Алхимия

https://sites.google.com/site/ruslanvavrenyuk/ruslan-vavrenuk-moi-foto

Клод д’Иже, автор книги «Собрание алхимических философов»: «Да воздержится от суждений уверовавший в Алхимию, как в знание о привычных свойствах природных минералов и металлов. Да воздержится от суждений возносящий Алхимию в высшие сферы духовных наук. Но разумеющий, что Алхимия является лишь символом для иносказательного описания процесса «духовного постижения», – т. е. человек, воплотивший в себе и первовещество, и очаг для выполнения Великого Делания, – да свершит на этом поприще всё, что в его силах».[1]

Жак Саду, автор книги «Алхимики и золото»: «Суровой зимой 1956 года я попал в снежный буран, который вынудил меня искать убежища в книжном магазине, что находится на улице Святого Якоба в Париже. Оказалось, что магазин этот специализируется на оккультных работах по магии, астрологии, ясновидению и алхимии.

Моё внимание привлекла одна из стоявших на полке книг по алхимии. Мне понравилась её обложка и оформление в средневековом стиле. И, кроме того, я обратил внимание на её странное название: «Двенадцать ключей к философии».

Чтобы не рассердить владельца магазина, который выглядел очень внушительно и, казалось, мог в любую минуту выгнать меня на улицу, я решил приобрести книгу.

Должен признать, что первый контакт с алхимией меня разочаровал. Предисловие Эжена Канселье, которым начиналась купленная мной книга, изобиловало множеством сведений, непонятных для такого новичка, как я. Да и сама книга, принадлежащая перу брата Василия Валентина из ордена Святого Бенедикта, совершенно не соответствовала открывающим её словам: «В своём предисловии, дорогой мой друг и поклонник Искусства, я предлагаю Тебе и всем, кто охвачен тем же пламенем, шанс прилежно изучить возможности Природы. Тем же, кто смотрит в самую суть, я предлагаю проникнуть в тайны великого Искусства, которому я научился у посвящённых. Я покажу Тебе, как наши древние Мастера, постигая высочайшие истины, явили Камень, дабы использовать его во благо всех живущих в этом мире».

Эти слова звучали очень многообещающе, но следовавший за ними текст был так запутан, что, прочтя его, я практически ничего не понял. Что касается рисунков «двенадцати ключей», то смотреть на них было одно удовольствие, однако я почерпнул из них не больше, чем из писаний Мастера. Это были изображения роскошно одетых людей, реальных и мифических животных, а также некоторых алхимических принадлежностей, таких как плавильные тигли и реторты. Запутанные объяснения мсье Канселье были явно символическими, однако вся книга, очевидно, была адресована посвящённым читателям. Вот какими словами, например, начинался комментарий к первой иллюстрации: «Королю и Королеве Делания, иными словами, философскому золоту и философской ртути, в алхимии соответствует волк [I] и большой шар над куполом храма.[II] Этот шар, а также чаша, охваченная языками пламени, явно указывают на трудный путь, в котором важную роль играет тайный огонь».

Должен признать, что вместо того, чтобы развеять мои сомнения, эти объяснения лишь усилили их. И, тем не менее, замысловатые построения Василия Валентина показались мне очень привлекательными. Меня охватило стремление проникнуть в этот удивительный оккультный мир, и я вновь отправился в книжный магазин на улице Святого Якоба. Я попросил книгу, которая была бы понятна начинающему или, по крайней мере, содержала бы понятные комментарии. С едва заметным оттенком снисхождения книготорговец ответил мне, что две последние работы такого рода были напечатаны в 1860 и 1891 годах соответственно и с тех пор не переиздавались. Он добавил, что в наши дни выходит в свет алхимическая литература только двух типов: перепечатки алхимических трактатов прошлых столетий и современные психоаналитические исследования так называемого «феномена алхимии». Книги второго типа пишут люди, которые, по мнению торговца, не просто некомпетентны, но попросту невежественны. Заметив беспокойство на моём лице, он подошёл к полке, взял с неё книгу и подал мне.

