Дэн Браун о сексе и религии

В предыдущих книгах мне как-то приходилось касаться некоторых аспектов «секса, любви и религии». Ну, к примеру, вот один из многих фактов, которому пока не посчастливилось примоститься ни в одной из моих книг, но который не может не шокировать любознательного читателя. Уже давно муссируются слухи о том, что Ватикан имеет САМУЮ крупную коллекцию эротических и порнографических изданий и фильмов. И это уникальное собрание якобы постоянно и методично пополняется и по сей день. Так что, измываются над католическими властями ушлые журналюги в своих комментариях, священнослужители, несмотря на отрицательное отношение к сексу, наверное, знают о нём всё. Наверное, для того, чтобы лучше знать «лицо» своего врага.[1]

И скажите на милость, как криптоисторику, исследующему историю любви и секса, не соблазниться и не копнуть поглубже в этом месте? Дабы опровергнуть эту газетную утку или, по крайней мере, подтвердить её, поджарив на незнающем жалости костре неоспоримых доказательств. Однако уверен, мы непременно вернёмся к этому в том месте встречи, которое – как известно – изменить нельзя.)

А пока мой опыт, по-удавьи обвивая меня за горло, напоминал мне и о другом. Да, я помнил, насколько сия тема-тропа скользка. Как-то я, мониторя в интернете читательский резонанс своих оппонентов и почитателей, набрёл в одном из форумов вот на какое мнение одного из своих критиков: «При всём уважении, не могу с тобой согласиться по поводу научности данной книги и пр. Кстати, автор – Руслан Вавренюк. Ведь тематика выбрана какая? Книга эта о сексе, т. е. это то, что интересует всех. С одной стороны. А с другой – ну, что ещё нового можно сказать в этой области? Значит, нужен момент интриги. Какой? А что если повернуть всё дело так, что попы всю жизнь боролись с сексом? О, нормально».[2]

(Хотите – верьте, хотите – нет, но для меня этот критичный глас народа – как бальзам на душу. По крайней мере, я к нему отношусь с бóльшим уважением, нежели к адекватно-оправданной похвале или, скажем, к самой изысканной лести. Однако речь сейчас о другом: о той «горькой парочке», которой и посвящена сия глава – «сексе и религии».)

Уверен, и вы стараетесь не забывать, что нет лиха без добра. Вот и эта тематическая стезя ровно настолько же опасна, насколько и популярна. Да уж, привлекательна она не только для читателя, но и для писателя, который априори не может не желать находиться на гребне цитируемости. И этот уважаемый мною искушённый блоггер-оппонент ещё раз убедил меня в том, что я, держа руку на пульсе читательского спроса, верно чувствую ритм его биения. И вправду, тема эта вечная. И всегда вызывала, вызывает и будет вызывать неподдельный, неслабый и устойчивый читательский интерес.

А с другой стороны, те, кто знаком с моими книгами, не дадут соврать автору. Я никогда сознательно не притягивал секс и религию за уши друг к другу. Невозможно высосать из пальца того, чего нет. Да и секс, как таковой, меня интересует лишь в постели с любимым созданием. А этот «горький дуэт» спродюсировали до меня гениальные религиозные продюсеры конца I столетия, подбросив криптоисторику нехилую работу. За что я им, собственно, и кланяюсь нижайше. Не каждый день удаётся развенчать столь искусно сделанную МИСТИФИКАЦИЮ СЕКСА И ЛЮБВИ.[3]

Так вот, сейчас же речь о всемирно известном бестселлере «Код да Винчи» любимого мною детективиста Дэна Брауна, фаном которого я являюсь, так сказать, читателем-почитателем. Возможно, нюансы создания этого непроходного романа смогут окончательно расставить точечки над і в этом моём вынужденном предглавии к главе об истории этого нашего «горького тандема», к которой я, распинаясь и виляя, подбираюсь битый час.

Никто не может отрицать того факта, что нашумевший роман произвёл эффект разорвавшейся «литературной бомбы». Тиражи и прочий ажиотаж – тому подтверждение. Но кто задумывался из нас, в чём состоит «феномен “Кода да Винчи”» или, если угодно, «феномен Дэна Брауна»? Какую-такую «революцию» произвёл на свет детективист?

Так вот, знаете, чем Дэн Браун, прежде всего, взял публику и за что, по большому счёту, Ватикан и другие церкви осудили это произведение? Не хитроумными перипетиями классного детектива покорил он читателя. И не рассекречиванием всевозможных религиозных тайн автор убил наповал Святой престол. А виной всему – всё та же «горькая парочка» – «секс и религия». Дело в том, что романист всего-навсего мастерски изложил версию о том, что Иисус Христос и Мария Магдалина якобы были супругами, и у них даже были дети.[4]

Но в нашем контексте – даже не это важно, а то, как эта сюжетная линия появилась в романе. Если верить одному из биографов Дэна Брауна, вот как выглядела – в самых общих чертах – эта преинтереснейшая история создания будущего шедевра.

