Home‎ > ‎

Europe-2011

Россия призвана быть освободительницей народов.
Эта миссия заложена в ее особенном духе.

Н.А. Бердяев

ДОНБАСС – ВЕНГРИЯ – СЛОВЕНИЯ – ХОРВАТИЯ – СЕРБИЯ – БОЛГАРИЯ

(соло-велопутешествие)

Л.А.Русакова

21 июня – 4 августа 2011 год

Алчевск – (поезд) – Киев – (поезд) – Чоп – (поезд) – Захонь – (поезд) – Будапешт – (поезд) – Секешфехервар – (поезд) – Балатонфюред – Тихань – Балатонудвари – Занка – Бадачонь – Сиглигет – Кестхей – Ленти – Редич – Долга Вас – Лендава – Мурско Средишче – Чаковец –Вараждин – Петриянец – Птуй – (поезд) – Целе – Зидани Мост – (поезд) – Любляна – (поезд) – Зидани Мост – Радече – (поезд) – Брежице – Мокрице – Самобор – Загреб – (поезд) – Сисак – Ясеновац – Новска – (поезд) – Нова Градишка – Нова Капела – (поезд) – Славонски Брод – Джяково – Осиек – Даль – Вуковар – Илок – Бачка Паланка – Нови Сад – Петроварадин – Сремски Карловци – Стара Пазова – (поезд) – Белград – (поезд) – Пожаревац – (автобус) – Голубац – Национальный парк «Джердап» – Доньи Милановац – Мосна – (автобус) – Плавна – Штубик – Неготин – Брегово – Видин – Лом – (поезд) – Мырчево – Владимирово – Мырчево – (поезд) – София – (поезд) – Пазарджик – Пловдив – (поезд) – Карлово – Калофер – Казанлык – Шипка – Шипкинский перевал – Габрово – Дряново – Велико Тырново – (поезд) – Хан Крум – Велики Преслав – Хан Крум – Шумен – Мадара – Плиска – Неофит Рилски – Варна – (паром) – Ильичевск – Одесса – (автобус) – Алчевск

Мое одиночное путешествие в 2011-м году длилось 45 дней с 21 июня по 4 августа и проходило по дорогам пяти стран: Венгрия, Словения, Хорватия, Сербия и Болгария.

Последние пять лет для проезда по европейским странам мне было достаточно иметь одну шенгенскую визу, а на этот раз с визами предстояло заморочиться. В Венгрии и Словении действует шенгенская виза, а в Хорватии, Сербии и Болгарии – только свои национальные. В апреле я ездила в Киев, где в очередной раз оформляла шенгенскую визу в немецком консульстве, имея приглашение от моего старого немецкого друга. Причем, на этот раз попросила мультивизу, т.е. многократную. Это не требует дополнительных затрат, просто надо рассказать при подаче документов, что Вы хотите из страны шенгенской зоны ненадолго выехать в страну вне этой зоны, а чуть позже снова вернуться в шенген. Иначе при въезде в Хорватию (если краешком ее зацепишь) шенгенскую визу погасят и не сможешь, в случае необходимости, вернуться в Венгрию или проехать в Словению, где действует шенген. Съездив в консульство Хорватии, уточнила, что и в этом году правительство Хорватии приняло решение про временную отмену визового режима для граждан Украины. С 1 апреля до 31 октября 2011 года для въезда и пребывания в Хорватии до 90 дней гражданам Украины виза не требуется. Потом с шенгенской визой я быстро получила в консульстве Сербии сербскую транзитную визу, заплатив визовый сбор в 2 евро. Оставалась несговорчивая Болгария со своей доморощенной болгарской визой. Вот здесь и вышла осечка. При наличии уже шенгенской визы болгары не хотели давать свою, как только я их не уговаривала (беседовала даже с самим консулом). Они твердили, как попугаи, что нужно приглашение из Болгарии, или бронь гостиницы, или через турфирму. Мне эти варианты никак не подходили. Решила уже, что после Сербии буду назад через Венгрию возвращаться в Украину. Но тут пришла удача в лице телеканала СТБ. Они захотели снять обо мне сюжет, и когда мы встретились, то я посетовала, что не могу получить болгарскую визу. «Вот и поедем в консульство Болгарии – предложил корреспондент – снимем сюжет, как болгары не дают визу супер-пупер путешественнице, которая объездила уже всю Европу». Поехали в консульство и там сняли сюжет, тут вышел консул, корреспондент рассказал ему обо мне, задал несколько вопросов. Консул тут же заверил, что визу мне дают без всяких условий. Она, кстати, получилась для меня бесплатна (болгары в том году отменили плату для пенсионеров по примеру шенгена). Правда, в один-два дня выдавать визу болгары не научились, велели приехать через две недели. По-видимому, они отправляют документы в Софию и получают оттуда разрешение почтовыми дилижансами. Пришлось съездить в Киев на один день еще в начале мая и получить загранпаспорт с проставленной болгарской визой. Помнится, уже после сдачи документов на визу, я втолковывала консулу, что они поучились бы у турков, которые визовые штампы ставят прямо на границе – поэтому у них и процветает отдыхательный туризм, приносящий большой доход государственной казне.

Получив все визы, как обычно, я закупила основные продукты питания у себя в Алчевске; приобрела билеты до Киева и далее до Чопа; подготовила к походу велосипед, как и раньше, – крепкий и надежный “Аист” Минского мотовелозавода. Как обычно, ночь перед отъездом прошла в сборах и была бессонной. Во вторник 21 июня я выехала вечерним поездом из Алчевска в Киев, а вечером следующего дня уже загружалась в поезд до Чопа. В 10 час. утра 23 июня прибыла на пограничную станцию Чоп. Из украинского Чопа (Csop) в венгерский Захонь (Záhony) четыре раза в день ходит пригородный поезд с одним-двумя вагонами, который тянет венгерский локомотив. На поезд в 10.35 погранцы сказали, что посадка закончена, т.к. таможенный контроль уже закрыт, а следующий будет только в 14.17. В банке Райффайзен (Raiffeisen), что недалеко от вокзала, поменяла 45 гривен на 1000 форинтов (Ft) – больше форинтов в банке не было. В двух других банках форинтов совсем не было. Однако, сказали по секрету, что на вокзале ходят ребята и меняют гривны на форинты. Возвращаюсь на вокзал. Вестибюль полупустой, пока менял не вижу. Устроилась на скамье, пишу дневник. Тут подошел мужчина, вполне приличного вида. Говорит с легким акцентом, что он местный венгр, Ференц, попросил провезти одну бутылку водки и две пачки сигарет. Я согласилась, поскольку сама ничего такого не везла, но с условием, что он мне поможет поменять валюту. Через некоторое время Ференц принес венгерскую валюту и поменял мне еще 2000 форинтов за 90 грив. В 12.30 открылась касса, беру билет сразу от Чопа до Будапешта за 203 грив. Этот билет действителен на пригородный поезд до Захони и далее на простой пригородный поезд до Будапешта. Кассирша объяснила, что если в Захони буду садиться в скорый поезд Интерсити (Intercity), то надо будет там доплатить еще примерно 500 форинтов за скорость и несколько сотен форинтов за провоз вело. А если ехать простым поездом 2-го класса, то ничего доплачивать не надо. Купив билеты, толпимся у двери в таможенный зал, народу набирается довольно много. В 13.45 нас запустили в зал, где пассажиры проходят украинский таможенный и пограничный контроль. Девушка-таможенница только поинтересовалась, кто я, куда еду, что везу. Велорюкзак совсем не досматривали, а маленький рюкзак я открыла, но внутрь туда и не заглядывали. Украинские погранцы никакой отметки о пересечении границы в загранпаспорте не ставят. У меня шенгенская виза, действующая в Венгрии, поэтому пограничных проблем не было. Когда все прошли таможенный и пограничный контроль, из накопителя нас выпустили к поезду, состоящему из двух вагонов. Погранцы помогли втащить вело в просторный тамбур второго вагона, привязала его к стенке, прошла в салон. Сижу одна на двух мягких сиденьях. Вот и тронулись. Через пограничную реку Тиса, разделяющую Украину и Венгрию, проложены железнодорожный и автомобильный мосты. Велосипедистов и пешеходов туда не пускают. Через 15-20 мин. пригородный поезд подъезжает к ж/д вокзалу Захонь. Пассажиров из вагона не выпускают, т.к. заходят венгерские пограничники и таможенники, контроль происходит прямо в вагоне поезда. Погранцы поставили штамп в паспорт, таможенники бегло пробежались, ничего не спрашивая и не осматривая. Очень скоро нас выпускают из вагона, основная масса устремляется в здание вокзала. Я тоже прохожу внутрь, вижу Ференца и передаю ему бутылку и сигареты. Он, зная, что у меня билет до Будапешта, сказал, что через 2 мин. с 3-го пути отправляется простой поезд, а поезд Интерсити уходит через полчаса, но идет на 2 часа быстрее. Поскольку я в Будапешт могу приехать и позже, то поспешаю на платформу, где стоит поезд. Контролеры помогают мне загрузиться, велик закрепляю у задней стенки, сама прохожу в полупустой салон. Едем по Венгрии: поля, села, перелески. Из окон обдуваемся ветерком. Поезд идет через Ньиредьхаза (Nyíregyháza), Дебрецен (Debrecen) и Сольнок (Szolnok), у которых долго стоим, пропуская встречные поезда.

В итоге, прибыли в Будапешт около 20 час. на вокзал Ньюгати паляудвар (Budapest Nyugati pályaudvar – Западный вокзал) – один из трех основных вокзалов венгерской столицы наряду с Келети и Дели. Расположен этот вокзал на площади Ньюгати тер (Nyugati tér) в Пеште. Здание вокзала было построено в 1874–1877 гг. компанией знаменитого Гюстава Эйфеля. От вокзала Ньюгати сразу потопала в сторону другого ж/д вокзала – Дели, с которого завтра предстояло выехать к Балатону. Вокзал этот находится на правом берегу Дуная, на холмистой части Будапешта – Буда. Еще готовясь к маршруту, наметила себе и место будущей ночевки в Будапеште в районе парка Millenáris, недалеко от вокзала Дели. В сумерках пересекаю мост Маргит (Margit híd) – один из старейших мостов Будапешта, соединяющий Буду и Пешт через Дунай. Этот мост носит имя принцессы Маргит, дочери короля Белы IV, который после нашествия татаро-монголов заново отстраивал страну. К строительству моста в 1872–1876 гг. приложило свои руки также бюро Гюстава Эйфеля. Мост Маргит состоит из двух частей, соединенных боковым мостиком с островом Маргит. С моста слева открывается вид на венгерский парламент (Országház) – самое большое здание в Венгрии, фасад которого украшают статуи правителей Венгрии и Трансильвании. С моста Маргит справа вдали виден памятник Свободы на горе Геллерт, который был возведен в 1947 г. и посвящен освобождению Будапешта Советской Армией. От моста двигаю по Маргит-проспекту до парка Millenáris (Миллениум – Тысячелетие), а затем вдоль него по боковой улице, но с нее в парк входа нет, поэтому поднимаюсь по этой улочке до упора. Наверху находится здание Красного креста, но сотрудники не разрешили расположиться сбоку. Уже в который раз убеждаюсь, что организация Красный крест никогда не поможет – тому свидетельствуют многочисленные примеры абсолютно во всех европейских странах, где мне доводилось обращаться в подобные закрытые учреждения, которые тратят средства лишь на себя любимых. Правда, охранник разрешил сходить в туалет и набрать воды в бутылки, а после сказал, что в парке безопасно, можно устроиться хоть на скамейке. Ладно, спускаюсь и захожу в парк. Темно, светят фонари и подсветка. На скамейках центральной аллеи и на травке около прудов тусуется молодежь, но тихо и спокойно. Быстро прошла парк насквозь и за детской площадкой, перед рестораном, увидела травянистый газон, на котором установлены большие щиты с детскими рисунками. Пересекаю газон, обхожу пару щитов и попадаю в укромное местечко с деревянным помостом. Решаю расположиться на нем. Перекусила домашней снедью. Пока жевала, наблюдала на небе всполохи, которые все ближе и ближе. Оглядываюсь, где мне поставить палатку. Прошла вглубь за последние щиты, увидела небольшую площадочку. Быстро ставлю палатку – и как раз, вовремя: только успела закинуть вещи в палатку – ливануло. Раскладываюсь внутри, одеваюсь тепло, т.к. повеяло прохладной сыростью. Это в Чопе и Захони было жарко, 28º–30º. Гроза несколько раз накрывала. Спала урывками, крутилась всю ночь, уминая бока.

Ночью никто меня не потревожил, утром из моего закутка также никого не видать. Газовый баллон я купила заранее в Москве, но решила горелку не зажигать, т.к. остались еще домашние припасы, которые брались в дорогу. Позавтракала, запивая холодной водой. Собравшись, вышла из своего закутка, закрытого щитами, огляделась. Парк Millenáris оказался очень небольшим, современным (открыт в 2001 г.). Имеется несколько выставочных павильонов, концертных площадок, но деревьев мало, что компенсируется зелеными газонами. Итак, держу путь по карте на Будапештский вокзал Дели (Budapest Déli pályaudvar – Южный вокзал). Здание было построено в 1968–1975 гг. Вокзал обслуживает, главным образом, направления на юг, юго-запад и запад страны, в том числе к озеру Балатон. Покупаю билет до Секешфехервара (67 км от Будапешта, 1280 Ft), за вело денег не взяли, поезд 2-го класса. Едем по просторам Венгрии, мимо нескольких маленьких озер, где многие пассажиры вышли. Таким образом, в 11.55 прибываем в Секешфехервар полупустым составом. Секешфехервар (венг. Székesfehérvár, нем. Stuhlweißenburg, лат. Alba Regia) – в средние века был важнейшим городом Венгрии, местом расположения королевской резиденции. В городе были коронованы 37 королей и 39 королев-супруг и погребены 15 правителей. Название города можно перевести как “Престольный белый град” – это венгерское имя восходит к латинскому “Альба Регия”, под которым город был известен в средние века. Город основали в 972 г., по преданию, на месте, где располагался шатер Арпада, вождя венгров, возглавлявшего их переселение на территорию современной Венгрии. Основал город правнук Арпада – князь Геза. Первое письменное упоминание о городе датируется 1009 г. При правлении короля Иштвана Святого были построены крепость с земляными валами, величественная базилика (1039 г.), Секешфехервар получил права города. В 1543 г. турецкая армия после длительной осады взяла город. Большая часть зданий были ими разрушена, уцелевшие церкви превращены в мечети. Могилы королей были разграблены и уничтожены, а базилика, превращенная в пороховой склад, была полностью разрушена после пожара и взрыва, последовавшими за ударом молнии. В 1688 г. город был освобожден от турецкого ига. В конце 17 – начале 18 вв. город был заново отстроен в стиле австрийского барокко. Перед тем, как осмотреть город, покупаю в кассе билет за 1280 Ft до Балатонфюреда (на 65 км), но стоило мне заикнуться о велике, кассирша стала твердить, что за вело тоже надо платить. Хотя я ей пыталась объяснить, что поеду поездом 2-го класса, она не выдавала пассажирский билет, пока не оплачу велик. В итоге, спустила почти весь остаток форинтов, т.е. еще 320 Ft на билет для вело.

Итак, обилетившись, двинула в центр города. У меня два часа на гуляние. Благо, основные достопримечательности удобно расположены в пределах крепостных стен в историческом центре. В туринфо взяла план города и карту Венгрии с нанесенными велодорожками. Вход в старый город через арочные ворота. Здесь сразу с правой стороны открывается вид на Сад руин (Romkert – руины) – национальную венгерскую святыню. Археологами обнаружены остатки фундамента базилики 11 в., в которой короновались и были похоронены многочисленные короли дотурецкой Венгрии. Базилика была уничтожена в период турецкой оккупации города. Главная площадь старого города – Варошхаз (Városház tér – Ратушная площадь), на которой возвышается красивое здание Епископского дворца (Püspöki Palota), построенное в 1800 г. в стиле австро-венгерского классицизма. Город стал резиденцией епископа в 1777 г. В центре Ратушной площади располагается памятник, ставший символом города Секешфехервар, – огромная держава, увенчанная короной и символизирующая королевскую власть. Надпись на державе гласит: «Великий король Святой Иштван наделил Фехервар правом быть свободным городом». В южной части Ратушной площади расположена ратуша, построенная в 1690 г. в стиле барокко. В западной части Ратушной площади – оригинальный памятник Расколотый колокол (Harang), посвященный памяти жертв Второй мировой войны. Осмотрев упомянутые интересные памятники, обошла великолепный кафедральный собор св. Иштвана (Szent István bazilika), возведенный в 1758–1768 гг. в стиле барокко. Видела также несколько церквей, старинные здания 17–18 вв., фонтаны и памятники королям. Время пролетело быстро и в начале третьего я вернулась на ж/д вокзал. По удобному наземному переходу пошла на платформу 4-го пути, где уже стоял поезд из двух вагонов. Порадовал его современный вид. В середине одного вагона был специальный отсек для велосипедов и колясок. В вагон вошла, не снимая велорюкзака, т.к. имелась низкая выдвижная ступень. Закрепила груженый велик у откидного сиденья, а сама прошла в салон, сев в кресло, чтобы видеть багаж. Мягко трогаемся, едем неспешно.

После Балатонкенеше (Balatonkenese) показалось само озеро Балатон (венг. Balaton, нем. Plattensee, словацк. Blatenské jazero, словен. Blatno jezero, лат. Pelso) – крупнейшее в Центральной Европе. Оно имеет сильно вытянутую форму с северо-востока на юго-запад. Длина озера около 80 км, ширина колеблется от 1,2 км до 12,4 км, причем его северо-восточная часть – самая широкая. Еще некоторое время поезд идет вдоль берега Балатона, минуя маленькие городки и селения, и в 16 час. прибывает в Балатонфюред. Выгружаюсь из вагона в дождь, надеваю накидку, запаковываю чехлами рюкзаки. Далее топаю в конец платформы, где имеется плавный спуск на городскую улицу. По этой улице спускаюсь прямо к набережной. Балатонфюред (Balatonfüred) – известный курорт, о чем свидетельствует и его название от слова fürdo (купальня). Целебные источники минеральной воды около города были известны еще в римскую эпоху, однако курортная слава к городу пришла в конце 18 в., официально статус курорта был получен в 1772 г. Спускаясь к набережной, видела несколько шикарных вилл. Под слабо моросящим дождем прошла влево по набережной и скоро оказалась на аллее Рабиндраната Тагора (Tagore sétány). Индийский поэт, лауреат Нобелевской премии, лечился здесь в 1926 г. и в память о своем лечении Тагор посадил дерево, теперь отмеченное табличкой со стихотворением поэта. От набережной в сторону городка раскинулся столетний парк, который украшают скульптуры и статуи, а также памятные деревья, посаженные именитыми гостями Балатонфюреда. Поднявшись по аллеям парка, я оказалась на центральной площади Дьодь (Gyógy tér – площадь Здоровья), где в 1802 г. был построен питьевой бювет, носящий ныне имя Лайоша Кошута (Kossuth Lajos forrás), государственного деятеля в период Венгерской революции 1848–1849 гг. В настоящее время недалеко от бювета находится крупнейшее лечебное учреждение города – Государственная кардиологическая клиника, где проходят реабилитацию больные, перенесшие операции на сердце. Целебные воды помогают также и при заболеваниях желудка, кишечника, печени и желчевыводящих путей, при сахарном диабете. Испив водицы и набрав ее в бутылки, быстро возвращаюсь на набережную и по ней двигаюсь прочь из городка. Дождь постепенно прекращается, но все равно сыро, прохладно и мокро под ногами. Шлепаю по велодорожке, которая проложена вдоль трассы 71. Дело уже к вечеру, впереди вырастает гористый полуостров Тихань (Tihany). Влево уходит дорога, ведущая по берегу к поселку Тихань и его достопримечательностям. Понимаю, что искать ночлег сейчас в людном месте будет сложно, а значит, придется забираться на возвышенность, к внутренним озерам. Прохожу еще немного по основной трассе и после развилки сворачиваю на проселочную дорогу, проложенную мимо нескольких домов и далее по склону. Таким образом, я оказалась на середине узкой горловины полуострова. С проселочной дороги я поднялась по грунтовке немного по склону до черешневых деревьев. Тут же сбоку увидела за кустами небольшую площадочку. Место, вроде, тихое, полузакрытое: с основной трассы и грунтовки меня не видно. Ставлю на ней палатку, организовываю бивак. Между работами поедаю в больших количествах черную и бело-розовую черешню. Наевшись, залезаю в палатку, ставлю горелку на баллон, кипячу чайник, потом варю рожки, добавив специи, лук, чеснок для профилактики простуды.

Хотя спала опять беспокойно, но, все же, утром почувствовала себя отдохнувшей. После завтрака собралась, загрузилась и вышла на грунтовку. Пройдя немного вперед к домам, договорилась в одном из них оставить велорюкзак, а сама налегке рванула на дорогу, ведущую к аббатству. Вдоль нее проложена хорошая велодорожка, катится замечательно. Впереди виднеются шпили церкви. Полуостров Тихань – самый большой на Балатоне. Он вдается в озеро на 5 км. С 1952 г. находится под охраной государства. Основной населенный пункт полуострова – поселок Тихань, а его главная достопримечательность – бенедиктинское аббатство св. Аньоша (bencés apátság Szent Ányos), которое возвышается над полуостровом Тихань. По главной улице – Кошут Лайош утца – въезжаю в поселок, поднимаюсь к аббатской церкви. Все очень впечатляет. Монастырь основан в 1055 г. венгерским королем Андрашом I, вероломно убитым в 1060 г. собственным братом в борьбе за власть. В древней крипте подземной церкви основатель аббатства и был похоронен. Современный храм построен в 1754 г. в стиле барокко. Надгробие Андраша I, 4-го короля Венгрии из династии Арпадов, было обнаружено в 1891 г. и представляет собой сочетание креста и витого меча, что символизирует христова воина. Рядом с церковью, со стороны спуска к озеру Балатон, в 2001 г. установлен памятник Андрашу I и его жене Анастасии, русской княжне – дочери Ярослава Мудрого. Анастасия Ярославна была королевой Венгрии в 1046–1061 гг. Около 1038 г. она вышла замуж за венгерского герцога Андраша (Андрея), который, спасаясь от преследований, бежал в Киев. В 1046 г. Андраш вместе с Анастасией вернулся в Венгрию, и, захватив престол, стал королем. По преданию, Анастасия скончалась в монастыре Агмунд в Штирии. С площадки, где стоит памятник, открывается изумительный вид на яркие домики поселка, зеленые воды озера, противоположный южный берег, расстояние до которого всего 1,2 км – это самое узкое место на Балатоне. От тиханьской пристани на другой берег курсирует несколько раз в день паром, перевозящий людей и автомашины. Полюбовавшись панорамными видами, разворачиваюсь и вскоре возвращаюсь к оставленному велорюкзаку. Да, в поселке видела несколько музеев, но посетить их не было времени.

Далее выезжаю снова на неплохую велодорожку, местами проложенную по северному берегу Балатона, а иногда велоуказатель направляет на тихие местные дороги. В общем, приятное движение без резких подъемов и спусков. Часто останавливаюсь полакомиться шелковицей, вишней, спелой алычой. Вкусная дорога всегда приводит меня в восторг. Все побережье Балатона – почти сплошной курортный район, застроенный дачками, коттеджами, виллами, пансионатами и отелями. Одно селение плавно перетекает в другое, много парков. В селе Асофё (Aszófő) есть несколько красивых старых домов, винные погребки. В Эрвеньэше (Örvényes) туристов завлекают действующей водяной мельницей 18 в., симпатичными жилыми домами в народном стиле, барочной церковью 18 в. В Балатонудвари (Balatonudvari), увидев указатель на минеральный источник, решила запастись водичкой. Дорожка привела меня к церкви, которая чуть в глубине села. У ограды церкви оборудован источник с вкусной холодной, чуть минерализованной водой. Умывшись, напившись и набрав воды впрок, я вернулась на велодорожку и покатила дальше. До Балатонакали (Balatonakali) велодорожка лежит в зеленом шатре, который создают ветви деревьев, обсаженных с обеих сторон дорожки. Тенистая прохлада действует расслабляюще, заставляя забыть о графике движения. Миновала старинные дома, памятники народного зодчества, в центре села Балатонакали; потом проскочила маленький курортный поселок Занка (Zánka). В венгерских документах название села встречается с 1164 г., но, по мнению археологов, на этом месте стояло еще римское поселение. Железистый целебный источник в 18–19 вв. привлек сюда отдыхающих. В подобных курортных городках проводила время венгерская и австрийская аристократия. В годы народной демократии в окрестностях Занки был построен большой Балатонский пионерский городок. После слившихся поселений Балатонрендеш и Абрахамхедь (Balatonrendes и Ábrahámhegy) велодорожка долго обходит поросшую лесом гору Бадачонь (Badacsony), у подножия которой раскинулось несколько поселений. На склонах горы, по-видимому, со времен римлян, растут виноградники. Рассказывают, что когда-то здесь выращивали шестьдесят сортов винограда, а бадачоньские вина славились во всей Европе. Базальтовая дорога, ведущая в гору, проходит мимо красивых зданий в барочном и романтическом стиле, принадлежащих Научно-исследовательскому институту виноградарства. Обогнув гору, велодорожка уходит от Балатона.