– Вот, – сказал он, – попробуйте прочесть это. Автор книги – мой коллега, специалист по Искусству Герметизма, то есть Алхимии, – добавил он, забавляясь моим недоумением.

Работа была озаглавлена «A New Assembly of Chymical Philosophers». Она увидела свет в 1954 году, за два года до того как происходили описываемые события. Я собрался с духом и спросил:

– Что значит это любопытное название?

– Алхимиков называют герметическими философами, а также Philosophers of Chymistry, причем последнее слово пишется не просто chemistry (химия), а традиционно – с буквой y. Что же касается слов New Assembly, то, возможно, это цитата из древнего трактата «Turba Philosophorum», название которого может быть прочтено как Assembly of Philosophers (Собрание философов), но ни в коем случае не Rabble of Philosophers (толпа философов), как его иногда переводят.

Почувствовав себя явно не в своей тарелке, я заплатил за книгу и, придя домой, сразу же принялся за чтение. Книга не была рассчитана на начинающих, однако автору удалось сделать её вполне понятной для серьёзного читателя. Она и стала тем «сезамом», который открыл передо мной первую дверь к герметическому Искусству.

Мне понадобилось больше года на то, чтобы проштудировать около двадцати работ по алхимии. Каждая новая книга способствовала тому, что у меня создавалось всё более полное представление об изучаемом предмете. Поначалу я думал, что эта древняя наука исчерпывающим образом соответствует определению Луи Фигье, приведённом в книге «Алхимия и алхимики», увидевшей свет в 1856 году».[2]

Луи Фигье, французский учёный XIX века, автор книг о науке: «Как известно, смысл алхимии в том, чтобы осуществлять трансмутацию металлов, превращать неблагородные металлы в драгоценные и получать искусственным путём серебро и золото. Вот какую цель преследуют сторонники этой любопытной науки уже в течение пятнадцати столетий».[3]

Жак Саду, автор книги «Алхимики и золото»: «Я узнал, что практическая работа алхимии, называемая Магистериумом, или Тайной, фактически имеет своей целью создание необычного объекта – Философского Камня, который может превращать в золото любой расплавленный металл. Разве английский монах Роджер Бэкон в своём «Зерцало алхимии» не говорит...».[4]

Роджер Бэкон, английский адепт XIII века, францисканский монах: «Алхимия есть наука о способах создания особого снадобья, или эликсира, который, если его пролить на неблагородный металл, в один миг доводит его до совершенства».[5]

Жак Саду, автор книги «Алхимики и золото»: «Однако вскоре я получил предостережение против такого подхода, знакомясь с книгой Гриллота де Гиври “Музей волшебников: маги и алхимики”».[6]

Гриллот де Гиври, автор книги «Музей волшебников: маги и алхимики»: «Многие из тех, кто впервые знакомится с предметом, думают, что алхимия – это не более чем фейерверк видений и фантазий людей, тщетно стремившихся получить золото. Считается, что алхимики руководствуются алчными намерениями разбогатеть, преувеличивают свои возможности и тешат себя надеждой уподобиться Богу. Те же, кто глубоко вникает в суть этой науки, вскоре обнаруживают, что работе алхимиков присуще высшее очарование, затмевающее все недостойные устремления. Вдали от мирской суеты, в мрачных чертогах средневековой науки, алхимия сияет подобно прекрасному витражу, озаряющему потёмки дремлющего святилища своим немеркнущим светом».[7]

Жак Саду, автор книги «Алхимики и золото»: «После этого я начал задаваться вопросом, не являются ли рассуждения о трансмутации металлов всего лишь пылью, пускаемой в глаза непосвящённым с целью неразглашения тайных знаний?».[8]

Так всё-таки, чем они занимаются, эти самые химики-алхимики? Неужели, действительно, получение золота не является конечной целью герметического Искусства? А что же – тогда?