Дэн Браун, начинающий писатель, уже выдал на горá три романа, два из них уже вышли из печати, третий – согласно договору – выйдет в свет только через год. Два первых романа не взметнули амбициозного автора на литературный Олимп. Тиражи, продажи и, соответственно, гонорары – не ахти какие. Судьбу третьего романа не трудно просчитать. Согласно неписанным правилам книгоиздательского бизнеса, сложилась ситуация, которую непременно необходимо менять кардинальным образом. Дэн и Блайт Брауны (его жена, верная спутница и муза) к этому времени в этой сфере поднаторели. Как обычно поступают романисты, выпустившие по два-три романа, если у них плохо расходится тираж последней книги? Выходов из творческого тупика несколько: сосватать нового литературного агента (или издателя), поменять жанр или следующую книгу выпустить под другим именем. Какое Соломоново решение принимает тандем Браунов? Они решают поменять литературного агента. И вскоре Дэн Браун заключил договор с Хайди Ланге.

Хотя критики, в общем, благожелательно относились к его творчеству, в первые месяцы после публикации первых книг каждая из них разошлась тиражом всего в несколько тысяч экземпляров. Поэтому у автора имелись серьёзные опасения на тот счёт, что и четвёртый роман может постигнуть судьба его предшественников. А, значит, мечта стать знаменитым писателем так и останется благим пожеланием самому себе. Фактически всё его будущее зависело от новой книги. Новый роман был его последним шансом пробиться к вершине писательской славы. Как говорится: если не пан, то пропал. И тогда карьере профессионального литератора – некогда многообещающей – придёт конец. Не останется ничего другого, как вернуться к прежней профессии школьного преподавателя английского языка и литературы, которую он оставил сразу же после написания первой книги, ещё до выхода её из печати.

Истинный масштаб сомнений, одолевавших Дэна, был известен лишь его милой жене Блайт, с которой они прожили вместе уже более десяти лет, и которая работала с ним бок о бок. На своих плечах она несла рекламу романов – написание пресс-релизов, встречи с репортёрами и продюсерами, организация интервью. Мужу оставалось лишь появиться в нужный момент, ну и, конечно, заниматься сбором материала и разработкой сюжетных линий будущей книги. Она, как и супруг, понимала, что он оказался у последней черты. Или он добьётся оглушительного успеха, или же ему придётся вернуться к былой работе и до конца дней своих простоять у классной доски.

И новый литагент (точнее – агентша, – поясняю для нас, русскоговорящих; Хайди – женское имя) предлагает коренным образом поменять тактику и стратегию, дабы новый роман, став Девятым валом, и захлестнув своих конкурентов, достиг первых строк в рейтингах бестселлеров. Новый роман должен либо непременно вызвать небывалый ажиотаж, либо выйти под псевдонимом. Ставку сделали на первое. Но что может вызвать бешеный ажиотаж? Раскрытие тайны, о которой читатели не подозревают, но с которой сталкиваются в повседневной жизни. Это непременно должно привести к небывалой общественной встряске. И, следовательно, к ажиотажному спросу на книгу. Дело совсем за «немногим» – за темой.

Литератор априори решил для себя, что его герои будут заниматься поисками сокровищ, то и дело попадая при этом в крутые переплёты, выбраться из которых можно лишь с величайшим риском для жизни. Но какой темой на этот раз на все 100% можно взять читателя за живое? Чем таким особеньким удивить, заинтриговать и таким образом завоевать читателя? Дэн стал тщательно анализировать те аспекты своих предыдущих произведений, которые сильнее всего задели чувства читателей или, по меньшей мере, побудили их написать ему о своём неприятии его текстов. Как тут не вспомнить о том, как после выхода «Ангелов и демонов» (его второго романа) на него обрушилась лавина писем, в которых корреспонденты возмущались тем, что автор узрел в лике святой Терезы работы Джованни Бернини «гримасу оргазма».

И его осенило: да, это именно тот крюк, на который можно подвесить весь роман. Сочетание секса и религии в любой форме – беспроигрышная ставка. Да, гениального и амбициозного автора озарило: религия и секс – это та лошадка, на которую можно поставить всё состояние. «Пусть оно станет очередным слагаемым формулы успеха», – решил романист.[5]

Вслед за концепцией стала вырисовываться и тема. Именно так стали маячить на творческом горизонте писателя Иисус Христос и Мария Магдалина. Чем не «сладкая парочка», на которую можно сделать ставку? Разумеется, Дэн Браун вспомнил университетскую лекцию по истории искусств, на которой преподаватель ошарашил студента, падкого на всё тайное, поведав об особых отношениях Мессии и блудницы. Рассказывая о творчестве Леонардо да Винчи, лектор заметил, что на картине «Тайная вечеря» фигура, изображённая по правую руку от Иисуса, не Иоанн, как ошибочно считают, а Мария Магдалина. Поведал преподаватель и о других зашифрованных кодах и посланиях на гениальной картине, в том числе и о том, что на ней отсутствует чаша с вином. Подчеркнул он и о том, что подобные зашифрованные коды находятся и на других полотнах, рисунках и скульптурах великого итальянца.

(«Код да Винчи» именно об этих тайнах творчества Леонардо да Винчи. Сюжет построен на расшифровке кодов, которые художник ловко спрятал в своих шедеврах – одни шутки ради, другие – как ключи к тайной истории человечества и, в частности, христианства. А история любви Христа и Магдалины – одна из тайн христианства, которую художник, якобы, зашифровал в одном из своих шедевров.)