Впереди показался Сиглигет (Szigliget) – гористый маленький полуостров, слегка вдающийся в озеро. После ухода из Венгрии татаро-монголов по всей стране в 16 в. по приказу короля Белы IV (IV. Béla Árpád-házi) началось строительство замков и крепостей, способных держать оборону. Вдоль северного берега Балатона было построено несколько крепостей, от которых ныне остались лишь романтические руины. Село Сиглигет раскинулось на юго-западном склоне горы Вархедь (Várhegy – Крепостная). Центр его – охраняемый государством архитектурный ансамбль. На площади Фё стоит дворец Эстерхази (Esterházy), построенный в 18 в., а в 19 в. перестроенный в стиле классицизма. Теперь это Дом творчества писателей. Дворцовый парк площадью 10 га также находится под охраной государства из-за растущих здесь более пятисот видов ценных деревьев и кустарников. От руин романской церкви Аваши (Avasi templomrom), построенной в 12 в. во время правления королей династии Арпадов (сохранилась базальтовая башня) дорога ведет к крепостным развалинам, возвышающимся над селением Сиглигет. Крепость Сиглигет была построена монахами еще в 1262 г., затем ее продали за хорошие деньги феодалам. В конце 17 в. крепость горела после удара молнии, а в 1702 г. была взорвана по приказу австрийского императора, поскольку зачастую древние крепости служили центрами борьбы против Габсбургов. Одно время она принадлежала королю, но затем перешла в руки семьи Тоти-Ленделов. Крепость по размерам была невелика, ее защищала крутая гора и окружающая Сиглигет болотистая местность. При произведенных в 1950-х гг. раскопках руины были законсервированы. В просторном дворе нижнего укрепления видна недавно восстановленная круглая башня, а в верхней крепости – остатки толстостенной угловой башни. Рассмотрев развалины снизу, я решила продолжить путь по велодорожке. После объезда полуострова Сиглигет дорога пошла на спуск до Балатонэдерич (Balatonederics). Шоссе в городок сворачивает вправо, а наша велодорожка держится ближе к побережью. Довольно монотонно проскакиваю популярные у венгров места отдыха, но ничем особо непримечательные селения Балатондьёрёк (Balatongyörök), Воньярцвашхедь (Vonyarcvashegy) и Дьенешдиаш (Gyenesdiás). Так я докатила до западной оконечности Балатона и свернула от озера в сторону старинного городка Кестхей (Keszthely) с несколькими любопытными церквями и дворцом-усадьбой. Первое упоминание о Кестхее относится к 1247 г. В 1421 г. Кестхей получил права города. В 18 в., после изгнания турок в Кестхее, как и в других венгерских городах, развернулось строительство особняков и церквей, главным образом, в стиле барокко. В 1739 г. Кестхей перешел во владение семьи Фештетичей (Festetics). Центральную площадь города украшает ратуша (városháza) – прекрасный образец барочной архитектуры 18 в. Ныне она была на реставрации. Перед ратушей в 1770 г. воздвигнута колонна св. Троицы. Справа от ратуши – здание культурного центра. От центральной площади отходит небольшая пешеходная улица, на которой находится туринфо. Здесь я получила план города, поинтересовалась наличием интернета в городской библиотеке, но она была, к сожалению, уже закрыта. В доме №2 на Музеум утца, в необарочном здании, построенном в 1928 г., располагается Музей Балатона. Его экспозиции знакомят с геологией Балатона, его флорой и фауной, а также Киш-Балатона – заповедника, организованного рядом с городом. В музее представлены археологическая и этнографическая выставки, произведения изобразительного искусства, тематически связанные с Балатоном. По Замковой улице поднимаюсь к главной достопримечательности города – дворцу Фештетичей (Festetics kastély), одной из самых больших венгерских усадеб. Дворец сооружен в 1745 г., перестроен в 1887 г. Внутреннее убранство отличается роскошью, соответствовавшей богатству семьи Фештетичей. В настоящее время здесь располагаются филиал Государственной библиотеки, музей замка, где собраны сохранившаяся оригинальная замковая мебель, предметы искусства и различные документы, связанные с историей господства в здешнем крае семьи Фештетичей. В зеркальном зале устраивают концерты симфонической и камерной музыки. Вокруг усадьбы разбит красивый парк, в котором много редких растений и несколько красивых скульптур.

Ориентируясь по карте, выезжаю из города в направлении Alsópáhok, на трассу 75. Уже за городом, у перекрестка с 71-м шоссе, вижу трафарет с надписями, что проезд закрыт, трасса ремонтируется, нужен объезд. Смотрю вперед: на трассе сняли весь асфальт, но сбоку на сыпушке – свежие следы протектора. Размышляю: значит, туда, все-таки, проезжают. Потопала. Местами пыльно, но идти можно. За все время пути в обе стороны проехало несколько машин, которые сильно пылили. В общем, одолела я эти пыльные км и выбралась в Alsópáhok. По указателю на Redics двинула дальше по самому краю 75-й трассы, т.к. нет даже белой боковой черты. Дорога то вверх, то вниз. Машин, в общем-то, немного. Через каждые 4-5 км – селение. Удается снова полакомиться вишней. Минуя крупные селения Бак (Вак), Залатарнок (Zalatárnok), я ходко добралась до Ленти (Lenti). Этот городок стоит на перекрестье нескольких стран: на запад от города в 10 км граница со Словенией, к югу от города в 25 км проходит граница с Хорватией, а к северо-западу – 35 км до Австрии. Впервые Ленти упомянут в 1237 г. Первоначально был известен под именем Németi, что указывает на присутствие немецких колонистов. Перед въездом в город, справа от 75-й трассы, заметила небольшой полуразрушенный замок, больше похожий на деревенскую усадьбу-ферму. Построенный в средние века замок (Lenti vár), был хорошо укреплен, его защищали пруды и болотистая речушка Керка, приток Муры. После турецкой оккупации замок постепенно терял свое значение. В центре городка Ленти находится католическая церковь св. Михаила 17 в. (Szent Mihály katolikus templom Lentiben). Рядом с церковью установлен памятник погибшим в Первую мировую войну. Решила, все-таки, найти интернет. И тут мне повезло: по указателю вышла на интернет-кафе. Час стоит 300 Ft, поэтому сказала на немецком администратору, что у меня лишь последние 100 Ft (монету в 20 Ft оставила себе на память). На что девушка ответила тоже по-немецки: «Не проблема, спокойно смотрите почту и пишите письма». Кстати, в Венгрии весь маршрут при общении использовала немецкий язык и находила везде понимание. На выезде из городка Ленти, слева от трассы 75, за ж/д путями, с большим интересом взирала на комплекс Термальные ванны и Энергетический парк св. Георгия (Lenti Termálfürdő és Szent György Energiapark). На этом месте в 1970 г. были открыты термальные источники, позже построены купальни. Рядом расположен бассейн под открытым небом с термальной водой. Итак, остался последний рывок до границы. Да, еще перед Ленти появилась велодорожка, ведущая в пограничный Редич (Redics). А дальше вообще отстой: велодорожку отправляют через мостик слева от основной трассы, а там она кончается. Впереди кусты, далее кукурузное поле и никакого прохода. Возвращаюсь из этого тупика на основную трассу и двигаю по ней. Она около двух км в ремонте – расширяют. Фуры, автомобили, урча и громыхая, едут по одной стороне, а вторая закрыта. Вот по ней я и двигаюсь. Поскольку Венгрия и Словения в шенгенской зоне, то постов пограничных нет, граница очень условно обозначена приветствующими трафаретами.

Еще 200-300 м ремонтируемой дороги, а после я оказываюсь на хорошей велодорожке у селения Долга Вас (Dolga Vas). Перед этим селением какой-то пост еще остался, но там документы не требуют, только два полицейских смотрят за порядком. Дело в том, что все фуры и всякие авто отправляются на юг автобаном справа. Полицейские подтвердили, что до Лендавы обычная дорога, можно ехать на вело. Приятно чистая и ухоженная словенская пограничная деревенька Долга Вас логично перетекает в городок Лендава (словен. Lendava, венг. Lendva, нем. Lindau). В туринфо набрала карт по Словении, наметила маршрут к хорватской границе. Через городок протекает река Лендава. До 1918 г. поселение Лендава принадлежало Венгерскому королевству. После Первой мировой войны вошло в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев (впоследствии Югославии). После распада Югославии в 1990-х гг. – в составе независимой Словении. В Лендаве проживает значительное венгерское население, город считается центром венгерского национального меньшинства. Община Лендава официально двуязычна: венгерский уравнен в правах со словенским. Одной из достопримечательностей города является здание Венгерского культурного центра. В городке видела несколько церквей, а над центром Лендавы у подножия Лендавских холмов расположен Лендавский замок (Lendavski grad). Он впервые упоминается в документах, начиная с 1192 г. Однако, его современный вид датируется 18 в. Сегодня в замке располагаются музей и картинная галерея. Чтобы не пилить по словенским горам вверх-вниз, я делаю в своем маршруте такую оригинальную петлю: въехав в Словению, после Лендавы направляюсь в Хорватию. По отличной велодорожке вдоль обычной трассы устремляюсь к границе Словения – Хорватия, которая проходит по реке Мура (Mura). Примерно через 5 км пограничный мост через реку Мура соединяет КПП Словении – Петишовцы (Petišovci) и КПП Хорватии – Мурско Средишче (Mursko Središće). На КПП Словении мне в паспорт поставили выезд из шенгенской зоны. Далее перехожу на КПП Хорватии. Благо, хорваты для Украины отменили визы, поэтому проезд по их стране упрощен. Однако, девушка-погранец упорно спрашивает, сколько у меня евро. Отшутилась, что на 2-3 дня в Хорватии 100 € кэшем вполне хватит. Оба пограничных пункта я миновала 30 июня, на 10-ый день моего путешествия.

Двигаясь по велодорожке, пересекаю городок Мурско Средишче, через который протекает река Мура. С рекой связана вся история городка. Впервые упомянутый в 1334 г., в 1477 г. город стал важным торговым центром на перекрестке сухопутных путей и речного пути по Муре. Город часто страдал от наводнений, а в 1690 г. наводнением была разрушена значительная часть его. Исторических зданий почти не сохранилось. Из Мурско Средишче качу по велополосе на дороге 209, в селениях иногда попадается выделенная велодорожка. Через 15 км подъехала к Чаковцу (Čakovec) – административному центру Меджимурской жупании. В римские времена на месте современного города располагался укрепленный лагерь Акуама. Впервые под своим современным именем город упомянут в 1328 г. Название происходит от фамилии венгерского князя Дмитрия Чаки, построившего в 13 в. деревянную башню, получившую его имя, и затем перешедшее на весь город. В 1466 г. власть над городом перешла к знатной княжеской фамилии Зринских, после чего Чаковец начал бурно развиваться. В 1579 г. Чаковец получил городские привилегии, в 1848 г. был присоединен к Хорватии, имевшей автономию в составе Австро-Венгрии. Проезжая по велодорожке вдоль объездной дороги обратила внимание на главную примечательность Чаковца – замок семьи Зринских. Ныне в замке расположен музей Меджимурья. Велодорожка привела меня к большому спорткомплексу, далее 209-я дорога вливается в шоссе №3. Опять селение за селением. Так, проскочив десяток км, проехала по мосту через реку Драва (Drava, правый приток Дуная, длина 720 км) и вкатила в Вараждин (хорв. Varaždin, нем. Warasdin, лат. Varasdinum, венг. Varasd) – административный центр Вараждинской жупании. Центр отделан под старину. Нашла туринфо, где получила план города и его окрестностей. От туринфо рукой подать до Старого града. Вообще археологические раскопки доказывают, что поселение существовало здесь еще во времена римлян. Первое письменное упоминание о городе относится к 1181 г. В 1209 г. хорватско-венгерский король Бела IV дает Вараждину – первому городу в Хорватии – грамоту вольного королевского города. В 1756–1776 гг. во времена Марии-Терезии Вараждин являлся столицей Хорватии. Здесь строились дворцы, сохранившиеся до сих пор и дающие право городу называться “музеем барокко под открытым небом”. В 1776 г. город в страшном пожаре сгорел практически дотла. Столица была перенесена в Загреб. Среди достопримечательностей Вараждина, отстроенных после пожара, следует отметить несколько храмов, дворцов, башен, городскую ратушу (Градска Виечница), возле которой, как пишут, несут свою службу караульные гвардейцы в нарядных синих мундирах гренадеров и в медвежьих шапках. Однако, гвардейцев я не видела, т.к. все пространство перед ратушей было заставлено столиками и прилавками. Побродила по замковому комплексу Стары град, одна из башен которого гордо красуется на городском гербе. В настоящее время в этом комплексе в стиле готики и ренессанса размещен муниципальный музей с коллекцией старой мебели и оригинальными изделиями, созданными мастерами народных промыслов.

От Старого града по улице Optujska выбираюсь из города и по трассе №2 или D2 качу снова к границе со Словенией, минуя селения, переходящие одно в другое. Так добралась до пограничного КПП “Дубрава” (Dubrava) со стороны Хорватии. Попрощалась с хорватами, они никакого штампа не ставят, подъехала к словенцам. У меня мультивиза, так что без проблем получаю печать в загранпаспорт. Обращаю внимание, что в сторону Словении проходит мало машин, а к хорватам вытянулась длинная колонна. От словенского КПП “Заврч” (Zavrč) дорога пролегла по лесистому склону ущелья реки Драва. Вдоль всей лесной дороги выстроились в ряд на 3-4 км автомашины. Еду на спуск, приветствуя поляков, чехов, немцев. Много машин с австрийскими, датскими, нидерландскими номерами. Те, которые стоят в середине или в конце, спрашивали, как там работает граница, сколько км до КПП. Отвечала, подбадривала, понимая, что им всем здесь совсем не в радость в субботний денек стоять. Это мне развлечение катить по пустой полосе, а у них тоска и злость на лицах и в глазах. Когда выскочила на простор с лесной дороги, то слева на горе на крутом скалистом выступе над рекой Драва, полюбовалась привлекательным замком Борл (Borl grad). Он впервые упоминается в 1199 г. Среди его многочисленных владельцев были птуйские феодалы. После Второй мировой войны замок был превращен в отель. Ныне там располагается ресторан, а большой дворец зияет пустыми окнами без стекол. Отличный вид на замок наблюдается с моста через Драву. Качу по равнине, по дороге 228. На словацкой стороне нет вдоль дороги велополосы, а белая отделительная линия – впритык к краю дорожного полотна. Идти и ехать приходится очень осторожно и медленно. И вот показался один из древнейших городов Словении – Птуй (словен. Ptuj, нем. Pettau). Его история начинается еще с каменного века, позднее Птуй был населен кельтами, а к I в. до н.э. город находился под контролем Древнего Рима. Первые письменные упоминания о городе относятся к этому же периоду. За последние две тысячи лет через городок волнами накатывались завоеватели: гунны, авары, славяне, франки, турки. Богатая история города объясняет то, что значительная часть городских построек причислена к национальным памятникам и Птуй имеет статус города-музея. Пишут, что городок славится минеральными источниками, но открытого бювета я не встретила, а специально искать уже не было времени. Захватив в туринфо план города, прогулялась по улочкам старого города, видела множество церквей, ратушу, монастыри и бывшую резиденцию епископов Зальцбургских – Мали град (Малый замок). Около одного храма сфотографировала оригинальное пасхальное яйцо, расписанное народными умельцами Хорватии и поднесенное городу как дар от сердца. На холме над Дравой высится замок Птуйски град (Ptujski grad), занимавший важное стратегическое положение. Современный замок был построен на месте разрушенного старого каменного укрепления в 1106–1147 гг. Сменив многочисленных владельцев за сотни лет, после Второй мировой войны замок Птуйски град был превращен в краеведческий музей со значительным собранием музыкальных инструментов 18–19 вв.

Из Птуя на поезде с вагоном 2-го класса я прибыла в следующий любопытный словенский городок – Целе (словен. Celje, нем. Cilli), расположенный у слияния трех рек: Савиня (Savinja), Ложница (Ložnica) и Воглайна (Voglajna). На холме над городом находится средневековый Цельский замок, бывший некогда местом жительства графов и принцев Целе. Цельский замок (Celjski grad) был построен в начале 14 в. на Грайской (Замковой) горе (407 м) и защищал вход в узкую долину реки Савини, его окружали 3 ряда стен и ров. Со временем старинная цитадель обветшала, лишилась кровли, но в 19 в. произведена масштабная реконструкция Цельского замка. В настоящее время замок Целе открыт для посетителей, здесь проходят концерты и вечера поэзии. Из города выезжаю по отличной велодорожке, проложенной вдоль шоссе 5 по ущелью реки Савиня. Однако, этой дорожки хватило на первые два км. И все. Отчитались, наверно, о проделанной работе, отрапортовали о наличии велодорожки. Теперь качу по краю узкой и машинонасыщенной дороги. Подобие тротуаров-дорожек встречается лишь в селениях, так что приходится то идти осторожно краешком, то ехать по белой полосе. Одно радует: чувствуется общий уклон дороги вниз по ущелью Савини. Кругом лесистые горные склоны. К селению Зидани Мост (Zidani Most) ущелье немного расширяется. Здесь река Савиня из узкого ущелья впадает в главную водную артерию Словении – реку Сава (Sava). Вообще, селения, как такового, и нет. При въезде справа – предприятие по переработке щебня, гравия, потом несколько домиков гнездятся на склоне. Есть немного места только для развилки ж/д путей и автодорог. Оставив велосипед с рюкзаком у дежурного ж/д станции, решила сделать радиалку в столицу Словении Любляну и налегке еду туда на пригородном поезде. До Литии (Litija) поезд идет в узком ущелье Савы и только после Лазе (Laze) долина расширяется.

Прибываем в Любляну (словен. Ljubljana, нем. Laibach, итал. Lubiana) на скромненький ж/д вокзал (районного масштаба, поскольку у нас в областном Луганске внушительнее). Город расположен на реке Любляница, примерно за 10 км до ее впадения в р. Сава. Согласно древней легенде, аргонавты организовали здесь стоянку. В 5 в. до н.э. неподалеку от современной Любляны существовало большое поселение иллирийцев (римская колония Эмона). При императоре Августе, в 34 г. до н.э., Эмона получает ранг города, имевшего уже в то время военное и торговое значение. В 4 в. с принятием христианства город стал резиденцией епископа. В 5 в. гунны во главе с Аттилой почти дотла разрушили Эмону. В середине 6 в. город и область были впервые заняты словенцами. На развалинах римского города вырастает новый славянский город Лувигана. Первое письменное упоминание об этом городе под его немецким названием Лейбах относится к 1144 г., а славянское имя Лувигана превратилось в ходе истории в Любляну. Налегке я бодро обошла основные достопримечательности, сосредоточенные по берегам реки Любляница. Старая часть города с историческими памятниками, дворцами, храмами располагается на правом берегу реки, между рекой и высоким холмом, на котором возвышается замок Люблянский град (Ljubljanski grad). Замок возник в 9 в. на фундаменте римской крепости. С 14 в. замок перешел во владение Габсбургов. В 18 в. здесь были склады и арсеналы, а в 19 в. в замке находилась тюрьма. Только после Второй мировой войны начался процесс превращения крепости в культурный центр. Ныне здесь размещается археологический музей, работают различные выставки. Главную городскую площадь украшает старинная Ратуша (Rotovz, Mestna hiša) в стиле барокко, построенная в 1484 г. и перестроенная в 18 в. В барочный ансамбль Городской площади прекрасно вписывается фонтан Трех рек (1752 г.). Три мощные аллегорические скульптурные мужские фигуры символизируют три словенские реки – Саву, Крку и Любляницу (Sava, Krka и Ljubljanica). Меня там пару раз сфотографировали. Недалеко находится кафедральный собор св. Николая (Stolnica svetega Nikolaja, 1707 г.) – барочный католический собор, освященный во имя св. Николая Мирликийского. Интересны кованые ворота собора с библейскими сюжетами. Дворец епископа (16–18 вв.) входит в ансамбль кафедрального собора и соединен с ним крытой галереей. А вообще, исторический центр – сплошная харчевня. Многочисленные столики с пьюще-жрущей публикой мешают гулять, фотографировать. В столице сохранилось несколько примечательных дворцов, среди них, конечно, рассмотрела Губернаторский дворец (Deželni dvorec), являющийся ныне Главным корпусом Люблянского университета (Univerza v Ljubljani), в котором размещается ректорат. Еще в 17 в. в городе имелась богословская академия (возникла из основанной в 1595 г. Иезуитской коллегии), а в 1810 г. был основан первый университет, который, однако, вскоре был закрыт. Современный университет был основан в 1919 г., имеет ныне 22 факультета, 3 академии художеств и колледж. Столицу Словении украшают мосты из белого камня, переброшенные через речку Любляницу. В 1901 г. был построен самый известный – Драконов мост (Мост Змея, Zmajski most), который с четырех сторон охраняют бронзовые фигуры крылатых драконов, издавна считавшихся символом Любляны. Уже во времена римлян символом римской колонией Эмона был грифон, изображавшийся на местных монетах. В 13 в. на городской печати изображался крылатый лев. К 15 в. он эволюционировал в зеленого змея, распластавшего крылья над замком. И по сегодняшний день зеленый змей теперь уже на трехъярусной белой башне стоит на гербе Любляны. Весьма оригинальным является комплекс из трех мостов, пересекающих речку и представляющих собой три расходящихся веером моста над Любляницей. Эти мосты получили название Трехмостовье (Tromostovje, Trimostje). С 2007 г. мосты закрыты для всех видов транспорта. Посмотрев основные примечательные места Любляны, я возвращаюсь на вокзал (Železniška postaja Ljubljana) и еду назад в Зидани Мост. А вообще-то, довольно заурядный город с претензией на столичность – такой я вынесла вывод.

По плану я хотела дальше ехать вдоль Савы в сторону границы с Хорватией, но приличная национальная трасса №5 забита авто и фурами. Для вело остается узкая полоска по краю дороги. В итоге, меня хватило только на 3 км, до села Радече (Radeče). Здесь 5-е шоссе поворачивает на мост через Саву и далее идет по правому берегу реки. На левом берегу имеется местная дорога 679, но т.к. селений и городков на левом берегу много, то и эта дорога загружена туда-сюда снующими машинами, от которых пришлось бы шарахаться на обочину. Тащиться по 679-й дороге, созерцая лишь реку и узкое ущелье, мне было не интересно, к тому же, рядом проходит железная дорога. Направляюсь на ж/д станцию Радече и загружаюсь в подошедший пригородный поезд. Билет до Брежице (Brežice) покупаю у кондуктора. Любуюсь заоконным ландшафтом: сначала едем по узкому лесистому ущелью, а перед Кршко (Krško) ущелье расширяется. Через 40 мин. полусонной поездки прибываем в Брежице. По городским улицам я пересекаю город в направлении Чатеж об Сави (Čatež ob Savi). Ну, как же без замка? Держусь западной стороны городка и улица Cesta prvih borcev подводит меня прямо к бастиону замка. Местный Брежицкий замок (Brežiški grad) является исторической архитектурной жемчужиной. Замок был первоначально деревянной крепостью, связанной с тогдашним поселением, которое впервые упоминается в 1249 г. В 16–17 вв. замок многократно отстраивался после пожаров и разрушений. Во время Второй мировой войны замок был превращен в военный госпиталь. Сегодня здесь работает Posavski музей с богатыми коллекциями культурного наследия Posavje. В замке имеется крупнейший в Словении Рыцарский зал, который ныне предназначен для культурных мероприятий. От замка я спускаюсь по Dobovska cesta до кругового перекрестка, а затем, после моста через Саву, выруливаю на тихую 219-ю дорогу, которая параллельна автобану А2. Вскоре наша дорога меняет номер на 675. Выдвигаюсь по ней в сторону границы. Наша дорога некоторое время идет совсем рядом с автобаном, потом отходит. Вот направо уходит дорога на замок Мокрице (Grad Mokrice), расположенный на горе над селением Мокрице. Старинный замок Мокрице эпохи раннего Возрождения перестроен в отель, находится в окружении парка. Через селение Мокрице я плавно вкатываю на КПП с Хорватией, но этот пограничный КПП имеет местное значение и является безвизовым. Через него проходит 675-я дорога, которая далее в Хорватии продолжается до городка Самобор (Samobor). Погранцы просят меня проехать на главный КПП, стоящий на автобане (благо, это недалеко), потому что только там ставят штамп для выезда из шенгенской зоны. Делать нечего, качу немного назад, сворачиваю направо на мост через автобан, а с моста выезд на дорогу к главному пограничному КПП Obrežje, стоящему на автобане А2 Словении. Подкатываю, очереди нет. Словенцы ставят выездной штамп. Прощай, Словения! Теперь к хорватам. Здесь о деньгах ничего не спрашивают, только поинтересовались маршрутом. Ставят визовый штампик. За хорватским КПП простирается автомагистраль A3 Хорватии. Обе автомагистрали (А2 Словении и A3 Хорватии) являются частью европейского автобана E70. Да, еще не писала, что в Словакии и Хорватии автобаны на указателях окрашены в зеленый цвет, как в Италии, хотя в остальных странах Европы – в синий цвет.

Еще на КПП мне объяснили, где съезд с автобана на нормальную дорогу, так что когда появился съезд, то покатила по трассе Samoborčeka. Примерно через 7 км въезжаю в городок Самобор. Главная площадь Самобора – площадь короля Томислава (Trg Kralja Tomislava). Здесь нашла туринфо, где запаслась картами города и подъездов к Загребу по нормальным дорогам. В центре площади находится красиво оборудованный источник питьевой воды, так что вволю запаслась водой. Выхожу из центра городка и перед трассой 309 (Svetonedeljska ulica и Samoborska cesta), по которой решила дальше ехать, замечаю, что к нам надвигается большая туча. Только спряталась под навес бензоколонки – нас накрыло. Немного подождала, тут и гроза прошла. Продолжаю двигаться по трассе, но вскоре вновь закапало, а спрятаться негде, потому надеваю накидку и упаковываю рюкзаки в мешки. Тупо шлепаю по краю шоссе. Вот так Хорватия встретила меня грозой и проливным дождем. На окраине села Стрмец (Strmec) у старушки-хозяйки получаю разрешение поставить палатку за оградой ее дома на скошенном поле. Когда наступила дождевая пауза, ко мне подошел молодой мужчина с маленькими дочками. Знакомимся. Горан живо интересуется моими походами. Принес фотоаппарат, сделал несколько снимков со мной. Позже, когда я варила ужин, Горан принес съестной презент: хлеб, сок, зеленый чай. Подошла его жена, поговорили с ней по-английски. В общем, оказалась я на бойком месте в центре внимания. Подходили еще ребятишки, смотрели палатку, как я готовлю на газовой горелке. Наконец, к вечеру, все оставили меня в тишине.

На следующий день из Стрмеца, по их главной улице, выезжаю на шоссе, ведущее в столицу Хорватии – Загреб. По некоторому подобию велодорожки (местами отвратного качества) двигаюсь вперед. Скоро уже и мост через Саву, у которого установлен трафарет с надписью “Zagreb”. Но оказалось, как всегда, очень долго тянулись пригороды, слившиеся с городом. Из пригорода до исторического центра ехала полдня и так вымоталась, что на немногочисленные интересные места смотрела уже усталым взглядом. Вот всегда себе говорила, что въезжать в крупные города, особенно столицы, и выезжать из них надо только на пригородных поездах, т.к. много сил уходит на пустые прогоны по серым разбитым улицам мимо обшарпанных домов и убогих промышленных зданий. Ближе к центру Нижнего города слева стали появляться старые дома весьма приличного вида, но с вкраплениями нелепых отелей-небоскребов. Вообще, из 17 городских районов в исторический центр вошли Нижний город (Доньи град – Donji grad) и Верхний город (Горньи град – Gornji grad). Загреб (Zagreb) – столица и крупнейший город Хорватии расположен на реке Саве, притоке Дуная, на высоте 104 м над у.м. рядом с горным массивом Медведница. Загреб по-хорватски означает «за горой». По другой версии, «загреб» на старом хорватском языке означает «насыпь» (то, что «нагребли»), укрепление, городище. Первое упоминание о Загребе относится к 1094 г., когда венгерский король Ласло I учредил епископство в поселении на холме Каптол. В то время населенные пункты Градец и Каптол, сейчас входящие в историческое ядро Загреба, представляли собой два независимых поселения. На западном холме был укрепленный Градец, теперешний Верхний город, а на восточном – Каптол, являвшийся резиденцией высшего духовенства города. В 1776 г. из Вараждина в Загреб переносятся заседания хорватского королевского веча (правительства), после чего город фактически приобретает столичный статус. Экскурсию по Загребу я начала с примечательных мест Нижнего города. По Савской улице вышла на площадь маршала Тито (Trg maršala Tita), которую украшает здание Хорватского национального театра (Hrvatsko narodno kazalište), созданного в 1895 г. Здесь находится главная оперная и театральная сцена страны. Сбоку от театра установлен памятник “Св. Георгий, убивающий дракона” (Sveti Juraj ubija zmaja), созданный в 1853 г. Святой Георгий – покровитель Загреба. На площади Тито расположено также здание ректората и юридического факультета Загребского университета (Sveučilište u Zagrebu) – крупнейшего и старейшего в Хорватии. В 1669 г. были признаны статус и привилегии университетского заведения бывшей Академии иезуитов, действовавшей в свободном королевском городе Загребе. С этой даты начинается история Загребского университета, но современный университет организован в 1874 г. В 1990-е гг. университет получил большую автономию, а также начал присоединение к Болонскому процессу. Ныне университет объединяет 28 факультетов. От университета ухожу вправо и боковыми улицами постепенно поднимаюсь в центр Нижнего города – площадь бана Йосипа Елачича (Trg bana Josipa Jelačića), предыдущее название – площадь Республики (Trg Republike). Площадь названа в честь графа Йосипа Елачича-Бужимского – австрийского полководца хорватского происхождения, бывшего баном (правителем) Хорватии в 1848–1859 гг. Площадь Елачича является центром пешеходной зоны в Нижнем городе. В центре площади находится конная статуя бана Йосипа Елачича (spomenik banu Josipu Jelačiću). Стоящие на площади здания принадлежат к разнообразным архитектурным стилям: от классицизма и барокко до модерна. На юго-западе площади расположен Небодер (Небоскреб) – первый высотный дом в Загребе, построенный в 1959 г.

