Любовь

https://sites.google.com/site/ruslanvavrenyuk/ruslan-vavrenuk-moi-foto

Любовь (Love) – 1) Чувство самоотверженной, сердечной привязанности. Любовь к родине. Материнская любовь. Горячая любовь. Взаимная любовь. Он – моя первая любовь (переносное: о человеке). 2) Склонность, пристрастие к чему-нибудь. Любовь к музыке. Любовь к искусству.[1]

☺☺☺

В одном телеинтервью какого-то российского актёра я услышал версию о том, что слово «любовь», якобы, с санскрита переводится как «свобода». Мои поиски пока что не позволяют мне ни опровергнуть, ни подтвердить эту довольно интригующую заявочку. Буду мыть дальше песочек. Нутром чую: мнение это небезосновательно. Ведь не бывает дыма без огня.

☺☺☺

Наряду со словом «секс» это слово чаще всего понимается неправильно. Секс и любовь, любовь и секс – эти два понятия смешиваются большинством современных людей, которые не видят между ними существенных различий.

На самом же деле, любовь представляет собой гармонию между двумя людьми или любыми другими существами. Это слово не подразумевает, что эти люди или существа сексуально заинтересованы друг в друге. Смысл гармонии в данном случае в том, что вибрации человека прекрасно совместимы с вибрациями его любимой или любимого.

Любовь не эгоистична. Во имя любви человек сделает то, на что не пойдёт ни за какие деньги.

Хотя это звучит очень неромантично, скажу, что несоответствие вибраций может послужить причиной возникновения между людьми взаимной вражды и недоверия. Однако как только один человек делает шаг навстречу другому и согласует с ним свои вибрации, дисгармония исчезает, и между ними устанавливаются взаимопонимание и любовь.

☺☺☺

Как-то, «пролистывая» телеканалы, наткнулся я на какой-то документальный фильм о российском физиологе Иване Сеченове. И не жалею, что досмотрел его до конца. Как мне показалось тогда, любовь и секс засверкали пред очами моими совершенно новыми гранями, неведомыми мне раньше. Потому и делюсь с вами этими наблюдениями.

Так вот, раньше – при всех различиях чувств этой «сладкой парочки» – всё равно сводил я их к одному объяснению – половому инстинкту, инстинкту размножения. Ан – нет, – если прислушаться к мнению известного физиолога.

Если я правильно уловил, исследователь считал, что любовное чувство – это условный рефлекс. И, как любой другой рефлекс, он возникает у нас на определённый раздражитель – объект наших воздыханий. Однако он, этот рефлекс, уникален среди своих рефлексных собратьев. Исходя из своего любовного опыта, учёный пришёл к преинтересному выводу: любовь – единственный рефлекс, который не подвластен воли человека. Остальные же рефлексы, оказывается, можно контролировать усилием воли.

И тогда вот о чём подумал я: получается, половой инстинкт к любви не имеет ни малейшего отношения. Ведь инстинкты бурлят у нас, вырываясь наружу, – независимо от того, есть внешний раздражитель или нет. Эти ягодки не просто с разных садов-огородов-плантаций, а – с совершенно иных миров-вселенных-измерений, подчиняющихся разным законам.

Нижайший поклон вам, Иван Михайлович, – за реформаторство ваше рефлексорное! [2]

☺☺☺

Я не удивляюсь тому обстоятельству, что наш книжный рынок просто-таки завален всякого рода литературой о сексе и любви (не говоря уже о периодике и видео-, теле- и кинопродукции). (И не потому, что я давно ничему в этой жизни не удивляюсь, кроме, разумеется, тех тайн и мистификаций в истории человечества, которые пытаюсь раскрыть и развенчать.) Полиграфический бизнес предлагает то, что востребовано обществом. Ведь когда-то и физиков с лириками печатали массово, потому как спрос был на них неуёмный. Впрочем, наступят времена, когда и сексуальный ажиотаж утихнет.

Однако всё же литература о сексе и любви с книжных полок не исчезнет никогда. О похождениях этой «сладкой парочки» будут писать и читать до скончанья века, – так устроен человек нынешней цивилизации. Ведь что для большинства из нас может быть важнее секса? Любовь! А что может быть важнее любви? Секс! Круг замкнулся. И в нём нет места ни деньгам, ни власти, ни прочим страстям, без которых жизнь наша не мыслима. Но все эти вещи меркнут на любовно-сексуальном фоне. И даже страх смерти и тот отступает на вторую позицию.

☺☺☺

Для обозначения понятия «любовь» в древнегреческом языке есть 7 слов (т. н. типы/виды любви): [3]

     Эрос (греческое έρως, erōs – любовь, страсть) – в Древней Греции – страстная любовь, которая обычно направлена на телесное, физическое обладание. Эта стихийная влюблённость ищет себе удовлетворения в любимом существе. Страстная и восторженная самоотдача, направленная на плотское или духовное, но всегда смотрящая на свой предмет «снизу вверх» и не оставляющая места для жалости или снисхождения.

     Агапэ (Агапе) (греческое άγáπη – любовь) – 1) В Древней Греции – жертвенная любовь, бескорыстная самоотдача, растворение любящего в заботе о любимом. 2) В Новом Завете – одна из основных добродетелей. В христианском нравственном богословии эта добродетель, вместе с двумя другими, верой и надеждой, именуется «богословской» добродетелью, а апостол Павел считает её наивысшей из добродетелей.[4] Эта любовь намного бескорыстнее любви-эроса, которая – будучи страстной любовью – ищет себе удовлетворения в любимом существе. Любовь-агапэ же стремится к тому, чтобы дать счастье любимому существу. Апостол Павел, употребляя «агапэ», имеет в виду жертвенную и снисходящую любовь «к ближнему». Но так как основа этой любви находится в любви к Богу, то и любовь к ближнему принимает характер несвоекорыстия, чистоты и свободы, – качества, какие свойственны любви к Богу.

     Филиа (Филия) (греческое φίλος, philosдруг, любящий; φιλέω, philéō – люблю < philíaлюбовь, дружба, склонность) – в Древней Греции – любовь-дружба, любовь-приязнь индивида к индивиду, обусловленная личной симпатией (личным выбором) и социальными связями.

     Сторгэ (Сторге) – в Древней Греции – любовь-нежность, в частности, семейная: любовь родителей к детям.

     Людус – в Древней Греции – гедонистическая любовь-игра, не отличающаяся глубиной чувства и сравнительно легко допускающаяся возможность измены.

     Мания (греческое μανία, maníaбезумие, страсть, влечение, неистовство, восторженность) – в Древней Греции – вырастающая из смешения любви-эроса и любви-людуса иррациональная любовь-одержимость, для которой типичны неуверенность и зависимость от объекта влечения.

     Прагма (греческое πράγμα, prágmaвещь; πράγματος, prágmatosдело, действие) – в Древней Греции – возникающая из смеси любви-сторгэ и любви-людуса рассудочная, легко поддающаяся сознательному контролю любовь по расчёту.

☺☺☺

Впрочем, многое не будет уразумето моими читателями, и мои рассуждения будут хромать, если мы не обратимся к индуктивному методу исследования. Это способ изложения, при помощи которого от наблюдения частных фактов, от экспериментальных данных переходят к установлению общих положений, принципов и законов. Иными словами, индукция – логическое умозаключение от частных, единичных случаев к общему выводу, от отдельных фактов к обобщениям.

Прошу не путать с дедукцией, которой щеголял Шерлок Холмс, всемирная детективная легенда. В данном случае сыщик всех времён и народов нам не советчик. Потому как его дедукция – это, если можно так сказать, антипод индукции, её изнанка. Литературный сын Артура Конан Дойла делал свои умозаключения от общего к частному; он частные положения логически выводил из общих положений – из аксиом, постулатов, правил, законов.

Его дедукция нам не поможет. Нас спасёт только пример. Даже непризнанный алхимик, но общепризнанный гений, сэр Исаак Ньютон как-то резонно изрёк: «При изучении наук примеры полезнее правил».[5]

«Элементарно, Ватсон!» – воскликнул бы наш герой.

А теперь для пущей чистоты эксперимента позвольте напрямую обратиться к вам, читатель.

Возьмите лист бумаги и ручку. И напишите заглавие:

«Стимулы (мотиваторы, потребности)»,

а ниже:

  Репутация (уважение)

  Карьера (статус)

  Признание (слава)

  Власть

  Счастье

  Радость

  Покой

  Деньги

  Здоровье (долголетие)

  Секс (любовь)


Та или иная из этих потребностей является мотивом наших поступков, которые мы совершаем каждый день, каждую минуту.

Оставьте 3 позиции, которые для вас более всего важны (остальное вычеркните), и пронумеруйте оставленное по степени важности: 1 – самое важное, 2 – средней важности и 3 – менее важное.