Эта лекция стала для воображения американского студента своего рода катализатором. Впечатлительного юношу, любителя всяческих ребусов, которого и без того интересовали всевозможные тайны, разгадки кодов и шифров, она впоследствии вывела на извилистую тропу, которая самым невероятным образом изменила всю его жизнь. Да, именно тогда упало в почву первое зерно, давшее жизнь замыслу, обернувшемуся со временем романом «Код да Винчи».

Как бы то ни было, но Дэн прозрел, и его пониманию сделались доступны не только тайные послания, которые Леонардо да Винчи адресовал тем, кто будет жить спустя столетия после него, но и огромное количество самих кодов и шифров, которые спрятаны среди творческого наследия великого маэстро.

Преподаватель курса истории искусств, фигурально выражаясь, одарил молодого американца парой новых глаз, благодаря которым тот теперь мог созерцать искусство во всех его формах – не только визуальной, но также в музыке, литературе и религии. Когда подошёл к концу срок учёбы в Испании, и настала пора возвращаться в Америку, Дэн Браун не сомневался, что извлёк для себя самый важный в жизни урок. Но, конечно же, в те дни он не мог знать точно, как применить его на практике, а потому отложил до лучших времён... И вот время Χ настало.

Итак, книга будет о тайнах творчества Леонардо да Винчи. Сюжет будет построен на кодах, которые художник ловко спрятал в своих шедеврах – одни шутки ради, другие – как ключи к тайной истории христианства. Но это должен быть не исторический или религиозный трактат, а триллер с динамично и лихо закрученным сюжетом. Герои же (старые или новые – ?) и сюжетные линии – это дело техники: штудирование исторических источников + фантазия автора. Первой составляющей тактики Дэна Брауна не учить, – копает он глубоко, да и перелопатывает максимально возможное количество источников. А умения выстраивать супердинамичный сюжет изобретательную интригу, держащую читателя в постоянном напряжении, – ему тем более не занимать. Дэн Браун точно знал, что нужно, чтобы придать сюжету живость, чем заинтриговать читателя, как держать его в напряжении на всем текстовом пространстве. Он нисколько не сомневался, что сумеет построить каждую главу так, чтобы читатели с нетерпением ожидали дальнейшего развития событий, пусть даже некоторые главы будут совсем короткими – не более страницы. Фактически краткость уже стала торговой маркой Брауна-писателя.

Итак, Дэн Браун тщательно продумал сюжетную линию и, постоянно помня о ней, провёл кропотливую исследовательскую работу. Он намеренно выбрал щекотливую тему, которая наверняка станет потрясением для миллионов людей во всём мире и – писатель в этом почти не сомневался – привлечёт к его детищу внимание средств массовой информации. В издательствах по опыту знают: спорный характер произведения – верный залог хороших продаж. Ни для кого не секрет, что издатели обычно лелеют надежду, чтобы их книжный проект вызвал в обществе возмущение, чтобы какая-нибудь именитая фигура национального масштаба потребовала бойкота или запрета книги. Как правило, гнев ревнителей вечных ценностей приводит к тому, что продажи стремительно взлетают вверх – к вящей радости издателей, да и писателей.

Да, это было гениально задумано: Дэн Браун сделал ставку на разработку малоизвестной области знаний, о которой в течение многих веков шептались в кругах деятелей искусства и служителей церкви, но которая оставалась практически незнакома широкой публике. Если изложить её в доступной форме на страницах нового романа, она неизбежно вызовет к жизни самый широкий спектр оценок и мнений, особенно среди приверженцев и служителей католической церкви.

Когда же дело дошло до того, включать или не включать в книгу версию о том, что Иисус Христос и Мария Магдалина были супругами, в исследователе проснулся скептик. Однако когда работа над романом подошла к концу, он пересмотрел своё мнение. Хотя Дэн и испытывал сомнения, не зная, стоит ли заниматься разработкой столь щекотливой темы, он всё же решил, что читатели отнесутся к этой версии с пониманием, – особенно, если учесть состояние религиозности и духовности граждан США. Автор вспоминает: «Я почувствовал, что мои соотечественники готовы правильно понять то, что я излагаю в романе. Они уже давно созрели для того, чтобы услышать нечто подобное. «Код да Винчи» выражает моё понимание истории, к которому я пришёл за долгие годы путешествий, исследований, знакомства с литературой и контактов с прессой».

Конечно, нам теперь, с высоты времени, даже смешно читать о сомнениях писателя, вносить ли в книгу версию о том, что Иисус и Мария были мужем и женой. И зря, рассуждаем мы теперь, колебался! Именно этот щекотливый эпизод взорвал общественное мнение, сделав Дэна Брауна заоблачно известным и немерено богатым. Да (и чему тут удивляться: «религия и секс» – в полном боекомплекте!), именно из-за этой побочной сюжетной лини разгорелся весь сыр-бор.

Да, писателю всё же приходится – признав супружество основателя христианства и бывшей проститутки – оправдываться перед христианскими фанатиками, что он не стал менее верующим в Бога и менее духовным. А, наоборот, стал менее догматичным, менее ортодоксальным, менее зашоренным в вопросах церкви как организации, но – не в вопросах религии как мировоззрения. Короче, как лично я понимаю, литератор в атеиста не превратился.