От площади Елачича совсем недалече подняться к собору, возвышающемуся в центре Каптола (Kaptol). Загребский католический кафедральный собор (Zagrebačka katedrala), полное название – кафедральный собор Вознесения Девы Марии и святых Степана и Владислава (Katedrala Marijina Uznesenja i sv.sv. Stjepana i Ladislava) является собором Загребской архиепархии-митрополии. Собор окружают здания Архиепископского двора, которые являются резиденцией высшего духовенства Загреба и Хорватии. Высота башен собора – 108 м. Собор славится своим органом и мощным колоколом. В 1880 г. перед собором был установлен фонтан Девы Марии с четырьмя ангелами, олицетворяющими собой христианские ценности: Веру, Надежду, Целомудрие и Покорность. В Верхний город (Горни град или Градец), который находится западнее Каптола, я решила уже не подниматься, а направила стопы к ж/д вокзалу. На площади Штросмайера, которая лежит южнее площади Елачича, находятся Академия наук и искусств и памятник Йосипу Юрайю Штросмайеру (Josip Juraj Strossmayer или Štrosmajer, 1815–1905 гг.) – основателю Академии (1866 г.), епископу, общественному деятелю и крупному деятелю хорватской культуры. В здании Хорватской академии наук и искусств располагается галерея “Старые мастера” (Strossmayerova galerija starih majstora), открытая в 1884 г. и носящая имя ее основателя, который был страстным коллекционером картин и произведений искусства, особенно итальянских художников 15 в., а также хорватских художников. От площади Штросмайера в сторону железнодорожного вокзала простирается самая большая площадь Загреба – площадь-парк короля Томислава (Trg kralja Tomislava). На северной стороне площади установлен изящный павильон искусств (Umjetnički paviljon), в котором размещается музей и организовываются ретроспективные выставки известных художников. На южной стороне площади короля Томислава напротив железнодорожного вокзала в 1947 г. установлен конный памятник первому хорватскому королю Томиславу (Kralj Tomislav). Итак, обойдя исторический центр, я подошла к зданию Загребского Главного ж/д вокзала (Zagrebački Glavni kolodvor) в неоклассическом стиле, украшенного скульптурами и открытого в 1892 г. В кассе вокзала купила билет до Сисака (Sisak), за велосипед не платила, потому что поезд простой – putnicki. Загружаюсь в последний вагон, в тамбуре привязываю велик. С трудом нашла свободное место – так много народа куда-то катило в будний день. Места в вагоне располагаются в купейном порядке. Записываю впечатления от Загреба. По моему разумению, город мало похож на европейскую столицу. Как и Любляна, скорее, это по масштабу и имиджу областные города.

Едем по широкой долине реки Сава, много лесов-перелесков. В Сисаке добрые люди помогли выгрузиться. Потом пересекаю городок в направлении старого моста через реку Купа (Kupa), попутно осматривая редкие достопримечательности. Сисак – городок древний, известен со времен Римской империи, расположен у слияния рек Сава (Sava), Купа (Kupa – правый приток Савы) и Одра (Odra – левый приток реки Купа). Туринфо нахожу в небольшом дворце в стиле барокко Мали Каптол (Mali Kaptol). Офис туризма (turizam ured) оказался закрытым, зато рядом с входом обнаружила стенд с проспектами, где и взяла план окрестностей. Далее по ходу был кафедральный католический собор Воздвижения Святого Креста (Katedrala Uzvišenja Svetog Križa), являющийся памятником архитектуры, который находится в самом центре города, на площади бана Елачича, возле раскопок руин древнеримского города Сисция. Недалеко от собора располагается дворец-усадьба Велики Каптол (Veliki Kaptol) в стиле классицизма. Дворцы служили раньше гостиницами для каноника Загребского Каптола. Сразу за дворцом Велики Каптол открывается вид на Старый мост над Купой (Sisački Stari most) – один из символов города, построенный из камня и кирпича, реконструирован в 1934 г. Перехожу по мосту на правый берег Купы и далее еду некоторое время вдоль реки. С интересом обозревала треугольную крепость 16 в. на противоположном берегу в узкой горловине междуречья Купы и Савы. В 16 в. город пережил турецкое нашествие, для защиты от турок были построены мощные укрепления. Сисак вошел в историю, когда в 1593 г. в битве при Сисаке войско Священной Римской империи разбило турецкую армию, что стало первой значительной победой над турками в период завоевания ими Балкан. Вскоре я свернула по городской улице направо и выехала на шоссе 37. Немного позже на развилке дорог увидела вправо уходящее 37-е шоссе в направлении Petrinja и прямо продолжается дорога 224 на Sunja. Двигаюсь по 224-ой вверх–вниз по жаре, обливаюсь потом, держусь края дороги. Машины, хотя их немного, но проносятся мимо, едва объезжая. Хорошо, в селах есть на главной улице, иногда лишь с одной стороны, пешеходные дорожки. Вот по ним часто и толкаю велик, расслабленно отдыхая. Дорожки эти, как правило, раздолбанные, но попадается порой и целый асфальт. 224-я приводит меня к границе с Боснией, к селению Хрватска Дубица (Hrvatska Dubica). Отсюда по шоссе 47, которое то приближается, то отходит от левого берега пограничной реки Уна (Una), почти достигаю места впадения Уны в Саву. По мосту через Саву въезжаю в городок Ясеновац (Jasenovac). Название этого городка было дано системе концентрационных лагерей смерти (Sabirni logor Jasenovac), созданной усташами (хорватскими фашистами) в августе 1941 г. Располагались лагеря на территории Независимого хорватского государства, сотрудничавшего с нацистской Германией, в городке Ясеновац и его окрестностях. По улице, идущей мимо монастыря, в конце городка перехожу на узкую дорогу. От ближайшей развилки влево пойдет ответвление к музею. Продолжаю двигаться по узкой дороге, примерно через 0,5 км с правой стороны стоит на рельсах старый поезд, состоящий из паровоза и нескольких вагонов. Такими поездами доставляли в концлагерь узников. По левую сторону от дороги ныне располагается обширная мемориальная зона на месте лагеря смерти. Здесь каждый день усташи изуверски убивали по 200–300 человек, как огнестрельным, так и холодным оружием. В Ясеноваце применяли специальные ножи и соревновались в скоростном перерезании горла узникам. В первую очередь уничтожению в лагере подлежали сербы, евреи, цыгане и коммунисты. После Второй мировой войны на месте концентрационного лагеря Ясеновац был создан мемориал “Каменный цветок”, включающий замечательный памятник и музей. К памятнику ведет узкая дорожка с деревянным настилом, по обе стороны которой – заболоченные озерца.

Вернувшись на дорогу, еду назад в сторону городка, а у его окраины сворачиваю направо и по объездной выскакиваю на 47-е шоссе. Примерно через 8 км шоссе приводит в городок Новска (Novska). Решаю отправиться на ж/д вокзал, т.к. надоело катить на вело рядом с железной дорогой. На вокзале взяла билет на пригородный поезд до станции Нова Градишка (Nova Gradiška, 35 км от Новска). Через 35 мин. прибываем Нову Градишку. Чтобы размять ноги, продолжаю движение по местной дороге, связывающей селения на левом берегу Савы, через которые проходит и железная дорога. Состояние дорог и здесь – далекое от цивилизованного. К тому же, как насмешка, вдоль всего пути натыкали велоуказатели Ruta Sava, хотя никаких велодорожек нет и в помине. Мол, катите велотуристы вместе с авто – если вас не собьют, доберетесь до цели. Видно, велотуристы боязливые – не катят, никого на своем маршруте так я и не встретила. Да, поскольку селения тянутся почти непрерывно, переходя одно в другое, то подпитывалась вишней, алычой, сливой, если ветки деревьев свисали за ограду. В общем, после 20 км езды на вело и пеха мне основательно наскучила малоинтересная трасса и в селении Нова Капела (Nova Kapela) заворачиваю на ж/д вокзал. Билет взяла на пригородный поезд до Славонски Брод. Преодолев 30 км за 30 мин., выгружаюсь в довольно крупном городке Славонски Брод (Slavonski Brod), административном центре Бродско-Посавской жупании. Городок этот пограничный, на правом берегу Савы находится боснийский город Босански Брод. История города насчитывает около 2500 лет. Около 300 г. до н.э. вторгнувшиеся в придунайский регион кельтские племена основали на этом месте крепость. Во времена Римской империи поселение, возникшее возле крепости, стало известно как Марсония. После падения Империи оно многократно разорялось гуннами, аварами и славянами. В 9 в. славяне закрепились на территории вдоль Савы и ассимилировали неславянское население. С этого периода город принадлежит местным князьям, а затем – венгерско-хорватскому королевству. В 1244 г. город впервые упомянут под именем Брод. С 15 в. в городе возводятся фортификационные укрепления для защиты от турок. Приграничное положение города вызвало необходимость строительства новых оборонительных сооружений. В 18 в. по планам принца Евгения Савойского была построена новая мощная крепость, прекрасно сохранившаяся до наших дней. В 1934 г. город получил свое нынешнее название (до этого он назывался Брод или Брод-на-Саве). От ж/д вокзала я в темпе прошла к знаменитой крепости, которая считается одной из лучших сохранившихся в Хорватии крепостей периода барокко и самой крупной из сохранившихся крепостей на бывшей военной границе Австрии. Крепость Брод (Tvrđava Brod) была построена по системе Вобана: она имеет прямоугольную форму, в то время как система канальной защиты представляет собой форму звезды. Крепость состояла из трех оборонительных полос, была построена из утрамбованной земли, кирпича, дерева и частично из камня; занимала около 33 га. В связи с быстрым развитием методов осады крепость Брод потерял свое оборонительное задачу уже к середине 19 в. Опустошение крепости продолжалось на протяжении всего 20-го века. Некоторые объекты были разрушены как бесполезные, а заброшенные здания сами разваливались. В южной зоне крепости, в которой находились офицерские квартиры, кухня командующего, конюшни, в настоящее время располагается туринфо. Внутренняя часть крепости имеет прямоугольную форму и состоит из четырех бастионов, связанных оборонительными стенами. Внутри наружной стены были помещения для боеприпасов и проживания. В центральной части, где размещались солдаты, артиллерийские мастерские, оружие, хлебопекарня, больница, аптека, сегодня находится галерея с экспозицией хорватского современного искусства второй половины 20 в. Сегодня крепость Брод является культурным наследием и примером уникальной и монументальной славянской военной архитектуры укреплений.

Бегло осмотрев крепость, я выбираюсь из города по улице Osiječka и далее кручу педали через села Bukovlje, Garčin и проч. Ходко-ходко минуя село за селом, отдаляясь все дальше от реки Савы сначала около 20 км на северо-восток до Врполе (Vrpolje), а после еще 10 км на север по трассе 7 до городка Джяково (Đakovo). 7-я трасса нормальная, не автобан, но машин много, приходится быть начеку, остерегаться. Перед Джяково – развилка: трасса 7 уходит влево, в объезд города, а прямо в город устремляется дорога 46. По ней я и въехала в Джяково, катила до самого центра. С именем города тесно связано имя епископа Штросмайера, выдающегося хорватского общественного деятеля конца 19 в., бывшего епископом Джякова. Проехав парк Штросмайера, я посетила, конечно, главную городскую достопримечательность – кафедральный католический собор св. Петра (Đakovačka katedrala Svetog Petra), самый известный собор не только Джякова, но и всей Славонии. Это один из семи хорватских соборов, носящих почетный титул «малая базилика». Собор построен в 1866–1882 гг. при архиепископе Йосипе Юрайе Штросмайере, который был главным инициатором строительства нового собора в Джякове взамен старой и скромной церкви. Собор трехнефный, имеет в плане форму латинского креста. Интерьер украшают фрески с изображением сцен из Ветхого Завета. Кафедральный собор является памятником архитектуры. К собору примыкает епископский дворец (19 в.). Из центра выбираюсь в направлении все той же трассы 7, ведущей теперь в Осиек. Кстати, собор такой высокий, что виден из любой точки города и даже за его пределами. Дорога идет то с небольшим подъемом, то плоско. Радует иногда наличие спелых яблок и большого количества алычи. В нескольких местах удалось поесть вдоволь вишни, которая прекрасно утоляла жажду. Правда, она уже отходит, много осыпавшейся на траве и земле лежит.

После села Livana установлен большой стенд с надписью, что нас приветствует град Osijek, административный центр жупании Осиек-Баранья. Справа пошла торговая зона города, а слева аэродромное поле для малой авиации. Потом проехала по мосту над автобаном, далее следую указателям “Center”. Мимо кругового перекрестка педалирую по Županijska ulica. Уже издали вижу высокий шпиль собора. Перед собором обращает внимание слева административное здание жупании, а напротив него – здание Хорватского Национального театра, основанного в 1907 г. Подхожу к собору. Прекрасное строение в стиле поздней готики приковывает к себе взгляд. Эту самую большую городскую церковь святых Петра и Павла (Župna crkva sv. Petra i Pavla, 1900 г.) называют или приходской церковью, или кафедральным собором. Церковная колокольня – вторая по величине после загребского кафедрального собора. Здание храма венчает многоярусный 90-метровый шпиль. От собора двигаю до треугольного перекрестка, далее по Европейской авеню до крепости. Хорошо сохранившаяся крепость периода барокко (Osječka Tvrđa – Осиечка Тврджа) расположена на правом берегу реки Драва, в 25 км от ее впадения в Дунай. В 16 в. Осиек стал подвергаться атакам Османской империи. В 1721 г. для защиты города от возможных врагов была построена большая и внушительная крепость. Она состояла из восьми бастионов, форт был полностью окружен стенами и имел четыре главных ворот с каждой стороны (север, юг, восток, запад). В конце 19 в. военное значение крепости снизилось, большинство стен крепости и фортификационные сооружения были уничтожены в 1920-х гг., как препятствующие развитию Осиека. Однако, интерьер основного форта остается неизменным и в настоящее время здесь располагаются церкви, музеи, общественные здания, а также многочисленные бары и рестораны. Я пересекла крепость с запада на восток, прошла ее главную площадь св. Троицы с колонной Святой Троицы, возведенной в 1730 г. как религиозный памятник в знак благодарности за прекращение мора от чумы. В 19 в. на территории крепости были построены королевская гимназия и епископская семинария. В период СФРЮ югославская народная армия содержала в крепости гарнизон и военный госпиталь, но в 1980-х гг. армейские здания были переоборудованы в мастерские местных художников и скульпторов. Отдельные здания занимают некоторые факультеты Осиекского университета имени Штросмайера (основан в 1975 г.). Еще с 1946 г. в крепости размещается Музей Славонии. Осиек в первой половине 19 в. был самым большим городом Хорватии, а сейчас это четвертый по величине город в стране после Загреба, Сплита и Риеки, крупный индустриальный центр. Название города происходит от слова “oseka”, по-хорватски, “отлив”. История города насчитывает более 2000 лет. С древнейших времен на месте брода через Драву существовало поселение иллирийцев. В 331 г. римский император Адриан даровал поселению, называвшемуся Мурса, статус колонии и некоторые привилегии. После падения империи город многократно разорялся. В 9 в. славяне закрепились в Славонии и ассимилировали неславянское население. С этого периода город принадлежит местным князьям, а затем – венгерскому королевству. В 1196 г. город впервые упомянут под именем Осиек. В 1809 г. Осиек получил титул свободного королевского города. После Первой мировой войны вместе со всей Славонией Осиек стал частью Королевства сербов, хорватов и словенцев (позднее – Королевства Югославия). После Второй мировой войны Осиек – в составе СФРЮ, а со времени распада Югославии в 1991 г. город стал частью независимой Хорватии.

Побродив по крепости, выезжаю на Вуковарскую трассу и по ней очень долго покидаю город из-за бесконечных торгово-промышленных зон. Но вот я и на свободе, машин стало поменьше. Теперь высматриваю подходящее местечко для бивака. Некоторое время – никак: то дома идут впритык, то между домами заросли некошеные. Но вот замечаю скошенную полосу за оградой дома, уходящую вдаль от дороги. Тут со двора дома с велосипедом выходит молодая женщина. Представляюсь, прошу разрешения переночевать и получаю его. Знакомимся с ней и ее родней. Ясминка представляет семью брата, сестру, потом подошедшего отца, хозяина дома Мирко Галича. Когда палатка моя уже стояла, мне принесли на тарелке обильную еду. Позже, уже в сумерках, Ясминка принесла в двух больших бутылях теплую воду для обмыва. Да, пока было светло, меня фотографировали много. Ясминка, как оказалось, ведет у студентов занятия по физкультуре, тренирует велосекцию – так что нам было о чем поговорить. Почти затемно я душевно прощаюсь со всем семейством, которое разъезжается, оставив старого отца одного в доме. Пожелав и ему спокойной ночи, залезаю в палатку и еще некоторое время лежала и переваривала съеденное. Чистая и сытая отхожу ко сну, вспоминая, что сегодня, 10 июля, 20-й день путешествия, накрутила 890 км. Утром, когда готовила завтрак, хозяин Мирко принес мне козье молоко – сам только что надоил. Хорошо молочко пошло с кашей и к кофе. Когда я уже собралась, то пришел к моему хозяину его друг-сосед Твртко Кралик, с которым поговорила по-немецки, рассказывая о себе. Друзья-старички пригласили меня в беседку у дома. Они уже с утра по стопочкам пили ракию, предложили и мне, но я, естественно, отказалась и попросила сок. Посидели, славно поговорили, Твртко сфотографировал нас на мобильный, я записала ему мой электронный адрес и адрес моего сайта. В итоге, только около 10.30 я выехала, тепло и сердечно поблагодарив обоих за все. Довольно скоро появилась развилка: налево указатель на Sarvaš показывал Ruta Dunav для вело. Просквозила село Сарваш, далее еще 3 км до деревни Bijelo Brdo, которую тоже насквозь пересекла. Выезжаю из села по дороге 213, но вскоре пришлось слезть с вело и топать, топать ногами: начался муторный затяжной подъем. И вот я наверху. Затем покатила по продолжительному спуску до развилки: влево уходит дорога с указателем на ж/д станцию, а прямо – в центр селения Даль (Dalj). Длиннющая главная улица бана Йосипа Елачича (bana Josipa Jelačića) сворачивает у церкви вправо, по мосту проходит над речушкой Яма (Jama) и тянется дальше. Да, церковь эта примечательна тем, что она православная. Эта Соборная церковь св. Димитрия относится к Осиечкопольско-Бараньской епархии Сербской православной церкви на территории Хорватии. В конце села последняя боковая улочка с левой стороны дороги упирается в берег Дуная. Отсюда открывается изумительный вид: река лениво-величаво течет с поворотом в этом месте. По Дунаю вверх идут баржи. Слева амфитеатром к реке располагается само селение Даль, стоящее на правом берегу великой европейской реки.

Теперь двигаюсь по местной дороге 519, которая вдоль Дуная ведет к Вуковару (Vukovar). Довольно быстро проскочила селение Борово (Borovo) и после знака “Конец Борова” сразу “Град Вуковар”. Правда, до центра еще около 5 км. Иду и созерцаю окружающее, внутренне удивляясь и содрогаясь от воспоминаний, какие зверские и злобные события свершались здесь на исходе 20-го века. 25 июня 1991 г. Хорватия провозгласила независимость от Югославии, но еще с весны начались этнические чистки сербского населения в городе. В результате город покинуло более 13 тыс. сербов. Почти сразу начались боевые действия между отрядами хорватов и местных сербских добровольческих военных формирований. Хорваты в Вуковаре до 23 ноября полным ходом уничтожали те сербские семьи, которые не успели бежать из Восточной Славонии в Сербию. По меньшей мере, тысяча сербов, в основном женщины, пожилые люди, дети систематически, один за другим были убиты, зарезаны, изрублены топорами в двух главных центрах: на обувной фабрике в “Борово” и в гребном клубе “Вуковар”. Трупы, как правило, сбрасывали в Дунай, и так они достигали Белграда. Во время осады Вуковара у сербских матерей отобрали в заложники 40 детей в возрасте от 4 до 8 лет. В начальной школе в селе Борово вблизи Вуковара хорваты распяли их (прибили гвоздями к стене). 40 православных детей были не просто убиты, а подверглись чудовищным изуверским пыткам: многим, еще живым, отрубили руки и ноги, мальчики, еще живые, были без жалости оскоплены. Следующим шагом хорватских сил стала осада местного гарнизона югославской народной армии (ЮНА) 20 августа. 3 сентября ЮНА начала операцию по вызволению блокированных гарнизонов, которая переросла в осаду города и затяжные бои. Масштабная осада Вуковара продолжалась с 3 сентября по 18 ноября 1991 г. В ходе боев Вуковар был практически полностью разрушен. Начавшиеся вскоре под эгидой ООН переговоры привели к подписанию перемирия. В 1995 г. ЮНЕСКО принял план возрождения историко-культурного наследия Вуковара. В 1998 г. после дипломатических переговоров Вуковар, находившийся под сербским контролем, вошел в состав Хорватии, тогда же начался процесс восстановления города, который продолжается до сих пор. Ныне Вуковар – крупнейший хорватский порт на Дунае. Я ожидала увидеть Вуковар похожим на прифронтовую абхазскую Очамчиру, с которой я познакомилась через 10 лет после войны и которая произвела на меня тогда удручающее впечатление своим разрушенным видом. Однако, приятное разочарование. Многое в Вуковаре уже восстановлено. Видела лишь, сохраненный, как память страшных событий, при въезде полуразрушенный дом со следами разрывов.

Подъезжая к центру по улице Штросмайера, увидела один из самых красивых символов Вуковара – барочный дворец Элтц (Dvorac Eltz). В 1736 г. Филипп Карл Элтц (Philipp Karl von Eltz – Карл Филипп фон Эльц), архиепископ Майнца и немецкий курфюрст, купил поместье Вуковар с 35 поселениями. В 1749 г. по распоряжению тогдашнего хозяина Вуковара графа Ансельма Казимира Элтца (Anselm Kasimir von Eltz) было начато строительство дворца, окруженного парком. Фасад дворца обращен к Дунаю, гармонично сочетаясь с природой. После Второй мировой войны дворец был экспроприирован правительством Югославии. С 1968 г. здесь размещался Городской музей Вуковара. Во время Гражданской войны и осады Вуковара дворец был полностью разорен и превращен в развалины. В течение последних нескольких лет дворец обновлялся и ныне завершается его реставрация. Внутренняя часть дворца будет выполнять функцию нового музейно-галерейного помещения Городского музея. Недалеко от дворца нашла туринфо, где взяла карту города. По данным археологов, уже 5 тыс. лет назад территория, на которой разместился современный город, была обитаема. Во времена Римской империи поселение называлось Илеа. По мнению археологов, своей богатой историей Вуковар обязан своему прекрасному положению на высоком берегу Дуная, в месте впадения в него реки Вука. Одна его часть расположена в просторной Славонской долине, а другая – на склонах холмов Срьем. И название город получил по имени речки Вука, а название реки, скорее всего, происходит от хорватского и сербского “вук” – волк. В летописях 13 в. город значится как Valko, Walk, Wolkou – “Вуково”. Свое нынешнее название “Вуковар” (из венгерского языка), город получил в 14 в. В 14–15 вв. Вуковар становится вотчиной нескольких аристократов. Свое военно-стратегическое значение Вуковар утратил с захватом этих земель турками в 1526 г. С уходом турок (1687 г.), хорваты вернулись в свои разрушенные города. Опустошенные деревни приняли несколько тысяч сербов, исповедующих православие, а также словаков, немцев, евреев, венгров, украинцев и поляков. В 18 в. Вуковар стал столицей большого графства Срьем. В 1920 г. город вошел в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев, впоследствии Югославии. С 1991 г. – в составе независимой Хорватии. Да, еще в туринфо узнала, где может быть библиотека с интернетом. Она располагается за пешеходным мостом через Вуку, надо войти в арку стеклобетонного банковского здания. Ура, библиотека оказалась открытой! Обработала почту. Получила мэйл от Горана, в котором он перечислил сайты, где разместил мои фото. Я его поблагодарила. После двинула прочь из центра, отметив про себя, что еще до Вуковара и в самом городе установлены многочисленные памятники погибшим хорватам, защищавшим город. С моста, когда шла в библиотеку, обратила внимание на большой крест, установленный на стрелке в месте слияния рек Вука и Дунай, являющийся также памятником-мемориалом защитникам Вуковара. Обратила внимание, что и в селе Даль, и в Вуковаре надписи улиц и прочие пишут на латинице и кириллице. Видела отреставрированными несколько церквей и монастырь на холме. После резкого поворота трассы 2, ведущей в Илок, на выезде из города, возвышается водонапорная башня (vodotoranj). Башню, всю в выбоинах и с торчащими кусками арматуры, изувеченную тяжелыми боями, решили не восстанавливать, а оставить как память военных действий. Во время трехмесячной битвы за Вуковар в нее попало более 600 пуль и снарядов, но она не упала. Поэтому для хорватов эта башня символизирует и опустошительную силу войны, и стойкость обороны. Немного впереди с правой стороны трассы 2, после узкой полосы леса и небольшого поля, имеется съезд к Мемориальному кладбищу жертв (Memorijalno groblje žrtava). Это большое кладбище “Дубрава” (Dubrava), организованное в 1998 г. хорватскими властями в 2-х км от Вуковара и получившее статус “военного”. К памятнику с вечным огнем ведут аллеи с могилами, в которых после эксгумации и идентификации жертв массовых захоронений покоятся останки 413 погибших солдат хорватской войны, 306 гражданских жертв войны, 115 ветеранов, умерших после окончания войны, и 45 членов семей погибших защитников Вуковара. За памятником с вечным огнем в 2000 г. установлено 938 крестов из белого мрамора, в соответствии с количеством дополнительно эксгумированных жертв, обнаруженных в братской могиле неподалеку. Пройдя по главной аллее до памятника, выполненного в виде куба с гранями, в которых вырезаны кресты, я постояла, подумала о бессмысленной бойне, по сути, очень близких по этносу народов – хорватов и сербов. Их не отличишь ни внешне, ни по языку. Это, как если бы, русские, украинцы, белорусы резали друг друга. Как говорится, упаси, Господи. Возвращаюсь на трассу и через 0,5 км после мемориала вижу налево уходящую асфальтовую дорогу. Эта приятно идущая среди леса дорога привела меня к археологической зоне. Вучедол (Vučedol) – археологический памятник позднего неолита. Расположен в 5 км от Вуковара на берегу Дуная. В ходе раскопок найдено большое количество необычной керамики – изделия древних мастеров отличаются цветом: черный фон и орнамент, выполненный белой пастой. Одна из самых ценных археологических находок в Вучедоле – сосуд в виде голубя (2800–2500 лет до н.э.). Его можно увидеть в экспозициях Археологического музея Загреба. В настоящее время на территории раскопок строится многотеррасный музейный комплекс. Полюбовавшись чудесным видом на Дунай, по грунтовке, опоясывающей часть археологической зоны, я поднялась на асфальтовую дорогу, которая проложена среди виноградников.