В своё время, разработав эту формочку, эксперимент, как порядочный исследователь, я начал с себя. Мой опросный лист хранится у меня под № 1. Сейчас же я попытаюсь предугадать ход ваших мыслей. И для этого не нужно быть телепатом. Нужно быть просто человеком, здоровым физически и психически.

Не скажу, что задача из лёгких – поработать подопытным кроликом в столь щекотливом анкетировании. Не знаю, как вам, но мне поднапрячься пришлось, и ещё как. Я зачеркнул все, кроме последних трёх позиций. Теперь предстояло самое сложное – определить в них прерогативы. Нужны ли мне деньги без здоровья и секса? Нет. Но на кой черт мне здоровье без секса?! Я нормальный. Ведь не случайно же импотенция и фригидность – притчи во языцех! И в результате у меня осталась следующая комбинация:

3 – Деньги

2 – Здоровье (долголетие)

1 – Секс (любовь)

 

А теперь сравним вашу версию с моей. Нисколечко не сомневаюсь и в том, что и большинство наших читателей ответило точно так же. «В яблочко?». В этом нет ничего удивительного и сверхъестественного. Откуда такая уверенность? «Опыт – сын ошибок трудных». Как и каждый из нас, Александр Сергеич во многом ошибался, только не в этом. Этот опрос я начал проводить лет десять назад в высшем учебном заведении, где работал. Результаты – те же. Однако я стараюсь держать руку на пульсе – авось, поползновения какие-то в обществе начались. А потому эксперимент этот был обречён превратиться в перманентный. Знакомым моим никакого труда не составляет на досуге протестировать себя и знакомых своих знакомых. Ни возраст, ни пол, ни образование, ни социальное положение, ни имущественное, ничто не влияет на результат. Он был предрешён ещё в самом зародыше. Кстати, будет желание, опросите коллег своих. Я буду благодарен вам чрезвычайно за эту лепту.

Ну что ж, к нашим баранам? Сейчас мы их, барашек наших, индуктировать будем, то есть поддадим их индуктивному методу научного познания. Впрочем, и от дедукции нам ни куда не деться.

☺☺☺

Сознание человека обязательно нуждается в стимуле! Стимул сознания – это временное или постоянное влияние на него, повышающее интенсивность мысли. Сознание откликается на стимулы, которые «возбуждают» его, доводят до состояния высокого напряжения мысли, знакомого нам по словам энтузиазм, творческое воображение, страстное желание.

В истории имеются множество примеров, когда гениальность проявляется в результате искусственных стимулов, влияющих на сознание. К ним относятся наркотические средства, в том числе алкоголь и табак. Из-за них многие из плеяды гениев кончили, к сожалению, плачевно.

К счастью, у природы в запасе имеются и другие средства, с помощью которых одарённые личности могут так стимулировать сознание, что оно обращается к тончайшим и редкостным мыслям. Мыслям, о которых большинство из нас не может с уверенностью сказать, откуда они возникли. И вряд ли здесь найдутся какие-нибудь заменители.

Лучше, охотнее всего наше сознание откликается на следующие стимулы:

·          Сексуальное желание (страсть).

·          Любовь.

·          Здоровье (долголетие).

·          Власть.

·          Признание (слава).

·          Репутация (уважение).

·          Карьера (статус).

·          Деньги.

·          Счастье.

·          Радость.

·          Покой.

·          Дружба.

·          Музыка.

·          Самовнушение.

·          Страх.

·          Наркотики (в т. ч. алкоголь и табак).

 

(Кстати, Каббала разделяет весь комплекс человеческих желаний на 5 этапов:[I]

ü  1) первичные желания – секс, пища («Любовь и голод миром правят»;

ü  2) стремление к богатству;

ü  3) стремление к власти и славе;

ü  4) жажда знаний;

ü  5) стремление к духовному, к Творцу.[6])

 

Припадая к этим источникам, можно дойти и до Высшего Разума или, если будет желание и воля, войти в кладовые подсознания, как собственного, так и чужого. Так, впрочем, и действуют все гениально одарённые люди.

Слава Богу, мы не бездушные роботы, и у каждого из нас свои, сугубо индивидуальные, приоритеты этих стимулов. И мы следуем им – в зависимости от миссии, возложенной на нас в воплощении в этом конкретном теле. Однако исследования показывают, что у большинства из нас всё же список открывают секс и любовь. В этом мы сходны. Потому как Свыше запрограммированы мы этим, словно машины те же, хорошо хоть – не бездушные. И это, разумеется, не может быть случайностью. Поскольку это наиболее могущественная и оплодотворяющая наш мозг сила. И это лучший стимул к действию. Он эффективнее всего подстёгивает сознание, возбуждает умственные способности и заставляет действовать.

Чтобы там ни говорили, миром и цивилизациями правят человеческие чувства. В своих поступках люди все-таки больше опираются на них, чем на разум. Теоретический дар сознания претворяется в действие и созидание целиком с помощью чувств, желаний, а не холодного рассудка. А сексуальное чувство – наиболее могущественное из всех остальных. Ни одно из них, ни даже вместе взятые по силе не сравняться с чувством любви. А потому разве у нас нет оснований утверждать, что миром правят секс и любовь, одним словом – эрос? И если бы не мистификации секса, о которых речь впереди, мафии пришлось бы отдыхать. И хотя она все ещё управляет обществом, но человеком, каждым в отдельности, управляет секс. Если говорить бизнесово – это конкурирующие фирмы. Они безудержно тянут канат в свою сторону, они с остервенением пытаются стянуть с врага своего одеяло.

Среди нас, думаю, найдётся не много соплеменников, не считающих, что секс (любовь) – это самый важный и самый мощный, главнейший, стимул жизни. По крайней мере, те же исторические факты не безмолвствуют. История свидетельствует, что из всех чувств сексуальное чувство наиболее могущественно. Так было всегда и так есть поныне. Движимый страстью, человек может развить в себе остроту воображения, смелость, силу воли, настойчивость и творческие способности, доселе ему неизвестные. Чувственное желание настолько сильно захватывает человека и подчиняет его себе, что он рискует репутацией или даже самой жизнью, не задумываясь над последствиями, лишь бы обладать желанной целью. Что только мы ни делаем, руководствуясь этим светлым чувством! Ради любви некоторые люди жертвуют всем своим богатством и даже честью, некоторые совершают ради неё тягчайшие преступления и даже идут на самоубийство.

☺☺☺

Самая великая побудительная сила мужчины – это не просто его желание понравиться женщине, но обладать ею телесно и душевно. Так называемая платоническая любовь – атавизм, придумка мужчин, страдающих какими-либо физическими или психическими расстройствами. Это оправдание тому, что ты не можешь проявить половую страсть к той, от одного вида которой у другого нормального самца слюнки обильно течь начинают. Это если говорить образно, не упоминая о других естественных реакциях вполне здоровой особи мужского пола, лицезреющей объект своего вожделения.

Первобытный охотник, выделявшийся среди других, становился вождём, лидером, как мы сейчас бы сказали, потому что хотел выглядеть лучше всех в глазах какой-то особи женского пола. В этом отношении природа мужчин не изменилась ни на йоту. Нынешний «охотник» не приносит «в пещеру» шкур убитых им хищников, но обозначает своё желание выбором красивой одежды, комфортабельного автомобиля, подражанием «повадкам» богатого человека. Желание нравиться осталось совершенно таким же, как и на заре нынешней цивилизации. Единственное, что изменилось, – способы и методы акцентирования этого желания. Мужчины, обладающие деньгами, могущественные и знаменитые, по большей части без особого труда осуществляют свои планы и здесь. (Кстати, не здесь ли кроится основная причина безудержной тяги мужчин к власти? Она даёт влияние в стаде, племени, обществе – могущество, которое можно употребить для обладания слабой половиной.) Уберите из их жизни женщину, и все их богатство станет для них бессмысленно и бесполезно.

Нравиться женщинам – врождённая потребность мужчин, но осуществление этого желания даёт женщине власть над сильной половиной, с помощью которой они могут избранников своих как вознести до небес, так и погубить. И женщине, понимающей природу мужчины и умеющей тактично и безболезненно помогать ему в удовлетворении его потребностей, нечего опасаться конкуренции со стороны других женщин. Мужчины бывают просто «гигантами» в смысле силы воли, мужественности и прочих выдающихся мужских достоинств, но всё же выбирают и «делают» их такими – женщины.

Большинство мужчин никогда не согласятся с тем, что находятся под влиянием женщин, которых они, якобы, сами выбирают, поскольку это в природе мужчин – тешиться мыслью и кичиться тем, что их выделяют из остальной массы. Но умная женщина, зная сию мужскую слабость, никогда не делает из этого предмета обсуждения, а тем более – спора. Цезарь – вне подозрения, значит, и половина его – тоже вне досягаемости.

