Брачные контракты крестьян села Поречье-Рыбное в первой половине XIX в.

Александр Морозов
Социальные и имущественные отношения ростовских крестьян в городе и в вотчине ярко характеризуют их договоры (контракты). Часть из них содержится в «Книге для записи договоров и согласий» Поречского вотчинного правления (орган местного самоуправления). В ней нотариально осуществлялась регистрация сделок самого разного характера между односельчанами, а также между крестьянами и посторонними лицами, заключенных в период с 1826 по 1832 гг.
Кроме всех прочих договоров, в указанный период было также зарегистрировано 13 брачных контрактов – «Условий», «Положений» и «Согласий». Они свидетельствуют о награждении жениха или невесты кем-то из родителей - половиной дома, домашнего скарба, огородного заведения в городе, суммой денег от 1000 до 3000 руб. Как правило, невесте отходила половина дома жениха или его родительского дома, делая ее полноправной хозяйкой. Аналогично, половина дома невесты или ее родителей отходила жениху, если он был принят к ним в дом. Обговаривались условия использования капитала, принадлежавшего одному из супругов, обязанности содержания престарелых родителей, воспитания детей до их совершеннолетия и вступления в брак. Ниже представлены три подобных документа, сходных по своим формальным признакам, но отличающиеся по составу лиц, их подписавших.
В первом документе договор заключили непосредственно жених и невеста, причем оба вступившие в брак повторно. Жених был самостоятельным домохозяином. Дом и капитал невесты, богатой и молодой вдовы без детей, находились в опеке у общины, с согласия которой заключался брак. Поэтому в документе присутствует подпись опекуна.
Следующий договор был оформлен родителями - крестьянами разных ростовских сел, принадлежавших одному помещику. Жених и невеста не являлись самостоятельными в плане имущества людьми, жили в отчем доме, вступали в брак впервые.
В последнем случае договор заключили три участника: два состоятельных крестьянина и «покупной человек». Последний – лицо, ранее приобретенное на имя помещика одним из упомянутых крестьян «для своих услуг».
В данном эпизоде крестьянин отпустил своего крепостного на волю, для брака с дочерью другого крестьянина, согласившегося принять его в дом на определенных условиях. Социальный статус бывшего «покупного» существенно повышался до уровня крестьянина – члена общины, ставшего, благодаря браку, обладателем движимого и недвижимого имущества.
Документы крестьяне подписывали фамилией, именем и отчеством. «Покупные» люди, не имевшие фамилий – именем и отчеством. Подпись за неграмотного ставили родственники или односельчане. Запись договора нотариально заверялась бурмистром.
В целом письменная регистрация вотчинным правлением крестьянских договоров и контрактов: согласий, условий и положений, более типична для города, а не для деревни.
1
1827 года октября 26 дня, мы нижеподписавшиеся вотчины Его Сиятельства Государя нашего Графа Владимира Григорьевича Орлова, села Поречья, крестьянин Михайло Михайлов Булатов и крестьянская вдова Анна Андреева Лалина, положили мы, по добровольному нашему между собой согласию, сочетаться вторым браком. И если бог соблаговолит совершить сей намеренный наш брак, в таком случае о имении нашем делаем следующее положение: 1-е. Если я, Анна Андреева, по сочетанию законным браком по воле божией помру прежде нареченного моего супруга, то после смерти моей все мое имение, какое тогда находиться будет, и дом, предоставить в полное распоряжение ему, супругу моему и с рожденными моими от него детьми, если оные впоследствии от меня будут. Но ежели он пожелает производить собственную торговлю или другую какую промышленность и вотчинным начальством признается достойным распоряжаться моим капиталом, то предоставляю ему и при жизни моей взять в свое распоряжение из находящегося моего, в опеке, капитала до десяти тысяч 10,000 рублей. – 2-е. Если мы, Михайло Михайлов и Анна Андреева, пожелаем по силе условия, учиненного [1]819 года в октябре месяце, при вступлении меня, Андреевой, по 1-му браку в замужество с покойным мужем Иваном Никитиным Лалиным, взять к себе половинную часть ево движимого и недвижимого имения, в таком случае должны мы за него, покойного, заплатить половинную часть состоящих за ним долгов. И 3-е. А если я, Михайло Михайлов, по сочетании законным браком помру прежде ея, нареченной моей супруги, то также, благоприобретенное мной имение предоставляю в полное распоряжение ей, супруге моей, с рожденными от нее моими детьми, если оные будут. С таким притом обязательством, чтоб ей, на счет такового моего имения, имеющуюся у меня от первого брака дочь, девицу Евдокию, если она при жизни моей не будет отдана в замужество, то по надлежащему порядку воспитать и выдать в замужество, с приличным на приданое награждением. Каковое наше обоюдное о имении положение и обязуемся навсегда, с обоих сторон сдержать свято и нерушимо. К сему условию крестьянин Михайло Михайлов Булатов руку приложил. К сему условию вдова Анна Андреева руку приложила. – При сем положении был опекун Михайло Иванов Хохольков, в том и руку приложил.