Эта дорога вывела меня опять на трассу 2. Двигаюсь с небольшим подъемом: иногда качу, иногда иду. Деревень, как раньше – одна за другой, нет. По обе стороны трассы поля, виноградники, потом под сеткой какие-то плодовые деревья и посадки табака. Примерно через 1,5 км – с правой стороны отходит дорога на Овчару. Решила посетить и это памятное место. Извилистая дорога приводит меня к мемориалу. Сразу после падения Вуковара, несколько сот хорватов нашли убежище в местном госпитале, откуда 255–264 человек было вывезено на грузовиках в Овчару (Ovčara), бывшую свиноферму, которая с октября 1991 г. служила лагерем для военнопленных. В основном это были раненые военнопленные и гражданские лица. 18–21 ноября 1991 г. была произведена массовая казнь хорватских военнопленных. Это массовое убийство во время войны в Хорватии стало ответом на предыдущие зверства хорватов по отношению к сербам. Сейчас на братской могиле, на месте казни, хорватскими властями установлен монумент–памятник жертвам гражданской войны (Spomenik žrtvama Domovinskog rata na mjestu masovne grobnice u Ovčari). Возвращаюсь на трассу 2 и через 3 км показалось село Сотин (Sotin). Видела уже издали высокую колокольню сельской церкви. Сама деревня впервые упоминается в 1289 г., а присутствие католической церкви здесь было зарегистрировано в 1333 г. Нынешняя католическая церковь отстроена в 1802 г., стоит на высоком берегу Дуная. За селом все та же трасса 2 сначала шла просто горбатая, потом, когда появлялись малочисленные селения, находящиеся в низинах, то надо было резко спускаться к ним, а после тяжело выбираться по крутым склонам. Между селами дорога тянется поверху меж полей с кукурузой и подсолнухом, меж сливово-яблочных садов. Машины все также проносятся мимо, так что усиленное внимание на движение. Очередной рывок по трассе, еще подъем, немного спуск – вот я и в Илоке (Ilok), самом восточном городе Хорватии. Илок находится на правом берегу Дуная, по которому проходит граница с Сербией. Еще в I в. или II в. н.э. здесь было основано поселение римлян, получившее имя “Cucium”, которое выполняло роль укрепленного сторожевого пункта на правом берегу Дуная. В 12 в. и 13 в. Илок упоминался в документах под различными именами – Вилак, Вилок, Виок и т.д. В конце 13 в. венгерские короли передали город Илок и крепость могущественной феодальной семье Чаков. Главная городская улица приводит в крепость, которая во время гражданской войны в 1991 г. избежала разрушений, поскольку в Илоке сербы почти не встретили сопротивления. В наше время здесь идет масштабная реконструкция и реставрация. С левой стороны основной аллеи располагается дворец семейства Одескалки (Dvorac obitelji Odescalchi), у торцевого входа которого установлены пушки. В 17 в. дворянская семья Одескалки, в прошлом илочские князья, восстанавливает средневековый замок на территории крепости и превращает его в родовой дворец. Ныне в реставрируемом дворце размещается городской музей, основанный в 1952 г. Под дворцом находятся известные Илочские погреба, протянувшиеся в песчанике на несколько сот метров. Здесь производят уникальные сладкие вина. Далее аллея проходит мимо остатков средневековых крепостных стен и приводит к монастырской церкви св. Ивана Капистрана, построенной в 1525 г. Церковь св. Ивана Капистрана (Crkva svetog Ivana Kapistrana) в крепости Илок является приходской церковью францисканского монастыря, основанного в 1346 г. Сам францисканский монастырь (Franjevački samostan) располагается в глубине крепости за церковью в двухэтажном здании. Осмотрев крепость, я выхожу в город и качу вниз по улице, которая проложена по старым восточным предместьям Илока и спускается к новому пограничному мосту через Дунай (Dunav). Перед въездом на мост находится хорватский КПП, на котором мне ставят штамп в паспорте. Прощальный взгляд на хорватский берег, по мосту переезжаю в Сербию.

Перед въездом на сербский КПП “Бачка Паланка” установлен трафарет, приветствующий прибывающих в Сербию. Съезжаю с моста, дорога поворачивает немного налево и я торможу на сербском КПП. Лишних вопросов не задают – ставят свой штамп на сербскую визу с пожеланием “Сретан пут!” (Счастливого пути!). На другом берегу Дуная напротив Илока расположен сербский город Бачка Паланка, находящийся в автономном крае Воеводина (Војводина). Получив в туринфо карты города и самой Сербии, выезжаю в направлении столицы автономного края Воеводина Нови Сад. Да, на главной улице Светозара Милетича расположена православная церковь св. Иоанна Крестителя (Црква рођења Светог Јована Крститеља), которая сооружена в 1783–1787 гг. и является одной из старейших церквей в Воеводине. Однонефная церковь, построенная в стиле позднего барокко, отнесена к культурному наследию Сербии. На входе в церковь обращают на себя внимание фрески. И пошла-покатила я по трассе 7. Дорога узкая, для вело места нет, поэтому приходится жаться к самой обочине. А машин, между тем, много в обе стороны. К вечеру добралась до села Бегеч (Begeč); просквозив его, свернула на левую боковую дорогу и вышла на задворки домов, у одного из которых не было ограждения. Там ближе к дому навалены груды машинного лома, а между ними и грунтовкой, опоясывающей окраину села, – полустриженая трава. Оставляю велик и иду к хозяевам. Перед жилым домом стоит амбар-мастерская, где увидела пожилого мужчину и подростка. Спрашиваю, можно ли поставить палатку на траве. Парень отвечает, что нет проблем, но сейчас позовет маму. Пока снимаю рюкзак, подходит моложавая энергичная женщина. Знакомимся, я рассказываю о себе. С разрешения хозяйки Сони ставлю палатку. Вскоре она возвращается с дочерью и рассказывает, что нашла меня в интернете: на каком-то форуме меня обсуждают. Я поняла, что это Горан запустил обо мне информацию. С дочерью Сони пообщались по-английски. В общем, когда я уже разбирала вещи в палатке, меня пригласили на ужин в дом. Умылась хорошо, сытно поела, потом пили чай на травах, на десерт – дыня. Когда уже в темноте, поблагодарив хозяев, вернулась к себе в палатку, грянула гроза: загрохотал гром, заблистали молнии. Едва я успела залезть в спальник – покапало, затем полило. Благо, гроза быстро прошла и после жаркого дня (30º–33º) принесла прохладу. Вот так первая сербская ночевка в селе Бегеч, как и в Будапеште, и при въезде в Хорватию перед Загребом, прошла под грозовым проливным дождем. Существует поверье, что дождь перед путешествием – к удачному его завершению. Ну, посмотрим.

Утром после автономного завтрака я собралась, тепло распрощалась с хозяевами и двинула все по той же трассе 7 в Нови Сад. После ночной грозы уже не так жарко, крутила педали энергично. Довольно скоро появилось село Футог, которое миновала по объездной дороге, накрутив лишние км. Зато в конце объездной была приятно удивлена появлению подобия велодорожки, которая протянулась далее до следующего села, плавно стыкующегося с городом Нови Сад. Таким образом, много катила по отдельной дорожке, не напрягаясь, не вздрагивая от грохота машин. Славно еще было оттого, что после нудных длинных подъемов шел спуск с небольшим уклоном, по которому я и въехала в Нови Сад (серб. Нови Сад, венг. Újvidék, словацк. Nový Sad, русин. Нови Сад, нем. Neusatz an der Donau – Нойзац ан дер Донау, лат. Neoplanta) – столицу автономного края Воеводина, крупный порт на берегу Дуная, второй по величине город Сербии. Город запомнился ухоженностью и чистотой, опрятными зданиями, отреставрированными храмами. Попутно заходила во все спортивные магазины в поисках газового баллона. Но, увы, ничего подходящего так и не нашла. С бульвара Освобождения свернула на Еврейскую улицу, на середине которой с правой стороне увидела Новосадскую синагогу, одну из четырех синагог, существующих сегодня в Сербии. Синагога была построена в 1906–1909 гг. Во время оккупации в период Второй мировой войны синагога стала тюрьмой для евреев, которые были депортированы в концентрационные лагеря. Сегодня синагога не является храмом, здесь проходят концерты классической музыки и спектакли. Еврейская улица вывела меня в центр города на площадь Свободы (Трг Слобода) – главную городскую площадь в Нови Саде. На площади установлен памятник Милетичу, самому известному мэру (1861–1867 гг.) Нови Сада. Обращает на себя внимание одно из самых красивых зданий на площади Свободы – ратуша (Градска кућа), построенная в конце 19 в. в виде дворца с башней. На фасаде дворца выделяются прекрасные аллегорические фигуры греческих богинь. Площадь Свободы является частью пешеходной зоны, которая продолжается на улице Йована Змая. Замыкает эту улицу небольшая площадь перед епископским дворцом, в котором располагается Бачская епархия Сербской православной церкви на территории автономного края Воеводина. Рядом с резиденцией епископа возвышается собор св. Георгия (Саборни храм Светог великомученика Георгија или Саборна црква) – кафедральный собор Сербской православной церкви. Современный собор построен в 1860–1905 гг. Внутри установлен иконостас с 33 иконами. Во дворе собора находится древний крест из розового мрамора. От собора я повернула в сторону Варадинского моста через Дунай. По ходу сфотографировала на одном здании баннеры «Хвала России! Спасибо Россия!». Редко теперь такое услышишь, а тем более увидишь. А ведь еще почти 100 лет назад, по сути, городок был обязан своим возрождением именно русским. Весной 1920 г. в Новом Саду (так называли городок русские эмигранты) был создан Комитет по оказанию помощи русским беженцам. Здесь поселилось около 2 тыс. беженцев из России. Свое пристанище нашли казаки, военные инвалиды, офицеры, интеллигенция и дворяне. Одни эмигранты выжидали падение большевиков и лелеяли надежду на свое скорое возвращение на родину. Другие – внесли важный вклад в экономику и культуру края. В 1920-е гг. Нови Сад являлся важнейшим авиационным центром страны. В военную и гражданскую авиацию было принято свыше 30-ти русских летчиков, авиамехаников, авиаконструкторов и несколько десятков бывших военных чиновников. Под надзором профессора Д.Ф. Конева в Новом Саду был построен бактериологический институт Пастера. Первые после Первой мировой войны объекты гражданского строительства в Новом Саду были спроектированы и построены русскими инженерами и техниками, некоторые здания даже сохранились до сих пор.

Итак, поднимаюсь на Варадинский мост (Варадински мост) – автомобильный мост через реку Дунай, связывающий основную часть города с Петроварадином. После освобождения страны от немцев он был восстановлен в 1945 г. и получил название Мост маршала Тито. 1 апреля 1999 г. во время бомбардировок Югославии мост был уничтожен авиацией НАТО. Современный, отстроенный в сентябре 2000 г., мост оборудован велодорожками с двух сторон полотна, которые отделены от последнего заграждением. Мост имеет большой изгиб (арочный элемент). С моста открывается прекрасный вид на знаменитую Петроварадинскую крепость. С моста же и спускаешься прямо во внутрь нижней части этой крепости. В античные времена на месте Петроварадина стояла римская крепость Cusum, переименованная византийскими греками в честь св. Петра в Петрикон. В 17 в. город отбила у турок австрийская армия. Чтобы укрепиться в регионе, здесь была заложена мощная Петроварадинская крепость (Петроварадинска тврђава), на возведение которой ушло целое столетие. Крепость строилась с 1692 г. по 1780 г. по проекту французского военного инженера и архитектора Вобана. Его знаменитые крепости во Франции я лицезрела во время путешествия в 2009 г. Петроварадинская крепость на правом берегу Дуная, занимавшая площадь около 112 га и имевшая 16 км подземных переходов, представляла собой ключевое фортификационное сооружение на австро-турецкой границе, являлась одной из самых неприступных крепостей в Европе. В 1694 г. турки безуспешно пытались взять недостроенную крепость, позже они не раз стремились отвоевать цитадель, но тщетно. Во время австро-турецкой войны в начале 18 в. Петроварадинское сражение (1716 г.) с блеском было выиграно австрийскими войсками во главе с принцем Евгением Савойским. После 1848 г. в военных целях крепость не использовалась, стала музейным объектом. С 1951 г. крепость стала культурным центром и самой большой в мире художественной колонией с более чем 88 художественными студиями. Сегодняшний вид крепости с пятью бастионами сохранился со времен турецко-австрийских войн. Достойна отдельного внимания башня с огромного размера часами под куполом. Большая стрелка этих необычных часов показывает час, а маленькая – минуты, чтобы не только жители Нови Сада, но и матросы на Дунае смогли рассмотреть который час с большого расстояния. Будучи архитектурным шедевром, крепость внесена в списки культурно-исторических объектов особой важности и находится под охраной Республики Сербия. После беглого осмотра крепости и посещения смотровой площадки у башни с часами я спустилась снова в нижнюю часть цитадели и, проехав своеобразные врата и валы, попала в обычное поселение Петроварадин, из которого выехала по шоссе Карловачки друм и докатила по нему до городка Сремски Карловци (нем. Karlowitz, хорв. Srijemski Karlovci, венг. Karlóca, тур. Karlofça, рум. Carloviţ), расположенного на правом берегу Дуная, который террасами поднимается к отрогам холмистой гряды “Фрушка гора”.

Городок этот весьма примечателен и богат историческими событиями, с ним связанными. Так, в мае 1848 г. в Карловцах состоялось заседание Сербской народной ассамблеи, провозгласившей автономную провинцию Сербская Воеводина, столица которой первоначально размещалась в Карловцах. В том же году была учреждена Карловацкая патриархия (Карловачка патријаршија), существовавшая до 1920 г., когда она объединилась с Белградской митрополией, образовав единую СПЦ. При въезде в центр города со стороны моста через ж/д пути справа, занимая два здания дворцового типа, располагается Православная семинария св. Арсения Сремского (Српска православна богословија Светог Арсенија Сремца), основанная в 1794 г. на базе небольшой церковной школы, созданной в 1749 г. Первоначально это было небольшое церковное училище и только в 1906 г. стало православной семинарией – престижным учебным заведением, обеспечившим отличное образование. Семинария располагается во дворце церковно-народных фондов, построенном в 1901 г. Наискосок от семинарии через площадь стоит здание патриархата, сооруженное в 1892–1894 гг. в смешанном стиле барокко и нео-ренессансной архитектуры. Дворец на сегодняшний день является постоянной резиденцией епископа Сремской епархии и летней резиденцией Сербского патриарха. В 1921 г., по приглашению Сербского патриарха Димитрия, Высшее церковное управление Русской православной церкви заграницей переехало в Сербию, в Сремски Карловцы, где оставалось до эвакуации в 1944 г. Димитрий предоставил свою резиденцию в распоряжение русских архиереев, эвакуировавшихся из революционной России. Заграничное церковное собрание, проходившее 21 ноября – 3 декабря 1921 г. в Сремски Карловци было переименовано по предложению митрополита Киевского и Галицкого Антония (Храповицкого) в “Русский Всезаграничный церковный Собор”. Второй собор заграничной церкви собрался в августе 1938 г. В ходе Второй мировой войны Собор покинул Сремски Карловци, с 1946 г. находился в Мюнхене, а с 1950 г. обосновался в Нью-Йорке. Полюбовавшись патриаршим дворцом, я миновала рядом стоящий православный кафедральный собор и католическую церковь, подошла к еще одному интересному зданию. Это Карловачка гимназия, которая является старейшей сербской школой, созданной в 1791 г. Сначала гимназия располагалась в старом здании Латинской школы, где занятия проводились до переезда в новое здание в 1891 г. Языком обучения, как и во многих других гимназиях в то время, была латынь, учили также следующим предметам: немецкий язык, история, география, науки о природе, антропология, римские древности, физика, логика и мораль, а позже ввели греческий язык. В 1920-х гг. значительную группу русских эмигрантов в Карловцах составляла интеллигенция, которые стали преподавателями семинарии и гимназии. Сегодня в этом здании располагается филологическая гимназия, в которой два направления: Классические языки и Современные языки. От гимназии я повернула на улицу митрополита Стевана Стратимировича (Стратимировић), который в конце 18 в. был основным инициатором создания гимназии и православной семинарии. Еще перед походом читала, что на этой улице установлен памятник генералу Петру Николаевичу Врангелю. Дело в том, что городок Сремски Карловци известен также тем, что здесь некоторое время размещался штаб барона Врангеля. Весной 1921 г. П.Н. Врангель обратился к болгарскому и югославскому правительствам с запросом о возможности расселения личного состава Русской армии. В середине июля 1921 г. в Карловцы была направлена основная часть штаба главнокомандующего Русской армией генерала Врангеля. Сюда прибыло около 30 чинов офицерского состава с семействами. В марте 1922 г. в Карловцы переехал из Константинополя и сам генерал П.Н. Врангель. Офицеры штаба и конвой главнокомандующего, состоящий из 10 казаков, были расквартированы, в основном, в здании бывшего городского госпиталя. Сам генерал Врангель одно время проживал в здании госпиталя, а затем ему с семьей была отведена квартира в двухэтажном доме, сохранившемся до сих пор. На этом доме №19-21 на улице митрополита Стратимировича имеется мемориальная доска. Учитывая неизбежность процесса угасания армии, Врангель начал поиск новой формы организации. Решено было создать воинский союз. Целью создания воинского союза барон Врангель видел не политическую деятельность, а сохранение до лучших времен кадров русской армии. 1 сентября 1924 г. П.Н. Врангель издал приказ об образовании “Русского Общевоинского Союза” (РОВС). С этого момента РОВС являлся законным преемником Белой армии. Указами генерала Врангеля высшие чины его штаба стали переезжать в европейские центры русского рассеяния. В 1927 г. сам Врангель переехал с семьей в Брюссель, в котором неожиданно скончался 25 апреля 1928 г. По воле покойного, в октябре 1929 г. его останки были перевезены в Белград и с военными почестями перезахоронены в русском храме св. Троицы. В сентябре 2007 г. в Сремски Карловци был открыт памятник генералу П.Н. Врангелю (Споменик генералу Врангелу). Бюст на мраморном постаменте установлен на развилке улиц митрополита Стратимировића и Виноградарска, в маленьком сквере перед бывшей больницей карловацкого магистрата (городского госпиталя). Идея создания памятника была частной инициативой.

В том же сквере, кроме памятника Врангелю, стоит еще один новый памятник, посвященный сербскому патриоту и дипломату при Петре I – графу Савве Лукичу Рагузинскому-Владиславичу (Сава Владиславић Рагузински; 1669–1738 гг.). В юношеские годы он занимался торговлей во Франции, Испании и Венеции. Российскую дипломатическую службу начал в Константинополе. Обосновался в Москве в 1708 г. Был инициатором введения в Российской империи разменной медной монеты. В 1716–1722 гг. в качестве представителя Петра I вел переговоры в Риме и Венеции. По наставлению Петра I заказал в Италии скульптуры для Летнего сада, отправил в Санкт-Петербург итальянских специалистов, а также инструменты и приборы для мастерской Петра. В 1725 г. назначен полномочным послом России в китайской империи Цин. По возвращении в 1728 г. в Петербург был награжден орденом св. Александра Невского и произведен в действительные статские советники. Похоронен в Александро-Невской лавре. Спустившись до конца улицы митрополита Стратимировича, я вышла на трассу, идущую вдоль ж/д путей. Да, кстати, читала еще об одном русском эмигранте, проживавшем в Сремски Карловци. Речь идет о Василии Витальевиче Шульгине (1878–1976 гг.). В России он был видным политическим деятелем, публицистом, депутатом Госдумы трех созывов, принявшим отречение Николая II, одним из идеологов создания Добровольческой армии, соратником генерала П.Н. Врангеля по РОВСу. К началу 1930-х гг. Шульгин отходит от политической деятельности, пишет воспоминания, политические полемики и приключенческие романы. Здесь он с супругой прожил все годы хорватской оккупации, не сотрудничал с оккупантами и не уехал на Запад до прихода сюда Красной армии. В морозное утро 24 декабря 1944 г. его арестовал советский солдат и препроводил в здание ратуши – в советскую комендатуру, сдав на руки органам СМЕРШа. Он оказался единственным русским в Карловцах, вывезенным в СССР. Свой срок престарелый Шульгин отбывал во Владимирской тюрьме до 1956 г. Его жена переехала на жительство в Венгрию и дождалась его освобождения, после чего приехала к нему в СССР. Вместе они прожили в Советском Союзе еще 20 лет.

Итак, качу-кручу в сторону Белграда. Сначала шел небольшой подъем среди перелесков и редких садов, потом потянулись поля на равнине. Трасса не очень загружена, поэтому довольно бодро добралась до городка Инджия (Инђија). Вообще-то название города – старинное сербское наименование Индии. Не знаю уж, почему и зачем в этой глуши вспомнили об экзотической стране. Быстро проскочила городок насквозь и только потом подумала, что надо было бы заехать на ж/д станцию, узнать расписание пригородных поездов, т.к. пора бы сесть в поезд да катить на нем в Белград. В общем, решила, что сделаю это в следующем населенном пункте. Примерно через 8 км въехала в селение Стара Пазова и сразу направилась к ж/д станции, памятуя о том, что пришлось бы много сил тратить на подступах при въезде в столицу на велосипеде. Ж/д станция находится в западной части поселка, рядом – зернохранилище и мукомольное предприятие. Быстро подхожу к станционному зданию, смотрю расписание. На мою удачу, как раз через 10 мин. должен подойти пригородный поезд до Белграда (Путнички воз). Платить за билет надо кондуктору. Взамен не получила ни билета, ни квитанции, но, надеюсь, по приезду меня не оштрафуют. До главного столичного вокзала – около 30 км. С трудом в отсеке пристроила велик, т.к. там стояло еще два байка. Вагон купеобразный, народу много, но место нашлось. Скоро пошли пригороды Нового Белграда – кошмарное зрелище: множество халуп-бомжатников, помойки, на которых копошатся цыгане. Напоминает кадры из фильмов о бразильских фавелах или индийских трущобах. И вот прибываем на Главный вокзал (Главна железничка станица), который в Белграде еще хуже, чем в Любляне и Загребе. Полный отстой. Вокруг помойки, грязь, мусор, размалеванные здания. Да, хорошо, что все платформы вытянуты к зданию вокзала, т.е. не надо никуда подниматься или спускаться для выхода в город. Железнодорожный вокзал появился в Белграде в 1884 г. В вокзальном туринфо беру план города.

С Савской площади перед вокзалом я поднимаюсь по улицам Милован Милованович и Балканска к площади Теразие (Теразиjе трг). По пути вижу много нищих, которые роются в мусорных баках, много детей-попрошаек. Кстати, этих заметила еще в Бачка Паланке, как только въехала в Сербию. Полагаю, по уровню цивилизации Сербия стоит ниже Словении и Хорватии, но постаралась на время закрыть на это глаза. Площадь Теразие считается центром общественной жизни Белграда. Свое имя площадь получила от турецкого названия водонапорной башни, которая стояла здесь до 1860 г., когда ее разобрали и на этом месте был сооружен Теразийский фонтан (Теразијска чесма) в честь памяти князя Милоша. Фонтан высотой 8 м является точкой отсчета расстояний по Сербии. Украшением Теразийской площади является отель “Москва”, построенный в 1908 г., когда петербургская страховая компания “Россия” решила выйти на сербский рынок и иметь в Белграде свое офисное здание и гостиницу. Барельеф со стороны Теразие называется “Слава России” и символизирует мощь России на земле и на море. Во время Второй мировой войны в отеле располагалась штаб-квартира гестапо и он был переименован в “Великую Сербию”. Ныне отель принадлежит сербско-швейцарско-американской компании. С площади Теразие перехожу на пешеходную улицу Сремска. На 3-ем этаже книжного магазина нахожу интернет-салон, в котором поработала с почтой минут 20. Выйдя из интернет-салона, я направилась по историческому центру (Стари град) в сторону Калемегданской крепости. Миновала площадь Республики (Републике трг) – одну из самых больших площадей Белграда. Эту площадь можно назвать культурным центром Белграда, т.к. на ней расположены Национальный музей и Национальный театр. В 1882 г. на площади был воздвигнут памятник князю Михаилу Обреновичу III (Споменик кнезу Михаилу Обреновићу III) в знак благодарности за освобождение сербских городов от османского ига. Обратила внимание на памятник сербскому писателю и драматургу Браниславу Нушичу (Споменик Браниславу Нушићу), установленный в 1993 г. В течение более чем 50-летнего творчества Нушич создал многочисленные сатирические комедии, сыгравшие выдающуюся роль в истории югославской драматургии и театра. Его политическая комедия “Госпожа министерша” (“Госпођа министарка”, 1929 г.), помнится, шла в московском театре имени Маяковского. Следующей на моем маршруте по Белграду была старейшая Студенческая площадь (Студентски трг). С 1860-х гг. украшением этой площади служит “Капетан Мишино здање” (д.1). Оно строилось как частный особняк Миши Анастасиевича (Миша Анастасијевић), дунайского капитана, купца и судовладельца, богатейшего человека Сербии того времени. После завершения строительства Миша Анастасиевич подарил здание своей стране и завещал использовать его в просветительских и культурных целях. Архитектура здания представляет собой смесь элементов готики, ренессанса и романтизма. В средней части главного фасада, выходящего на университетский парк, в нишах стоят статуи Аполлона и Минервы. В верхней части главного фасада – надпись: «Миша Анастасијевић свом отечеству» («Миша Анастасиевич – своему Отечеству»). Капетан Мишино здање является типичным примером задужбины, т.е. построено на основе добровольных взносов обеспеченных сербов и является одной из форм благотворительности и попечительства. В 1863 г. в здание переехала Высшая школа, предшественница Белградского университета. Сейчас в этом здании находится ректорат Белградского университета и кафедры философского факультета. На одной линии со зданием ректората (здание Капитана Миши) далее находится филологический факультет Белградского университета с этнографическим музеем. Напротив ректората, на другой стороне университетского парка, располагаются современные здания физического и химического факультетов, астрономии. Белградский университет (Универзитет у Београду) – крупнейший университет в Сербии, преобразованный из Белградской высшей школы 27 февраля 1905 г. королевским указом. В настоящее время в университете насчитывается 31 факультет. В университетском парке в 1930 г. установлен памятник сербскому просветителю Доситею Обрадовичу (споменик Доситеју Обрадовићу). Доситей Обрадович (1742–1811 гг.) – первый министр просвещения Сербии, первым стал писать на народном языке и положил начало новой сербской литературной прозе. Также на Студенческой площади располагается “Коларчева задужбина” (д.5) – здание, сооруженное в 1932 г. большим благотворителем и меценатом того времени Илией Милославлевичем Коларцем. На его средства был открыт Коларчев народный университет с большим концертным и лекционным залами.