Некоторые мужчины, разумеется, догадываются, что находятся под женским влиянием – жены или возлюбленной, матери или сестры, – но никогда не выступают против такого влияния, поскольку они достаточно разумны и понимают, что не могут быть счастливы, если рядом с ними – не дай Бог! – не окажется заботливой и доброй женщины. Мужчины, не способные понять всей важности и значительности этой «первобытной» истины, лишают себя самой могущественной силы, которая могла бы ещё больше способствовать их успехам в сравнении со всеми остальными, вместе взятыми.[7]

Поскольку мы живём в патриархальном обществе, в котором мужчины, занимая практически все руководящие должности снизу до верху, вершат судьбами мира, то можно с уверенностью утверждать: все в нашем мире замешано на сексе (!), – как война – на крови.

☺☺☺

Если я неосмотрительно скажу, что Бог и Секс (Эрос) – две стороны одной медали, многих передёрнет, а некоторые захотят даже разорвать меня на куски. Но прежде предлагаю не предубеждённо и не догматически поразмыслить вот над чем. А ведь, действительно, они – Бог и Эрос – сопровождают каждого из нас от зачатия и до последнего вздоха, – независимо от того, как мы к ним относимся: любим ли Бога или не признаем Его, боготворим ли Секс или не придаём ему особого значения. Но пока давайте эту «сладкую парочку» разъединим на время, – для чистоты рассуждений. Они сами в своё время найдут друг друга, потому как в своём воссоединении они не нуждаются в наших визах.

Любовь и секс никогда бы не вызывали столько предрассудков, невежества и разочарования, если бы мы понимали всю разницу, если бы мы видели пропасть, лежащую между ними. Их главное различие в том, что любовь – это тайна и мистика, а секс – простая физиология. Это если их брать в отдельности. Но любовь без секса – ничто! Равно как и секс без любви – ноль на палочке! Вместе они – сила, сравниться с которой не может ничто, ни одна энергия! Ее называют Эросом.

Любовь – это чувство со всевозможными оттенками, она вообще трудно определима. Но наиболее интенсивные переживания приносит любовь, сочетающаяся с сексуальными ощущениями. Браки, в которых любовное влечение не реализуется в здоровой сексуальной жизни, не могут быть счастливыми и поэтому-то распадаются. Любовь сама по себе не приносит счастья в супружестве. То же самое можно сказать и о сексуальном влечении. Но когда эти два прекрасных чувства переплетены, эротическое партнёрство приводит к состоянию сознания, очень близкому к мистическим тайнам природы, мало кому открывающимся в нашей земной жизни. А если к этим двум чувствам ещё примешивается чувство или переживание, овеянное приключением или необычностью происходящего, то в этом случае сметаются все преграды между нашим сознанием и Высшим Разумом. Тут-то и рождается гений! Эрос – это кратчайший путь к Богу!

Любовь, без всякого преувеличения, – величайший жизненный опыт. Она приводит нас к общению с Высшим Разумом, Богом. А вместе с увлечением и сексом она даёт нашим творческим усилиям крылья, как бы подставляет им лестницу. Чувство любви, сексуальные переживания и романтические увлечения, одним словом – Эрос – вот вечный треугольник подвигов, воспитывающих в нас гения.

Несомненно, древние – мы им не чета! – знали толк в сексе. Психологам очень хорошо известно, что между сексуальными чувствами и мистикой существует очень тесная связь. Не это ли объясняет странное, с нашей точки зрения, поведение людей, находящихся на первобытной стадии развития, во время религиозно-сексуальных оргий?

Опыт, переживания, касающиеся нас своими мистическими, таинственными струнами, никогда не бывают пагубными и тлетворными. Исключение – ревность, исток которой лежит в невежестве в области духовной жизни.

☺☺☺

В современной литературе проблема любви господствует уже более трёх столетий. «Это не чисто чувственная любовь, возжигаемая красотой тела, как у древних поэтов; это также и не сентиментальный культ отвлечённого и условного идеала, который господствовал в средние века; нет, это любовь одновременно и чувственная, и психическая, любовь, предоставленная полной свободе индивидуальной фантазии, дающая себе полную волю. По большей части оба пола воюют друг с другом даже и в любви. Возмущение женщины против эгоизма и грубости мужчины; презрение мужчины к лживости и тщеславию женщины; победа плоти и бессильный гнев жертв сладострастия.

И среди всего этого глубокие страсти, влечения непреодолимые и тем более могущественные, что им ставят препятствия и светские условности, и общественные постановления. Отсюда любовь, полная бурь, нравственных крушений и трагических катастроф, около которых почти исключительно вращаются современные романы и современные драмы.

Можно бы подумать, что утомлённый человек, не находя Бога ни в науке, ни в религии, безумно ищет Его в женщине. И он прав; но лишь путём посвящения в великие истины найдёт он Его в ней, а она найдёт Бога в нем. Между мужской и женской душой, которые нередко не понимают друг друга и даже не понимают себя и расстаются с проклятиями, чувствуется как бы огромная жажда проникновения и стремления найти в этом слиянии недостижимое счастье.

Несмотря на различные уклонения и излишества, вытекающие отсюда, в этих отчаянных поисках таится глубоко скрытое божественное начало. Из него зарождается стремление, которое станет жизненным средоточием для преображённого будущего. Ибо когда мужчина и женщина найдут себя и друг друга путём глубокой любви и посвящения, тогда их слияние превратится в величайшую силу».[8]

Таковы мудрые наблюдения над жизнью Эдуарда Шюре, оставившего нам прекрасную книгу «Великие посвящённые». Эти полные глубокой правды выводы о взаимоотношении Начал – истинно правильный взгляд писателей-оккультистов на человеческую любовь, эрос, как на величайшую творческую силу. К сожалению, ни наука, ни религия этих взглядов не разделяют.

☺☺☺

Но, несмотря на все перипетии, в глубине человеческой души сохранилось воспоминание о блаженстве нераздельного существования, осознание разобщённости с половиной своей сущности, сожаление об утрате части себя. Отсюда вечное и неистребимое влечение Начал друг к другу.

Все, чего мужчина стремится достигнуть, и чего он на своём жизненном пути достиг, он обыкновенно складывает к ногам той, которую считает избранницей своего сердца. Точно так же всякая женщина во все времена, стремящаяся к приобретению тех или иных достоинств и качеств, преследует ту же цель – понравиться избраннику своего сердца. В этом влечении друг к другу Начал и их стремлении друг другу нравиться заключается залог развития жизни и главный фактор совершенствования человека. Преодоление препятствий, которые человек встречает на своём пути для достижения другого Начала, есть необходимое условие для роста его духа. Таким образом, влечение Начал друг к другу и их стремление друг другу нравиться есть закон жизни и космическое веление, уклоняться от которого никто не имеет ни основания, ни права.

Поэтому стремление человека искать счастья в соединении с объектом своего желания есть основная задача жизни всякого человека. Будучи, вследствие разделения Начал, половинчатым, человек в каждом из своих воплощений (реинкарнаций) стремится восстановить свою цельность соединением с таким представителем противоположного ему Начала, который для данной жизни более всего подходит. Одиночество для нас непереносимо. Полнота одиночества есть вместе с тем полнота страдания, тогда как полноту счастья мы видим в полноте слияния с предметом своего желания.

Стремление к единению и любовь между Началами есть тот могучий двигатель, которым совершается восхождение человека в его шествии по пути эволюции. Любовь между Началами есть единственная и самая великая творческая сила, для которой преград не существует. История человечества знает многие блестящие дела и великие подвиги самопожертвования, которые были совершены ради любви к противоположному Началу. «Вспомним, – пишет Елена Рерих, – что все величайшие человеческие достижения во всех областях творчества и знания достигнуты горением любви, вдохновлявшей на труды и подвиги. Истинно, духовно мёртв тот, кто лишён этого божественного огня вдохновения, вложенного в нас Космическим Велением Бытия. В пробуждении в нас всех высших творческих стремлений и эмоций и в развитии творческих способностей заключается главный смысл, главная и высокая цель любви».[9]

Орфей, великий греческий посвящённый, в предсмертном наставлении своему ученику, говоря о том, что он совершил и чего достиг благодаря любви к Эвридике, поясняет:

– Живая Эвридика дала бы мне блаженство счастья, мёртвая Эвридика повела меня к истине. Из любви к ней я облёкся в льняные одежды и достиг великого посвящения и жизни аскета. Из любви к ней я проникнул в тайны магии и в глубины божественной науки; из любви к ней я прошёл через пещеры Самофраксии, через колодцы Пирамид и через могильные склепы Египта. Я проникал в недра смерти, чтобы найти в ней жизнь. И по ту сторону жизни я видел грани миров, я видел души, светящиеся сферы, эфир Богов. Земля раскрыла передо мной свои бездны, а небо – свои пылающие храмы. Я исторгал тайную науку из-под пелён мумии. Жрецы Изиды и Озириса выдали мне свои тайны. У них были только их Боги, у меня же был Эрос. Его силою я говорил, пел и побеждал. Его силою я проник в глаголы Гермеса и Зороастра; его силой я произнёс глагол Юпитера и Аполлона! [10]

☺☺☺

Индивидуальное страстное влечение к другому существу, которого не может заменить никто, существовало, видимо, всегда. Однако каковы бы ни были вариации индивидуальных чувств, архаическое общество не считало любовь необходимой предпосылкой брака или условием счастья. В некоторых языках даже отсутствует слово для обозначения этого понятия (например, в папуасском племени манус). Кое-где любовная страсть считается душевным заболеванием. А некоторые учёные (Джон Анвин, Питирим Сорокин) объясняют отсутствие индивидуальной избирательности (любви) свободой нравов, отсутствием запретов на добрачные связи и вообще либеральным отношением к сексуальности.