Оказывается, алхимик алхимику – рознь. И историки алхимии предлагают нам отделить зерна от плевел. Чем мы и займёмся сейчас: котлеты – в одну сторону, мухи – в другую, а гарнир – в третью. Так вот, кроме так называемых собственно алхимиков, которых чаще величают Адептами или Знатоками Искусства, есть ещё две категории лабораторных крыс-химиков, видящих свою цель в трансмутации металлов. Это – средневековые пафферы и жившие относительно недавно архимисты.

Потому нам предлагают не путать этих ремесленников от алхимии, одержимых идеей получения золота, с подлинными философами-герметистами.

 

Пафферы

 

Рене Маркар, автор книги «Короткая история химии и алхимии»: «За пределами сферы великого Искусства пафферы образовали круг людей второго сорта, среди которых много шарлатанов, мошенников, мечтателей, колдунов, гадателей, поставщиков амулетов, чудаков и сумасшедших всех мастей. На фоне всех этих людей следует особо выделить тех бездарных «тружеников пламени», которые надеются выведать тайны у подлинных Искателей и живут отблесками их таланта. Магические ритуалы, а также изготовление модных некогда ядов кормили их. Они были твёрдо убеждены, что из различных частей тела животных можно приготовить эликсир с необычными свойствами и экспериментировали с совершенно невообразимыми смесями веществ, иногда просто отвратительными. Для опытов, подобных тем, что проделывались Жилем де Рецом, нередко использовалась даже кровь детей. Не удивительно, что подлинные сторонники Великого Делания нередко становились жертвой беспощадных законов».[9]

Алхимики-адепты знали, что для получения Философского Камня необходимо синтезировать 3 тайных элемента: первовещество – неуничтожаемую субстанцию, с которой они экспериментировали, подвергая её воздействию тайного огня (называемого также первореагентом) и философской ртути. Они утверждали, что подражают эволюции Природы и запускают процессы, длящиеся месяцы и годы. Нередко эти подвижники, совершавшие Великое Делание, умирали от истощения в ходе своих изнурительных экспериментов.

Однако пафферы, люди без чести и совести, одержимые золотой лихорадкой, не могли позволить себе терять время на столь длительные химические исследования. В своём невежестве они надеялись компенсировать продолжительные эксперименты увеличением мощности горелок. К тому же, эти химики-любители не ведали, что представляют собой символические названия таинственного трио элементов, и поэтому клали в тигли и реторты что ни попадя. Так, они вполне могли положить в колбу уголь, серу и нитрат, в результате чего получалась гремучая смесь, опасно приближающаяся к пороху. Поэтому нередко их опыты заканчивались взрывами, перечёркивающими жизни горе-чудотворцев.

Мэри Мэнли, автор книги «Заметки о новой Атлантиде», конец XVII века: «Однажды благородная женщина, безумно увлечённая алхимией, познакомилась с мужчиной, утверждавшим, что может превращать свинец в золото. На языке алхимии это означает, что он якобы мог осуществлять трансмутацию неблагородных металлов в драгоценные. Этот герметист попросил дать ему всё необходимое, а также время для осуществления своих намерений.

Женщина пригласила его погостить в своё имение, где для него была построена большая лаборатория. Хозяйка строго приказала своим слугам не беспокоить гостя во время работы. Он добился разрешения не открывать никому дверь, мотивируя своё требование тем, что предаётся весьма возвышенным мыслям. Еду ему приносили и оставляли у двери, так что алхимика никто не видел. Он прожил в имении два года и за это время ни разу ни с кем не заговорил, включая даже свою доверчивую попечительницу.

Когда же, наконец, она была допущена в лабораторию, её изумлённому взору открылось ужасное помещение, в котором находились всевозможные дистилляционные аппараты, огромные кастрюли, длинные трубки, наковальни. В нескольких местах с шипением горел огонь, и ей показалось, что она попала в ад. И, тем не менее, она благоговейно смотрела на закопчённое лицо учёного.