Со Студенческой площади выхожу на улицу Узун Миркова и с нее попадаю в парк Малый (Мали) Калемегдан, который вместе с парком Большой (Велики) Калемегдан образует зеленый пояс рядом с Белградской крепостью. Ныне в парке Калемегдан установлены памятники многим известным культурным и общественным деятелям Сербии, выставочные павильоны, фонтаны, детский парк развлечений, спортивные сооружения, кафе и рестораны. На террасах парка Малый Калемегдан раскинулся Белградский зоопарк. По Цареградскому пути (Цариградски друм) через внешние Стамбульские ворота (Спольна Стамбол капиjа), наконец, попадаю крепость. Белградская крепость (Београдска тврђава) – историко-культурный памятник Белграда. Находится в месте слияния рек Савы и Дуная, на высоте 125,5 м над у.м., представляет собой Верхний город (Горњи град) и Нижний город (Доњи град). Теперь довольно часто Калемегданом называют не только парк, но и саму Белградскую крепость. Название Калемегдан происходит от турецкого Kale Meydanı – Крепостная площадь. Согласно другому мнению, название Калемегдан происходит от турецких слов Kale (крепость) и Megdan (битва). Территория крепости является колыбелью нынешней столицы. Археологические находки показывают, что первые поселения людей в этой местности относятся к эпохе неолита. Истоки города восходят к эпохе кельтов, которые основали здесь поселение Сингидунум. В 33 г. до н.э., в период наибольшего расцвета Римской империи, город был покорен римлянами, которые за семь столетий господства превратили его в мощную крепость и важный форпост империи. Сербы заселили этот город в 8–9 вв. н.э. и назвали его Белым городом (Београдом) благодаря стенам крепости, сделанным из белого известняка. В 9–10 вв. Белград находился под болгарским правлением, а в 10–12 вв. – под властью Византии. В 14 в. Белград был завоеван венграми. Венгерский король Бела (Béla) подарил крепость сербам как свадебный подарок, когда его сын женился на сербской принцессе Елене. Белград стал столицей Сербии в 1403 г., в 1918–2003 гг. был столицей Югославии, в 2003–2006 гг. – Сербии и Черногории. В начале 15 в. при деспоте Стефане Лазаревиче, правителе средневековой Сербии, город окружили двойные стены и рвы. В Верхнем городе был построен замок с особенно укрепленными стенами, башнями, рвом и подъемным мостом. Внутри замка размещались двор и две башни, а также дома аристократии, часовня, библиотека и казна. Почти три века город находился под турками. Во время Первой мировой войны многие здания были разрушены, а крепостные стены понесли серьезный урон. Под государственную защиту Белградская крепость была взята в 1946 г.

От внешних Стамбульских ворот мимо Музея естественной истории (Природњачки музеј) далее иду через внутренние Стамбульские ворота (Унутрашња Стамбол капија). Стамбульские ворота сооружены в 1750 г. из огромных каменных блоков. В то время в них располагались склады, также они использовались как каземат. Слева от Стамбульских ворот располагается Военный музей (Војни музеј), основанный в 1878 г. и обладающий ныне огромным количеством разнообразных экспонатов, среди которых монеты, ювелирные украшения, кельтские ножи и римские мечи, булавы, боевые топоры, турецкие ядра и ружья, коллекция холодного оружия и доспехов 14–15 вв., стрелковое оружие 19–20 вв., военные штандарты, медали, 5000 образцов униформы и военная живопись. Кроме этого, на открытом воздухе выставлена обширная коллекция артиллерии и бронетехники времен Первой и Второй мировых войн, собранная со всей Европы. Пройдя прямо от Стамбульских ворот, через Часовые ворота (Сахат капија) я вышла к Часовой башне (Сахат кула). Башня с часами была сооружена во второй половине 18 в. На основной территории Верхнего города видела несколько строений (мавзолей, старые церкви, памятники), но обходить все уже не было времени, т.к. впереди предстояло посетить еще многие примечательные места. Конечно, нельзя не заметить на краю Верхнего города памятник Победителю (Победник), возведенный в 1928 г. и посвященный победе над Австро-Венгрией, а также освобождению Сербии от пятивекового турецкого владычества. Высокую колонну венчает бронзовая фигура мужчины (общая высота – 14 м). Правая рука его опирается на опущенный меч, на ладони левой руки – сокол. С Верхнего города просматривается Нижний город – обширная прибрежная территория, где в средние века располагалась основная часть белградского поселения. Из крепости выхожу через ворота Карагеоргия (Карађорђева капија), пересекаю парк Большой Калемегдан и попадаю на пешеходную улицу князя Михаила (кнеза Михайла), главную торговую зону Белграда. Стараюсь побыстрее проскочить сквозь толпы людей, оказываюсь опять на площади Теразие, пересекаю ее и подхожу к одному из четырех королевских дворцов. Стари двор – бывший дворец сербских династий Обреновичей и Карагеоргиевичей, сооруженный в 1882–1884 гг. С 1961 г. во дворце располагается Скупщина города Белграда. Еще одним королевским дворцом Белграда является Нови двор – Новый дворец, в котором ныне расположена резиденция президента Сербии. Новый дворец представляет собой монументальное строение в центре города напротив Старого дворца, на другой стороне парка Андричев венок (Андрићев венац). Дворец был построен в 1911–1922 гг. Через площадь Николы Пашича (Николе Пашића трг) прохожу к монументальному зданию парламента Сербии – Дому Народной Скупщины Сербии (Дом Народне скупштине Србије), строительство которого было завершено в 1936 г. Здание украшено богатой внутренней и внешней отделкой. Перед входом (с двух сторон) привлекает внимание скульптурная композиция юношей, играющих с конями.

Продолжая двигаться дальше в южном направлении, я оказываюсь в начале бульвара короля Александра (булевар Краља Александра), по левую сторону которого простирается обширный парк Ташмайдан (Ташмаjдан). Название парка происходит от турецких слов “таш” – камень и “майдан” – площадь, место, где камень добывают. Большинство старых зданий Белграда построены из камня, добытого здесь. Сразу обращает на себя внимание православная церковь св. Марка (Црква Светог Марка) в сербско-византийском стиле – один из крупнейших храмов Белграда, построенный в 1931–1940 гг. Вблизи церкви св. Марка находится Русская церковь – церковь св. Троицы (Црква Свете Тројице, Руска црква), принадлежащая РПЦ. Церковь построена в 1924 г. на средства эмигрантов из России, которые приехали после Октябрьской революции, а также благодаря финансовой помощи сербского правительства и семьи Карагеоргиевичей. В 1929 г. в церкви был перезахоронен руководитель белого движения генерал Врангель, умерший годом ранее в Брюсселе. В церкви до 1944 г. хранились боевые знамена Наполеона и османской армии, взятые российской армией в сражениях. В 1999 г. во время НАТО-вской бомбардировки церковь была сильно повреждена осколками бомб, сброшенных на телевизионный центр, который находится рядом. В 2000 г. началось ее восстановление, деньги на которое выделила Русская патриархия. Пересекая парк по тенистым аллеям, видела несколько памятников и парковых скульптурных композиций. Потом, перед Студенческим парком, прошла мимо ряда зданий, принадлежащих разным факультетам Белградского университета. Бронзовый памятник выдающемуся изобретателю в области электротехники и радиотехники, инженеру и физику Николе Тесле установлен в 1963 г. перед электротехническим факультетом. В Студенческом парке, у бульвара короля Александра, в 1937 г. установлен высокий бронзовый памятник реформатору сербского языка и лингвисту Вуку Стефановичу Караджичу или (Вук Стефановић Караџић, 1787–1864 гг.). В парке Кирилла и Мефодия, который является продолжением Студенческого парка, в 2006 г. установлен памятник славянским просветителям Кириллу и Мефодию (споменик Кирилу и Методију), создателям славянской азбуки, церковнославянского языка и проповедникам христианства. Недалеко от этого памятника в 2009 г. состоялось открытие переданного в дар городу от имени Союза писателей России памятника Александру Сергеевичу Пушкину.

Ускоряя шаг, я устремляюсь в западном направлении к знаменитому храму св. Савы (Храм светог Саве) – кафедральному собору Сербской православной церкви, освященному в честь первого сербского архиепископа и национального героя Сербии святого Савы (1175–1236 гг.). Его строительство было запланировано в 1894 г. на площади, где османский воевода Синан-паша приказал сжечь мощи св. Савы. Возведение здание началось в 1935 г. Вторая мировая война прервала строительные работы. После войны новая атеистическая власть запретила сооружение храма. Только в 1985 г. было получено разрешение на продолжение стройки. К июлю 2004 г. основные работы были завершены, хотя внутри здания продолжаются еще отделочные работы. Это самая большая церковь на Балканах. Архитекторы использовали классический византийский стиль эпохи правления императора Юстиниана I. Прямым образцом служила главная церковь Византийской империи – Софийский собор в Константинополе. Элементом сербского средневекового стиля является добавление четырех башенок вокруг главного купола диаметром 35 м. На его вершине установлен позолоченный 12-тиметровый крест. На остальных куполах – еще 17 крестов поменьше. Две колокольни на западной стороне церкви – это 49 колоколов различной силы и величины весом от 12 кг до 5 т. Храм св. Савы имеет размеры 91 м х 81 м, внутренняя высота – 79 м, внешняя вместе с крестом – 106 м. Вместимость храма – 10 тыс. прихожан. У северной стороны храма, где проходит улица Светог Саве, стоит памятник святому Саве, основателю Сербской православной церкви. На холме Врачар, напротив храма св. Савы, возвышается памятник руководителю Первого сербского восстания против Османской империи и основателю династии Карагеоргиевичей Георгию Петровичу Карагеоргию (Ђорђе Петровић Карађорђе). Памятник поставлен в 1979 г. на месте, с которого Карагеоргий осматривал Белград перед битвой за освобождение города в 1806 г. Возвращаюсь назад на ж/д вокзал через площадь Славия по улице короля Милана, затем по улице королевы Натальи, на которой расположен Русский дом (Руски дом). Идея его создания была выдвинута в 1920-х гг. представителями русской эмиграции. Русский дом был спроектирован как культурный центр и был открыт 9 апреля 1933 г. После Второй мировой войны правительство Югославии передало Русский дом Советскому Союзу, и он стал носить официальное название “Дом советской культуры”. С 1994 г. он называется “Российский центр науки и культуры”. Не было у меня времени заходить внутрь, да и двери показались закрытыми. Спускаюсь к Савской площади, иду к вокзальным кассам.

В 19.15, через 15 мин., уходит пригородный поезд до станции Пожаревац. Выбирать не приходится, потому что надо скорее выбираться подальше от Белграда. С опозданием в полчаса, наконец, подошел паровоз с одним вагоном. Медленно отползаем от платформы. Я плотно привязываю велик к задней стенке тамбура. В вагоне купе, свободных мест оказалось много. Едем мимо района Дединье (Дедиње), самого престижного, дорогого и красивейшего в пригороде Белграда. Из четырех королевских дворцов, оставшихся от династий Обреновичей и Карагеоргиевичей, два находятся в Дединье – это Королевский дворец (Краљевски двор) и Белый дворец (Бели двор). В проектировании и строительстве королевских дворцов и комплекса вилл на Дединье (1925–1934 гг.), выстроенных в сербском стиле с элементами русской дворцовой архитектуры, принимали участие русские зодчие, нашедшие после Октябрьской революции свое убежище в Сербии, когда король Александр I Карагеоргиевич обеспечил им защиту и возможности для работы. Один из кондукторов показывает мне через окно вагона возвышающийся на лесистом холме Белый дворец. Да, еще в Дединье находится “Дом цветов” (Кућа цвећа) – мавзолей, усыпальница лидера бывшей Югославии Йосипа Броз Тито, скончавшегося 4 мая 1980 г. Открыт мавзолей в 1982 г. “Дом цветов” входит в музейный комплекс “Музей югославской истории”. Дальше едем сначала по равнине, потом среди всхолмленности, после опять плоско. Быстро темнеет. Тащимся еле-еле, подолгу стоим на станциях и полустанках, пропускаем встречные поезда. В итоге, в Пожаревац прибываем около 23 час. Станция приличного вида, чистенькая, но рядом на лавочке сидят два вонючих бомжа. Дежурный по станции показал, где можно набрать воды – залила все бутылки. Вышла с территории станции, повернула направо, заметив там несколько небольших строений. Одно оказалось станционной дежуркой, обнесенной заборчиком. Второе – почта. Зашла за нее и увидела, что есть ровная площадка, огражденная от ж/д путей. Под ногами хрустели осыпавшиеся каштаны. Ставлю палатку, пятнистость которой позволяет сливаться с окружающей средой. В общем, обустроилась да еще и ужин приготовила. Обмылась, обтерлась и спать. Правда, на путях все время чего-то грохотало.

Из-за шумной и беспокойной ночи проснулась рано. После завтрака и сборов зашла на автобусную станцию в Пожареваце (Аутобуска станица), которая находится недалеко от железнодорожной. На автостанции отнеслись очень дружелюбно, объяснили, что ехать до городка Голубац можно и с вело, плату за билет – водителю. Ближайший удобный для меня автобус в 10.30 отправится через Голубац в Кладово. Итак, время есть, чтобы поискать газовый баллон и посмотреть дом, в котором родился и похоронен Слободан Милошевич – последний президент Югославии. Зная, что родительский дом Слободана Милошевича стоит недалеко от перекрестка улиц Дунавска и Неманьина (д.41), двигаюсь через центр города в сторону этих улиц. Много обошла всяких магазинов: и спортивных, и хозяйственных, и просто промтоварных. Есть лишь маленькие баллоны без клапана. Подошла к семейному дому Милошевичей (куће Милошевића). Ворота оказались закрыты, я постучала, но никто не вышел ко мне. Решила не проявлять настойчивость, постояла, подумала о быстротечности человеческой жизни. В этом родительском доме будущий государственный деятель Сербии и Югославии Слободан Милошевич (Слободан Милошевић, 1941–2006 гг.) провел детские и школьные годы, а теперь во дворе дома находится его могила. Возвращаюсь на автобусную станцию, тут и автобус наш въезжает. Мой велик стоймя поставили в полупустом багажном отсеке, даже не надо было складывать и убирать в чехол, только подперли велорюкзаком. Поднимаюсь в чистый салон комфортабельного автобуса. Народу немного, поэтому место можно занять любое свободное. Разместилась сразу на двух мягких сиденьях, есть куда ноги вытянуть и поставить. Покатили. Почти всю дорогу спала и дремала – сказалась почти бессонная ночь. Маршрут автобуса проходил с заездом в Велико Градиште, который расположен на берегу Дуная, далее, сделав небольшую петлю, ехали по прибрежному шоссе до самого Голубаца. Попросила водителя высадить меня не на автобусной станции, а подвезти на 5 км вперед, до Голубацкой крепости, что он и сделал. Голубацкая крепость (Голубачки град) – средневековое крепостное сооружение, построенное в 14 в. Еще до основания крепости в ее окрестностях находилось римское поселение, иногда называемое “Columbiara”. Стефан Лазаревич, правитель средневековой Сербии с 1389 г., второй и последний монарх из рода Лазаря, построил крепость, чтобы управлять речной навигацией. В крепости девять башен, высота которых колеблется от 20 м до 25 м, из них наиболее древними считаются пять. Башни соединяются спускающимися с утеса к реке каменными стенами, ширина которых достигает 2,8 м. Высадили меня на небольшой площадке около солидного стенда, возвещающего о начале национального парка Джердап (Национални парк Ђердап), который протянулся на 100 км вдоль правого берега реки Дунай, от Голубаца до Кладово, относительно узкой полосой шириной от 2 км до 8 км. Парк находится в гористой местности, с перепадами высот от 50 м до 800 м над у.м. Главный природный феномен этой территории – грандиозное Джердапское ущелье, через которое протекает Дунай. Это самое узкое место реки, где она сужается до сотни с небольшим метров и весьма бурно устремляется от отрогов Карпат к равнинам восточной Румынии и Черному морю. Флора парка характеризуется не только разнообразием и богатством, но и большим числом реликтовых видов растений. Здесь произрастает более 1100 видов растений, обитают многие виды животных.

Итак, выхожу из прохладного автобуса с работающим кондиционером в пекло, сердечно прощаюсь с водителями. Время – около 12 час. Прохожу через каменные ворота насквозь крепость. С дороги прекрасно смотрятся и башни, и величавый Дунай. Голубацкая крепость издавна охраняла доступ к так называемым Железным воротам (серб. Ђердапска клисура, рум. Porţile de Fier) – сужение в долине Дуная в месте сближения Карпат и Стара Планины на границе Сербии и Румынии. По живописной автомобильной трассе вдоль Джердапского ущелья качу, временами иду, потому что среди приличных кусков дороги часто попадаются полуразбитые куски, много заплат. Примерно через 8-10 км от крепости, перед ущельем с селением Брница (Брњица), интересна дорога, построенная как современный виадук. Еще через 10-12 км примечателен красивый водопад перед селением Добра и далее мост через реку Добранка (Добрањка), в ущелье которой раскинулось сел. Добра. Кстати, трасса не очень насыщена машинами, едешь спокойно, без напряга и волнений. Проблем с ночевкой, полагаю, не будет, т.к. иногда встречаются кемпинги организованные и полудикие (палаточные), к которым можно примкнуть. Да и селения, хоть небольшие, но попадаются, а порой типа хутора в несколько домов. Следующим крупным населенным пунктом стал Лепенски Вир. Уже с трассы просматривается внизу прекрасный музейный комплекс, который хотелось посетить. По дорожному съезду спускаюсь в селение Лепенски Вир, в котором несколько симпатичных частных домов. Из селения проложена пешеходная дорожка к огромному крытому зданию, в котором сейчас частично находится археологическая зона с раскопками и стенды с археологическими находками. На этом месте в 1965 г. раскопана стоянка мезолитических охотников, датированная VI тыс. до н.э. Многочисленные статуэтки и своеобразная архитектура свидетельствуют о богатой религиозной и культурной жизни местных обитателей, о высоком культурном уровне древних европейцев. Дело к вечеру, поэтому музей был уже закрыт, но какой-то сотрудник музея, узнав, что я русская, пустил меня ненадолго внутрь крытого помещения, чтобы я оценила масштаб археологической зоны. Что ж, впечатляет, но постаралась не задерживать мужчину, поблагодарила его, получила инфо, что можно назад сразу не выбираться на шоссе, а проехать по старой дороге (стари пут), ведущей из селения ниже трассы. Эта старая дорога вливается в основное шоссе перед каньоном реки Больетинки. После старая дорога уходит к селению Больетин, а шоссе проходит туннель, потом высотный мост. Далее наша трасса пересекает небольшое плато в стороне от Дуная и спускается к селу Хладне воде, перед которым заканчиваются Железные ворота Дуная. Здесь и застали меня сумерки. Решила не катить дальше, остановиться на ночлег в этом селе. С трассы заметила десяток домиков пониже шоссе. Спускаюсь по местной дороге. Несколько домов остались в стороне, но тут уперлась в ограду одного хозяйства. Увидела в саду пожилого мужчину, которого спросила, где можно поставить палатку. Он предложил на краю сада поставить. Набрала из колодца воды для себя, поставила палатку. Хозяин Милош приглашал посидеть с ними, но я напросилась к ним лишь приготовить ужин. Вскипятила воду на электроплитке, которой хватило на чай и пюре. Мне презентовали хлеб и брынзу, поднесли стакан сухого вина. Всю еду и вино забрала в палатку, где наелась до обжорства, запивая вином, а потом чаем.

Выспалась замечательно, особенно в сравнении с предыдущей ночью на станции. Автономно позавтракала, собралась, помахала ручкой хозяевам. Бодро проскочила десяток км до Доньи Милановац (Доњи Милановац). Да, обратила внимание на оригинальные печи для получения древесного угля. Было еще два высотных моста: за Капетан Мисин брег – мост над речкой Ресковице и еще один мост в пригороде Доньи Милановац. Въезд в город естественным образом приводит на пристань. В начале 19 в. на острове в реке было основано поселение, которое называлось Пореч. В 1830 г. его перенесли на берег, получило имя в честь князя Милана Обреновича, старшего сына князя Милоша Обреновича, умершего в 20-летнем возрасте. В 1970 г., когда была построена Джердапская ГЭС и уровень воды в реке поднялся на 35 м, городок снова переехал, его сдвинули выше по склону. В настоящее время здесь находится главный офис национального парка Джердап. Центр городка располагается недалеко от пристани. Здесь же – небольшое здание туринфо, перед которым установлен памятник погибшим воинам в 1912–1918 гг. На набережной рядом с пристанью имеется любопытный памятник мамонту. Сидящая статуя мамонта сделана из пластика. Этот памятник является неофициальным талисманом городка. Останки доисторического мамонта, действительно, были найдены неподалеку в 1996 г. и в 2009 г. Мимо мамонта продолжаю движение по дороге 25-1 вдоль берега Дуная и вскоре наша красивая трасса резко поворачивает направо, огибая острый мыс и проходя по берегу теперь речного залива (Porečki zaliv). Через 4-5 км от Доньи Милановац показалось селение Naselje Obljaga Mare, живописно раскинувшееся на крутом берегу залива. Тут мне очень повезло, т.к. в начале села со склона на трассу спустился полугрузовой микроавтобус. Я махнула рукой, остановив его. Объяснила водителю, что мне надо завтра утром уже покинуть Сербию, потому что заканчивается виза, а я могу сегодня не добраться до Неготина. Любезный водитель согласился меня подбросить до Плавны, куда сам направлялся. Посмотрела по карте, это просто замечательно, т.к. до Неготина оставалось потом немногим больше 20 км. Загрузили мой вело и рюкзак, покатили вперед. Сразу за селом дорога резко поворачивает налево и по мосту пересекает залив. Теперь едем по другому берегу залива по дороге 106. Через 3-4 км проезжаем селение Мосна, расположенное у самой оконечности залива. Дальше дорога постепенно поднимается на плато и примерно в 10 км от Мосны наша дорога 106 упирается в большое селение Клокочевац. Здесь перекресток с трассой 33, ведущей из Белграда в Неготин. Едем далее с небольшим подъемом по тенистой дороге, проложенной в ущелье, машин мало. На всем пути очень часто попадаются cumurana. Это большие чаны-печи из огнеупорного кирпича (как тандыры). В них изготавливают древесный уголь (cumura – уголь), поэтому около печей сложены огромные поленицы дров. Быстро проскочили подъем и оказались на широкой седловине (высота 428 м), на которой стоят несколько домов селения Popadija. Отсюда резкий спуск привел в селение Плавна (Plavna). Заплатив доброму водителю 200 динар, вылезаю из машины, раскладываю велик. Водитель прощается со мной, сворачивает куда-то к домам направо.

Я бодро топаю вверх по трассе 33, потом, преодолев очередной водораздел, начинаю постепенный спуск в селение Штубик. Тут чувствую скрип, скрежет. Испугавшись, что задняя втулка вся посыплется, когда стало полого – просто веду вело. Все равно, скрежет стоит жуткий. Надо бы все перебрать, смазать, но где? На мою удачу, слева вижу открытый двор, большой гараж и хозяина во дворе. Здороваюсь, объясняю ситуацию, показываю, какой при движении скрежет. Прошу разрешения в тени гаража самой разобрать втулку и смазать. Получила добро на работу и еще баночку хорошей смазки. В общем, занялась. Разобрала заднюю втулку, все обильно смазала. Затем все собрала, прокатилась по двору налегке. Еще поскрипывали педали, так хозяин дал масляную прыскалку, немного попрыскала в зазоры. После загрузки велорюкзака меня пригласили за стол перекусить и выпить соку. Получился отменный перекус с мягкой булкой с куском мяса, а еще булку с колбасой взяла в дорогу. Тепло и сердечно попрощалась с хозяевами и покатила, как по маслу. После спуска до конца селения Штубик начался медленный, но некрутой подъем. Потом был спуск в Ясеница, дальше на автомате еще два небольших подъема и под конец длинный спуск в Неготин. При въезде в Неготин, чуть в стороне от трассы 33, раскинулся монастырский комплекс Буково св. Николая Чудотворца (манастир Буково светог Николе). Название монастыря происходит от “буковых лесов” или птицы “бука”, которая обитала здесь в бывшем болоте. По преданию, этот мужской монастырь был основан в 13–15 вв. Я завернула ненадолго во внутренний двор монастыря. Набрала святой водицы из обустроенного животворного источника Пресвятой богородицы. Над входом в монастырь возведена башня-колокольня квадратной формы, внутри построены два монашеских корпуса, монастырская церковь. От монастыря спускаюсь в товарно-грязноватый городок. Немножко походила по центру, смотрела наличие газовых баллонов. Обратила внимание на героический памятник гайдуку Велько Петровичу (Хајдук Вељко Петровић, ок. 1780–1813 гг.) – сербскому воеводе и герою Первого сербского восстания. Гайдуки – вооруженные повстанцы, боровшиеся против османского национального гнета на Балканах. Велько Петрович погиб, защищая Неготин в 1813 г. Памятник расположен в центральном парке напротив Новой церкви св. Троицы. Выезжаю из Неготина в сторону границы, в направлении Мокранье (Mokranje). После промежуточное селение Кобишница (Kobišnica) дорога 33 к границе идет по полям. Наконец, вкатываю на КПП – пограничный переход Мокранье (Гранични Прелаз Мокрање). Прощаюсь с погранцами Сербии и топаю на мост через Тимок – реку в Сербии и Болгарии, правый приток Дуная, берет начало в западной части хребта Стара Планина.