Однако дело не столько в системе запретов, сколько в уровне развития личности. Да и сам культурный канон любви противоречив. Уже древние греки различали чувственное, телесное влечение и потребность в душевной, психической близости, а также страстную любовь, жажду обладания любимым существом («эрос») и нежную любовь, в которой преобладает потребность в самоотдаче, желание «раствориться» в любимом («агапе»). Эрос и агапе не были синонимами чувственных и духовных элементов любви, которые античная культура признает одинаково правомерными, хотя и ставит духовную близость выше телесной.

Кроме того, нельзя забывать, что платоновский идеал любви, определяемый автором в своём «Пире» как «жажда целостности и стремление к ней», строится на гомоэротической основе. Платон, греческий философ и педагог, считает, что объектом чувственной любви, восходящей к «Афродите всенародной» (Пандемос), могут одинаково быть и мужчины, и женщины. Эрос «Афродиты небесной» (Урания) восходит к богине, причастной только мужскому началу, поэтому «одержимые такой любовью обращаются к мужскому полу, отдавая предпочтение тому, что сильней от природы и наделено большим умом».[II] [11]

В дальнейшем идея «платонической любви», претерпев трансформацию своей первоначальной гомоэротической основы, приобрела болезненный антисексуальный оттенок: принижение или полное отрицание чувственности.

Весьма неоднозначны по своему содержанию и такие культурные явления, как «христианская» и «романтическая» любовь.

В эпоху Возрождения развитие человека как личности означало также, кроме прочего, и освобождение его от церковного влияния и обогащение его эмоционального мира. И в первую очередь, это проявилось в интимизации сексуальности и включении её в круг важнейших личных переживаний. К примеру, во Франции в XV веке слово «sensuel» обозначало просто нечто относящееся к чувствам. 2 столетия спустя у него появляется значение «ищущий чувственных удовольствий», и сегодня оно переводится как «чувственный, сладострастный». Тогда же появляется и слово «tendresse» (нежность, мягкость). Слово «amour» (любовь) в языке XVI века имело преимущественно «духовный» смысл; в сексуальном контексте оно обозначало скорее то, что люди делали (заниматься любовью – «faire l’amour»), чем то, что они чувствовали. Затем его значение начинает меняться, и сегодня оно обозначает «любовь, увлечение, любовная связь». А слово «intimité» (интимность, близость, личная жизнь) впервые появляется лишь в XVII веке.[12]

В XVII–XVIII века, как некогда в античности, возникают напряжённые споры о природе любви, соотношении любви и дружбы, чувственного влечения и нежной духовной привязанности.

☺☺☺

Однако давайте, как говорится, не путать грешное с праведным.

Одна из самых важных проблем – взаимосвязь и взаимоотношение между любовью и сексуальностью, любовью и либидо. Поэты, прозаики, философы дают множество определений. «Любовь, что движет солнце и светила», по убеждению Зигмунда Фрейда, основана на сексуальности. Сексуальность – важнейший компонент любви. Как пишет психолог Виктор Франкл: «На человеческом уровне сексуальность обладает ещё одной функцией. Она выступает выражением любовного отношения.., воплощением такого феномена, как любовь или просто влюблённость».

Психолог приводит интереснейшие и красноречивые результаты опроса 20000 мужчин и женщин, проведённого одним американским психологическим журналом. Подавляющее большинство респондентов призналось, что главным стимулятором мужской потенции и женского оргазма является влюблённость в партнёра или любовь к нему.

Классическая, неувядающая любовь Элоизы к Пьеру Абеляру основана, в первую очередь, на сексуальности: «Любовные наслаждения, которым мы оба одинаково предавались, были тогда для меня настолько приятны, что они не могут ни утратить для меня прелесть, ни хоть сколько-нибудь изгладиться из моей памяти. Куда бы ни обратилась я, они повсюду являются моим очам и возбуждают во мне желания. Даже во сне не щадят меня эти мечтания. Даже во время торжественного богослужения, когда молитва должна быть особенно чистою, грешные видения этих наслаждений до такой степени овладевают моей несчастнейшей душой, что я более предаюсь этим гнусностям, чем молитве. И вместо того, чтобы сокрушаться о содеянном, я чаще вздыхаю о несовершившемся. Не только то, что мы с тобой делали, но даже места и минуты наших деяний, наравне с твоим образом так глубоко запечатлелись в моей душе, что я как бы вновь переживаю все это и даже во сне не имею покоя от этих воспоминаний».

Подобное влечение – это внутреннее состояние человека, заставляющее его действовать определённым образом. В основе влечения, которое один человек испытывает к другому, лежит множество факторов. Это

·          внешние признаки,

·          физическая близость (включая и сексуальные отношения),

·          сходство и комплементарность (латинское complement – дополнение), компетентность,

·          взаимное вознаграждение,

·          коммуникации (латинское communicatio – общение),

·          включающие вербальное, то есть речевое, общение и

·          невербальный язык – выражение лица, взгляд, прикосновение.

Коммуникации у человека тесно связаны с органом обоняния. Каждый из нас обладает своим индивидуальным неповторимым запахом. В возникновении влечения между мужчиной и женщиной важную роль играют вещества, содержащиеся в поте, моче и выделениях женских половых органов.

Зигмунд Фрейд ставит во главу угла «принцип удовольствия»: «Целью влечения является удовлетворение». Гедонизм, одно из философских учений в Древней Греции, утверждает, что удовольствие является главным принципом поведения людей. Аристипп Старший из Кирены, последователь Сократа, учил, что цель жизни – достижение удовольствия и избежание неудовольствия, а счастье складывается из суммы испытанных человеком удовольствий.

Наш добрый старик Фрейд считает сущностью любого удовольствия – снятие болезненного напряжения. В «Трёх очерках по теории сексуальности» он, предвосхитив на несколько десятилетий научные достижения, прямо говорит о химической природе сексуального напряжения: «Мы вправе полагать, что промежуточные части половых желёз производят химические вещества особого рода, которые, переносимые течением крови, приводят определённые части центральной нервной системы в состояние сексуального напряжения». И далее: «Когда мы отличаем энергию либидо от любой другой психической энергии, мы полагаем, что сексуальные процессы организма отличаются от функции питания своим особым химизмом». И действительно, сегодня достаточно изучены половые гормоны, их влияние на все процессы жизнедеятельности человека, известны регуляторные механизмы: кора больших полушарий – гипоталамус – гипофиз – половые железы – кора больших полушарий.

Уделяя большое внимание биологической сущности человека, Зигмунд Фрейд делает очень важный вывод о «граничном положении психоанализа между биологией и психологией». Сексуальное желание обусловлено не только физиологическими (хотя это очень существенно), но и чисто психологическими потребностями. Любовь и сексуальность неотделимы, они относятся к высшему уровню наших потребностей, ибо они дают возможность достичь расцвета личности, самореализации. «Любить женщину, писать иероглифы, создавать картину, сочинять стихи, пить вино – все это по природе своей одинаковые деяния», – мнение Чэнь Хуншоу, представителя древнекитайской цивилизации.

Один из крупнейших современных психологов Эрик Берн пишет: «Нормальный секс – это любое взаимное наслаждение, получаемое двумя свободными и информированными партнёрами, которое доставляется телом, обычными облачениями и украшениями партнёра». Но не только! Возвращаясь к бессмертной истории Элоизы и Абеляра, вспомним, что влюблённая женщина в любви нашла не только наслаждение, любовь сделала её индивидуумом, даже – личностью. «Я предпочитала любовь супружеству, свободу – семейным оковам», – написала она возлюбленному уже в 1138 году. Она – монашка, а он – монах-философ.[13]

Одна из величайших книг о любви – работа Эриха Фромма «Искусство любить» (1956), американского философа, психолога и социолога немецкого происхождения, главного представителя неофрейдизма. Пути выхода из кризиса современной цивилизации учёный видел в создании «здорового общества», основанного на принципах и ценностях гуманистической этики, среди которых высшая – любовь.[14] Автор придаёт первостепенное значение познанию друг друга, взаимному уважению и полному самовыражению, самопознанию. Он считает, что подлинная любовь – это «союз, при котором сохраняется цельность и индивидуальность человека». Желание исследователя довольно необычно, потому как большинству из нас не присуще: «Я хочу, чтобы любимый раскрывался ради себя самого, а не для того, чтобы лишь дополнять меня».[15]

Пётр Успенский, автор книги «Tertium Organum: Ключ к загадкам мира»: «Искусство идёт дальше обыкновенного человеческого зрения, и поэтому есть стороны жизни, о которых может и имеет право говорить только искусство.