Ещё при обсуждении романа «Ангелы и демоны» на встречах с читателями и журналистами Дэна Брауна не раз озадачивали звучавшие в его адрес обвинения в атеизме и нападках на римско-католическую церковь. Писателя то и дело упрекали в том, что науку он ставит выше религии. Подобные нападки Дэн Браун неизменно отвергал, поскольку – как мы уже знаем – вырос в семье, где мирно уживались эти две, казалось бы, взаимоисключающие вещи. И вот мнение самого романиста в этой связи: «В науке и религии, по-моему, много сходного. И та и другая – суть проявления человеческого стремления постичь божественное. Религия жаждет вопросов, тогда как наука жаждет ответов. Наука и религия – что-то вроде двух языков, на которых пытаются рассказать одну и ту же историю. Тем не менее, война между ними длится вот уже много столетий и, похоже, не утихает она и сегодня».[6]

С моей стороны было бы неосмотрительно давать руку на отсечение, утверждая, что именно при таких обстоятельствах «секс и религия» были притянуты за уши в роман «Код да Винчи». Думаю, об этом наверняка может знать лишь Господь Бог, да ещё чета Браунов с литагентом вкупе. А потому сии пикантные подробности оставляю на совести биографа Дэна Брауна, книжку которой я не мог не проштудировать вдоль и поперёк.

Так или иначе, неоспоримым остаётся лишь следующий вывод. Та опасная, но, вместе с тем, манящая стезя под названием «секс и религия», на которую в своё время ступил мало кому известный учитель английского языка и литературы, вывела его на столбовую дорогу с табличкой, надпись на которой говорит сама за себя: «всемирно известный бренд Дэн Браун». И ещё надо честно признать: только самому Господу Богу известно, как сложилась бы карьера автора «Кода да Винчи», если бы в нём не присутствовала эта самая сексуально-религиозная пошесть.

☺☺☺

Так что же такое клубнично-изюмное узнал сам Дэн Браун, да и читателям своим поведал, о чём христианская паства ни сном ни духом не слыхивала? И что такое крамольно-еретическое он выудил в анналах истории, против чего разлюченные христианские ортодоксы-апологеты на дыбы встали, выпустив свои ядовитые шипы. Нет, действительно, какого-такого бальзама литератор накапал на души овечек, заставив их восторженно блеять? И какую такую перчёную соль он насыпал на гнойные раны их пастырей, взвывших от нестерпимой боли?

☺☺☺

Однако ремарочка архиважная, – поскольку мы рассматриваем исторический аспект в художественном произведении. В самом начале романа Дэн Браун заявляет следующее: «В книге представлены точные описания произведений искусства, архитектуры, документов и тайных ритуалов».[7] В другом переводе на русский эта цитата звучит так: «В этом романе все описания произведений искусства, архитектуры, документы и тайные ритуалы соответствуют действительности».[8] Однако важно отметить, что через два месяца после типографского рождения книги автор, по сути, открещивается от своего утверждения о «точности описания» и «соответствии действительности»: «Девяносто девять процентов книги соответствует истине». Биографы, наверное, справедливо отмечают, что подобная трансформация первоначального заявления позволила миллионам оскорблённых католиков осудить книгу.[9]

Теперь квинтэссенция версии «Христос–Магдалина» в изложении самого «виновника торжества»: «Церковники старались убедить мир в том, что простой смертный, проповедник Иисус Христос, являлся на самом деле божественным по природе своей существом. Потому и не вошли в Библию Евангелия с описанием жизни Христа как земного человека. Но тут редакторы Библии оплошали, одна из таких земных тем до сих пор встречается в Евангелиях. Тема Марии Магдалины… А именно: её брак с Иисусом».[I] [10]

☺☺☺

Остаётся удивляться тем христианским бюрократам: неужели им было невдомёк, что (теперь цитирую «Код да Винчи») «Иисус как человек женатый наделён куда большим значением и смыслом, нежели привычный нам стандартный библейский образ Иисуса-холостяка». Всё дело в том, что он (по словам Дэна Брауна) – «еврей. А негласные социальные законы того времени запрещали еврейскому мужчине ходить в холостяках. Согласно иудейской традиции, безбрачие не поощрялось, долгом каждого добропорядочного еврея было найти себе жену, чтобы та родила ему сына. Если бы Иисус не был женат, то, по крайней мере, хотя бы в одном из библейских Евангелий должен быть упомянут этот факт, а также приведено объяснение, почему Иисус оставался холостяком».[11] Нашумевшему автору вторит комментатор «Кода да Винчи» Саймон Кокс: «Иисус, как истинный еврей, был обязан жениться и иметь семью».[12]

И стоит ли тогда удивляться тому, что факт отношений Иисуса Христа с Марией Магдалиной имеется всё же в тех евангелиях, которые беспардонно были проигнорированы составителями, редакторами и цензорами Нового Завета?!

А те неугодные евангелия, которые когда-то окрестили апокрифическими, в романе называются «самыми первыми христианскими записями», в которых «найдены существенные расхождения с библейскими текстами». Одни из них были обнаружены среди Свитков Мёртвого моря, другие – среди так называемых Коптских свитков, найденных в Наг-Хаммади.[13]

Далее читатель имеет возможность ознакомиться с выдержками из этих апокрифов. Я привожу их дословно.