На другом берегу реки организован болгарский КПП Брегово. Меня спросили почему-то про медицинскую страховку, показывать полис я не стала, ответила, что у меня шенгенская виза до 6 августа, а значит, имеется обязательная страховка на весь срок. В общем, ставят штамп на визу и я въезжаю на болгарскую землю. Через 2 км оказываюсь в самом селении Брегово. Разбитые дороги, полуразвалившиеся дома, будто Мамай прошел, хотя в Болгарии никаких военных действий не было. Городишко – как брошенное поселение. По раздолбанной дороге 12 в трещинах и буграх то иду, то качу в город Видин. Одно утешение: по пути много алычи. Пока перекусывала и немного отдыхала в Гымзово – тучи начали собираться. Решаю быстро подняться и выйти из села на трассу, чтобы продолжить движение. Дорога шла на спуск, поэтому катила-катила и въехала в полосу уходящего дождя. На короткое время надела даже плащ и мешки на рюкзаки. Вскоре опять выглянуло солнце. Решила в сам Видин не въезжать, а подыскать место для ночлега где-нибудь в пригороде. Ухожу вправо вдоль софийского шоссе, там частные дома. Обхожу их, но все как-то мне не подходит: то бомжатник, то цыганщина. Наконец, уже отчаявшись, увидела приличные дома. Угловой дом выглядит зажиточно, перед ним две машины, за ними еще скошенная площадка, ограниченная с двух сторон оградами. Зову кого-нибудь. Выходит женщина лет 45. Сразу тепло ответила мне, сказала, что я могу говорить по-русски, она понимает и сама говорит. На мою просьбу о биваке она ответила, что нет проблем, можно ставить палатку, место безопасное. Итак, устанавливаю палатку. Пока раскладываю вещи внутри палатки, женщина снова подошла, знакомимся ближе. Ее зовут Даниэла, тоже химик-эколог, занимается промышленными выбросами и отходами. В итоге, приятно разговорились, нашли общие профессиональные темы. Я ей написала свой сайт и электронный адрес. Даниэла отошла, а я занялась умыванием, переодеванием. Вскоре Даниэла опять подошла с большим блюдом, на котором помещался роскошный ужин. Я сердечно поблагодарила милую Дани, принялась все поглощать с большим аппетитом. Перед сном, делая записи в дневник, подсчитала км за последние 10 дней. В Болгарию я въехала на 30-й день путешествия, сделано уже 1420 км и впереди осталось две недели похода. Ночью с полчаса снова дождь то накрапывал, то моросил. Ну, вот, опять любопытный феномен: после нескольких жарких дней в Сербии Болгария встретила меня дождем и грозой. Вероятно, и здесь меня ждет удачное завершение маршрута. Утром Даниэла принесла легкий завтрак. Тут подъехавшие соседи-садоводы, узнав, кто я, стали мне со своих огородов нести помидоры и перцы. От многого пришлось отказаться: плоды здоровенные и тяжелые. Чтобы не обидеть, взяла от каждого по большому помидору и крупному перцу. К Даниэле пришла соседка Павлина, которая увела меня с собой, чтобы я помылась у нее. Павлина быстро нагрела электробак и я вымыла голову. Потом меня угостили йогуртом и спелыми яблоками из сада. Уф, с дарами я еле-еле рюкзачок упаковала. Тепло и сердечно попрощалась с Павлиной, затем с садоводами и Даниэлой.

И потопала я прямо в Видин. Газовый баллон после нескольких заходов в спортивный и хозяйственные магазины искать было уже бесполезно. Попутно осматривала, на удивление, чистый центр города. Центр обширный и пешеходный. Видин расположен на берегу Дуная, который является естественной границей между Видином и румынским городом Калафат. Город возник как римское укрепление. В 3 в. до н.э. на территории нынешнего Видина существовал фракийский поселок – Дунония (высокое укрепленное место). Далее римляне достроили поселок и оформили крепость, которую назвали Банонией. Крепость охраняла придунайскую пограничную дорогу. Болгары назвали город Бдин, а византийцы – Видини. Видин играл значительную роль в болгарской истории и был столицей Западной, или Бдинской, Болгарии в период второго Болгарского царства, когда он служил резиденцией болгарских царей из династии Шишмановичей. Во второй половине 14 в. город достиг самого большого расцвета и стал столицей Бдинского царства управляемого Иваном Срацимиром (1360 г.). Город был портом и важным торговым центром. Но его расцвет был прерван в 1396 г., когда Болгария была захвачена османами и страна пала в мрачные дни рабства. Постепенно Видин превратился в восточный город. После освобождения Видин был присоединен к новому княжеству Болгарскому. Облик города радикально изменился – турки ушли и много болгар из ближайших городов и сел поселились в городе. Главная достопримечательность Видина – известная крепость “Баба Вида”. Ныне эта крепость-музей является наиболее сохранившейся средневековой крепостью в Болгарии. Стоит она на месте бывшей римской крепости Банония. Крепость строилась с 3 в. по 19 в., служила резиденцией болгарских царей из династии Шишмановичей. Крепость окружена рвом (12 м ширина и 6 м глубина) и имеет полукруглую форму ломаной линии. Имеются две окружные стены, один внутренний и два наружных двора. Во время оккупации Болгарии Османской империей крепость служила арсеналом и тюрьмой. Сегодня в крепости есть музей, на открытой сцене играют музыканты, ставятся театральные и балетные постановки, исполняются фольклорные танцы и песни. Крепость “Баба Вида” – памятник национального значения и один из 100 национальных туристических объектов Болгарии. Прогулявшись по крепости, выхожу из нее и мимо громадного кафедрального собора св. Димитрия (Свети Димитър), являющегося памятником культурно-национального значения, выезжаю из Видина по трассе 1.

После Дунавци с трассы 1 поворачиваю налево к Дунаю, далее дорога проложена вдоль Дуная, называется улица 6 сентября (трасса 11). Проехав пару сел, по мосту через приток Дуная – речку Арчар, въезжаю в село Арчар. Здесь улица 6 сентября становится улицей Арчарской, а на выезде вновь улица 6 сентября (трасса 11). Во времена Римской империи Арчар был известен под названием Ратиария (лат. Colonia Ulpia Ratiaria). В 3–4 вв. н.э. являлся местом расположения римского легиона (XIII Сдвоенного) и базы римской дунайской флотилии. Поселение было столицей Придунайской Дакии. Где-то при въезде в селение, примерно за 0,5 км до моста через речку, в начале первых сельских домов – раскопки Ратиария. Ныне они представляют собой разграбленные руины. Чуть в стороне от трассы, в центре села высится большой храм Успение пресвятой Богородицы (Църква Успение на Пресветата Богородица). Арчар как раз посередине между Видином и Ломом: в одну сторону 28 км и в другую 28 км. Продолжаю дальше катить. После Арчара дорога среди полей, миновала несколько маленьких селений. И вот – городок Лом, расположенный недалеко от устья реки Лом, впадающей в Дунай. Поселение было основано фракийцами под названием Артанес. После них римляне называли крепость и город Алмус, отсюда и название нынешнего города и реки Лом. С развитием судоходства на Дунае с 1830 г. возрастает значение города, он становится крупным речным портом. Времени на подробный осмотр городка у меня уже не хватало, дело к вечеру, поэтому увидеть руины античной крепости Алмус, которые находятся среди жилого квартала Калетата, не удалось. В центре видела памятник воеводе Цеко (1807–1881 гг.), борцу за освобождение Болгарии от османского владычества. Он участвовал добровольцем в Крымской войне 1853–1856 гг. и обороне Севастополя в 1854–1855 гг., возглавлял добровольческий отряд болгар в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. А вот памятник русским воинам, погибшим за освобождение Болгарии в русско-турецкой войне не видела. Направляюсь на ж/д станцию Лом: маленький вокзальчик, касса еще работала. Есть вечерний пригородный поезд до Мырчево (53 км). Беру билет в вагон 2 класса и еще 2 лева (лв) за провоз велосипеда (эта сумма в Болгарии фиксирована). Трогаемся. За окном полузаброшенные деревеньки. Кругом разруха, раздолбанные здания и дома. Честно говорю, что не ожидала увидеть такое в некогда цветущей Болгарии. Зато они с таким ликованием поползли в Европу! Ж/д станция Мырчево находится немного в стороне от села. У дежурных по станции мужчин попросилась поставить палатку в огороженном скверике рядом с вокзальным зданием. Они ответили, что здесь спокойно, цыгане ночью не появляются. Мне налили холодной воды для обмыва и горячей из титана для чая и пюре.

Ночь прошла спокойно и без особого паровозного шума. Проснулась рано, в шестом часу. У дежурных взяла горячую воду только для кофе, с которым пожевала булку. Оставив велорюкзак у дежурных на станции, сама решаю налегке смотаться во Владимирово, в 5 км от Мырчево. Из дома я взяла фотографию Славки, с которой переписывалась в школьные годы, в надежде найти ее. Хотя мы давно не поддерживали переписку и я абсолютно ничего не знала о ее судьбе, было, все-таки, желание встретиться с ней. Владимирово оказалось большим село, много и старых домов, и приличных новых. Точного адреса у меня никогда не было, потому что письма отправляла на село адресату. Раннее утро, народу на улицах мало. Однако, с самого начала села у всех пожилых людей стала спрашивать о Славке, показывать ее детское фото. Так дошла до центра села, где сидела за кофе группа пожилых мужчин. Один из них знал ее отца, пошел проводить меня к дому, где они жили. Действительно, дом выглядит так же, как на фото. Соседка опознала Славку, но рассказала, что она и брат ее дом продали, давно переехали в Берковици. В общем, сейчас здесь их родни никакой не осталось. Искренне я поблагодарила всех, кто помогал мне искать Славку, и вернулась в Мырчево на станцию. При подъезде обратила внимание на цыганский табор. Да, хорошо, что ночевала под защитой станционных дежурных. Забрав велорюкзак, узнаю в кассе, что сейчас подойдет поезд до Мездры, а там через полчаса будет поезд до Софии. Примерно час едем по долине до Мездры, здесь пересела в другой пригородный поезд. Быстро въехали в гористое ущелье реки Искыр, далее железная дорога петляет вдоль русла реки. Да, по дороге наблюдала все ту же разруху, запустение во многих местах. Правда, в горах меньше брошенных домов. Въехали в столицу почти по расписанию, около 13 час. Приятно удивили лифты с платформ вниз, а вот потом подъем в само здание вокзала – эскалаторы. Так что пришлось просить помощь. Вокзальное здание – провинциальное, туринфо нет. Выручила меня одна турфирма, которая расселяет в отели. Там мне дали захудалую (распечатанную на принтере) схему города. Зато посоветовали, что, возможно, газовый баллон я смогу купить в супермаркете Tempo, который недалеко от ж/д вокзала. Сразу направляюсь туда: это направо от вокзала, потом на мост через ж/д пути и далее все правее и правее. Надпись (название супермаркета) видна издали, так что служила отличным ориентиром. И вот я в магазине. Объясняю при входе, что мне нужно. Продавцы советуют посмотреть на полках справа. Иду туда и – рада безмерно! Есть баллоны Camping-gaz, правда, маленькие, поэтому беру две штуки. Плачу за два баллона 24 лева. Очень довольная, я возвращаюсь к ж/д вокзалу и отсюда начинаю тур по Софии.

В столичном городе жизнь кипит, отдельные признаки цивилизации налицо, многое ремонтируется и реставрируется, попадаются ухоженные улицы и площади, ведущий от ж/д вокзала в центр бульвар Княгиня Мария Луиза почти весь на реконструкции. Где-то недалеко от начала этого бульвара в угловом здании я увидела какой-то телефонный узел с несколькими компами. Полчаса интернета стоит 1 лев, что вполне приемлемо. Милая девушка сажает меня за свободную машину. В итоге, как раз в полчаса уложилась, заплатила 1 лев. Далее постаралась посетить примечательные места, связанные с Россией. Одной из главных магистралей города является бульвар Царь-освободитель, названный в честь русского царя Александра II. Это красивая и благоустроенная улица, на которой расположены многие правительственные учреждения, посольства, гостиницы, университет, выставочные и другие общественные здания. На полукруглой площади высится конный памятник Александру II. Невдалеке находится Храм-памятник Александра Невского – громадный кафедральный православный собор, построенный в 1908 г. в честь русских солдат, погибших в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. Рядом с собором расположен один из древнейших памятников Болгарии – церковь св. Софии, возведенная в 6 в., сбоку от нее – русская православная церковь Николая Чудотворца. Вообще в Софии видела много храмов, причем как православных, так и мусульманских. Между улицами Обориште, Шипка и Сан-Стефано в середине уютного красивого парка воздвигнут Докторский памятник – русским медицинским чинам, погибшим в русско-турецкую войну 1877–1878 гг. На камнях саркофага высечены имена погибших 531 медицинского чина. На монолитном гранитном блоке, увенчивающем пирамиду, выписаны названия населенных пунктов, подле которых велись крупнейшие сражения: Плевен, Мечка, Шипка и Пловдив. По бульвару Царь-освободитель я дошла до сохраненного пока памятника Советской армии в честь советского солдата, освободившего Болгарию от фашизма. Памятник установлен еще в 1954 г. Ныне памятник часто размалевывают местные манкурты, стараются его вовсе уничтожить.

Стремительно возвращаюсь на вокзал, чтобы успеть на пригородный (путницкий) поезд до Пазарджика. Сначала народу было в меру, но на следующей станции, а после еще на нескольких – все садился и втискивался люд. Битком стояли в проходе, жались на скамейках. В общем, в такой давке промучилась час, до Ихтимана. Обратила только внимание, что от Софии ехали по широкой долине, после Ихтимана был отрезок узкого ущелья. К Пазарджику долина вновь расширилась. Примерно через 2,5 часа прибываем на ж/д вокзал, расположенный на южной оконечности Пазарджика. Отсюда по улице Царица Иоанна к мосту через реку Марица. Справа, в пойме реки, остров-парк Свобода с длинной скамьей. Она считается самой большой в мире (длина 1111 м). После моста качу по бульвару Болгария, на который скоро боком выходит старейший и один из уникальных архитектурных памятников в Пазарджике, один из его символов, кафедральная церковь Храм Пресвятой Богородицы (Храм Успение на Пресвета Богородица или Успение Богородично). Бульвар Болгария приводит в центр города. В сквере Тракия, справа от площади Возрождения (площад Възраждане), установлен памятник братьям Кириллу и Мефодию, создателям славянской азбуки, церковнославянского языка и проповедникам христианства. Далее заметила разнообразные фонтаны на Старой площади (ныне площадь Константина Величкова, болгарского писателя и политика), старинную часовую башню (Часовникова кула). Неумолимо надвигаются сумерки, поэтому лихорадочно осматриваю места на выезде из города. Но что-то мне все не нравится: то татарско-турецкое поселение, то цыганское сборище. Рванула дальше по трассе 8 до Мало Конаре, а там на перекрестке в угловом слева доме набрала воду и получила разрешение поставить палатку за их оградой. Готовлю полноценный горячий ужин с рожками на новом газовом баллоне. С рожками доедаю последние помидор и перец, оставшиеся с ночевки перед Видиным. На следующий день я покатила дальше по шоссе 8 в Пловдив. Больше 20 км качу по широкой долине, по обеим сторонам дороги поля, иногда сады. Благо, от жары спасают деревья, которыми обсажена трасса 8. Дорога частично разбитая, латанная-перелатанная. Хорошо, утром машин было немного – суббота, народ отсыпается. Перед поворотом направо в сторону Оризари, на правой стороне трассы установлен символ Пловдива, горизонтальная плита с надписью “Пловдив”. И вот, наконец, через 2 часа пути подъезжаю к круговому перекрестку и сворачиваю направо на дорогу 86. Пересекаю по мосту реку Марица и кручу педали до указателя на Пловдив. Здесь боковая развязка выводит меня на дорогу 375, которая по мосту проходит над прежней трассой 86.

Таким образом, по 375-й въезжаю в Пловдив с запада. Затем двигаю по бульвару Пещерско шоссе до пересечения с бульваром Васил Априлов, по которому на север вокруг холма Бунарджик. На всем пути хорошо просматривается памятник Алёша – советскому солдату-освободителю, который по-прежнему возвышается на холме Бунарджик, хотя болгарские наци пытались уже неоднократно его снести. Воплощенный в песне Алёша является символом Пловдива. Памятник, установленный в 1954 г., представляет собой 11-метровую железобетонную скульптуру советского солдата, смотрящего на восток. Скульптура водружена на 6-метровый постамент, который украшен барельефами “Советская армия бьет врага” и “Народ встречает советских воинов”. Прототипом памятника считается рядовой 3-го Украинского фронта Алексей Иванович Скурлатов. На том же холме Бунарджик (“Холм Освободителей”) имеется памятник (установлен в 1881 г.) в честь царя-освободителя Александра II и победы русских воинов генерала Гурко над турками в январе 1878 г., освободивших Пловдив. На холм я решила не подниматься, топаю по Старому Пловдиву. Улица Христо Г. Данов приводит на площадь Джамия, на которой стоит мечеть Джумая – главное мусульманское молитвенное сооружение Пловдива. Здание мечети венчают девять покрытых свинцом куполов. Над северо-восточной частью храма возвышается минарет, украшенный орнаментальным узором из красного кирпича. Слева от мечети возведен памятник Филиппу II Македонскому (отцу Александра Македонского), который в 342 г. до н.э. завоевал город и назвал его Филиппополис в свою честь. Рядом с мечетью находится археологическая зона. Здесь в 1923 г. был раскопан античный стадион Филиппополиса (Римският стадион или Античен стадион), возведенный в начале 2 в. Его размеры – 240 м в длину, около 50 м в ширину. Монолитные блоки из мрамора использовались для возведения 14 рядов зрительских мест, на которых могли расположиться около 30 тыс. человек. На стадионе организовывались спортивные состязания, а также гладиаторские бои. В 1995 г. этот объект был объявлен национальным достоянием Болгарии. Отсюда шагаю до Соборной улицы, почти в начале которой находится кафедральный собор Успения Богородицы (Катедрален храм Свето Успение Богородично или Света Богородица), возведенный в 1844–1845 гг. на месте, где около 9–10 вв. находилась старинная церковь, в 1189 г. разграбленная крестоносцами в ходе Третьего крестового похода. Построенная в 1881 г. колокольня с четырьмя колоколами представляет собой трехэтажную башню, увенчанную куполом. Над арочным входом в колокольню высечена благодарственная надпись “В память освободителям”. Во дворе собора находится надгробие русским воинам, погибшим при освобождении Пловдива в 1878 г. От собора продолжаю движение на юг по бульвару Цар Борис Освободитель мимо руин римского театра (Античен театър), построенного в Филиппополисе в начале 2 в. до н.э., в годы правления императора Траяна. После завершения раскопок и работ по восстановлению этого памятника архитектуры в 1981 г. здесь было показано театральное представление. Ныне театр оборудован в соответствии с современными требованиями, здесь регулярно проводятся концерты, фестивали и т.п. На бульваре Цар Борис Освободитель, недалеко от римского театра, находится митрополитский храм “Света Марина”, посвященный св. мученице Марины Антиохийской. Архитектура церкви напоминает древние византийские постройки, стены сложены из необработанного камня. Изящная дубовая 6-ярусная колокольня высотой около 17 м стоит немного поодаль от основного здания церкви. На колокольне, возведенной в 1869–1870 гг., установлены 8 колоколов от 5 кг до 180 кг. Далее выхожу на пересечение бульвара Цар Борис Освободитель с бульваром Христо Ботев, который приводит к ж/д вокзалу. Здание ж/д вокзала, на удивление, чистое, опрятное. В кассе узнаю, что через 15 мин. отходит путницкий (пригородный) поезд до Карлово. Беру билет, спокойно без сутолоки захожу в новенький, двухвагонный, с низким входом поезд. Закрепляю велик у откидных сидений, сама занимаю два кресла, поскольку было много свободных мест.

И покатили мы в Карлово. С двух сторон – широкая долина. В Карлово выгрузилась, сориентировалась, что шоссе 6, ведущее в Калофер, находится прямо перед вокзалом. Карлово – это родной город Васила Левского, прославленного болгарина, который начал подготовку к освобождению Болгарии от турецкого ига. Здесь находится большой памятник Левскому и дом-музей Васила Левского. Карлово – это родное место альпиниста Христо Проданова – первого болгарина, ступившего на вершину Эверест. Специально посещать местный исторический музей нет времени, поэтому от вокзала поворачиваю направо и кручу педали неспешно вдоль отрогов Балканских гор (Стара Планина) до самого Калофера. Слева от шоссе полого лежит склон, а справа иногда близко к шоссе подходит железная дорога. До селения Васил Левски шоссе идет относительно полого, а после местами с небольшим подъемом. Слева уже близко подходят горные отроги, а после развилки на Куртово всхолмленность появляется и справа, дорога будто проложена в небольшом ущелье. На пути встречается несколько автозаправок и съестных заведений. Серпантинистые то пологие подъемы, то длинные спуски приводят к селению Калофер. Калофер – родной город национального болгарского героя Христо Ботева. С трассы хорошо просматривается скульптурная композиция, включающая в себя огромный памятник поэту и революционеру Христо Ботеву, а также памятные блоки с датами обретения свободы и фигурами болгарских воинов. Дорога от Калофера сначала идет как бы в узком лесном ущелье, но скоро справа долина расширяется, холмы уходят к горизонту. Двигаюсь то с легким подъемом, то с длинным иногда малозаметным спуском. Кстати, на картах и некоторых табло эта трасса имеет автобанный номер Е871. После Манолово долина расширяется и слева. После дождя, прошедшего накануне, воздух напоен благоухающим цветочным ароматом. Именно это место называется Долиной роз. В 17 в. турки привезли из Сирии тысячи черенков Дамасской масличной розы (Rosa Damascena) и высадили их в долине. Розы прижились, распустились, заполонили подножие гор Стара Планина. Долина стала своего рода фабрикой по производству эфирного розового масла. Сбор цветов длится с 20 мая по 20 июня. Обычно все местное женское население выходит на сбор цветочного урожая. Кроме роз здесь выращивают лаванду и мяту. Лавандовые плантации нежно сиреневого цвета попадаются то справа, то слева от трассы. После перекрестка с указателем вправо на Александрово обратила внимание на обелиск и скульптурную группу, установленные на левой стороне трассы. Это памятник болгарским партизанам, сражавшимся во Вторую мировую войну против фашизма. В долине выращивают не только розы и другие цветы, но и виноград, имеются фруктовые сады. Перед Дунавци в просвет деревьев мелькает озеро, точнее, водохранилище Копринка, раскинувшееся в 1 км от трассы. В середине 20 в. на дне искусственного озера Копринка археологами обнаружены руины древнего фракийского города Севтополиса, построенного после победы над македонянами в 4 в. до н.э. и названного в честь царя Севта III. Город включал цитадель, обнесенную крепостной стеной, а также царский дворец и рыночную площадь.

И вот показался Казанлык (Казанлък), расположенный в плодородной долине реки Тунджа, в географическом центре Болгарии. Перед въездом в город – дорожная развязка, от которой указатель выводит меня на мост, а с него – в западный квартал города. По бульвару 23-го пехотного Шипченского полка, потом по улице Христо Ботева устремляюсь к парку “Розариум”, который находится между улицей генерала Столетова и бульваром Освобождения. Казанлык является столицей знаменитой Долины роз. В конце мая – начале июня здесь устраиваются празднества, красочные представления и ритуалы освящения начала сбора лепестков роз, посвященные новому урожаю роз. Во время Фестиваля роз расцветает парк “Розариум”. В остальное время года парк представляет собой обычный сквер с клумбами без роз. Таким я его и увидела. В парке установлен 12-тиметровый мемориальный памятник в честь погибших в различных войнах болгар. Отправляюсь по улице Перник к перекрестку улиц генерала Радецки и Тюлбенска. За этим перекрестком наверху в парке Тюлбето находится Казанлыкская фракийская гробница – самая главная из 12 гробниц, обнаруженных в ходе раскопок в долине реки Тунджа. Эта гробница является частью Долины фракийских царей – комплекса храмов и гробниц. К гробнице ведет длинная каменная лестница (7-8 пролетов). Казанлыкская фракийская гробница была обнаружена в 1944 г. Гробница и ее роспись датируется 4 в. до н.э. Сооружение представляет собой шедевр фракийской архитектуры и живописи. Свод гробницы украшен фресками с изображением поминальной трапезы: знатный фракиец и его жена прощаются друг с другом в окружении слуг и музыкантов. В 1979 г. гробница города Казанлык была включена в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Взглянув снаружи на гробницу, я спускаюсь на улицу генерала Радецки и тем же путем, каким подъехала сюда, возвращаюсь на бульвар Освобождения, по которому стараюсь выбраться из города. Кстати, вдоль бульвара слева имеется, хотя и щербатая, асфальтовая велодорожка. В самом конце бульвара с правой стороны последнее здание принадлежит Институту роз и эфирно-масличных культур, при котором в 1969 г. был организован Музей роз. Экспозиция представлена в трех главных залах, рассказывающих о производстве розового масла в Болгарии. Из 1300 бутонов роз вырабатывается всего 1 грамм розового масла, которое используется в парфюмерии, фармакологии и пищевой промышленности. Долина роз – это самый крупный в мире поставщик розового масла (около 80%), которое считается одним из лучших в мире. Роза – один из символов Болгарии.

Итак, выезжаю из Казанлыка по шоссе 5, точнее, по велодорожке слева от него, т.к. шоссе имеет также автобанный номер Е85 и стоит указатель, что на вело двигаться по трассе нельзя. Дорога с небольшим уклоном все вверх и вверх. Изредка в обе стороны прокатываются велосипедисты, но груженых туристов среди них нет. Примерно через 3 км – с правой стороны трассы простерлось небольшое селение Крын (Крън). Село лежит еще в долине, далеко от хребта. Наша велодорожка перед Крыном закончилась, а дальше надо двигаться по краю шоссе. Машин не очень много, но достаточно. Вскоре с правой стороны узрела памятник, установленный на перекрестке трассы Е85 и дороги, уходящей вправо к вершине Бузлуджа. Высокая фигура изображает Димитра Благоева, основателя Болгарской рабочей социал-демократической партии и Коммунистической партии Болгарии. На Бузлуджу до сих пор сохранился полуразрушенный музейный комплекс, построенный в годы народной демократии на том месте, где 20 июля 1891 г. была учреждена Болгарская социал-демократическая партия. В некоторых местах с трассы просматривается частично этот комплекс. Еще через пару км от развилки на Бузлуджу слева от трассы видны три кургана. На самом маленьком установлен геодезический пункт с триангуляционным знаком. На среднем кургане различим обелиск, а самый большой курган – фракийская гробница Оструша. На эту гробницу направлен указатель и проехать к ней надо 1 км по неширокой асфальтовой дороге. Время до вечера еще есть, поэтому решаю пройти к гробнице. В 1993 г. в ходе археологических раскопок внутри кургана Оструша был найден подземный погребальный комплекс, построенный в середине 4 в. до н.э. Вход в здание находится с южной стороны. Погребальное ложе выполнено в виде вместилища наподобие саркофага, выдолбленного в монолитном блоке. От кургана Оструша хорошо виден памятник Победы русской армии 28 дек. 1877 г. над османской армией Весселя-паши, установленный на соседнем небольшом кургане. Возвращаюсь на трассу и держу путь к селению Шипка, виднеющемуся уже вдали. Далее, в начале небольшого лесочка, на правой обочине шоссе установлен был когда-то памятник. Сейчас от него остался один постамент. Поднялась по ступенькам к нему, разобрала по надписям, что памятник был поставлен в честь русских героев Шипки и освободителей Казанлыка. Слева в отдалении раскинулось село Шейново, сражение при котором 28 дек. 1877 г. стало одним из завершающих сражений русско-турецкой войны 1877–1878 гг. С пленением армии Весселя-паши некому уже было прикрывать кратчайший путь к Адрианополю и Константинополю, что поставило Турцию в невозможность продолжать войну.