Человек выглядел бледным и уставшим, и у женщины не возникло ни малейших сомнений, что дни и ночи напролёт он проводит в работе и глубоких раздумьях. На своём непонятном алхимическом жаргоне учёный объяснил ей, что достиг немалых успехов.

Она стала оглядываться по сторонам, тщетно ожидая увидеть на полу небольшие кучки золота, ведь алхимик перед этим неоднократно просил её о всё новых принадлежностях и большом количестве угля.

Наконец сообразив, что потратила значительную часть своих денег на причуды заурядного фантазёра, женщина вспомнила о здравом смысле. За два года было израсходовано много свинца, но в лаборатории всё ещё не было ни крупицы золота.

Отметая справедливые претензии хозяйки, алхимик заявил, что сам не ожидал столь медленного протекания процессов. Он сообщил, что удвоит усилия и принимает решение прибегнуть к одной довольно опасной операции, на которую всегда возлагал большие надежды.

После этих слов золотые видения вернулись к патронессе, внушили новые мечты и заставили покинуть лабораторию.

В один из последующих дней, в полдень, из лаборатории донёсся ужасный вопль. Затем раздался грохот, напоминающий пушечную канонаду.

Вместе со слугами женщина бросилась в лабораторию. В охваченной пламенем комнате они разглядели две развороченные взрывами реторты и обугленный труп самого экспериментатора».[10]

Как ни странно, но нам всё же придётся склонить голову перед этими доморощенными алхимиками-горемыками. Поскольку они экспериментировали с чем попало, им удалось сделать множество важных химических открытий.

Сегодня даже принято считать, что современная химия берёт начало не в традиционном Искусстве алхимиков, а из эмпирических опытов пафферов. И действительно, целый ряд химических реакций, а также новые вещества были открыты теми псевдоалхимиками, которые экспериментировали со всем, что попадалось под руку. Ведь адепты точно знали, какие физические вещества нужны для производства Философского Камня, и поэтому весьма редко прибегали к чисто химическим опытам.

Правда, некоторые выдающиеся алхимики, такие как Василий Валентин и Теофраст Парацельс, тоже внесли весомый вклад в развитие химии как науки. Однако их открытия – результат попутных, побочных экспериментов, которые отнюдь не решали вечных философских вопросов.

 

Архимисты

 

Теперь рассмотрим архимистов, независимых лабораторных искателей, проводивших свои химические изыскания в XIX–XX веках. Они утверждали, что трансмутация металлов возможна даже средствами обычной химии (то есть без освобождения огромных ядерных энергий, как учит современная физика).

Французский алхимик начала XIX века Теодор Тифферо и его земляк алхимик Жолливе-Кастилло, творивший столетие спустя, прославились исследованиями в этом направлении. Однако официальная наука никогда не признавала трансмутации, которую они якобы совершали. Порции золота, полученные в результате их опытов, были весьма ничтожны, что вполне объяснялось наличием примесей в исходных образцах.

После 1-й мировой войны, когда мсье Жолливе-Кастилло являлся президентом новообразованного Общества Алхимиков Франции, коллеги вообще отказались признать успех его алхимических опытов.

Оригер, адепт, автор статьи «От алхимии к науке» в журнале «Покров Изиды», 1926 год: «Я надеюсь, что мсье Жолливе-Кастилло позволит мне высказаться об использовании слова «алхимический» в приложении к его экспериментам. Такое использование этого слова было бы вполне обоснованным, если бы мы жили во времена, когда одни только алхимики занимались подобными исследованиями. Однако в наши дни вещество и методы работы с ним являются исключительно химическими. Если бы они были алхимическими в подлинном смысле этого слова, в Сорбонне не нашлось бы ни одного профессора, который мог бы это подтвердить. Поскольку же мсье Жолливе-Кастилло обращается за подтверждением к химикам, его эксперименты являются по существу химическими, и не более того».[11]

Весьма экстравагантный случай имел место в Германии в 1931 году. Профессор Ганс Митхе сообщил об удачном превращении части ртути в золото. Однако экспертиза показала, что следы драгоценного металла, обнаруженного в ртути, были обязаны своим происхождением очкам учёного, золотая оправа которых в ходе эксперимента подверглась воздействию ртутных паров.