Таков вопрос о любви. Только искусство умеет подходить к любви, только искусство умеет говорить о ней.

Любовь всегда была и есть главная тема искусства. И это вполне понятно. Здесь сходятся все нити человеческой жизни, все эмоции; через любовь человек соприкасается с будущим, с вечностью, с расой, к которой он принадлежит, со всем прошлым человечества и со всей его грядущей судьбой. В соприкосновении полов, в их влечении друг к другу лежит великая тайна жизни, тайна творчества. Отношение скрытой стороны жизни к явной, то есть проявление реальной жизни в нашей, кажущейся, особенно ярко вырисовывается в этой вечно трактуемой, вечно разбираемой и обсуждаемой – и вечно не понимаемой области, именно в отношениях полов. Обыкновенно отношения мужчин и женщин рассматривают, как необходимость, вытекающую из необходимости продолжения человеческого рода на земле. Рождение – вот raison d’être [III] любви с религиозной, моральной и научной точки зрения. Но в действительности творчество заключается не в одном только продолжении жизни, а прежде всего и больше всего, в творчестве идей. Любовь является огромной силой, производящей идеи, будящей творческую способность человека.

Когда сольются две силы, заключающиеся в любви – сила жизни и сила идеи, – человечество сознательно пойдёт «к своим высшим судьбам».

Пока только искусство чувствует это.

Всё, что говорится о любви «реалистически», всегда грубо и плоско.

Ни в чём так резко не проявляется различие глубокого «оккультного» понимания жизни и поверхностного «позитивного», как в вопросе о любви.

В ряду других вопросов современности у нас есть ужасный «половой вопрос». Это вопрос целиком из быта двумерных существ, живущих на плоскости и движущихся по двум направлениям – производства и потребления.

Для людей существует вопрос о любви.

Любовь – это индивидуализированное чувство, направленное на определённый объект, на одну женщину или на одного мужчину. Другая или другой не могут заменить любимого.

«Половое чувство» – это не индивидуализированное чувство, тут годится всякий более или менее подходящий мужчина, всякая более или менее молодая женщина.

Любовь – орудие познания, она сближает людей, открывает пред одним человеком душу другого, даёт возможность заглянуть в душу природы, почувствовать действие космических сил.

Любовь – это признак породы.

Она проявляется уже у животных в тех породах, где действует отбор, у диких хищных животных, у чистокровных лошадей, у породистых собак.

У людей любовь это орудие совершенствования расы. Когда из поколения в поколение люди любят, то есть ищут красоты, чувства, взаимности, то они вырабатывают тип, ищущий любви и способный на любовь, тип эволюционирующий, восходящий.

Когда из поколения в поколение люди сходятся как попало, без любви, без красоты, без чувства, без взаимности или по соображениям, посторонним любви, из расчёта, из экономических выгод, в интересах «дела» или «хозяйства», то они теряют инстинкт любви, инстинкт отбора. Вместо любви у них вырабатывается половое чувство, безразличное и не служащее отбору, не только не сохраняющее и не улучшающее породу, но, наоборот, теряющее её. Тип мельчает физически и нравственно вырождается.

Любовь – орудие отбора.

«Половое чувство» – орудие вырождения.

Различие «вопроса о любви», как его берёт искусство, и «полового вопроса», как его берёт современная реалистическая литература, показывает различие двух пониманий жизни. Одно идёт по поверхности, по видимому миру и видит только человеческую жизнь, другое проникает вглубь, в тайники чувства и ощущает биение пульса какой-то другой, большой жизни.

Ни в чём так ярко не проявляется различие разных миропониманий и их отношения к миру скрытого, как именно в отношении к «любви».

Для позитивизма, для материализма любовь – это «половое чувство», «факт» и его прямые последствия. Любовь – это физическое явление, которое описывается в учебниках физиологии.

Для дуалистического спиритуализма любовь – это власть тела над духом.[IV] Поэтому религия и моральная системы, основанные на дуалистическом противопоставлении материи и духа, как двух враждебных элементов, считают любовь, как созидательницу материи, врагом духа, и её гонят и стараются, насколько можно, низвести и унизить.

Для монистического идеализма любовь именно то, чем она рисуется искусству, то есть психологическое явление, в котором приходят в действие и звучат все самые тонкие струны души, в котором, как в фокусе, собираются и проявляются все высшие силы человеческой души. Это их испытание, их экзамен и орудие их эволюции. В то же время именно этой стороной жизни человек соприкасается с чем-то большим, часть чего он составляет.

Мы ясно видим тут три противоположные тенденции. Возвеличение любви, возведение её на пьедестал, обожествление, превращение в культ; эту тенденцию мы видим в светлых «языческих» религиях древности и в искусстве всех эпох. И затем другую, которая видит в любви предмет для статистического изучения, «род производства и потребления», «физическую потребность», которая должна «удовлетворяться». И третью, которая видит в любви грех, «похоть», нечто такое, на что нужно стараться не смотреть, о чём нужно стараться не думать – и если допускать по человеческой слабости, то в силу необходимости и из снисхождения к человеческому несовершенству.

Странным образом самый материалистический взгляд на любовь, видящий в любви только «факт», «сношение» и его прямые последствия, в сущности сходится со взглядами нравственных реформаторов и моралистов, видящих в любви один только грех и соблазн, которого чем меньше, тем лучше.

Это вполне понятно. Истинно монистические религии, как, например, греческие мифы, не были враждебны любви.

Вся разница вытекает из дуалистического или монистического миропонимания. Искусство всегда было монистическим – и поэтому оно всегда было язычеством в глазах дуалистических религий, видящих в жизни борьбу духа с материей, и фантастикой в глазах материализма, видящего в жизни только физическое явление и не видящего – психического.

Если мы возьмём вопрос даже строго научно, в обычном смысле этого слова, только без предвзятых ограничений, мы увидим в нём много нового, того, чего обыкновенно мы не замечаем.

Для науки, изучающей жизнь со стороны, цель любви заключается вся в продолжении человеческого рода на земле. В интересах этого продолжения рода в человечество вложена сила, влекущая два пола друг к другу. Но, говоря это, наука хорошо знает, что этой силы больше, чем нужно.

Здесь именно лежит ключ к пониманию истинной сущности любви даже для позитивного взгляда.

Этой силы больше, чем нужно. Бесконечно больше. В действительности для целей продолжения рода утилизируется только малая дробь процента силы любви, вложенной в человечество. Куда же идёт главное количество силы? Мы знаем, что ничто не может исчезнуть. Если энергия есть, она должна во что-нибудь перейти. И если только ничтожная дробь энергии идёт на созидание будущего путём рождения, то остальная часть должна тоже идти на созидание будущего, но другим путём. Мы знаем в физическом мире много примеров, когда прямая функция вещи выполняется ничтожной частью затрачиваемой энергии, а большая часть энергии тратится как будто напрасно. Возьмём обыкновенную свечу. Она должна давать свет. Но в сущности, даёт гораздо больше тепла, чем света. Это печка, приспособленная для освещения. Но для того, чтобы давать свет, она должна гореть. Горение необходимое условие получения света от свечки. Нельзя горение откинуть. На первый взгляд кажется, что тепло от свечки тратится непроизводительно, но, когда мы подумаем о том, что именно благодаря развитию тепла получается свет, мы начинаем видеть необходимость горения, необходимость траты большей части энергии. То же самое в любви. Мы говорим, что только ничтожная часть энергии любви идёт в потомство, большая часть как будто тратится в настоящем самими отцами и матерями на их личное наслаждение. Но это иллюзия. Во-первых, без этой личной траты не могло бы быть главного. Только благодаря этим на первый взгляд побочным результатам любви, благодаря всему этому вихрю эмоций, чувств, волнений, желаний, идей – благодаря красоте которую она создаёт, – любовь может выполнять свою прямую функцию. А во-вторых, эта энергия совсем не тратится, а переходит в другие виды энергии, служащие тому же потомству, переходит в «инстинкты» и в «идеи».

Мы видим во всей живой природе, что «любовь» является огромной силой, возбуждающей творческую деятельность по всем направлениям.

Весной с первым пробуждением любовных эмоций птицы начинают вить гнёзда. Птенцов ещё нет. И намёка на них ещё нет. А для них уже готовятся «дома». Любовь возбудила жажду действия. «Инстинкт» управляет этой жаждой – поэтому она целесообразна. При первом пробуждении любви началась работа. И одно и то же желание создаёт новое поколение и те условия, в которых родится новое поколение. Одно и то же желание будит творчество по всем направлениям, сводит пары для рождения нового поколения и пробуждает личное творчество в тех единицах, через которых оно действует для первой цели.