☺☺☺

Евангелие от Филиппа: «А спутница Спасителя – Мария Магдалина. Христос любил её больше всех своих учеников и часто целовал в губы. Остальные ученики были этим обижены и высказывали недовольство. Они говорили ему: “Неужели любишь её больше, чем всех нас?”» [14]

Хотя, подчёркивается в книге, «здесь ничего не сказано о браке», но «любой специалист по арамейскому скажет вам, что слово “спутница” в те дни буквально означало “супруга”».[15]

(Брачную версию не отвергает и Саймон Кокс, известный «взломщик» «Кода да Винчи»: «Известно также, каким почётом и любовью Мария Магдалина пользовалась в кругах гностиков. Отсюда невольно напрашивается мысль о её брачном союзе с Иисусом».[16]

Кстати, кто не знаком с этой интерпретацией романа, рекомендую его «путеводитель по лабиринтам тайн Дэна Брауна» с названием в духе самого интерпретируемого: «Взламывая код да Винчи».)

☺☺☺

Но возвращаемся на круги своя. Оказывается, в запрещённых апокрифах ревность апостолов к Магдалине – случай не единичный. Следующий эпизод, в который нас посвящают персонажи романа, относится ко времени, когда Христос, воскреснув, первым является к Магдалине. Она, разумеется, не преминула сообщить об этом сподвижникам казнённого Учителя.

Евангелие от Марии: «И сказал Пётр: “Что, Спаситель и вправду говорил с женщиной без нашего ведома? Мы что же, теперь должны все слушать её? Он предпочёл её нам?” [17]

И Левит ответил ему: “Ты всегда слишком горячишься, Пётр. Теперь вот решил состязаться с этой женщиной, точно с врагом. Если сам Спаситель выбрал её, кто ты такой, чтобы отвергать? Уж Спасителю нашему виднее. Знает он её хорошо, а потому и любит больше, чем нас”».[18]

(В другом переводе собеседник Петра почему-то назван Левием, а не Левитом: «“На самом ли деле Он тайно говорил с женщиной, а мы не знали о том?.. Неужели он предпочёл её нам?”».

“Но если Спаситель сделал её достойной, разве смеешь ты отвергать её? Конечно же, Спаситель знает её хорошо. Поэтому он и любил её больше нас”».)

Из контекста понятно (читаем далее), что «женщина, о которой идёт речь», вне сомнений – «и есть Мария Магдалина». И мы видим, что Пётр явно «ревнует к ней» Иисуса. И не только потому, что Учитель «предпочёл Марию». «Ставки тут гораздо выше. Во многих Евангелиях сказано, что именно в тот момент Иисус и заподозрил, что скоро Его схватят и распнут на кресте. И Он наказывает Марии, как править Его Церковью после того, как Он уйдёт. Вот Пётр и выражает недовольство тем, что играет роль второй скрипки. Лично мне кажется, Пётр был женоненавистником».[19]

Слышу негодующие возгласы, однако, это не я богохульствую, а герои нашумевшего бестселлера:

– «Как можно так говорить? Ведь это святой Пётр! На него опирался Христос, когда строил свою Церковь».[II] [20]

– «Да, всё верно, за исключением одной небольшой детали. Согласно всем этим изначальным Евангелиям, Христос давал указания о том, как строить Церковь, вовсе не Петру. А Марии Магдалине».[21]

– «Вы что же, хотите сказать, Христианская церковь была основана и управлялась женщиной[III] [22]

– «Таков был план. Иисус оказался феминистом. Он отдавал будущее Своей Церкви в руки Марии Магдалины». «А Пётр этого не одобрял».[23]

И представить невозможно, чтобы Пётр вытворил, услышав предпоследнею нотку в этом аккорде. Вот она. Не эти ли свидетельства вдохновили когда-то американского режиссёра Мартина Скорсезе снять фильм «Последнее искушение Христа», в котором Иисус Христос занимается «сексом с женщиной по имени Мария Магдалина»? [24]

А вот и заключительная нотка рассматриваемого нами пассажа (цитирую): «Не стану утомлять вас бесчисленными ссылками, подтверждающими» не просто то, что между Марией Магдалиной и Иисусом Христом «существовали весьма романтические взаимоотношения», но «подтверждающими союз Христа и Магдалины». «На эту тему существует масса спекуляций разных современных историков. Мне бы хотелось особо отметить следующее».[25]

(Однако мы последуем за действующими лицами романа сразу же после более взвешенной точки зрения «взломщика» Саймона Кокса: «Из содержания текстов напрашивается вполне естественный вывод, что женщинам-сподвижницам Иисус придавал куда более высокий статус, чем нам в том старались уверить, однако это не проливает света на вопрос о том, были ли Иисус Христос и Мария Магдалина супругами. Вместо этого названные тексты подбрасывают нам гипотезы, которыми нельзя не увлечься ввиду их соблазнительного характера, и склоняют нас к мысли о том, что эти предположения верны. Однако следует помнить: приведённые выше цитаты взяты всего из нескольких источников, тогда как таковых источников, относящихся к данной исторической эпохе, имеется очень много – едва ли не сотни».[26])

