Бердачизм

Бердачизм (ан. berdach, bardash < исп. bardajo, bardaja – мальчик на содержании, проститутка мужского пола, а короче – проститут) – это поведение человека, изменяющего свою половую принадлежность принятием одежды, занятий и повадок противоположного пола.[1] Бердачизм ещё называют «институционализированным трансвестизмом».

Институт бердачей широко распространён среди американских индейцев (в Северной Америке зафиксирован у 113 племён), а также у народов Севера (чукчи, алеуты и др.), Дальнего Востока (индонезийские даяки) и Африки (баконго). Бердачей (чаще ими бывают мужчины) считают двуполыми или смешанными в половом отношении («мужчина-женщина» или «полумужчина-полуженщина») и нередко приписывают им особую магическую силу, благодаря которой они часто (но не обязательно) бывают шаманами.

Чем объясняют этот феномен? Некоторые этнографы склонны выводить «бердачизм» из индивидуально-психологических особенностей, считая его особой формой институционализированной гомосексуальности.[2] Однако многие бердачи ведут гетеросексуальный образ жизни, да и вообще в описании их роли акценты делаются, главным образом, на социальных характеристиках (род занятий, одежда, выполнение ритуальных функций). Не находит подтверждения и гипотеза о врождённой интерсексуальности бердачей. Другие исследователи считают бердачизм формой санкционированного культурой убежища для мальчиков, чувствующих себя неспособными выполнять трудные мужские роли (например, воинские). Но как быть тогда с женщинами-бердачами – неясно.

Исследование 47 различных обществ показывает, что подобный мужской трансвестизм встречается, главным образом, там, где противоположность мужских и женских социальных функций мало выражена.[3] Кроме того, он связан с религиозными верованиями, в которых андрогинное начало выступает воплощением изначальной целостности и духовной силы. Так, древнекитайское название шамана-жреца или гадателя «инь-ян» подчёркивает слитность, соединение в одном лице мужского и женского начал. При отсутствии этих условий индивидуальные отклонения от полоролевых отклонений, встречающиеся в любом обществе, остаются на бытовом уровне, не становясь предметом особого культа, и не институционализируются.

Игорь Кон так поясняет появление феномена бердачизма. В основе античного канона человека лежит идея универсальной бисексуальности индивидов, поведение которых варьирует в зависимости, как от ритуальных предписаний, так и от личных эротических наклонностей. Бердачи сексологически являются транссексуалами или трансвеститами. Культура оформляет индивидуальные различия, создавая специальные социальные роли, в которых такие индивиды могут чувствовать себя на месте, уютно, комфортабельно. Однако коль скоро такая роль уже создана, идут целенаправленный поиск и воспитание тех, кто может её выполнять, – ищут феминизированных мальчиков, культивируют шаманские способности и т. п. Иными словами, тут проявляются сразу два подхода, каждый из которых по-своему правомерен, и которые мы не можем не учитывать: от индивида к культуре (биолого-психологический) и от культуры к индивиду (социокультурный).[4]



[1] Callender C., Kochems L. N. The North American Berdache // Curr. Anthropol. 1983. Vol. 24. P. 37–45.

Whitehead H. The bow and the burden strap: a new look at the institutionalized homosexuality in native North America // Sexual meanings. The cultural construction of gender and sexuality / Ed. S. B. Ortner, H. Whitehead. Cambridge – London, 1981. P. 80–115.

[2] Devereux G. Institutionalized homosexuality of the Mohave Indians // Hum. Biology. 1937. Vol. 9. P. 25–40.

[3] Munroe R. L., Whiting J. W. M., Hally D. J. Institutionalized male transvestism and sex distinction // Amer. Anthropol. 1969. Vol. 71. P. 87–91.

[4] Кон Игорь. Введение в сексологию. Москва: Медицина, 1988. С. 128–129, 133–134.



Comments