Этот курьёзный эпизод из анналов архимистической алхимии, как и критическое замечание Оригера в адрес Жолливе-Кастилло, по мнению историков алхимии, ещё раз подтверждают, что архимисты не имеют никакого отношения к герметическому Искусству, к разбору которого мы и переходим.

 

Алхимики-адепты

 

Так вот, насколько высоко на самом деле оценивают трансмутацию металлов сами подлинные Знатоки Искусства? Поиск ответа на этот вопрос вполне можно сравнить с подвигом Геркулеса. Ведь адепты, отшучиваясь, чуть ли не в один голос вторят, что проникнуть в их Тайну под силу лишь Геркулесу. А если серьёзно, то на основе самых известных алхимических трактатов невозможно сделать какой-то общий вывод. Потому как все знаменитые алхимики используют собственные оригинальные методы.

Но разнообразие этих методов связано не столько с использованием различных подходов, сколько с особенностями изложения материала. Нет ни одной книги, в которой давалось бы хронологическое описание всего процесса с начала, то есть от исходных материалов, которые затем становятся подобием Философского Камня, до превращения этого подобия в ребис, то есть до самого свершения.[III] Во многих случаях сочинения просто повествуют о разных этапах одной и той же Работы. Исследователи описывают как бы одну и ту же работу, хотя повествуют, на самом деле, о различных её стадиях. В этом ПЕРВАЯ и одна из самых серьёзных трудностей начинающего искателя.

ВТОРАЯ трудность кроется в невероятной завуалированности многих текстов и, особенно, терминологии. В результате одно и то же вещество иногда называют десятком различных имён. К примеру, выражение исходные материалы используется в трактатах для обозначения 3-х различных состояний материи. Что же касается расхождений в интерпретации понятия «ртуть», то им несть числа.

Жак Саду, автор книги «Алхимики и золото»: «Создаётся впечатление, что каждый философ говорит об алхимии, не обращая никакого внимания на всё то, что было сказано его предшественниками».[12]

Жорж-Луи де Бюффон, автор книги «История минералов»: «Искателю ничего не удаётся почерпнуть ни из книг по алхимии, ни из «Изумрудной Скрижали», ни из «Собрания философов», ни из трудов Филалета. Я читал это и многое другое, я глубоко изучал все эти книги, но не нашёл в них ничего, кроме несуразностей и запутанных рассуждений».[13]

А действительно, почему философы-герметисты так изощрялись в том, чтобы скрыть истинный смысл слов?

Луи Фигье, автор книги «Алхимия и алхимики»: «У алхимиков есть все основания для того, чтобы излагать свои мысли туманным и двусмысленным языком. Им нечего сказать о том, как производить золото, потому что сделать этого не удалось ещё никому».[14]

Так ли – не удалось? Или всё же – удалось?

Джабир ибн Хайян, арабский алхимик VIII века, автор книги «Сумма тайных совершенств»: «Я признаю, что в этой книге не сказал ни слова о том, что такое наша наука. Если бы я сделал это, злонамеренные люди поняли бы великие истины и использовали бы их для недостойных целей».[15]

Жак Саду, автор книги «Алхимики и золото»: «Убеждённые в непреходящей значимости своей деятельности, адепты всегда чувствовали ответственность за разглашение сведений о своих оккультных способностях и поэтому оставляли за собой право не сообщить о них тем, кто мог оказаться недостойным. Поэтому ни один алхимический трактат не следует рассматривать в качестве пособия для начинающих или же в качестве научного изложения принципов алхимии для философов. Все эти трактаты предназначены исключительно для третьей категории читателей – для тех, кто впоследствии может стать посвящённым, как Рене Аллео называет людей, которые в состоянии постичь Искусство самостоятельно, без помощи гуру, или наставника. Аллео рассуждает об отношении к алхимии различных людей в своей книге «Некоторые аспекты традиционной алхимии», где он сопоставляет алхимию с индийскими системами духовного совершенствования, в которых посвящение Мастера является обязательным и незаменимым».[16]

Правда, некоторые считают, что писания алхимиков могут казаться нам в настоящее время непонятными ещё и потому, что идеи, которые витали в воздухе в эпоху зарождения науки, теперь забыты.