☺☺☺

А мы с брауновскими героями продолжаем ощупью плестись в тоннеле под названием «Христос+Магдалина=?», всё же надеясь когда-нибудь добрести до света в его конце. И вот какую ересь (?) они плетут: сегодня лишь немногие знают «о том, что Мария Магдалина помимо того, что была правой рукой Христа, уже обладала большой властью». И вовсе не «была бедна». И, разумеется, Мария Магдалина вовсе не являлась «блудницей» (именно такой ярлык навешивает на неё Библия), то есть распутной женщиной, или выражаясь более современно – проституткой, или уж совсем ультрасовременно – путаной (как некоторым нравится величать жриц самой древнейшей профессии).[27] «Заблуждение это вселилось в умы людей с подачи Христианской церкви раннего периода. Церковники организовали настоящую кампанию, чтобы опорочить Марию Магдалину. И всё для того, чтобы сохранить в тайне одно опасное для них обстоятельство. Её роль в качестве Грааля».[28]

Во как! Оказывается, та самая распутница – «женщина царского происхождения», из знатного рода Вениамина. «Магдалину превратили в шлюху,[IV] чтобы уничтожить даже намёк на её благородное происхождение». «Но какое дело Церкви было до того, что Мария Магдалина благородных кровей?» «Церковь волновало не столько царское происхождение Марии, сколько её отношения с Христом, который тоже принадлежал к царскому роду». Из Библии мы знаем, «что Иисус происходил из дома Давидова. Как известно, Давид был потомком самого царя Соломона, царя еврейского народа. Женись Христос на Марии, Он бы объединился со знатным родом Вениамина, связал эти два царских рода и создал мощнейший политический союз, имел бы законное право претендовать на трон и возродить правящий царский род, как это было при Соломоне».[29]

☺☺☺

«Легенда о чаше Грааля – это легенда о царской крови. Упоминание в легенде о «сосуде с кровью Христа»… на деле означает упоминание о Марии Магдалине, женском лоне, несущем «царскую кровь» Христа».[30]

Как тут не услышать растерянно-беспомощный скрежет зубов и возмущённое рычание скептика: «Стало быть, у Иисуса Христа могло быть потомство?»

Да-да, и «Код да Винчи» продолжает убивать наповал неискушённых читателей: «Сейчас перед вами раскроется величайшая из тайн в истории! Иисус не только был женат, Он был отцом. А Мария Магдалина... была священным сосудом, носившим Его ребёнка! Тем священным лоном, призванным продлить царский род, той лозой, на которой зрел благословенный плод их любви!».[31]

«Но как же получилось, что этот факт на протяжении веков оставался тайной?» Он был «чем угодно, только не тайной! Именно царское происхождение Иисуса стало источником самой захватывающей из легенд всех времён, легенды о чаше Грааля. На протяжении веков об истории Марии Магдалины кричали и вопили на каждом углу, на разных языках и с помощью всевозможных метафор. Её история повсюду, стоит только прислушаться и присмотреться повнимательнее».[32]

Документы Сангрил – «это тоже аллегория, доказывающая царское происхождение Христа». И «легенда о чаше Грааля есть не что иное, как повествование о царской крови». «Причём в самом прямом смысле... Само слово «Сангрил» происходит от «San Greal», что в переводе означает «Святой Грааль». Но в древности слово «Сангрил» имело другую разбивку». «Sang Real» – это словосочетание «в буквальном смысле означало “королевская кровь”».[33] (В том же ключе и Саймон Кокс определяет Сангрил – это монаршая кровь, царственная родословная Христа.[34])

И взломщик «Кода да Винчи», завершая комментировать версию Дэна Брауна, заключает: тайное общество Приорат Сиона «верит в существование династии, восходящей к детям Иисуса Христа и Марии Магдалины». И «дети эти» якобы «стали предками династии французских королей Меровингов».[35]

☺☺☺

Кстати, всем нам известная и популярная из покон веков карточная игра имеет символичную подоплёку: «это как бы «карточный» пересказ истории о пропавшей Невесте и её порабощении «злой» Церковью». «С помощью этой метафорической игры последователи Грааля тайно обменивались посланиями, скрываясь от всевидящего ока Церкви».[36]

☺☺☺

Многие слышали о трубадурах – знаменитых странствующих менестрелях Франции. Но мало кому известно, что «общий корень» в словах «minstrel» и «minister» «не является случайным совпадением.[V] Трубадуры были странствующими слугами, или «ministers», Церкви Марии Магдалины и использовали музыку, чтобы поведать в песенных балладах историю этой женщины. По сей день восславляют они добродетели «Госпожи нашей», загадочной и прекрасной дамы, истовому служению которой отдали себя целиком».[37]

☺☺☺

В опере Рихарда Вагнера «Парсифаль», рассказывающей «историю молодого рыцаря [имя которого стало названием оперы], отправившегося на поиски истины», на самом деле отдаётся «дань Марии Магдалине как продолжательнице рода Иисуса Христа».[38]

☺☺☺

Ведать – не ведаю, к каким выводам пришли мои читатели, но ваш покорный слуга вынес для себя следующее.