То же самое мы видим в людях. Любовь – это творческая сила. Всё творчество человечества вытекает из любви. Всякое творчество непременно является делом двух полов, сознательным или бессознательным. Одна сторона этого факта нам хорошо известна. Мы знаем, что женщина одна не может иметь детей. Нужна творческая сила мужчины. Нужно оплодотворение. Это мы знаем. Но мы не знаем, что вся творческая деятельность мужчины идёт от женщины. Как с внешней, физической, стороны – для целей рождения детей – мужчина оплодотворяет женщину, прививает к ней зачаток новой жизни, так с внутренней, духовной, стороны женщина оплодотворяет мужчину, прививает к нему зачаток новых идей.

В одной книжке по «половому вопросу», которая обратила на себя внимание в Германии и скоро должна выйти в русском переводе, одна немецкая писательница «признаёт» область деятельности женщины совсем другой, чем область деятельности мужчины, признаёт, что «женщина не осушила ни одного болота, не написала ни одной картины, о которой стоило бы говорить», – и требует для женщины «права иметь детей», отнятого цивилизацией.[V]

Это довольно обычный взгляд.

Но что, если женщина осушила все болота, которые когда-либо были осушены, написала все картины, о которых стоит говорить?

Конечно, никто не будет отнимать у женщины права иметь детей. Но зачем отнимать у неё её роль в творчестве мужчины? Ведь мужчина работает для женщины, ради женщины и под влиянием женщины. И женщина проявляет себя в его творчестве.

Всё идейное, всё интуитивное творчество человечества является результатом энергии, возникающей из эмоций любви. Идейное творчество мужчины идёт от женщины. Идейное творчество женщины идёт от мужчины. Без этого обмена эмоций творчество невозможно. Возможно только «воспитание чужих детей». Под «идейным творчеством» я подразумеваю всякое творчество, в котором создаётся или осуществляется идея. Творчество палеолитического человека, делающего себе каменный топор, было идейным творчеством, и за этим творчеством непременно стояла женщина. Cherchez la femme! [VI] Этот принцип нужно применять не только к раскрытию преступлений, а ко всей нашей культуре, созданной мужчиной – следовательно, женщиной. В творчестве каждой эпохи можно найти след влияния женщины данной эпохи. История культуры – это «история любви».

Мужчина и женщина должны взаимно дополнять друг друга и взаимно возбуждать друг друга идейно, образуя вместе гармонического человека, могущего творить жизнь.

Поэтому с психологической точки зрения гармонический брак будет только такой, где обе стороны будут действовать одна на другую оплодотворяющим образом, повторяя в масштабе личной жизни действие одной на другую двух половин человеческого рода.

И очень может быть, что этот гармоничный брак и существует только между полами, взятыми в целом, – прикрывая и оправдывая своей гармонией дисгармонию, вероятно, неизбежную между людьми или возможную только в отдельные моменты.

Мужчина стремится к женщине, не думая о детях, он ищет наслаждения или бежит от одиночества. Во всяком случае он ищет чего-то для себя. И женщина тоже ищет «счастья» для себя. Дети появляются как бы сами по себе. Точно так же идеи, которые возбуждает женщина. Она рождает в мужчине идеи, но это совсем не значит, что она что-нибудь сознательно даёт или хочет дать. Она тоже может искать только личного наслаждения, брать мужчину для себя, для своего желания, для своего ощущения и этим самым давать жизнь новым идеям. И может совсем ничего не искать, даже не знать, не видеть мужчины, пройти мимо него и не заметить его и одним своим существованием оплодотворить его фантазию на всю жизнь. Бесконечно разнообразны здесь способы оплодотворения духа. Иногда для этого нужно наслаждение, вся красота любви. Иногда нужно страдание, острое и глубокое, проникающее до самых глубин души. Иногда нужно преступление, иногда отречение, жертва.

Иногда достаточно силуэта в окне. Одной линии фигуры или одного случайного взгляда, которым обмениваются незнакомые встречные. Поэзия знает это. Она знает ценность и того, что было, и того, чего не было в любви.

Если рождение идей есть свет, идущий от любви, то этот свет идёт от большого огня. И в этом непрестанном огне, в котором горит всё человечество и весь мир, вырабатываются, утончаются все силы человеческого духа и гения.

Аскетические тенденции наложили очень тяжёлый отпечаток на наше отношение к любви и к морали. Мы не можем представить себе не аскетической морали. Или полное отсутствие всякой морали, или мораль, враждебно относящаяся к жизни. В действительности, конечно, это самая скверная ложь, какой обманывали человечество. Мораль, враждебная жизни, видит в любви один дым. Но мы даже из физики знаем, что дым есть результат неполного сгорания.

Огонь, в котором горит человечество, это огонь жизни, огонь вечного обновления. Моралисты же с удовольствием загасили бы этот огонь, с которым они не знают что делать, который нарушает порядок в их Вселенной и которого они боятся, чувствуя его силу и власть.

И они дуют на него, не понимая, что это начало всего. Божество, которому поклонялись древние народы в лице Солнца и его лучей и в лице Огня.

Поэтому только искусство может говорить о любви.

Нет ничего циничнее и грубее холодного морализирования, которое видит в любви грех и похоть.

Например – какая тёмная ложь кроется во всех моральных рассуждениях «Крейцеровой сонаты» и «Послесловия».[VII] [16]

«Спросите чистую невинную девушку или ребёнка, и они скажут вам, что это гадко и стыдно», – «сама природа устроила так, что это мерзко и стыдно».

Но что это?

Как вы объясните ребёнку, о чём идёт речь? Он не может ответить на вопрос «Послесловия», не может, потому что его нельзя спросить. Слова не выражают эмоций, а речь идёт об эмоциях. Нельзя же отрезать внутреннюю сторону от внешней и спрашивать о внешней, не касаясь внутренней.

Как же объяснить ребёнку, о чём его спрашивают?

Всё, что можно сделать, это описать грубыми анатомическими и физиологическими терминами внешнюю, физическую сторону любви. Но внутренняя, психологическая, эмоциональная остаётся закрытой, а ведь именно в ней заключается главная сущность. Если «глухой» будет описывать рояль и скажет, что это «“чёрный ящик” на трёх ножках, который открывают с одной стороны и стучат по нему пальцами», то это не будет правильное описание. Анатомические и физиологические термины, как и всё на свете, необходимы на своём месте в учебниках и курсах анатомии и физиологии; но они не годятся для определения эстетического и морального характера любви, и здесь они являются грубыми и ненужными и, главное, не верными. Разве этими терминами можно описать то, о чём в действительности идёт речь? Разве они передадут мысли и чувства, появляющиеся у людей, когда их касается любовь? Разве передадут они перемену темпа, ощущения и вкуса жизни? И разве из-за этих внешних фактов люди горят в неугасимом огне? Внешняя сторона любви – это только поворот ключа в замке... от ящика Пандоры. Как объяснить это ребёнку?

Искусство может это объяснить. Но не анатомия, не физиология и не двумерная мораль...

А такое изображение любви, какое даст искусство, никому не покажется гадким и стыдным. В волшебный мир эмоций может вводить только искусство, и оно никого оскорбить не может.

Я не случайно назвал циничным морализм, видящий в любви только одну цель, которую нужно как-нибудь поскорее достигнуть и не смотреть на остальное. Цинизм может выражаться не в одной распущенности. Может быть, есть «цинический аскетизм», так же как есть циническая распущенность. Цинизм – это психология двумерного существа. Собака (kunos, откуда произошло слово цинизм) и есть двумерное существо.[VIII] [17] Двумерная мораль – это циническая мораль. Она видит только внешнюю сторону явлений. Внутренняя сторона, та сторона, где возникают чувства и родятся идеи, для двумерной морали – это только какой-то случайный придаток к физиологической жизни.

Интересные вещи говорит В. В. Розанов в книге «Люди лунного света».[IX] [18] Идея греховности любви, идея «скверны», идея аскетизма, по его мнению, возникла из полового извращения, из гермафродитизма, из «женомужества» и из «мужеженства». Причём гермафродитизм может ничем не выражаться физически, а только психически, душевно. Содом рождает идею, что любовь есть грех, говорит он.[X] В самом деле, что такое гермафродитизм психологически? «Муки Тантала, – говорит В. В. Розанов, – всё в себе и недостижимо. Следующий этап ненависть к этому недостижимому, страх перед ним, мистический ужас – является “скверна”».

Нужно только заметить, что, конечно, может существовать аскетизм, не идущий из извращения. Но это не будет воинствующий аскетизм. Это не будет аскетизм, видящий скверну в жизни.

Но что в идее скверны, в идее стыдного и гадкого очень много извращения, в этом г. Розанов совершенно прав.