Все ближе селение Шипка. На фоне зеленых холмов гор Стара Планина сверкают на закатном солнце купола храма-памятника Рождества Христова, который называют просто Русской церковью. Храм-памятник Рождества Христова (Храм-паметник Рождество Христово) посвящен погибшим во время русско-турецкой освободительной войны (1877–1878 гг.) русским воинам и болгарским ополченцам. Вдали, на вершине Столетов, виднеется памятник Свободы, который является мемориалом в память павших за освобождение Болгарии во время обороны перевала Шипка. В 17 час. раздалась чудная музыка, длившаяся около 15 мин. Это исполнялась вечерняя звонница из всех колоколов храма. Обхожу селение слева по трассе. На одном перекрестке вижу стенд, рассказывающий, что влево отходящая асфальтовая дорога ведет к кургану, внутри которого в 2004 г. обнаружена фракийская гробница Голяма Косматка. Эта гробница – одна из 12 гробниц, обнаруженных учеными в Долине фракийских царей, между Казанлыком и Шипкой. К музейному комплексу я не поехала, т.к. дело к вечеру и надо искать место для ночлега. Знаю, что возраст усыпальницы и совмещенного с ней погребального храма – примерно 3–5 вв. до н.э. Стены гробницы украшают старинные фрески. Археологи обнаружили золотую чашу для вина, кувшин, шлем и наколенники, конную амуницию, а из особо интересного – бронзовую голову статуи умершего. Указание имени на некоторых предметах, найденных в гробнице, говорит о том, что усыпальница предназначалась для фракийского царя Севта III. Он был главой племени одрисов. Завершаю объезд Шипки по трассе и по последнему въезду в селение прохожу чуть вперед. Справа за развилкой дорог натыкаюсь на красиво обустроенный источник. За ним обширная зеленая площадка с детскими качелями, лавочками со столом. Пригляделась, можно встать в глубине, ближе к изгороди огорода. Туда заглянула хозяйка, разрешила поставить палатку, сказала, что место спокойное. Действительно, набрав воды из источника и обустроив бивак, наблюдала, как до сумерек приходили на качели мамаши с детишками, позже за столом сидели подростки, на редкость, нешумные, спокойные, культурные. К ночи и они разошлись, стало тихо, лишь изредка слышен шум машин с трассы.

Утром, когда собралась, увидела молодого мужчину из соседнего дома. Разговорились, я попросила разрешение оставить у них вело с рюкзаком, чтобы налегке подняться к Русской церкви. Проблем нет. Ставлю груженый велик в закрытом дворе и отправляюсь по улочке вверх до небольшой площади, от которой влево по указателю поднимаюсь по асфальтовой дороге. Эта дорога приводит меня на машинно-автобусную площадку, где организован паркинг для экскурсионных автобусов. Далее, преодолев несколько лестничных пролетов, я оказываюсь на площадке перед великолепным золотокупольным Храмом-памятником Рождества Христова. Идея храма, его замысел принадлежит Ольге Николаевне Скобелевой, жене генерала Дмитрия Ивановича Скобелева и матери генерала Михаила Дмитриевича Скобелева. Они оба принимали активное участие в освобождении Болгарии от турецкого ига. Храм строился с 1885 г. по 1902 г. и стал первым памятником болгаро-русской дружбе на территории Болгарии. Его позолоченные головки вздымаются ввысь на высоту до 53 м. Колокола отлиты в России. Облик храма навеян мотивами ярославской школы церковной архитектуры 17 в. Фасад церкви украшен цветными мозаиками. Внутри возвышается изящный позолоченный иконостас. В самом храме и на стенах открытых галерей установлены мраморные плиты с названиями войсковых частей, участвовавших в боях за Шипку, а также именами русских солдат и офицеров, и болгарских ополченцев, павших при обороне Шипки. В 17 саркофагах в крипте храма покоятся останки героев. Имеется памятная доска со стихами, в которых воины Красной армии, освобождавшие Болгарию в 1944 г., приветствуют русских воинов, участвовавших в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. До 1934 г. храм-памятник вместе с прилежащими землями и постройками являлся собственностью России, затем был передан в собственность болгарской нации и Болгарской православной церкви. Во время народной демократии право собственности на храм перешло к Министерству обороны, а затем к Министерству культуры. Здание церкви Рождества Христова было включено в единый парково-музейный комплекс “Шипка-Бузлуджа”. Только в 2005 г. храм был возвращен Болгарской православной церкви, в ведение Старо-Загорской митрополии. На территории Болгарии свыше 450 памятников, которые посвящены русским освободителям болгар от османского ига в 1877–1878 гг., но этот считается самым красивым и впечатляющим. Обойдя храм-памятник по периметру, налюбовавшись превосходным интерьером, я возвращаюсь к оставленным велосипеду и рюкзаку, прощаюсь с хозяевами.

Выезжаю на трассу и начинаю подъем по вполне приличной, на удивление, дороге; прохожу бесконечные серпантины. Впереди 13-15 км до Шипкинского перевала высотой 1185 м, который является одним из главных путей сообщения между северной и южной Болгарией. На трассе установлен знак 30 км/час, поэтому авто сильно не разгоняются и не несутся, как шальные. Примерно за 2-3 км до перевала – удобная оборудованная площадка для отдыха: столики, скамейки. Воду я набрала раньше из оборудованного источника. Хочу заметить, что на всей трассе нет мусоросборников, урн, поэтому вся дорога замусорена: у источника и у мест отдыха – горы хлама, мусора, в общем, помойки. После перекуса и короткого отдыха бодро продолжаю движение. Вот хорошо стал виден монумент Свободы на вершине, выше перевала. Теперь, имея ориентир, зашагала энергичнее. Наконец, перевал – широкая седловина, на которой разместилось несколько жрачных заведений. С перевала крутая каменная лестница ведет к башне-памятнику, стоящей на пике Столетов. Это Монумент Свободы (Паметник на свободата “Шипка”) – мемориал в память павших за освобождение Болгарии, открытый в 1934 г. Сфотографировавшись на седловине и оставив груженый велосипед у одного из кафе, поднимаюсь по длинной каменной лестнице с почти 900 ступенями, построенной среди леса. Подъем заканчивается на нижней площадке, от которой широкая прямая лестница ведет к памятнику Свободы. Площадка отделана мраморными плитами с барельефами русских воинов, отражающими эпизоды героической обороны Шипки. Здесь же установлены мраморные плиты со словами благодарности и заверениями вечной дружбы. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Шипка получила известность благодаря длительным ожесточенным боям. Оборона Шипки – один из ключевых и наиболее известных эпизодов в этой войне. Передовой отряд генерала Гурко 5 июля 1877 г. приблизился с южной стороны к перевалу Шипка, занятому турецким отрядом (около 5 тыс. чел.) под командованием Хулюсси-паши. В тот же день отряд генерала Святополка-Мирского атаковал Шипку с северной стороны, но атака была отбита. Хулюсси-паша, считая свое положение опасным, в ночь с 6-го на 7-е ушел боковыми дорогами в город Калофер, бросив на своих позициях артиллерию. Затем Шипка была немедленно занята войсками князя Святополка-Мирского. Шипка вошла в район южного фронта русской армии, вверенного охране войск генерала Радецкого. В силу стратегических требований необходимо было во что бы то ни стало удерживать этот проход в наших руках. В начале августа 1877 г. армия Сулеймана-паши рвалась в северную Болгарию и планировала овладеть Шипкой. У нас в это время находились на перевале только Орловский пехотный полк и 5 болгарских дружин (всего до 4 тыс. чел.), с 27 орудиями, к которым, уже во время боя следующего дня, прибыл Брянский полк, увеличивший число защитников Шипки до 6 тыс. Утром 9 августа неприятельская артиллерия открыла огонь. Последовавшие затем атаки турецкой пехоты были отражены русскими. В шестидневном бою на Шипке потери русских составили до 3350 чел., турки потеряли более чем в два раза больше. Никаких значительных результатов бой этот не имел; обе стороны остались на своих позициях. С наступлением зимы положение войск на Шипке сделалось крайне тяжким: морозы и метели сделали больными до 9,5 тыс. человек. Конец 1877 г. ознаменовался и окончанием “шипкинского сидения”, последним актом которого была атака русских на турецкие позиции в деревне Шипка и сражение при Шейново.

В память о сражениях на Шипке создан национальный парк-музей “Шипка”. Шипкинская позиция усеяна десятками памятников и братских могил, над которыми величественно возвышается памятник Свободы. Рядом с нижней площадкой на травянистой возвышенности установлен обелиск, на одной стороне которого надпись: «Русским воинам, павшим при защите Шипкинского перевала с 9 августа по 28 декабря 1877 года». На другой стороне надпись: «14-й артиллерийской бригады Полковник Князь Мещерский. 9-й пехотной дивизии: Поручик Годило-Годлевский. Подпоручик Сапожков. Нижних чинов 314». На третьей стороне надпись «Братская могила». За этой Братской могилой организована площадка для авто, которые прибывают сюда по автомобильной дороге, проложенной слева от каменистой пешеходной лестницы и уходящей затем на вершину и по хребту в сторону Бузлуджи. Подъемы на сам перевал, а после на нижнюю площадку дают о себе знать навалившейся усталостью, поэтому решаю далее не подниматься. Прямо передо мной прямая лестница в несколько пролетов ведет от нижней площадки с мраморными плитами к вершине Столетов, на которой воздвигнут памятник Свободы. Вершина названа в 1954 г. в честь одного из руководителей обороны Шипки генерал-майора Н.Г. Столетова – русского военачальника, командующего болгарским ополчением в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. Первоначальное имя вершины Свети Николай. В 1977 г. имя снова было изменено, в этот раз на Шипка, несмотря на то, что возвышение с таким названием уже есть. Имею инфо, что памятник Свободы представляет собой каменную башню в виде усеченной пирамиды высотой 31,5 м. Гигантский бронзовый лев, длиной 8 м и высотой 4 м, расположен над входом в башню, и фигура женщины символизирует победу над османскими войсками. На первом этаже находится мраморный саркофаг с останками нескольких погибших при обороне. Есть еще четыре этажа, где расположена экспозиция болгарских военных флагов и других реликвий. Около памятника установлена чаша Вечного огня. За памятником Свободы – нагромождение скал. Это знаменитое Орлиное (Орлово) гнездо, где русские воины и болгарские ополченцы отражали атаки турецких частей Шакира-паши. Массивный металлический крест с двумя перекрестиями без надписи установлен на скалах. С нижней площадки я начинаю бодрый спуск по автодороге. Сразу за первым серпантином с правой стороны дороги открывается вид на Большой русский памятник на Шипке, посвященный Александру II. Он стоит в балке, на небольшой площадке. Немного ниже, также справа от дороги, находится огороженная Братская могила с несколькими захоронениями. Это Братская могила солдат и офицеров 4-й Стрелковой бригады, павших при обороне Шипченского перевала. Также на огороженной территории имеются плиты на отдельных могилах.

Спустившись, забираю вело с рюкзаком и выхожу на трассу, по которой мне теперь предстоит спуск. Да, на седловине находится еще одна Братская могила – обелиск-памятник воинов 35-го Брянского пехотного полка, 36-го Орловского пехотного полка, 9-й артиллерийской бригады. Надпись на памятнике: «В память героям товарищам, павшим при защите Шипкинского перевала с 9 августа по 25 декабря 1877 года». В конце перевала, на пути боевой славы русских воинов, можно насчитать еще 12 памятников. При спуске с перевала у дороги стоят отдельные памятники подпоручику Коко, командиру дружинников П.П. Калитину и командиру дружины ополченцев П.Н. Попову, впоследствии ставшему почетным гражданином города Казанлыка. Сфотографировала некоторые из них. Накручиваю серпантины вниз по живописной дороге. Через Шипкинский перевал проходит шоссе между городами Казанлык и Габрово. Первые исторические сведения о перевале относятся к 335 г. до н.э., когда Александр Македонский прошел через перевал со своим войском во время военного похода. Особенно возросло экономическое и стратегическое значение перевала во времена Римской империи, в І–4 вв., когда здесь были построены и оснащены с использованием лучших для своего времени строительных технологий римские дороги. После завоевания Болгарии османами в 14 в., турки превратили Габрово и Шипку в гарнизонные поселения для охраны перевала. И вот я спустилась в котловину: кругом горы, неширокая долина. Появился указатель “Габрово”, но до центра, как мне сказали, еще почти 5 км. Город расположен на высоте 390 м над у.м., на обоих берегах реки Янтра, слева от которой я поначалу качу. Еду-еду, потом иду, толкая велик, т.к. опять появился скрежет, тяжело крутится заднее колесо. Вот и до центра доплелась. Габрово известен своими каменными мостами через реку Янтра. По Баев (Байов) мосту, шедевру болгарской архитектуры, построенному в 1855 г. и украшенному скульптурными композициями, перехожу на правый берег реки и упираюсь в церковь Успения Богородицы (Църква Успение Богородично). Справа от церкви установлен памятник-бюст выдающемуся русскому военачальнику Федору Федоровичу Радецкому (1820–1890 гг.), принимавшему участие в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. На Шипкинском перевале генерал Радецкий нередко сам вставал перед войсками и лично водил их в штыки. 28 декабря в ходе фронтальной атаки на турецкие позиции русские войска и болгарские ополченцы спустились в долину и под общим руководством Радецкого было пленение всей шипкинской армии Весселя-паши. В Габрово именем Радецкого названа одна из центральных улиц. За памятником Радецкому находится Братская могила с двумя надгробными памятниками и несколькими надгробными плитами. Слева от церкви Успения Богородицы в сквере имеется еще одна Братская могила «Русским воинам, павшим при защите Шипкинского перевала с 9-го августа по 28-е декабря 1877 г. 14-й пехотной дивизии: офицеров – 16, низших чинов – 465. Ставил капитан Гасперский. В память героям-товарищам».

Иду по улице Р. Умников к ее началу. Мечтаю о встрече с Цоневыми, слишком много надежд. Ценка Цонева – моя подруга по переписке в студенческие времена. Потом, когда у меня менялись общежития в аспирантские годы, наша связь оборвалась. Знаю, что у нее есть брат Олег и сестра Таня. В общем, нашла дом 7. У входной двери в закрытый подъезд планка с фамилиями и персональными звонками. Звоню Цоневым. Отвечает мужской голос. Объясняю, кто я, что мне хотелось бы видеть Ценку. Оказывается, это брат Ценки Олег, говорит, что сейчас спустится. Вскоре выходит мужчина, за 50 лет. Здороваемся еще раз, я показываю их детскую фотографию, где он с сестрами. Олег начинает звонить Ценке, которая живет в другом месте, а Таня – еще дальше, на окраине города, ближе к Шипке, откуда я приехала. Ценка объясняет мне, извиняется, что у нее в квартире проблемы с ремонтом, что она не может меня принять. Олег тоже извиняется, что у них в квартире маленький ребенок и ему негде меня разместить. Вот и рухнули мечты о теплом душе. Сухо прощаюсь, не ожидала от Цоневых такой черствости. Ну, что ж, дело к вечеру, надо быстрей выбираться из города, искать место для ночлега где-нибудь на окраине. Мимо кафедрального собора св. Троица, построенного в 1889 г., перехожу по мосту Игото на левый берег Янтры и устало топаю по трассе 5, имеющей название в этом месте – улица Брянска. Я так была раздосадована и поглощена в свои думы, что совсем неожиданно для меня, вдруг справа вижу длинное здание, украшенное черной кошкой. Ну, конечно, это знаменитый музей, посвященный юмору, – Дом юмора и сатиры (Дом на хумора и сатирата), открытый 1 апреля 1972 г. на месте бывшего кожевенного завода. Габрово считается болгарской столицей юмора и ежегодно здесь проходят фестивали юмора. К сожалению, двери закрыты, поэтому лишь просто обошла Дом юмора вокруг. На площадке с правой стороны здания поставлены скамейки и несколько скульптурных композиций, среди которых – Дон Кихот и Санчо Панса. Знаю, что все выставочные залы заполнены работами творцов из 153 стран – веселыми композициями и скульптурами, сотнями карикатур, юмористическими фотографиями, плакатами, карнавальными масками и костюмами, а также веселыми детскими рисунками. Главный девиз хозяев этого Дома: «Мир уцелел, потому что смеяться умел!». Известно из анекдотов, что габровцы очень скупы, поэтому неприветливость Цоневых отнесла к их городской ментальности и стала воспринимать всю ситуацию с мягким юмором. В общем, как я сама люблю повторять: «Никогда еще не было так, чтобы было никак». А также по мною сформулированному закону сохранения добра: «Если где убудет, то где-то прибавится». И вот почти на окраине ухожу вправо вверх по улочке Батак. С левой стороны улочки у дома №3 вижу пожилую хозяйку, у которой прошу воду. Эта хозяйка, когда поняла, что я турист, предложила расположиться в их дворе на зеленой лужайке на стороне дома, где живет ее сын с семьей. Соглашаюсь без сомнения. Ставлю палатку, тут и сын подходит, его жена, их дочь. Знакомимся. Старшую хозяйку зовут Тавита, ее сына – Евгений, ее внучку – Симона. Как оказалось, Тавита в молодости ходила много в походы по Балканам, так что, можно сказать, родственная душа. Умылась, потом Тавита накормила меня фасолью в томате, маслинами. Пожелав всем спокойной ночи, отправляюсь спать в палатку.

Выспалась замечательно. Вода была, поэтому самостоятельно сготовила завтрак. Позже и Тавита, и Евгений наперебой предлагают разные презенты. В общем, как всегда, рюкзачок получился увесистый. Когда полностью собралась, то затеяла смазку задней втулки, но сделала это сноровисто и быстро. В конце концов, фотографируемся на прощание и сердечно расстаемся. Выкатываю на трассу 5, ведущую в Велико Тырново. С теплотой думаю о добросердечной Тавите и ее семье, приютившей меня, кстати, тоже габровцы, в отличие от бывших знакомых Цоневых, которые когда-то заверяли в дружбе, а оказались негостеприимными и прижимистыми. 5-6 км топаю в гору, забираюсь на водораздел, а после спуск к Дряново. Да, на подъеме, после проезда туннеля, с правой стороны в глубоком ущелье просматривается известный Дряновский монастырь (Дряновският манастир Свети Архангел Михаил). Монастырь посвящен архангелу Михаилу и был основан в 1187 г., но в 15 в. во время турецкого завоевания был полностью разрушен. Современный монастырь был построен в конце 17 в. В 19 в. стал центром болгарского национально-освободительного движения. Спустившись немного по шоссе, я увидела справа памятник болгарским героям-освободителям и развилку дорог. Согласно указателю, боковая дорога ведет к Дряновскому монастырю, расположенному в 4 км от основной трассы, и открытой неподалеку в известняковой горе на высоте 355 м над у.м. карстовой пещере Бачо Киро, в которой были обнаружены останки людей эпохи палеолита. Конечно, в другой раз проехала бы до монастыря, но приближающиеся черные тучи предупреждали о грозе и ливне. Надо было спешить, чтобы и вперед продвинуться, и иметь возможность в любой момент укрыться от дождя. Объезжаю долгое Дряново все по той же трассе 5 и почти на выезде из города ливень меня все-таки настигает. Прячусь под навесом удачно оказавшейся на пути автозаправки Лукойл. Так как затяжной дождь льет стеной, то пережидаю его уже в кафе при заправке. Попросила там воды и за столиком устроила перекус. Только через час дождь, наконец, прекратился и выглянуло солнце. Покатила к Велико Тырново. Дорога идет то длинными спусками, то пологими подъемами. По обеим сторонам дороги – ничего примечательного: или редкие поля, или лесистые склоны. Долго нет никаких селений, а появившийся Дебелец объезжаю справа по главной трассе 5. Теперь последний рывок: по мосту пересекаю реку Янтра, вскоре прохожу сложную дорожную развязку на окраине Велико Тырново, после которой съезжаю вправо с трассы на боковую дорогу, ведущую немного в обратном направлении, затем по мосту через Янтру к ж/д путям. Перетаскиваю груженый велик через пути (здесь протоптана тропинка) и подхожу к ж/д вокзалу. Как это часто бывало, договорилась с дежурным по станции, что оставлю у него велорюкзак, а сама налегке двинула в город.

Прохожу обратный путь через ж/д пути, поднимаюсь на трассу. От дорожной развязки выбираюсь на улицу Христо Ботев, которая приводит меня к парку Марно поле. В начале парка (со стороны центра) стоит бюст-памятник Иосифу Владимировичу Гурко (Ромейко-Гурко) – русскому генерал-фельдмаршалу, известному благодаря своим победам в русско-турецкой войне 1877–1878 гг., освобождению Тырново, Софии, Пловдива. От парка перехожу на площадь с памятником Мать Болгария (Паметник Майка България), который воздвигнут в память о погибших в 4-х войнах: русско-турецкой войне 1877–1878 гг., сербско-болгарской войне 1885 г., Первой балканской войне 1912–1913 гг. и Первой мировой войне 1915–1918 гг. Памятник был открыт 6 мая 1935 г. Наверху установлена статуя, символизирующая Мать Болгария, стоящую на коленях с флагом в руке. Вокруг мемориального комплекса разбит сквер со скамейками. Далее топаю по бульвару Независимости, который переходит в улицу Стефан Стамболов. Отсюда просматривается узкая оконечность холма Света гора, расположенного в излучине реки. Здесь находятся монумент и художественная галерея. Монументальный памятник Асеневцы (Паметник на Асеневци) создан в 1985 г. На памятнике показаны болгарских цари братья Асен и Петр, царь Калоян и царь Иван Асен II. Асени (Асеневци) – династия болгарских царей в период 1187–1280 гг. На рубеже 1185–1186 гг. братья возглавили восстание против Византии. В результате победы восстания было создано Второе Болгарское царство со столицей Тырново, первыми правителями которого стали братья Асен и Петр. На вершине холма Света гора находится Братская могила погибших солдат и офицеров 8-го Драгунского астраханского полка. Имеет форму пирамиды из камня с четырьмя ядрами, увенчанной крестом. Улица Стефан Стамболов приводит к холму, на котором стоит кафедральный собор Рождества Богородицы (Катедрален храм Свето Рождество Богородично), возведенный на месте старой церкви Рождество Богородично, построенной по проекту болгарского архитектора Колю Фичето в 1842–1844 гг. В 1877 г. в церкви проводился благодарственный молебен за вступление в Тырново русской освободительной армии. Во время землетрясения 1 апреля 1913 г. церковь Колю Фичето была разрушена. Фасад восстановлен по рисункам, сделанным перед землетрясением. Проехав еще немного по улице Иван Вазов, я попадаю на площадку, с которой начинается подъем на холм Царевец, который занимает архитектурно-музейный заповедник Царевец. Строительство крепостной стены было начато в 12 в. Протяженность стены 1100 м, ширина местами достигает 3,40 м и высота – более 10 м. В центральной части крепости расположен Дворцовый комплекс болгарских царей. Второй архитектурный комплекс – Дворец болгарской патриархии, находится на самом высоком месте холма. Здесь же возвышается трехнефный Патриарший собор Вознесения. У подножья холма Царевец располагается церковь Сорока мучеников (Свети Четиридесет мъченици) – усыпальница нескольких болгарских царей, место провозглашения независимости Болгарии в 1908 г. князем Фердинандом I. На протяжении многих лет на территории церкви ведутся раскопки и реставрационные работы. Обозрев все окрестности, быстро возвращаюсь назад к ж/д вокзалу. Здесь, забрав велорюкзак, едва успеваю на пригородный поезд, отходящий до станции Горна Оряховица. Билет покупаю в поезде у кондуктора сразу до станции Хан Крум. Как выяснилось, в Горна Оряховице надо сделать пересадку на другой поезд, следующий в Шумен, с этими же билетами. Когда отъехали из Горна Оряховицы, скоро попадаем в грозовой фронт. Настоящая буря: дождь хлещет, ветер свистит, молнии блистают, гром грохочет, но наш поезд упорно движется вперед. К Тырговиште (Търговище) подъезжаем уже без дождя, т.к. грозовой фронт здесь прошел. Ну, а в Хан Круме вечернее солнце успело подсушить асфальт. Село раскинулось по обеим сторонам от ж/д путей. Ухожу вправо, нашла закуток: в конце угловой улочки завернула еще раз за угол и увидела чистое место перед чьим-то садом. Рядом в доме взяла воду, хозяйка сказала, что встать можно. Ставлю палатку, хозяйничаю автономно.

После завтрака бодро собралась и иду определиться, куда можно пристроить велорюкзак, чтобы потом налегке на байке сделать радиалку в Преслав. Можно, конечно, пойти на станцию и там договориться, но пока двигаюсь по главной улице той части Хан Крума, что раскинулась справа от железки. На углу главной улицы Преслав и правой боковой улочки стоит очень запоминающийся дом: с башенкой на пристройке, ухоженный двор с двумя беседками. Слышу во дворе мужские голоса, зову. Выходит, опираясь на костыли, пожилой мужчина. Рассказываю о себе, объясняю просьбу. «Нет проблем, поезжайте в Преслав, а завтра покатите в Шумен, т.к. можно у нас переночевать» – слышу в ответ. Ну, посмотрим, как вернусь. Снимаю велорюкзак, ставлю его в беседку. Заодно знакомлюсь с хозяином Ангелом Кынчевым и его женой Васькой, подошедшей к нам. И вот я с маленьким рюкзаком, привязанным на багажник, как птица лечу в Преслав. До самого городка – около 7 км, но Старый Преслав, т.е. Велики Преслав, в окрестностях которого в 893–972 гг. находилась столица Первого болгарского царства, лежит дальше, еще в 4-5 км. Ориентируясь на указатели и подсказку местных жителей, пру в гору, в сторону кладбища, а там дорожка спускает меня к музею. Археологический музей “Велики Преслав” находится на территории национального историко-археологического заповедника, в который ныне объединены развалины древнего города. Музей обладает ценными артефактами, которые иллюстрируют вторую столицу Болгарии – Велики Преслав как ведущий центр славянской письменности, искусства и ремесел на юго-востоке в 9–10 вв. В музее хранится богатая коллекция староболгарского и византийского искусства, в том числе Преславский золотой клад из 170 золотых, серебряных и бронзовых предметов, украшенных сотовой эмалью, драгоценными камнями и жемчугом; более 500 свинцовых печатей. Вход в музей – 4 лева, но поскольку я стараюсь посещать музеи бесплатно, то платить не стала и в музей не иду. Зато сфотографировала велик у обрубков колонн на фоне музея. Потом спустилась еще по дорожке, вылезла на подъем и оказалась у развалин стены, в пролом которой дорожка привела меня на территорию восстановленной монастырской церкви святых Кирилла и Мефодия, возведенной в 1949 г. среди древнего соснового леса. Сфотографировала церковь, набрала чистой водички из питьевого фонтана. Отдохнув в тени деревьев, покатила по дороге, по которой сюда приезжают на авто. На развилке дорог указатель направляет вниз еще на 1 км к руинам древнего Преслава. Еду туда и оказываюсь в обширной археологической зоне. Строительство укрепленного поселения в этих местах началось во время правления князя Бориса (852–889 гг.), который постепенно перемещал центр государства из сгоревшей первой столицы Плиски к Преславу. На территории раскопок установлена памятная плита, посвященная болгарскому царю Симеону Великому, который в 893 г. окончательно перенес столицу Болгарии в город Велики Преслав. Правление этого царя осталось в истории как “Золотой век” Болгарии. Велики Преслав состоял из двух частей – внешнего города, окруженного каменной стеной, высотой до 10 м и толщиной 3,25 м с воротами и башнями, и внутреннего города – комплекса дворцовых зданий, также окруженного каменной стеной. Во внутреннем городе исследованы руины дворцов, сложенных из крупных камней. Частично восстановлена из руин Золотая (Круглая) церковь (908 г.), находившаяся во внешнем городе. Велики Преслав, в противовес старой языческой столице Плиска, становится центром христианизации Болгарии. В 919 г. на Церковном соборе в Преславе была провозглашена автокефалия Болгарской церкви и возведение ее в ранг патриархата. В 967 г. город захватил киевский князь Святослав Игоревич, который намеревался перенести сюда столицу из Киева. Как гласит летопись, сказал Святослав матери своей и боярам своим: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае – ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли – золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мёд и рабы».