Церковные чинуши мистифицировали земную жизнь простого смертного проповедника Иисуса Христа, которому ничто человеческое было не чуждо. Как же, ещё чего не хватало: божественному существу, каковым они его выдавали, негоже испытывать эрос-любовь и заниматься сексом!!! А потому редакторы Нового Завета не внесли в него те евангелия, в которых встречается тема брака Марии Магдалины с Иисусом Христом.

Хотя женатый Иисус, в глазах соплеменников, имел бы куда большее понимание, нежели Иисус-холостяк. Он, как истинный еврей, просто обязан был обзавестись семьёй и «подарить» народу своему – как минимум одного – мальчика. Согласно иудейской традиции, мягко выражаясь, безбрачие не поощрялось. А на самом деле: мужчине строго-настрого запрещалось ходить в холостяках. Если бы Иисус не был женат, то, по крайней мере, хотя бы в одном из официальных евангелий должен быть упомянут этот факт, а также приведено объяснение, почему он оставался холостяком.

А неофициальное «Евангелие от Филиппа» свидетельствует, что Иисус был женат на Магдалине. И хотя об этом прямо не сказано, но она названа «спутницей», – что на арамейском якобы буквально означало «супруга». Он любил Марию более других учеников и часто целовал её в губы. А апостолы, ревнуя, высказывали Учителю недовольство тому, что он любит её больше, чем всех их.

О ревности апостолов свидетельствует и другой отрывок – из «Евангелия от Марии». Цитируемый диалог между Петром и Левитом состоялся после воскресения Иисуса Христа, когда он первым материализовался пред очами Марии Магдалины. О чём она и поспешила сообщить осиротевшим ученикам распятого Спасителя. Пётр – будучи, кажется, женоненавистником – негодует, поскольку Учитель предпочёл женщину. А собеседник успокаивает его: раз Спаситель выбрал её, значит ему виднее. Ведь он знал её хорошо, а потому и любил её больше, чем нас. И Дэн Браун вкладывает в уста одного из своих героев пояснение, почему Пётр так неблагожелательно относился к Магдалине. Оказывается, речь не просто в обычной личностной ревности, а в его амбициях, связанных с его властью в церкви, которая осталась без руководителя. Теперь же Мария, после первой воскресной беседы с Христом, сообщила апостолам, что – предчувствуя казнь – он наказал ей, как править церковью после его ухода. По сути же – Иисус передал власть Марии. Вот Пётр и выражает недовольство тем, что играет роль второй скрипки. (Чем не космическая крамола, выходящая за все мыслимые и немыслимые рамки: Иисус Христос – феминист, а христианская церковь была основана и управлялась женщиной?)

Мария Магдалина вовсе не была падшей женщиной, не помнящей родства: она происходила из знатного царского рода Вениамина. А чтобы скрыть её благородное происхождение, и дискредитировать в глазах общественности, новозаветные редакторы-фантазёры запускают мульку: мол, она была проституткой.

Однако церкви спать не давало не столько происхождение Магдалины, сколько возможные притязания потомков её детей от Иисуса на власть. И, действительно, дети Христа и Магдалины были предками династии французских королей Меровингов. Вот именно на эту тайну христианские функционеры и набросили покрывало забвения, попросту говоря – мистифицировали самую значимую страницу в истории христианства, затушевав эту светлую и яркую картинку своими погаными тёмными делишками.

Однако правда об этом хранится до сих пор в тайном обществе «Приорат Сиона». Доказательством тому является две легенды: «Легенда о Чаше Грааля», в которой, якобы, хранилась кровь Христа; и «Легенда о Документах Сангрила». Они повествуют-де о неканоническом Иисусе Христе. Однако эти легенды, на самом деле, – аллегория и метафора самой дерзкой и беспардонной за последние две тысячи лет тайны. Слово «Сангрил» происходит от «San Greal», что в переводе означает «Святой Грааль». Но в древности слово «Сангрил» имело другую разбивку. «Sang Real» – это словосочетание «в буквальном смысле означало “королевская кровь”».

Оказывается, символичную подоплёку имеет и всем нам известная игра в карты: это как бы «карточный» пересказ истории о пропавшей Невесте и её порабощении «злой» Церковью. Якобы с помощью этой метафорической игры последователи Грааля, скрываясь от всевидящего ока церкви, тайно обменивались посланиями.

Все мы слышали о трубадурах, которых ещё называли менестрелями. Но мало кому известно, что изначально их величали «ministers», то есть – странствующие слуги церкви Марии Магдалины, которые восславляли добродетели этой женщины. И одинаковый корень в словах «minstrel» и «minister» не является случайным совпадением. Они использовали музыку, чтобы поведать в песенных балладах историю «Госпожи нашей», загадочной и прекрасной дамы, истовому служению которой отдали себя целиком.

А в опере Рихарда Вагнера «Парсифаль», рассказывающей историю молодого рыцаря Парсифаля, отправившегося на поиски истины, на самом деле, отдаётся дань Марии Магдалине как продолжательнице рода Иисуса Христа.

Вот, собственно, и всё, что поведал нам о Марии Магдалине и Иисусе Христе Дэн Браун устами действующих лиц своего экстрабестселлера.



[I] Курсив мой. – Р. В.

