, – он писал стихи и был близок к спиритизму. Он был очень талантлив, а отошел тоже не в Англии.

(Здесь явно подразумевается Майерс, который умер в Риме.)

Он уже несколько раз выходил на связь. Этот господин, который пишет стихи, – я вижу букву М, – поможет выходить на связь и вашему сыну… Если ваш сын не знает его, то слышал о нем.

(Да, он вряд ли мог знать его, ведь ему не было еще и двенадцати, когда умер Майерс.)

За господином, имя которого начинается с «М», стоит целая группа людей. (Вне всякого сомнения, группа ОПИ.) Они очень внимательны. И не удивляйтесь, если вы получите от них послания, – даже если они вам неизвестны…

(«Дух», вещавший через медиума на этом сеансе, ссылался, в частности, на групповую фотографию с Раймондом, на которой отчетливо была видна его трость. Это озадачило миссис Лодж, поскольку такой фотографии она не видела. Однако все выяснилось несколько месяцев спустя, когда она получила письмо от матери одного из сослуживцев Раймонда с предложением снять копию с имевшейся у нее групповой фотографии.)

 

2 дня спустя

 

Через 2 дня у сэра Оливера, опять посетившего того же медиума, произошел такой разговор с «духом».

– То здоровое отношение к предмету, – говорил дух, – которое существовало у вас в семье, помогло ему вернуться, как только он смог это сделать; если бы он не знал того, о чем вы ему рассказывали, вернуться ему было бы гораздо сложнее. Он очень осмотрителен в своих словах. Он из тех молодых людей, которые знают, о чем говорят. Знаете ли вы Ф. М.?

– Да.

– Я вижу эти буквы. Далее, известны ли вам СВ?.. Да, я вижу СВ, затем точку, а затем П. Мне показывают их; я вижу их озаренными светом; все это показывает мне ваш мальчик.

– Да, я понимаю. – Оливер Лодж сразу же уловил намек на стихотворение Фредерика Майерса «Св. Павел».

– Вот он говорит мне: «Он помог мне гораздо больше, чем ты думаешь». Это он об Ф. М.

– Да будет он благословен!

– Нет, смеется ваш мальчик, он руководствовался при этом скрытыми мотивами, а не одним лишь чистым состраданием; он думает, что благодаря силе своей личности вы сможете сделать то, что вы собираетесь сделать – оставить игру в слова, достойную глупцов, и создать Общество, которое несло бы в себе какую-то пользу для мира…

 

5 недель спустя

 

Приблизительно пятью неделями позже Оливер Лодж опять посетил Осборн Ленард.

– Я хотел бы обратиться к Феде, чтобы она попросила Раймонда подробнее описать ту групповую фотографию, на которой он с тростью, – мы как-то уже говорили о ней…

К тому времени фотография еще не была получена.

Когда же она, наконец, пришла, то все детали, сообщенные на этом сеансе, подтвердились.

Общение с Раймондом продолжалось через посредство миссис Ленард и других медиумов в течение многих лет. В сеансах принимали участие все члены семьи Лоджей, и все они без исключения были убеждены, что действительно входят в контакт с духом Раймонда. Один раз даже сеансы проводились одновременно у 2-х медиумов в различных местах, – Раймонд мог успешно передавать сообщения от одной группы другой.

Подробный отчет об этих многочисленных сеансах был опубликован главой семейства в 1916 году в книге «Раймонд». Эта работа внесла значительный вклад в дело развития спиритизма.

В «Раймонде» ясно ощущается то возбуждение, которое испытывали в связи с происходящим семейство Лоджей. Следует заметить, однако, что Раймонд никогда не вещал через медиумов сам. Во всех случаях он говорил либо через «духа-посредника», либо через посредство автоматического письма или «столостучания». Однако всегда он сохранял идентичность своей личности, правда, она не была так ярко выражена, как у Ходжсона и Пелива, вещавших через Леонору Пайпер.

Создается впечатление, что «отправителем» важнейших посланий был дух Фредерика Майерса. Знавшие его при жизни, свидетельствуют, что он совершенно не планировал впоследствии заняться чем-нибудь подобным. Как, наверно, не планировали и другие покойные члены ОПИ. Теперь же их «перекрестные» послания принимались медиумами в Лондоне, Нью-Йорке, Индии. Их сообщения отличались по настроению, стилю, языковой эрудиции, характерным для различных покойных исследователей. Нередко они были наполнены непонятными для медиумов намеками на сюжеты из латинской и греческой литературы. Иногда же эти «письма» были  настолько сложны, что разобраться в них могли лишь ученые, изучающие классические языки.

Честность миссис Осборн Ленард ни разу не ставилась под вопрос. Ее медиумизм в течение 40 лет всесторонне изучался членами ОПИ. Все это время Феда была единственным вещавшим через нее «духом», хотя время от времени она, Феда, позволяла и другим «духам» поговорить с присутствующими.



[i] Фодор Нэндор. Энциклопедия психической науки. Лондон: Артурз Пресс, 1933.

Цит. по: Мишлав Джеффри. Корни сознания. Киев: София, 1995. С. 108.

[ii] Мишлав Джеффри. Корни сознания. Киев: София, 1995. С. 278.




Comments