Эрот

Эрот (Эрос) (гр. Έρωτος, Erōtos < έρως, érōs – любовь, страсть) – в древнегреческой мифологии – бог любви. В древнеримской мифологии ему соответствует Купидон (Амур). Олицетворение любовного влечения, обеспечивающего продолжение жизни на Земле. По разным версиям мифа, Эрот происходит от Гермеса и Артемиды или от Ареса и Афродиты. Обычно он изображается юным, шаловливым с золотыми крылышками, луком, колчаном и стрелами, которые неотвратимо поражают и людей, и самих богов, вселяя в них любовную страсть. Правда, как свидетельствуют лирические поэты и драматурги, он бывает жесток к своим жертвам. Эрот у древнегреческой поэтессы Сапфо (Сафо) – «горько-сладкий». В эллинистической литературе появляется с возлюбленной Психеей и становится более игривым. Зачастую изображается крылатым. Со времён древнегреческого поэта-драматурга Еврипида вооружён луком и стрелами. Играющий Эрот часто встречается на фризах в Помпеях и в позднеримском искусстве. Присутствуют эроты-эросы-купидоны-амуры и в сценах рыбной ловли и сбора винограда на знаменитых мозаиках имперской виллы IV ст. в Пьяцца Армерина на Сицилии. Эрот-Эрос-Купидон-Амур был излюбленным персонажем пластики и живописного искусств: Антонио Канова, Лисипп, Гвидо Рени, Питер Рубенс, Вечеллио Тициан, Бертель Торвальдсен оставили нам образ «златокрылого, златоволосого, подобного ветру» бога.

В «Теогонии» Гесиода, первого известного по имени древнегреческого поэта, бог Эрос упомянут как один из породителей и устроителей мироздания, родившийся сразу после Хаоса и Матери-Земли. Это один из самых древних мифов о том, как из полнейшего, вселенского беспорядка рождался мир:

«Прежде всего во вселенной Хаос зародился, а следом

Широкогрудая Гея, всеобщий приют безопасный,

Сумрачный Тартар, в земных залегающий недрах глубоких,

И, между вечными всеми богами прекраснейший, – Эрос.

Сладкоистомный – у всех он богов и людей земнородных

Душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает».[1]

Так из первозданного, всемирного хаоса первыми родились Гея – Земля, Тартар – бездонное, мрачное, полное вечной тьмы подземелье, и Эрос – Любовь. И нет чувства сильней и прекрасней, чем любовь.

☺☺☺

Однажды Аполлон встретил сына Афродиты Эрота. Тот натягивал на лук тетиву. Аполлон посмеялся над юным богом: «Как неловко ты действуешь».

Обиделся Эрот и стал думать, как отомстить насмешнику. Он увидел, что тот направляется в лес, где живёт прелестная нимфа Дафна. И Эрот придумал способ мести. В его колчане рядом лежали стрелы любви и стрелы ненависти, которыми он без промаха поражал сердце богов и людей. Стрелой любви Эрот поразил Аполлона, а нимфу – стрелой ненависти и отвращения.

Когда Аполлон увидел Дафну, сердце его запылало любовью. Когда же он подошёл к девушке, та бросилась от него бежать.

Аполлон бросился вдогонку. «Я же бог солнца, сын Зевса, целитель и благодетель людей!», – невдомёк ему было, как можно его, Аполлона, не любить!

Но чем больше разгоралась любовь в сердце бога, тем сильнее бушевало в сердце нимфы отвращение. Дафна стремительно убегала прочь, куда глаза глядят, прыгая через камни и ручьи, продираясь сквозь колючий кустарник. Наконец, силы её иссякли, и она стала молить отца своего, речного бога Пенея, чтобы тот лишил её красоты, лишь бы избавиться от ненавистного ей Аполлона.

Бог внял просьбе дочери. Она вдруг почувствовала, как руки и ноги её немеют, тело покрывается древесной корой, а волосы становятся зелёной кроной.

Опоздавший божественный воздыхатель успел лишь коснуться ладонью коры, почувствовав последние удары сердца нимфы, которая превратилась в лавровое дерево.

Долго в отчаянии стоял Аполлон перед лавровым деревом, не ведая что делать, пока его не осенила мысль: «Пусть же венок только из твоей зелени украшает мою голову! – воскликнул он. – Украшай отныне своими ветвями и мою золотую лиру, и мой колчан со стрелами. Пусть никогда не вянет твоя зелень, о лавр! Стой же вечно зелёным!».

Отныне в Древней Греции лавровым венком стали украшать головы победителей Олимпийских игр и великих поэтов. И обычай венчать лаврами сохранился навсегда.

Мне не ведомо, удовлетворился ли результатом мести Эрот или всё же решил доконать солнечного бога, поразив его сердце другой стрелой – стрелой нелюбви. Знаю лишь, что Аполлон отверг любовь другой нимфы, Клитии. Она перестала есть, а пила только росу. Глаза её от зари до зари следовали за солнцем. Мало-помалу тело нимфы превратилось в растение с широкими листьями, а лицо в цветок подсолнуха, который и поныне поворачивается в течение дня вслед за движением солнца по небу.