Жак Бержье, французский учёный и писатель середины XX века: «Предположим, что когда-либо в будущем в руках человека, воспитанного в отличном от нашего технологическом обществе, окажется описание нашего телевизора. Я не сомневаюсь, что это описание покажется ему совершенно бессмысленным, потому что его автор не сказал в нём самого очевидного. В описании нет, например, ни слова о том, что телевизор следует включить в сеть, иначе он не сможет работать».[17]

Жак Саду, автор книги «Алхимики и золото»: «Вполне возможно, что то же самое верно и в отношении алхимии. Это значит, что непонятность отдельных текстов и пробелы в объяснениях, по всей вероятности, указывают на существование идей, столь очевидных для учёных прошлого, что они не удосужились изложить их в своих книгах».[18]

Не знаю как вас, но меня всё же не отпускают слова алхимика Джабира ибн Хайяна, творившего свои алхимические дива где-то на арабском Востоке 13 столетий назад. Помните: он скрыл от нас суть алхимии, дабы злонамеренные люди не поняли великие истины, которые могли бы использовать для недостойных целей. Но сам собой напрашивается вопрос: разве «злонамеренные люди» не могут воспользоваться иными способами получения золота, кроме тех, которые предлагает алхимия? А потому и вывод напрашивается вполне закономерный: алхимикам нужно было скрывать нечто более важное, нежели секрет получения драгоценных металлов. (Ведь не запамятовали ещё, что даже авторитетный историк алхимии Жак Саду стал задаваться вопросом, а не являются ли рассуждения о трансмутации металлов всего лишь пылью, пускаемой в глаза непосвящённым с целью неразглашения тайных знаний?) И дело теперь за «немногим»: ответить на «пустячный» вопрос, какие такие великие истины скрывают от нас посвящённые?

Квинт Тертуллиан, раннехристианский богослов: Главным мастером алхимиков и всех прочих, кто бьётся над загадками природы, был египетский бог Тот, получивший у александрийских греков имя Гермес Трисмегист (то есть Гермес Триждывеличайший) – чтобы отличать его от прочих Гермесов греческой мифологии. Гермесу приписывали изобретение всех искусств и наук, именно поэтому алхимики зачастую называли своё искусство «герметическим» (отсюда же происходит выражение «герметически закрыть» – алхимики запечатывали сосуды печатью Гермеса).[19]

Ибн аль-Надим, арабский учёный X века, автор трактата «Китаб аль-Фихрист»: «Люди, занимающиеся алхимией, то есть делающие золото и серебро из других металлов, утверждают, что первым заговорил об их науке Гермес Мудрый, который сам был из Вавилона, но осел в Египте после вавилонского рассеяния народов».[20]

Так вот, алхимия, зародившаяся в александрийских неоплатонических школах дохристианской эпохи, известна как искусство превращения свинца в золото. Многие эзотерические традиции указывают, что такая трансмутация становится возможной лишь в том случае, если человек, работая над своим собственным сознанием, обретает способность психокинетически преобразовывать вещество. Это включает обретение символического «философского камня», возможное только в результате тщательного исследования бессознательных сил ума во снах и видениях. Это включает также – в особенности в китайской традиции – различные усиленные формы йогической практики и умственного сосредоточения, позволяющие установить контроль над физиологическими процессами тела. Алхимия предполагает, что на уровне первичной субстанции Вселенная едина.