1827 года октября 26-го дня сие условие Его Сиятельства Государя нашего Графа Владимира Григорьевича Орлова в порецком вотчинном правлении явлено, в книгу записано, подлинное отдано Михайле Михайлову Булатову.
[подпись] бурмистр Иван Самойлов.
2
1829 года ноября 6 дня вотчины Его Сиятельства, Государя нашего Графа Владимира Григорьевича Орлова, села Поречья крестьянин Андрей Иванов Пелевин дал сие обязательство села Воржи крестьянину Ивану Григорьеву Трусову в том, что положил я, Пелевин, с ним, с Трусовым, по взаимному нашему согласию сочетать законным браком, я, Пелевин, сына моего, Якова на его, Трусова, дочери девице Елене. И ежели бог соблаговолит совершить сей намеренный брак, в таком случае я, Пелевин, если в последствии произойдут между мной и сыном Яковом какие либо несогласия и нужно будет учинить раздел, то обязуюсь я, Пелевин, оного сына моего Якова наградить половиною моего дома. В чем и должен сие мое обязательство во всей силе содержать свято и нерушимо.
[1]829 года ноября 6-го дня сие обязательство Его Сиятельства Государя нашего Графа Владимира Григорьевича Орлова в порецком вотчинном правлении явлено, в книгу записано, подлинное отдано Андрею Пелевину.
[подписи бурмистра нет]
3
1832 года генваря 20 дня вотчины Ея Сиятельства Государыни Графини Софьи Владимировны Паниной села Поречья крестьяне: Дмитрий Васильев Королев и Петр Яковлев Лепехин сделали сие наше условие в следующем: отпускаю я, Королев, покупного своего человека Андрея Абрамова к нему, Петру Лепехину в зятья, для сочетания законным браком на дочери ево, девице Прасковье Петровой, коего я, Петр Лепехин, принять к себе в дом согласен. И если бог соблаговолит сочетать их браком, то должен он, Абрам, оказывать мне и будущей теще своей по смерть нашу всякое почитание, и обходиться в доме нашем как родной сын. За что я, Лепехин, предоставляю ему в полное владение ево половину моего каменного дома. Ежели окажутся на мне, Лепехине, в последствии каковые либо долги и будут требуемы с него, будущего зятя моего, в таком случае он, Абрамов, оных платить не обязуется нисколько. Рекрутскую повинность, состоящую на нем четверть рекрута должен он, Абрамов, очистить сам своим счетом. – К сему условию Дмитрий Васильев Королев руку приложил. К сему условию Петр Яковлев Лепехин руку приложил, за неумением ево грамоте Никита Иванов Сорогин расписался и свидетелем при оном деле был.
1832 года генваря 22 дня сие условие Ея Сиятельства Государыни Графини Софьи Владимировны Паниной в порецком вотчинном правлении явлено и в книгу записано, подлинное выдано Андрею Абрамову.
[подпись] бурмистр Абрам Пыхов.
Comments