Гермафродитизм

Гермафродитизм (Андрогиния) (< гр. Έρμαφρόδιτος, HermaphroditosГермафродит < Έρμής, Hermēs Гермес + Άφροδίτη, Aphroditē – Афродита) – наличие признаков мужского и женского пола у одного и того же организма; двуполость. Природный гермафродитизм – закономерно присущ определённым группам организмов (преимущественно беспозвоночным животным и большинству растений). Патологический гермафродитизм – встречается у раздельнополых животных и у человека.

☺☺☺

В генетическом отношении все организмы, в том числе раздельнополые, бисексуальны, двуполы, так как их зиготы получают генетическую информацию, потенциально дающую возможность развивать признаки как мужского, так и женского пола.

(Необходимо иметь в виду, что термин «бисексуальность» имеет два совершенно разных значения. С одной стороны, двуполость – обладание соматическими, психическими или поведенческими свойствами обоих полов (андрогиния), а с другой – особый тип сексуальной ориентации, эротическое влечение к лицам как противоположного, так и своего пола. Чтобы избегать недоразумений, я употребляю в первом значении слово «двуполость» или, если речь идёт о потенциальных возможностях развития организма, «бипотенциальность».)

Некоторые рыбы (из семейств Labridae, Scaridae и Serranidae) способны даже менять свой морфологический пол, причём многократно и в обоих направлениях, в зависимости от пола партнёра. Тропические тихоокеанские рыбы Labrides dimidiatus живут группами, состоящими из одного самца и гарема самок, занимающими общую территорию. Самец не позволяет самкам изменять пол, но как только он умирает, доминантная самка меняет пол и становится новым хозяином гарема.[1]

Однако мы – не рыбки, и то, что для них – благо, удобство и целесообразность, людям приносит страдания. Хотя проблема «промежуточных» состояний, людей «среднего рода», сочетающих мужские и женские признаки, стара, как мир, серьёзное исследование её стало возможно лишь относительно недавно.

Гермафродитизм – это врождённое состояние неопределённости, двойственности репродуктивной системы организма, прежде всего наружных гениталий, когда однозначное определение пола невозможно или весьма затруднительно.[2] Пока половая принадлежность определялась только по наружным гениталиям, смысл этого термина, хотя бы на описательном уровне, казался ясным. Когда же выяснилось, что существуют глубинные компоненты пола, положение усложнилось. Сам собой возник вопрос: каков же «истинный» пол таких несчастных индивидов и по каким признакам они сами его определяют – на основании ли своей генитальной внешности или в соответствии с полом воспитания, или по каким-то другим, до поры до времени скрытым, органическим свойствам?

Исследования 1950–60-х годов отдавали предпочтение социально-психологическим причинам (детерминантам). Из 110 гермафродитов 100 определяли свою половую принадлежность в соответствии с полученным ими воспитанием, заставляя думать, что половая идентичность – результат главным образом научения.[3] Однако вскоре стали известны противоположные случаи. Дети, названные и воспитанные в соответствии с полом их наружных гениталий, которые казались вполне нормальными, вели себя по типу противоположного пола, а в период полового созревания у них появились вторичные признаки этого пола, «оправдывающие» их прежнее атипичное поведение. Иначе говоря, природа «пересилила» воспитание.[4]

По мере усовершенствования генетических и эндокринологических методов диагностики эмпирические данные (основанные на опыте) стали ещё более противоречивыми. Дж. Мани и Дж. Далери описали, например, 7 индивидов с женским хромосомным и гонадным полом, которые, однако, вследствие очень сильной фетальной андрогенизации появились на свет с половым членом. Как девочек воспитали 4-х из них, и у них сформировалась женская половая идентичность, но с некоторыми мужскими чертами поведения. Остальные, воспитанные как мальчики, осознавали себя мужчинами, – они и сексуально функционировали как представители сильной половины. Казалось бы, всё в порядке, но, по критериям хромосомного и гонадного пола, поведение этих мужчин является гомосексуальным.[5]

В другом случае 18 генетических мужчин с явлениями вторичного псевдогермафродитизма, из-за дефицита во внутриутробной фазе развития дигидротестостерона, появились на свет с гениталиями, больше похожими на женские, и были, соответственно, воспитаны как девочки. Однако после полового созревания они, кроме 2-х, осознали себя мужчинами и приняли мужскую половую идентичность.[6] Это позволило исследователям сделать вывод, что половая дифференцировка мозга и внутренней репродуктивной системы зависит от одного гормона – тестостерона, а наружных гениталий от другого – дигидротестостерона, причём влияние первого на формирование половой идентичности сильнее, чем пол воспитания.[7] Следовательно, не только гормональные влияние могут расходиться с социальными, но и внутри каждого из этих факторов возможна рассогласованность.[8]



[1] Wilson E. O. Sociobiology. The New Synthesis. Cambridge: Mass., 1975. 679 p.

[2] Голубева Ирина. Гермафродитизм (Клиника, диагностика, лечение). Москва: Медицина, 1980. 159 с.

[3] Hampson J. L. Determinants of psychosexual orientation // Sex and behavior. New York, 1965. P. 108–132.

[4] Diamond M. A critical evaluation of the ontogeny of human sexual behavior // Quart. Rev. Biol., 1965. Vol. 40. P. 147–175.

[5] Money J., Daléry J. Yatrogenic homosexuality: Gender Identity in seven 46, XX chromosomal females with hyperadrenocortical hermaphroditism born with a penis, three reared as boys, four reared as girls // J. Homosexuality. 1976. Vol. 1. P. 357–371.

[6] Imperato-McGinley J., Peterson R. E., Gautier T., Sturla E. Male pseudohermaphroditism secondary to steroid 5a reductase deficiency – a model for the role of androgens in both the development of male phenotype and the evolution of a male gender identity // J. Steroid Biochem., 1979. Vol. 11. P. 637–645.

[7] Dörner G. Hormones and sex specific brain development // Adv. Physiol. Sci., 1981. Vol. 15. P. 111–120.

[8] Кон Игорь. Введение в сексологию. Москва: Медицина, 1988. С. 45, 56–58.



Comments