Карл Юнг, автор книги «Алхимические исследования»: «“Великое делание” трансмутации состоит в разложении себя (или какого-то металла) до состояния этой первичной субстанции и последующего воссоздания из неё требуемого элемента».[21]

История оставила нам несколько примеров трансмутации, засвидетельствованных серьёзными учёными (например, Клодом Адрианом Гельвецием и Бенедиктом Спинозой) и правителями, обмануть которых было нелегко.

Наиболее известным алхимиком был Николай Фламель, живший в Париже (Франция) на рубеже ХIV и ХV веков. Хотя произведённая им трансмутация не была засвидетельствована очевидцами, она одна кажется вполне вероятной, поскольку он неожиданно и фантастическим образом разбогател. На его пожертвования в Париже были построены 14 больниц, 3 часовни и 7 церквей (и, как говорят, – столько же в Болонье). Французы до сих пор чтят его память.[22]

 


[I] Расплавленный металл. – Прим. Жака Саду.

[II] Волк – символ сурьмы в алхимии. Курсив в этой цитате – у Жака Саду. – Р. В.

[III] «Re bis» с латинского – «двойственная субстанция».



[1] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 7. 

ISBN 5-7101-0049-8

[2] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 14–16.

ISBN 5-7101-0049-8

[3] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 16–17, 317.

ISBN 5-7101-0049-8

[4] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 17.

ISBN 5-7101-0049-8

[5] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 17, 301.

ISBN 5-7101-0049-8

[6] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 17.

ISBN 5-7101-0049-8

[7] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 17.

ISBN 5-7101-0049-8

[8] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 17.

ISBN 5-7101-0049-8

[9] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 18.

ISBN 5-7101-0049-8

[10] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 19–20.

ISBN 5-7101-0049-8

[11] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 22.

ISBN 5-7101-0049-8

[12] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 23.

ISBN 5-7101-0049-8

[13] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 23.

ISBN 5-7101-0049-8

[14] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 23.

ISBN 5-7101-0049-8

[15] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 24.

ISBN 5-7101-0049-8

[16] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 24.

ISBN 5-7101-0049-8

[17] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 24–25.

ISBN 5-7101-0049-8

[18] Sadoul Jacques. Alchemists and gold. London: Neville Spearman, 1972. 285 p.

ISBN 10: 0854351310; ISBN 13: 9780854351312

Саду Жак. Алхимики и золото. Киев: София, 1995. 320 с. С. 25.

ISBN 5-7101-0049-8

[19] Masello Robert. Raising hell: A Concise History of the Black Arts - and Those Who Dared to Practice Them. New York: Perigee Trade, 1996. 234 p.

ISBN 10: 0399522387; ISBN 13: 9780399522383

Мазелло Роберт. История магии и колдовства. Москва: АСТ, 1999. 416 с. С. 246.

ISBN 5-237-01636-7

[20] Masello Robert. Raising hell: A Concise History of the Black Arts - and Those Who Dared to Practice Them. New York: Perigee Trade, 1996. 234 p.

ISBN 10: 0399522387; ISBN 13: 9780399522383

Мазелло Роберт. История магии и колдовства. Москва: АСТ, 1999. 416 с. С. 246.

ISBN 5-237-01636-7

[21] Юнг Карл. Алхимические исследования. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1967.

Mishlove Jeffrey. The Roots of consciousness: Psychic liberation through history, science and experience. New York: Random House, 1975. 348 p.

ISBN-10: 0394731158; ISBN-13: 9780394731155

Мишлав Джеффри. Корни сознания: Психические исследования в прошлом и настоящем. Киев: София, 1995. 416 с. С. 49. ISBN 5­7101­0053­6

[22] Mishlove Jeffrey. The Roots of consciousness: Psychic liberation through history, science and experience. New York: Random House, 1975. 348 p.

ISBN-10: 0394731158; ISBN-13: 9780394731155

Мишлав Джеффри. Корни сознания: Психические исследования в прошлом и настоящем. Киев: София, 1995. 416 с. С. 48–49. ISBN 5­7101­0053­6

 



Comments