[II] Курсив мой. – Р. В.

[III] Курсив мой. – Р. В.

[IV] Выделено мною. – Р. В.

[V] Трубадур (фр. troubadour < прованс.) – поэт-певец на юге Франции, севере Италии и востоке Испании в XIXIII веках. Эта поэтическая школа, разрабатывавшая любовно-рыцарскую тематику, создала свыше 900 стиховых форм, многие из которых существуют и поныне (баллада, серенада, сонет и т. п.).

Менестрель (фр. mėnestrel < прованс.) – 1) в средневековой Франции и Англии – певец, музыкант, потешник и декламатор (обычно и поэт) при дворе знатного феодала или странствующий. 2) Во Франции и Англии XIVXVIII столетий – музыкант-профессионал.



[1] Тайная коллекция Ватикана // Киевские ведомости. Киев, 1995. 10 февраля. С. 24. (Перепеч. из изд. «Эхо планеты».)

[3] Вавренюк Руслан. День святого Валентина. Москва: АСТ; Донецк: Сталкер, 2005. С. 32–34.

Вавренюк Руслан. Секс в истории человечества: Величайшие заблуждения и мистификации. Санкт-Петербург: Питер, 2005. С. 63–66.

Вавренюк Руслан. Мистификации истории. Харьков: КСД, 2005. С. 112–117.

Вавренюк Руслан. Подноготная секса и любви: Сборник афоризмов и высказываний. Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. С. 268–290.

Вавренюк Руслан. Тайны секса. Харьков: КСД, 2005. С. 35–38.

[4] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2004. С. 5.

Браун Дэн. Код да Винчи: Роман Москва: АСТ, 2006. С. 7, 295–303, 467, 468.

Кокс Саймон. Взламывая код да Винчи: Путеводитель по лабиринтам тайн Дэна Брауна. Москва: АСТ, 2006. С. 105–110, 156–162, 163–165. (Пер. изд.: Cox Simon. Cracking the da Vinci code: The Unauthorized Guide to the Facts Behind the Fiction.)

[5] Роугек Лайза. Человек, написавший «Код да Винчи». Москва: АСТ; АСТ Москва; Хранитель, 2006. С. 137–138.

(Пер. изд.: Rogak Lisa. The man behind «The Da Vinci code», 2005.)

[6] Роугек Лайза. Человек, написавший «Код да Винчи». Москва: АСТ; АСТ Москва; Хранитель, 2006. С. 8–15, 134–140, 144, 145, 147, 150–152, 164, 165, 169, 192, 193.

(Пер. изд.: Rogak Lisa. The man behind «The Da Vinci code», 2005.)

[7] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2004. С. 5.

[8] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 7.

[9] Роугек Лайза. Человек, написавший «Код да Винчи». Москва: АСТ; АСТ Москва; Хранитель, 2006. С. 192, 193.

(Пер. изд.: Rogak Lisa. The man behind «The Da Vinci code», 2005.)

[10] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 296.

[11] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 296.

[12] Кокс Саймон. Взламывая код да Винчи: Путеводитель по лабиринтам тайн Дэна Брауна. Москва: АСТ, 2006. С. 160.

(Пер. изд.: Cox Simon. Cracking the da Vinci code: The Unauthorized Guide to the Facts Behind the Fiction.)

[13] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 298.

[14] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 298.

[15] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 298.

[16] Кокс Саймон. Взламывая код да Винчи: Путеводитель по лабиринтам тайн Дэна Брауна. Москва: АСТ, 2006. С. 161.

(Пер. изд.: Cox Simon. Cracking the da Vinci code: The Unauthorized Guide to the Facts Behind the Fiction.)

[17] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 299.

[18] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 300.

[19] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 300.

[20] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 299.

[21] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 300.

[22] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 300.

[23] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 300.

[24] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 299.

[25] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 298, 299.

[26] Кокс Саймон. Взламывая код да Винчи: Путеводитель по лабиринтам тайн Дэна Брауна. Москва: АСТ, 2006. С. 159.

(Пер. изд.: Cox Simon. Cracking the da Vinci code: The Unauthorized Guide to the Facts Behind the Fiction.)

[27] Ожегов Сергей. Словарь русского языка / Под ред. Наталии Шведовой. 17-е изд., стер. Москва: Русский язык, 1985. С. 47.

[28] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 295, 301.

[29] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 301–302.

[30] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 302.

[31] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 302.

[32] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 302.

[33] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 302, 303.

[34] Кокс Саймон. Взламывая код да Винчи: Путеводитель по лабиринтам тайн Дэна Брауна. Москва: АСТ, 2006. С. 161.

(Пер. изд.: Cox Simon. Cracking the da Vinci code: The Unauthorized Guide to the Facts Behind the Fiction.)

[35] Кокс Саймон. Взламывая код да Винчи: Путеводитель по лабиринтам тайн Дэна Брауна. Москва: АСТ, 2006. С. 163.

(Пер. изд.: Cox Simon. Cracking the da Vinci code: The Unauthorized Guide to the Facts Behind the Fiction.)

[36] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 468.

[37] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 467–468.

[38] Браун Дэн. Код да Винчи: Роман. Москва: АСТ, 2006. С. 467.


Comments