☺☺☺

Не было на Земле девушки нежнее, изящнее и прелестнее, чем Психея. Даже само её имя означало «душа» и «бабочка». Говорили, что если для рассказа о красоте любой женщины можно подобрать слова, то прелесть этой дивы не поддавалась описанию простого смертного.

И жители страны, где отец девушки был царём, и чужестранцы, привлечённые слухами о её дивной красоте, толпами собирались, чтобы только взглянуть на неё разок. Увидев, они преклоняли перед нею колени, воздавали такие почести, как будто перед ними была богиня красоты. Наконец, люди так в этом уверились, что, перестав посещать храмы Афродиты, прекратили приносить жертвы богине.

Мучимая ревностью к лучезарной сопернице, Афродита решила её наказать. Она призвала к себе сына, крылатого бога любви Эрота, и приказала ему отомстить девушке: мать велела внушить ей чувство любви к человеку, недостойному её.

Но, увидев Психею, Эрот полюбил обладательницу неземной красоты, и не смог причинить ей вреда.

Впрочем, девушке и так было нелегко. Сестры её повыходили замуж за юношей царского рода. И лишь принцесса-красотка, окружённая толпами опьянённых поклонников, не могла выбрать себе супруга.

Удручённый этим, отец обратился за советом к оракулу Аполлона. Тот велел оставить дочь одну на скале, где она должна ждать своего суженого. Мужем её будет бессмертный, внушающий страх не только людям, но и богам своими жестокостью и коварством, своими крыльями, как у хищной птицы.

Царь отвёл любимую дочь на скалу и оставил её там одну. Обливаясь слезами, стала ждать Психея своей участи.

Вдруг ласковый ветерок, зефир, подхватил и унёс девушку. Очутилась она в прекрасной цветущей долине, рядом с великолепным дворцом. Войдя во внутрь, Психею поразило роскошное убранство апартаментов. Но ещё больше удивило её то, что вокруг не было ни души. Только ласковые голоса разговаривали с нею, ублажая любую её прихоть, а незримые музыканты услаждали слух.

А ночью новоявленной жене явился таинственный супруг. Он просит не пытаться узнать, кто он. Лишь только она посмотрит на него, настанет конец их блаженству. И Психее пришлось довольствоваться лишь нежным голосом и ласковым прикосновением рук своего загадочного мужа.

Но девушка не смогла превозмочь любопытство и нарушила запрет. Однажды, когда супруг уснул, она зажгла лампу и взглянула на него. Невыразимой красоты бог Эрот спал на ложе сном младенца. Объятая счастьем, Психея наклонилась, чтобы поцеловать возлюбленного, но горячая капля масла из светильника упала на плечо Эрота. Тот, проснувшись, с горестным упрёком улетел восвояси. В отчаянии Психея побежала за ним, но бога и след простыл.

Он уже на Олимпе, где мать перевязывает ему плечо, всячески понося его слишком любопытную жену.

А безутешная Психея отправилась на поиски любимого. Немало испытаний пришлось ей перенести. Мстительная Афродита всюду преследует ненавистную невестку, заставляя выполнять несчастную девушку самую трудную работу.

А однажды свекровь повелела Психее отправиться в мрачное царство Аида, к его жене Персефоне, за ящиком с красотой. Она была уверена, что невестка не сможет дойти до цели, а если и дойдёт, то Персефона уж никак не отпустит её назад, на землю.

Так всё и случилось бы. Но девушке по пути в подземное царство встретилась старая вещунья. Она подсказала путнице, как попасть в Аид, и предупредила девушку, чтобы та, получив ящик, не поддалась любопытству ещё раз, и ни в коем случае не открывала его.

Все в точности выполнила Психея. Она уговорила Харона переправить её на лодке через реку мёртвых, усмирила трёхглавого Кербера, угостив его пирогом с мёдом. А Персефона сразу же отдала ей ящик с красотой, не став задерживать.

Но, выйдя на свет, забыла любопытная Психея все добрые советы. Решила, что, если возьмёт для себя чуточку красоты, то ничего худого не случится. Она открыла ящик и… Из него вырвался пар и усыпил неисправимую любопытницу.

Эрот, разыскав любимую, разбудил её своею стрелою, и велел побыстрее отнести шкатулку Афродите.

А сам же помчался к Зевсу, чтобы вымолить у него разрешение на брак с Психеей. Громовержец смилостивился: даровал девушке бессмертие и даже созвал на свадебный пир богов.

От союза этой неземной любви родилась дочь, которой дали имя Блаженство.

…Этот поэтичный миф – излюбленный сюжет художников, которые изображают Психею с крыльями бабочки. До нас дошло множество античных камей с изображениями божественных влюблённых, Психеи и Эрота.[I] Такие камеи обычно дарились на свадьбу молодожёнам, как залог любви и согласия.[2]

 


[I] Камея – украшения из камня или раковины с художественной резьбой.



[1] Гесиод. Теогония (Происхождение богов): 117–122.

[2] Я познаю мир. Детская энциклопедия: Мифология / Авт.-сост. Ольга Могила, Святослав Чумаков. Москва: Олимп; АСТ, 2000. С. 98, 130–132, 222–227.



Comments