Древний Тибет

https://sites.google.com/site/ruslanvavrenyuk/ruslan-vavrenuk-moi-foto

Буддизм, возникнув в Индии, в исследованиях сознания достиг своей вершины в Тибете.

Тибетские буддисты полагают, что любые состояния сознания, отличные от чистой Нирваны, представляют собой отражения ограниченной иллюзии самосознания.

Основным документом этой традиции является «Тибетская книга мёртвых», описывающая путь сознания от смерти к рождению.

Философия буддизма учит, что рождение и смерть не являются событиями лишь единожды имеющими место в человеческой жизни. Они составляют моменты непрерывного процесса существования, разделённого на 6 Бардо или состояний. 3 из них – бодрствующее состояние и состояние сна – переживаются в период между рождением и смертью, а 3 других – между смертью и рождением. Это Чикхаи Бардо – опыт первичного света, а также вторичного света в момент смерти; Чонид Бардо – опыт огней, звуков и лучей, а также лицезрения мирных и гневных божеств; и, наконец, Сидпа Бардо – видение мира, к рождению в котором ведёт человека Карма. (Карма – это, грубо говоря, судьба; причём в контексте этого термина человек – сам творец своей судьбы.) Сидпа Бардо включает видение совокупляющихся мужчин и женщин, выбор подходящего чрева для вхождения в него.

Все эти Бардо, однако, – как в периоды жизни, так и в периоды перерождения, – обусловлены ментальными процессами души и не составляют подлинной реальности, лежащей за их пределами. Вхождение в последнюю достигается посредством ясного сознания того, что образы и события любых состояний Бардо являются всего лишь проекциями нашего собственного сознания.

Однако если человек неспособен к этому, то в Сидна Бардо он предстаёт перед судом Бога Смерти, подводящего итоги Кармы, накопленной умершим в данном воплощении. Добрый и злой гении, которые всякий раз рождаются одновременно с человеком, свидетельствуют здесь о содеянных им добрых и злых делах:

«И ты будешь повергнут в великий страх и трепет и, убоявшись, попытаешься солгать, говоря: «Не сотворил я ничего дурного».

Тогда Бог Смерти скажет: «Что ж, справимся у Зеркала Кармы».

Сказав так, глянет он в Зеркало, в котором живо отразится всё тобой свершённое – как зло, так и добро. Не поможет тебе ложь».

Эта ситуация явно перекликается с эпизодом взвешивания сердца из «Египетской книги мёртвых», равно как и с идеями суда над душой, которые появляются в поздней греческой и христианской традициях. Похоже, считает Джеффри Мишлав, что она отражает какую-то архетипическую реальность, проникающую в глубинное сознание многих культур, составляя, возможно, конечный символ значения и порядка во Вселенной. Современные исследователи пытаются изучать эту реальность, не делая, правда, столь решительных заявлений, как тибетцы, утверждающие, будто они развили способность сообщаться с духом, отделившимся после смерти от тела, и помогать ему проходить сквозь состояния Бардо.

Знаменательно, что «Тибетская книга мёртвых» была настольной книгой Карла Юнга, который стремился объединить в своих психологических теориях научную логику с мистицизмом.

Тимоти Лири, Ричард Альперт и Ральф Метцнер также использовали её как основу для понимания природы психоделического опыта.[1]



[1] Mishlove Jeffrey. The Roots of consciousness: Psychic liberation through history, science and experience. New York: Random House, 1975. 348 p

ISBN-10: 0394731158; ISBN-13: 9780394731155

Мишлав Джеффри. Корни сознания: Психические исследования в прошлом и настоящем. Киев: София, 1995. 416 с. С. 31–34. ISBN 5­7101­0053­6

 

Comments