Книга В. В. Розанова интересна во многих отношениях, хотя обилие «физиологических» и «анатомических» подробностей мешает понять основную мысль. По настроению в ней много общего с «Leaves of the Grass» Уолта Уитмена.[XI]

И ни научный материализм, ни аскетический морализм не понимают огромной трагедии любви.

Это область, в которой человеку больше всего кажется, что он живёт для себя, для своего чувства, для своего ощущения. И именно здесь, в этой области, он меньше всего живёт для себя. Он служит здесь только проводником, средством для проявления проходящих через него сил, средством для проявления будущего в том или в другом виде.

Желание любви – это чьё-то желание жить. В своей удивительной слепоте люди думают, что это их собственные желания.

Нет ничего, чем бы человек не пожертвовал любви. И нет ни одного человека, который бы что-нибудь получил от любви для себя. И именно тогда, когда человеку кажется, что он получает что-то для себя, он получает меньше всего для себя. И тогда, когда человеку кажется, что он наиболее служит себе и своему наслаждению, на самом деле он наиболее служит неизвестному другому.

Влияние женщины на душу мужчины и мужчины на душу женщины похоже на влияние природы на человека. Тут действует соприкосновение с той же самой тайной. Точно так же эта тайна влечёт к себе и точно так же сильнее всего чувствуется в неизвестном, в новом. Охватить её или выразить в словах невозможно.

Мираж всё время остаётся вдали, на горизонте, раздражая воображение. Но подойти к нему нельзя, он отступает по мере приближения, как край неба.

Если человека соблазняет закрытая дверь и он открывает её, то за ней сейчас же оказывается другая закрытая дверь.

Тень проходит между рук и идёт впереди.

Но в погоне за этим миражом, за этой тенью, что-то творится. И в этом тайна великой жертвы, которую приносит человек в любви. Он идёт на костёр и сгорает, служа чему-то, чего он не знает, и думая, что он служит своему наслаждению.

Мы окружены какой-то огромной жизнью, которой мы не видим и часть которой мы составляем. Иногда проблесками мы ощущаем её. Иногда забываем опять и начинаем считать реальной и настоящей свою жизнь».[XII] [19]

Из этого прекрасного определения видно, какое великое значение в мироздании и эволюции жизни имеет истинное, не искажённое чувство любви между мужчиной и женщиной. В таком чувстве, как в сильном световом фокусе, сходятся все лучшие человеческие устремления, отражаются все его высшие эмоции и чувства, зарождаются прекрасные творческие идеи. Горением божественного огня любви человек преображается, улучшается, облагораживается и совершенствуется. Высшее назначение любви состоит именно в том, чтобы животное превратить в человека, человека приблизить к Богу.[20]

Одна из лучших популярных книг по сексологии – «Радость секса: Книга о премудростях любви» Алекса Комфорта. Автор пишет: «Наша книга и о любви, и о сексе. Полноценный секс невозможен ни на какой другой основе: или вы любите друг друга и поэтому вступаете в половые отношения, или вы вступаете в половые отношения и поэтому любите друг друга, или и то и другое одновременно. Не имеет смысла доказывать это. Как нельзя приготовить пищу без огня, точно так же невозможно заниматься любовью без ответного чувства, обратной реакции (возможно, по этой причине мы говорим «заниматься любовью», а не «заниматься сексом»). Секс – это та область, где мы можем научиться обращаться с людьми по-человечески».[21]

Однако всё же необходимо помнить, что любовь – это один из источников счастья, но не единственный. Об этом прекрасно (и, как мне кажется, исчерпывающе) сказал Эрих Фромм: «Счастье не дар богов, а создаётся усилиями собственной внутренней продуктивности. Счастье и радость – это не удовлетворение потребности, проистекающей из физиологической или психологической недостаточности; они не освобождение от напряжения, а спутники всякой продуктивной деятельности: в сфере мышления, чувств или поступков. Радость и счастье не различные состояния; они отличаются только тем, что радость связана с переживанием единичного факта, а счастье, можно сказать, постоянное или нераздельное переживание радости. О «радостях» мы можем говорить во множественном числе, о «счастье» – только в единственном. Счастье свидетельствует о том, что человек нашёл ответ на проблему человеческого существования: оно в продуктивной реализации его возможностей, а тем самым одновременно – в единстве с миром, при сохранении, однако, целостности (и суверенности) собственной личности. Продуктивно расходуя свою энергию, он увеличивает свои силы, он «горит, не сгорая». Счастье – критерий высшей степени искусства жить, показатель высшей степени добродетели в том смысле, какой она имеет в гуманистической этике».[22]

Итак, что мы имеем?

Эрос = физиологическая любовь + психологическая любовь.

Половое чувство (влечение) = физиологическая любовь – психологическая любовь.

Или:

Эрос = секс + любовь.

Половое чувство (влечение) = секс – любовь.

☺☺☺

Лобсанг Рампа, «Мудрость древних»: «ВЬЯНА (Vyana)Это особый источник, из которого тело черпает энергию. У мужчины он, в частности, связан с центром простаты. Чрезмерная сексуальная активность истощает вьяну. Именно поэтому многие «мастера», которые на самом деле таковыми не являются, часто твердят, что никто и никогда не должен увлекаться сексом. Это, конечно же, полный абсурд. С таким же успехом можно утверждать, что не существует никаких цветов, кроме чёрного и белого.

Чистый, правильно направленный секс может способствовать передаче большого количества энергии через спинной канал и тем самым активизировать высшие центры, связанные с духом.

В зависимости от уровня развития личности цвет вьяны, который проявляется в области простаты, изменяется от тусклого красно-коричневого до бледно-розового».[23]

☺☺☺

Лобсанг Рампа, «Мудрость древних»: «До тех пор пока человек думает о воле, волевых усилиях и здравомыслии, он так же привязан к физическому телу, как и тот, кто мечтает лишь о физической любви и забывает о том, что подлинная любовь возможна лишь на духовном плане.

Многие спрашивают о любви на духовном плане. Это чистая любовь, абсолютная любовь, и ничто не сравнится с чувством пребывания вместе с душой-близнецом. Как бы уродливо ни звучало это понятие – душа-близнец, – оно подразумевает вполне реальную сущность. Когда находишь свою душу-близнеца на уровне Высшего Я, уже больше не нужно возвращаться на Землю, если не испытываешь стремления помочь другим».[24]

☺☺☺

Лобсанг Рампа, «Мудрость древних»: «ЛЮБОВЬ (Love)Наряду со словом «секс» это слово чаще всего понимается неправильно. Секс и любовь, любовь и секс – эти два понятия смешиваются большинством современных людей, которые не видят между ними существенных различий.

На самом же деле любовь представляет собой гармонию между двумя людьми или любыми другими существами. Это слово не подразумевает, что эти люди или существа сексуально заинтересованы друг в друге. Смысл гармонии в данном случае в том, что вибрации человека прекрасно совместимы с вибрациями его любимой или любимого.

Любовь не эгоистична. Во имя любви человек сделает то, на что не пойдёт ни за какие деньги.

Хотя это звучит очень неромантично, скажу, что несоответствие вибраций может послужить причиной возникновения между людьми взаимной вражды и недоверия. Однако как только один человек делает шаг навстречу другому и согласует с ним свои вибрации, дисгармония исчезает, и между ними устанавливаются взаимопонимание и любовь».[25]

 



[I] Каббала (древнееврейское – предание) – мистическое учение в иудаизме, стремящееся постигнуть скрытый истинный смысл Торы (Пятикнижие в Ветхом Завете) и других священных книг. Каббалисты проповедовали поиск основы всех вещей в цифрах и буквах еврейского алфавита, а исцеляющих средств – в амулетах и формулах. Каббала сложилась в XIII веке в Испании («Зогар», или «Сияние», на арамейском языке). Этот основополагающий каббалистический трактат приписывается испано-еврейскому мыслителю Моисею Леонскому.

[II] Пандемос (Пандема) (греческое – всенародная) – в греческой мифологии прозвище богини Афродиты как богини низменной чувственной любви в отличие от чистой небесной любви (Афродита Урания).

Урания – в греческой мифологии: 1) Эпитет Афродиты, буквально: Афродита-небесная. 2) одна из 9-ти муз, покровительница астрономии.

[III] Raison d’être (французское) – смысл жизни. – Р. В.

[IV] Дуализм (французское dualisme < латинское duālis – двойственный) – 1) философское учение, признающее дух и материю, идеальное и материальное двумя самостоятельными, независимыми началами. Противоположное – монизм. 2) Двойственность, раздвоенность (например, двойственность мировоззрения).

Монизм (французское monisme < греческое monos – один) – философское учение, признающее основой всего существующего одно начало: либо материю (материалистический монизм), либо дух (идеалистический монизм). Противоположное – дуализм, плюрализм.

Плюрализм (французское pluralisme < латинское plūrālis – множественный) – 1) философское учение, утверждающее, что в основе мира лежит множество самостоятельных, независимых духовных сущностей. Противоположное – монизм. 2) Множественность мнений, взглядов, направлений, партий и т. п. как один из принципов общественного устройства.