Итак, побродив по археологической зоне, возвращаюсь по дороге в новый Преслав, преодолев по пути холмистый подъем. Увидела справа парк, свернула туда. В тени на скамейке устроила перекус и отдых. Потом проехала через центр городка и свернула на трассу в сторону Шумена. Около 16 час. возвращаюсь к радушным хозяевам в Хан Круме. Естественно, после долгой радиалки под жарким солнцем уже не хотелось никуда двигаться, поэтому принимаю предложение хозяина остаться у них на ночь. Палатку позволили поставить в саду, где пожелаю. Так что выбрала дальний угол, на травянистой площадке под орешиной. Ставлю палатку, раскладываю вещи. Ангел включил нагреватель воды для меня. Пока я занималась мелким ремонтом, вода нагрелась. С наслаждением моюсь горячей водой. Потом устроила грандиозную стирку, до вечера писала дневник. Тут Васька позвала меня на обильный ужин. От крепких напитков (ракии) я отказалась, поэтому запивала местным пивом Шуменское (слабое дрянцо) и газировкой. За ужином велась неспешная беседа и рассказ друг о друге. Мои новые знакомые оказались очень интересными людьми. Ангелу Димову Кынчеву (Кънчев) 31 января 2013 г. исполнится 80 лет. Он читает без очков, водит машину безаварийно и мыслит ясно. Ангел является бывшим марафонцем, Мастером спорта, в молодости выигрывал медали на Балканских играх (Балканиадах) и национальных чемпионатах. Как ветеран спорта участвовал в московской Олимпиаде в 1980 г. и даже в своем дворе воздвигнул маленькую кремлевскую башню. После 50 лет гражданского брака Ангел и его жена бабушка Васька в 2005 г. во второй раз венчались по церковному ритуалу среди руин Золотой церкви в Преславе. Как неутомимый общественник Ангел сейчас пишет письма министрам, чтобы в селе Хан Крум (названо в честь хана Первого Болгарского царства – Крума) установить памятник великому хану в честь 1200-летия победы хана Крума над византийским императором Никифором. Кроме этого, Ангел Кынчев, известный по прозвищу Олимпиец, является одним из основателей компании ООО “Виола”, которая продолжает уже сложившуюся традицию в семье Кынчевых, зародившуюся в начале 1970-х гг. – культивирование декоративных растений: кустарники (розы и др.), деревья, а из травянистых больше всего – фиалки. Правда, сейчас делами компании заправляет его сын. Я поделилась с хозяевами впечатлениями о путешествиях по всей Европе, рассказала о себе, своей семье. Сытая, довольная и уставшая я пошла к себе в палатку спать, пожелав милым хозяевам доброй ночи. На следующий день после сытного завтрака и съестного презента в дорогу мы с Ангелом обменялись адресами. Еще Ангел передал для своей бывшей ученицы, которая работала раньше экскурсоводом в Плиске, газету с заметкой о нем и письмо. Зовут эту тетушку Мария Колева. Я пообещала ее найти и передать послания. Ангел нарисовал мне подробный маршрут через Шумен и Мадару. На прощание сфотографировались все вместе и душевно простились.

Выезжаю из Хан Крума на трассу 7 и бодро качу на Шумен. Вскоре трасса огибает Шуменское озеро, а за ним – крупная дорожная развязка, на которой я сворачиваю влево на бульвар Ришки проход, ведущий в центр Шумена. Устремляюсь по этой дороге с небольшим подъемом до Центрального городского парка, затем вдоль него к площади Болгария, от которой начинается бульвар Славянски. В начале бульвара Славянски установлен памятник советским воинам “Советской армии-освободительнице”, в знак признательности болгарского народа Советской армии, освободившей Болгарию от фашизма. На обратной стороне стены имеется барельеф, символизирующий встречу Советской армии болгарским народом. Двигаясь далее по бульвару Славянски обратила внимание на скромный памятник-бюст князю Валериану Мадатову, генерал-лейтенанту армянского происхождения русской армии. В 1828 г. Мадатов одержал над турками две блестящих победы в Болгарии, но после последнего сражения под Шумлой, при осаде Шуменской крепости, заболел и умер. Похоронен в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге. На углу бульвара Славянски и улицы Адам Мицкевич, около Военного клуба (красивое здание с двумя львами при входе), установлен памятник-бюст генералу Владимиру Стоянову Заимову, болгарскому военачальнику, сотруднику советской военной разведки, Герою Советского Союза. Рядом с бульваром Славянски расположен Исторический музей, где есть несколько интересных экспонатов, в т.ч. копия фракийской боевой колесницы. Музей обладает богатой коллекцией икон, печатей и монет. Рядом с Историческим музеем находится библиотека. Отсюда начинается длинная лестница, которая приводит к памятнику “Создатели Болгарии”. Величественный архитектурный памятник “1300 лет Болгарии или Создателям Болгарии” находится на вершине Шуменского плато, на высоте 450 м над у.м., так что он отлично виден издали. Наверх я не стала подниматься, поскольку снизу, с бульвара Славянски, все прекрасно просматривается. Торжественное открытие памятника состоялось 28 ноября 1981 г., в честь 1300-летия со дня образования болгарского государства. Длина памятника 140 м, ширина 70 м и высота 50 м; на его вершине установлена фигура 1000-тонного льва. Архитектурная часть памятника имеет сложную асимметричную структуру, которая в верхней части оформлена спиралью, символизирующей непрерывное человеческое развитие. Монумент украшен барельефами первых болгарских ханов-царей: от хана Аспаруха до царя Симеона. На Шуменском плато правее огромного памятника Создателям болгарского государства организован историко-археологический заповедник “Шуменская крепость”. Эта старинная крепость была частью оборонительных сооружений, воздвигнутых, чтобы защитить Велики Преслав. В 1444 г. Шуменская крепость была взята и разрушена крестоносцами. Ныне от крепости сохранились лишь руины с восстановленной главной башней. Чтобы лучше увидеть снизу развалины крепости, направляюсь к западу от городского центра и по улице Васила Левски выхожу к самому значительному памятнику, относящемуся к эпохе турецкого завоевания, – мечети Томбул джамия с огромным куполом, построенной в 1744 г. Высота мечети с куполом составляет 25 м. Прекрасен внутренний дворик мечети с великолепным фонтаном для омовения посредине. Высота минарета составляет 40 м. Кроме этой действующей мечети, в Шумене много православных церквей. Возвращаясь к трассе по бульвару Симеон Великий, заглянула влево на улицу Отец Паисий, на которой в 1829 г. была построена церковь Святое Вознесение Господне (Свето Възнесение Господне). В ней хранятся ценные книги, золототканая плащаница с жемчугом (1776 г.) и икона с изображением святых Кирилла и Мефодия, подаренная русским генералом Белокопытовым в день освобождения Шумена от турок. Далее по бульвару Симеон Великий окончательно выехала из Шумена, т.к. бульвар, нырнув под шоссе 7, продолжается короткой дорогой, которая пересекает ж/д пути и вливается в трассу 2. Это спокойное шоссе порой обсажено с двух сторон деревьями, дающими приятную тень.

Спустившись в селение Матница, по указателю сворачиваю вправо на дорогу 2006 в Мадару. С облегчением после трассы, на которой меня уже припекло, еду по тенистой и живописной дороге. Примерно через 5 км вкатила в селение Мадара, известное национальным историко-археологическим заповедником “Мадара”, самой известной и значимой достопримечательностью которого является археологический памятник “Мадарский всадник” (Мадарски конник), представляющий собой уникальное рельефное изображение всадника реальных размеров, высеченное на отвесной скале на высоте 23 м. Археологи обнаружили Мадарский всадник в 1872 г. Дорога 2006 проходит через село и далее вблизи отвесных скал. От музея можно по тропе подняться к мосткам, организованным к месту, где высечен всадник. Наверх я, конечно, не полезла, потому что видела изображение снизу с дороги. Мадарский всадник датирован приблизительно 710 г. н.э. и был создан во время правления болгарского хана Тервела. Вероятно, это изображение национального героя или болгарского владетеля–хана. В 1979 г. Мадарский всадник был занесен в Список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. В 2006 г. всадник стал символом Болгарии. Вообще, скалы в окрестностях села Мадара – место для языческих фракийских и болгарских святилищ. В 14 в. в мадарских скалах был высечен скальный монастырь с более 150 кельями. Лесная дорога спускается в село Калугерица, которое я миновала и по 2006-й добираюсь до села Каспичан. На перекрестке по указателю на Плиску сворачиваю на дорогу 2007, которая почти все время на подъем. Однако, прячась в тени ореховых посадок, довольно быстро добралась до городка. Сфотографировала стоящий в центре памятник князю Борису I, правителю Болгарии в 852–889 гг., который в 865 г. именно в древней Плиске вводит христианство в качестве государственной религии Болгарского царства. Князь Борис I канонизирован Болгарской православной церковью как святой царь Борис Креститель (Св. цар Борис Покръстител). Да, спросила у повстречавшихся пожилых женщин про Марию Колеву. С радостью услышала, что они ее знают, она еще работает в заповеднике, продает билеты, сувениры. В общем, пру опять в гору, в старую Плиску, руины которой лежат в 3 км от современного города. Кстати, где-то на полпути меня обгоняет пожилая женщина на велосипеде. А когда я подошла к площадке перед воротами града Плиска, то увидела эту женщину, сидящую под навесом между кассой и сувенирным киоском. Осведомилась, не она ли Мария Колева – да, отвечает. Я с радостью поприветствовала ее, передала послание от Ангела. Она была очень тронута, много расспрашивала о Кынчевых, обо мне. Потом без билета пропустила на территорию града, предварительно, как опытный и старейший экскурсовод заповедника “Плиска” рассказала, что там имеется, как лучше все осмотреть.

Итак, через отреставрированный главный вход направляюсь на территорию Национального историко-археологического заповедника “Плиска”. На этом месте в 681–893 гг. стояла первая столица Дунайской Болгарии – Плиска. Болгары построили свою столицу в поле, окруженном холмами, которые являлись естественным барьером для врага. Построили также три оборонительные линии: глубокий ров с высокой земляной насыпью, 12-метровую стену из огромных каменных блоков и кирпичное заграждение внутреннего города. Первая столица Болгарии Плиска занимала территорию в 23 км². Плиска была разграблена византийской армией в 811 г., но скоро захватчиков оттеснил хан Крум. Царь Симеон I, продолживший политику христианизации, перенес столицу в Велики Преслав. Значение Плиски падало, город разрушался, но заново восстановлен не был. Во времена османов городок назывался Абобой, в 1923 г. он был переименован в Плисков, а в 1947 г. он получил современное название – Плиска. Вплоть до конца 19 в. развалины Плиски использовались в качестве каменоломни, поэтому основные постройки были снесены до основания, до фундамента. Первые раскопки на территории древней Плиски были проведены директором Русского археологического института в Константинополе Федором Успенским в 1897–1898 гг. Останки города являются одними из самых впечатляющих памятников средневековой архитектуры. Город был снабжен канализацией и системой обогревания. Здесь обнаружен большой дворец, построенный ханом Омуртагом. В центре дворца находился тронный зал. Ныне на территории заповедника “Плиска” создан музей, в экспозиции которого представлены найденные артефакты из археологической зоны. В музей меня свободно пустили, осмотрела не только экспонаты-находки, но и макеты строений, которые здесь располагались, схемы планировки древнего города. На территории заповедника, невдалеке от музея, находится могила с большим каменным крестом Карела Шкорпила, чешского и болгарского историка и археолога. Карел Шкорпил проводил археологические раскопки и открытия на территории Плиски. С 1915 г. он руководил Варненским археологическим музеем, являлся одним из основателей Варненского археологического общества. Познакомившись с музеем, двигаюсь против часовой стрелки, обходя места раскопок, занимающие обширную территорию. Традиционно руководство заповедника проводит летом археологический семинар, в котором принимают участие студенты-историки. Домики археологической базы располагаются за музеем. Студенты работают на раскопках, слушают лекции болгарских историков. Для работ в археологической зоне нанимают также рабочих из окрестных деревень. После посещения археологической зоны, я возвращаюсь на площадку к павильону с сувенирами и кассой, где оставляла груженый велик под присмотром Марии. Передохнув и попив воды, я решила сходить еще за 2 км к базилике. Снова оставляю рюкзак и велосипед у киосков, топаю по асфальтовой дорожке, проложенной вдоль отрытых плит, которые когда-то вели к церкви времен царя Бориса I. И вот подхожу к еще одной обширной археологической зоне. Здесь раскопаны руины внушительного кафедрального храма Большая базилика (Голямата базилика). До строительства базилики в этом месте существовал языческий храм и потом раннехристианский мавзолейный комплекс. Большая базилика являлась религиозно-дворцовым комплексом, включавшим кафедральный собор, дворец архиепископа, а также монастырь. Ее строительство было завершено около 875 г. и в течение 250 лет базилика осуществляла функции кафедрального собора, княжеской, епископальной и монастырской церкви, являлась центром духовной и религиозной жизни Плиски и ранней средневековой Болгарии. Вся территория комплекса была огорожена 4-хметровой каменной стеной с зубцами. В настоящее время ведется активная реставрация и воссоздание первоначального вида религиозно-дворцового комплекса. Фрагменты Большой базилики выглядят очень светлыми и праздничными, но восстановили сейчас еще немного. Походив среди раскопок и сфотографировав возрожденные элементы комплекса, возвращаюсь к павильону около главного входа в заповедник. Перекусила, отдохнула в тени. Кстати, площадка оборудована чистым туалетом, есть вода.

Сфотографировав Марию на память и поблагодарив ее за все доброе, что она для меня сделала, попрощалась с ней и покатила с горки в городок. Затем двигаю в направлении дороги на Нови Пазар. Сначала был недолгий подъем на пару перегибов, а после долгий спуск в Нови Пазар, ничем не примечательный, обычная болгарская развалюха с чуть-чуть приукрашенным центром. Близится завершение моего маршрута. Ох, скорей бы это путешествие закончилось. Болгарская разруха и нецивилизованность весьма надоели. Пройдя почти через центр городка, вылезла наверх, на старую трассу 2, ведущую в Варну. Теперь еду-топаю по ней. В соответствии с картой, долго не было никаких селений. Перегиб за перегибом, увал за увалом, много подъемов, меньше спусков. Моря что-то не видать, да и не верится, что к морю качу – не чувствуется общего понижения. Все время я где-то на полонине. Наконец, спуск к большому селу Ветрино. Устроила перекус и отдых на автозаправке, писала дневник. Потом собралась и покатила-пошла до следующего села. Оно называется Неофит Рилски, в честь известного болгарского просветителя Неофита Рильского. Неофит Рильский (Неофит Рилски, в миру Никола Поппетров Бенин, 1793–1881 гг.) – болгарский монах и художник. Преподавал в Габрово, прославился переводами на новоболгарский Нового Завета, катехизиса, создал болгарскую грамматику, букварь (1835 г.) и глобус. Неофит Рильский последние годы жизни провел в Рильском монастыре, где и скончался. Старое турецкое название села Кутлу бей. После освобождения Болгарии от турецкого рабства, спустя 50 лет, в 1934 г., деревня была названа Неофит Рилски. Доехав до перекрестка трассы 2 с главной улицей села, свернула налево на эту улицу, а потом сразу направо на боковую улочку и вышла к полям и задворкам нескольких домов. Увидела пожилую женщину, поговорила с ней на предмет ночевки. Она предложила встать у их ограды на траве. Два мальчика, ее внука, все пытались мне помочь с организацией бивака. Ставлю палатку. Тут подошла дочь хозяйки, принесла пару помидоров и большой огурец. Мы с ней стали беседовать, но вскоре заявился ее пьяный муж, погнал ее домой работать. На шум вышла хозяйка из соседнего дома (это самый первый дом в ряду), сказала, что приглашает к себе во двор, в дом. Так будет спокойнее и безопаснее. Иду к ним, знакомимся: хозяйка Боряна (Борянка), хозяин Желю, их взрослая дочь Иорданка (Дани). В общем, они дружно заявили, что нет проблем: я могу расположиться на веранде, на отдельной кровати. К моим услугам душ, все блага цивилизации. Был сытный ужин, запивала все пивом, отказавшись от сливовицы. Сегодня уже 40-ой день маршрута. Подсчитала км, получилось за 40 дней путешествия – 2345 км.

Мои милые хозяева еще вчера, объяснив как проехать на Варненское озеро, где причал Варна-паромная (Ferryboat), все-таки, решили меня отвезти туда на машине. Утром, пока я собиралась, а Борянка готовила завтрак, Желю открутил болт, сложил велик и поместил его в багажник авто. После сытного и вкусного завтрака мы сфотографировались, обменялись адресами и загрузились втроем в машину, оставив Дани дома. Добрались до Варны-паромной довольно извилистым путем через городок Девня. Подкатили, спустились с дороги на плац, где стоят фуры – никаких паромов. Борянка и я подошли к дежурному в будке. Тот не в курсе расписания паромов, но дал телефон агента Румена Цветкова, который может точно знать инфо. Пытались позвонить, но телефон молчал. Борянка подошла к водителю одной из фур, спросила, знают ли они, когда будет паром с Украины. Ответили, что 2 августа, а уйдет 3-4 августа. В общем, меня решили не выгружать, а отвезти назад в Неофит Рилски. Я была немного в ступоре: не могла решить, как мне быть, поэтому подчинилась моим болгарским друзьям. Едем назад. Прикатили. До обеда я помогала Борянке по хозяйству: кормили-поили кур, индюшек, цесарок, баранов, затем поливали огород. Обратила внимание на хозяйские помидоры. Меня и раньше в Болгарии угощали большущими помидорами, но эти были просто гигантские. Удивительно, как они держались на тоненьких хвостиках. Вспоминала при этом о маленьких вечно-зеленых болгарских помидорах из моей московской студенческой жизни. Полагала тогда, что большие мясистые помидоры выращивают только в Средней Азии. Ан, нет, и в Болгарии, оказывается, тоже. После обеда хозяева отдыхали, спали, а я писала дневник, позже устроила постирушку. Потом хозяева готовили званый ужин. К 20 час. подошли гости в количестве трех человек. Степенно поедали в больших количествах салаты, народ пил ракию, сливовицу, а я пиво и лимонад. Потом подали куски мяса (видела, что вымачивали его в пиве и ракии) с гарниром – рис и овощи. Так в обжорстве закончился день и званый ужин. Да, самое важное. Вечером дозвонились до Румена. Он сказал, что паром из Ильичевска будет завтра в 9 утра, чтобы я подъезжала к 13 час. Тут же я заявила моим дорогим хозяевам, что я спокойно поеду своим ходом, что маршрут хорошо запомнила.

Утром собралась, угостилась хозяйским завтраком. С собой взяла бутылку холодной воды, пару помидоров, три огурца – и так вес рюкзачка стал приличным. Сначала попрощалась с Желю: он уехал на работу в Девню. Потом было трогательное прощание с Борянкой и Дани. Выезжаю из села Неофит Рилски, затем подъем и спуск к Девне. После автозаправки Лукойл – поворот в городок, а там перед хотелем свернула на дорогу 9044 в Синдел. По ней долго топала-ехала, т.к. уже жарко стало. Пейзаж убогий: голая дорога, слева вдали виднеются корпуса огромного химического комплекса. Наконец, поворот налево на Разделну и по дороге 9004 еду в направлении Варны. Впереди на горе возвышается крепость Петрича, местная достопримечательность. Но мои мысли и чаяния устремлены уже к дому, поэтому никакими примечательными местами меня не соблазнишь. Проехала вдоль села Разделна, потом слева уложены рельсы, по которым идут составы на ж/д причал и обратно. Вдали, у западной оконечности Варненского озера и на противоположном его берегу, построены грузовые терминалы. И вот я спускаюсь на плац. Никакого парома нет. Подъехала к дежурному и узнаю, что сегодня парома не будет, придет он завтра. Любезный дежурный сам позвонил Румену, чтобы уточнить. Передает мне трубку. Румен передо мной извиняется, ссылается на украинские обстоятельства, но завтра, мол, паром будет точно в 8.30, а обратно уйдет в 14 час. Ладно, прошу разрешение у дежурного поставить палатку на травке за его домиком. Дежурный позвонил начальству, мне разрешили поставить палатку чуть в стороне домика дежурного, за сеткой погранзоны. Провела экологический десант: собрала всяческий мусор и кучу пластиковых бутылок за домиком и вокруг него. Поставила палатку, разложила вещи. Примерно в 1 км по дороге на Варну есть оборудованный источник питьевой холодной воды. В рюкзачок загрузила все мои пустые бутылки (хорошо, что я их раньше не выбросила), направилась к источнику. Приятно прошлась по тенистой дороге до источника, где из двух труб выливается вкусная холодная вода. Правда, как всегда, место вокруг замусорено. Умылась, напилась, набрала 4 бутылки. Возвращаюсь на плац, сгружаюсь у палатки. Потратила оставшиеся 4 лева на мелочевку в маленьком кафе на краю плаца. Незаметно закончился этот жаркий денек, хотя палатку я поставила так, что у входа был ветерок и тень. К вечеру пришла прохлада.

На следующий день, 2 августа, утром уже стоял у причала огромный паром “Герои Плевны”. Дежурный сказал, что агент Румен приехал и находится в здании комплекса Ferry-Boat. Меня пропустили на территорию, нашла Румена на втором этаже. Он сделал копию паспорта, сказал, что билет будет на пароме, а подойти надо к 11 час., когда приедут пограничники и таможенники. Я вернулась к палатке, стала складываться, упаковываться. Затем оставила велик у домика дежурного, а сама сходила к источнику, набрала две бутылки холодной воды. В 11 час. дежурный пропустил меня с велосипедом на территорию, подошла к зданию с правой стороны – там офис погранцов и таможенников. Погранцы посмотрели паспорт – все в порядке, а таможенника пришлось ждать почти 40-45 мин. После его появления – беглый опрос, что у меня в рюкзаке (осмотра не было), потом штамп на визе погранцов и иду на паром. Я оставляю велик внутри, привязав его к какой-то балке сбоку, а сама с членом команды, помогавшим мне тащить велорюкзак, поднимаюсь по бесконечным ступенькам трапов. Наконец, мы наверху. Здесь меня одну определяют в 2-хместный номер, за билет плачу 80 $. Пассажиров немного, человек 20. Примерно в 15.30 вышли на палубу и смотрели, как отходим от причала, как проходим узкий фарватер длинного Варненского озера и мимо Варны выходим в Черное море. До ужина я сходила в душ, переоделась в чистое. Ужин был в 19 час. Кормили супом, на второе – гречка с колбасками, запивали компотом. Потом еще народ погулял на палубе. Познакомилась и поговорили с парнем из Генуи, а позже с другим – из Израиля. Попрактиковалась с ними в английском. Назавтра в 7.30 встала, умылась, пошла на завтрак. Кормили скудно: хлеб с маслом и колбасой, порция творога со сметаной, чай. Попросила добавку творога – дали. После завтрака вернулась в каюту, писала дневник. До обеда пассажиры дышали морским воздухом на палубе, там меня несколько раз сфотографировали. В 13 час. пошли обедать, сытно поели. Потом я собирала велорюкзак. В 15 час. наш грузопассажирский паром “Герои Плевны” судоходной компании “Укрферри”, уже подходил к Ильичевску, а к 16 час. пришвартовался. После нас долго почему-то держали по каютам и лишь через пару часов разрешили спуститься в трюм парома. Еще почти час стоим у открытого трюма, пока не переместились к ближайшему пункту пограничного и таможенного контроля. Там, простояв час, я начала бегать по кабинетам и требовать, чтобы меня отпустили, т.к. я на вело даже до Одессы не доберусь. Тогда мой паспорт, наконец, посмотрели, а рюкзак и досматривать не стали – выпустили. Оставив других пассажиров у КПП, я покатила к выходу большой пограничной зоны.

Выехала, вышла из-под моста на трассу Ильичевск-Одесса. Быстро наступают сумерки. Тут справа вижу коттеджный поселок, сворачиваю туда, а там сразу еще направо по внутренней улочке, почти в тупик. С левой стороны улочки увидела земельный участок между домами. Встала на травке на этом участке у недостроенного дома. Пошла за водой к дому (дальше в тупик), у которого заметила машину. Позвонила в домофон, ответила женщина. Я представилась, попросила воды. Вышел ее сын-подросток и налил мне две бутылки воды. Поблагодарила и вернулась к себе в палатку. Только разместила вещи, слышу голоса: это подошла та хозяйка с сыном, принесли мне еще две бутылки минеральной воды. Женщина на меня внимательно посмотрела и спросила, не меня ли по ТВ показывали. Я подтвердила, что был сюжет на СТБ, показывали в апреле. Она заахала, пообщались, я рассказала о своем сайте. После попрощались, они ушли. Только я умылась и хотела уже готовить ужин, тут снова голоса. Добросердечные люди принесли мне на ужин жаркое с картошкой, чай горячий, пакет печенья. Я была ошарашена. Сердечно поблагодарила, поговорили еще немного, рассказала, где проехала в этом году. Они успели зайти на мой сайт, выслушала слова восхищения. Мы тепло попрощались, пожелав спокойной ночи. После их ухода я очень сытно и вкусно поела. Утром двинула по трассе в Одессу. Дорога сначала шла все время на подъем, идти приходилось по обочине, т.к. интенсивное движение. Юрий Шубов, мой одноклассник по средней школе №1 города Оха-на-Сахалине, проживает теперь в Одессе. Мы списывались до моего похода, договорились, что я у него остановлюсь. Юрий сообщил свой адрес, это где-то на жилмассиве Котовского. При въезде в Одессу на автозаправке спросила, где этот жилмассив, как оказалось, это противоположный конец. Можно добираться по объездной, или насквозь через весь город. Решила двигать по одесским улицам, проспектам и бульварам. Да, не знала я, что это так далеко, муторно и тяжко. В общем, совсем уставшая, доплелась до Марсельской улицы, где живет Юрий. Поприветствовали друг друга, на лифте подняли велосипед. Юра все сетовал, почему я не позвонила, ведь он мог бы приехать за мной на машине. Но что-то я совсем забыла, что у него есть машина. После смачного ужина сидела за компом, смотрела ТВ. Знаменательно, что наша встреча одноклассников состоялась через 45 лет после окончания школы. Еще пара дней прошли в общении, воспоминаниях. Из Одессы удалось уехать домой лишь 7 авг. Добиралась до Алчевска на автобусе через Николаев, Кривой Рог, Днепропетровск, Донецк. В 6 час. утра 8 августа автобус подошел к автовокзалу в Алчевске. Выгрузилась. Собрала велик, затянула рюкзак покрепче. Покатила по утреннему городу. Вот я и дома.

Такое у меня получилось путешествие летом 2011 года. За 45 дней я проехала 2410 км. Посетила немногочисленные интересные места, обогатилась новыми впечатлениями и разнообразными эмоциями, повстречалась с большим числом очень хороших и добрых людей. Узнать подробности этого велопутешествия, получить консультацию можно по моему электронному адресу: r_larisa@mail.ru.

Расходы на организацию и проведение путешествия составили 1590 грив., 29,5 евро и 176 долларов США. При переводе гривны в евро (по курсу 1:0,0918) и долларов США в евро (по курсу 1:0,704) итоговая сумма получилась примерно 300 €.

Таблицы статей расходов на организацию и проведение путешествия:


Comments