[V] Книгу, которую я цитирую – «Tertium Organum: Ключ к загадкам мира» – Пётр Успенский писал столетие назад. Она была опубликована в 1911 году.

[VI] Cherchez la femme! (французское) – Ищите женщину! – Р. В.

[VII] Пётр Успенский ссылается на повести Льва Толстого (1828–1910), которые классик посвятил теме чувственной любви, борьбы с плотью, которую призвано победить христианское начало любви, лишённой всякого своекорыстия.

[VIII] Вот как? Неужели слово «циник» произошло от слова «собака»? Не слыхивал что-то я такого раньше. (Да простит читатель моё невежество!) Разумеется, стал перерывать всевозможные энциклопедии, справочники и словари. Ничего подобного не нашёл! И подумал уж, на грех, что Пётр Успенский чего-то там перепутал. Чего уж там, с кем не бывает! Но всё же, по наитию, продолжал лопатить подручную литературу. И моя настойчивость, слава Богу, была вознаграждена. И спасибо Дмитрию Ушакову. Согласно его «Толковому словарю русского языка», слово «циник» действительно происходит от греческого «kyon – собака». И ничего что у Петра Успенского «kunos». Простим нашим источникам эти разночтения. И не важно, кто из них близок к истине. Важно, что она, собака, есть. И в данном случае, полагаю, совершенно не важно, где она зарыта. Жаль вот только «друга нашего меньшего», греческим названием которого обозвали социальную язву, связанную с «пренебрежением к нормам общественной морали и нравственности, с наглостью и бесстыдством» – всем тем мерзким, которое мы называем одним грязным словечком – цинизм.

[IX] Пётр Успенский имеет в виду книгу Василия Розанова (1856–1919), вышедшую в 1911 году, в которой философ окончательно размежёвывается с христианством по вопросам пола (противопоставляя при этом «Ветхий Завет» как утверждение жизни плоти – «Новому Завету»).

[X] Содомия (Содом, Содом и Гоморра, Содомо-гоморрский взрыв) (от библейских городов у устья реки Иордан или на западном побережье Мёртвого моря, жители которых якобы погрязли в распутстве и за это были испепелены огнём, посланным с небес богом Яхве) – эти термины употребляются для обозначения разврата, суматохи, шума, хаоса, беспорядка.

[XI] Пётр Успенский ссылается на сборник стихов американского поэта и публициста Уолта Уитмена (1819–1892) «Листья травы» (1855–1891).

[XII] Tertium Organum (т′эрциум органýм) (латинское tertiumтретий, латинское оrganum < греческое órganonорудие, инструмент, орган) – «третье орудие», «третий инструмент», «третий орган».

«Органóн» («Оrgаnоn») – название собрания трактатов по логике древнегреческого философа Аристотеля.

«Новый органон» («Novum Organum») – сочинение английского философа-материалиста Фрэнсиса Бэкона, в котором он противопоставляет свою индуктивную логику дедуктивной логике Аристотеля.

А вот как Пётр Успенский сам поясняет название своей книги: «Я назвал систему этой высшей логики – Tertium organum, потому что для нас это третье орудие мысли после Аристотеля и Бэкона. Первым был Organon, вторым Novum organum».



[1] Ожегов Сергей. Словарь русского языка.

[2] Сеченов Иван Михайлович (1829–1905 = 76) – российский учёный и мыслитель-материалист, создатель физиологической школы, член-корреспондент (1869), почётный член (1904) Петербургской АН. В классическом труде «Рефлексы головного мозга» (1866) обосновал рефлекторную природу сознательной и бессознательной деятельности, показал, что в основе психических явлений лежат физиологические процессы, которые могут быть изучены объективными методами. Открыл явления центрального торможения, суммации в нервной системе, установил наличие ритмических биоэлектрических процессов в центральной нервной системе, обосновал значение процессов обмена веществ в осуществлении возбуждения. Исследовал дыхательную функцию крови. Создатель объективной теории поведения, заложил основы физиологии труда, возрастной, сравнительной и эволюционной физиологии. Труды Сеченова оказали большое влияние на развитие естествознания и теории познания.

[3] Аверинцев Сергей, Спиркин Александр. Любовь // Большая советская энциклопедия / Главный редактор Александр Прохоров. 3-е издание. Т. 1–30. Т. 15: Ломбард–Мезитол. Москва: Советская энциклопедия, 1974. 632 с. С. 102–105. С. 102.

[4] Первое послание к Коринфянам Апостола Павла: 13: 1–8, 13–14 // Новый Завет.

[5] Душенко Константин. Большая книга афоризмов. 6-е издание, исправленное. Москва: Эксмо-Пресс, 2002. 1056 с. С. 873. ISBN 5-04-003141-6

[6] Илизаров Леонид. Каббала – древнейшая наука // Пассаж. Одесса, 2003. № 10. С. 108–109.

[7] Хилл Наполеон. Думай и богатей. Киев: Молодь, 1993. 160 с. С. 120. ISBN 5-7720-0871-4

[8] Шюре Эдуард. Великие посвящённые: Очерк эзотеризма религий. 2-е издание, исправленное. Калуга, 1914. 419 с. С. 294–295.

[9] Клизовский Александр. Основы миропонимания Новой Эпохи. Минск: Мога-Н; Вида-Н, 1995. 816 с. С. 374–376. ISBN 985-413-006-1

[10] Шюре Эдуард. Великие посвящённые: Очерк эзотеризма религий. 2-е издание, исправленное. Калуга, 1914. 419 с. С. 203.

[11] Платон. Пир: 181b-d, 193a.

[12] Гринева Евгения, Громова Татьяна. Французско-русский словарь: Около 25000 слов и около 30000 словосочетаний. Москва: Цитадель, 1996. 576 с. С. 32, 305, 484, 518. ISBN 5-7657-0007-1; ISBN 5-86344-041-4

[13] Говорка Ярослав. Дорога к долголетию. Москва: Профиздат, 1990. 336 с. С. 156. ISBN 5-255-00507-8

[14] Новый иллюстрированный энциклопедический словарь / Главный редактор Александр Горкин. Москва: Большая Российская энциклопедия, 1998. 912 с. С. 779. ISBN 5-85270-259-5

[15] Билич Габриэль, Назарова Людмила. Медицинская популярная энциклопедия: Человек и его здоровье. Москва: Вече, 1997. 496 с. С. 327–329. ISBN 5-7838-0141-0

[16] Лакшин Владимир. Толстой Лев Николаевич // Большая советская энциклопедия / Главный редактор Александр Прохоров. 3-е издание. Т. 1–30. Т. 26: Тихоходки–Ульяново. Москва: Советская энциклопедия, 1977. 622 с. С. 53.

[17] Ушаков Дмитрий. Толковый словарь русского языка.

[18] Муравьёв Владимир. Розанов Василий Васильевич // Большая советская энциклопедия / Главный редактор Александр Прохоров. 3-е издание. Т. 1–30. Т. 22: Ремень–Сафи. Москва: Советская энциклопедия, 1975. 628 с. С. 174.

[19] Успенский Пётр. Tertium Organum: Ключ к загадкам мира. Санкт-Петербург: Трудъ, 1911. 264 с. Глава XIII.

Успенский Пётр. Tertium Organum: Ключ к загадкам мира. Москва: Фаир-Пресс; Гранд, 2000. 432 с. ISBN 5-8183-0171-0

[20] Клизовский Александр. Основы миропонимания Новой Эпохи. Минск: Мога-Н; Вида-Н, 1995. 816 с. С. 379–380. ISBN 985-413-006-1

[21] Комфорт Алекс. Радость секса: Книга о премудростях любви. Москва: Новости, 1992. С. 17.

[22] Билич Габриэль, Назарова Людмила. Медицинская популярная энциклопедия: Человек и его здоровье. Москва: Вече, 1997. 496 с. С. 333. ISBN 5-7838-0141-0

[23] Rampa T. Lobsang. Wisdom of the Ancients. London: Corgi Books, 1965. 160 p. ISBN-10: 0552072486; ISBN-13: 9780552072489

Рампа Лобсанг. Мудрость древних. Киев: София; Москва: Гелиос, 2002. 176 с. С. 31–32. ISBN 5-344-00221-1

[24] Rampa T. Lobsang. Wisdom of the Ancients. London: Corgi Books, 1965. 160 p. ISBN-10: 0552072486; ISBN-13: 9780552072489

Рампа Лобсанг. Мудрость древних. Киев: София; Москва: Гелиос, 2002. 176 с. С. 37. ISBN 5-344-00221-1

[25] Rampa T. Lobsang. Wisdom of the Ancients. London: Corgi Books, 1965. 160 p. ISBN-10: 0552072486; ISBN-13: 9780552072489

Рампа Лобсанг. Мудрость древних. Киев: София; Москва: Гелиос, 2002. 176 с. С. 75. ISBN 5-344-00221-1



Comments