Самолеты - это "баржи смерти"!

 
статья "Самолеты как "баржи смерти" Аэробус А-320 в ливрее Армавиа
   Эта страшная тайна открылась мне в мае 2006 года. в ночь со 2 на 3 мая произошла авикатастрофа - при заходе на посадку упал в Черное море большой пассажирский авиалайнер Аэробус А-320. Все пассажиры и весь экипаж погибли. Но неожиданно по телевизору стали поступать сообщения, которые потрясли меня, потому, что одним из первых сообщений было то, что "В акватории Черного моря на месте катастрофы сторожевым кораблем береговой охраны погранслужбы России обнаружено 13 погибших пассажиров, передает РИА «Новости».
Причем число найденных  все время очень быстро нарастало. Уже в 22.50 этого же дня  новостные агентства сообщили, что из воды поднято 47 тел погибших. А на следующий день (4 мая) в 14 часов дня новостные агентства сообщили что всего найдено 53 трупа (из 113 человек находившихся на борту).
Для вас читателей не разбирающихся в физико-технических особенностях плавания подводных лодок и вообще тел под  водой мое удивление не сразу будет понятным.  Парадоксально тут то, что все мертвые люди погибшие от внезапного удара  обязательно сразу же тонут, погружаясь на дно, а  соль в том, что глубина морского дна в месте затопления этого самолета как  сообщили в выпусках новостей на расстоянии 4-5 километрах от берега глубина примерно 500-600 метров.  А зная что мертвые тела тонут на дно со скоростью порядка 0,5 м/с , то буквально через несколько минут все погибшие пассажиры обязаны были опуститься на морское дно.  А пикантность в том, что по сообщениям телевизионных выпусков новостей, тела погибших поднимали обычные спасатели, если бы они имели специальную миниатюрную подводную лодку способную погружаться на большую глубину - полкилометра, то у меня не возникло бы вопросов, но поскольку никакого упоминания о миниатюрной подводной лодке вообще ни одним словом не было упомянуто, то сразу встал вопрос: а как это спасатели смогли  бы очень быстро найти и поднять с морского дна сразу 13 тел погибших пассажиров?  В свое время я работал в области подводной техники, и знаю, какое это бешенно дорогое и затратное дело снарядить на глубоководное погружение поисковую подводную лодку: во первых - ее еще надо иметь в месте катастрофы!  Но мне сразу стало ясно, что никто из спасателей никаких глубоководных погружений не делал, никакой подводной лодки - все было предельно просто - несомненно что мертвые пассажиры плавали на поверхности моря, и их легко поднимали на палубы морских катеров и спасательных судов захватив руками за одежду погибших!
Но как же могут мертвые люди плавать на поверхности воды - ведь такое в принципе невозможно - все покойники сразу тонут! К сожалению на свете полным полно людей, не разбирающихся в простейших вещах, но зато что-то где-то слышавших и без разбору приплетающих к не относящимся явлениям. Я слышам от многих глупых людей, что покойники иногда всплывают со дна и остаются плавать на поверхности воды. Например если в каком-либо пруду или речке утонул человек, то через некоторое время - примерно три дня он может всплыть на поверхность. И были даже массовые случаи - во время Великой Отечественной войны после форсирования Днепра тысячи трупов мертвых солдат - и немцев и русских плыли по течению Днепра. Но дело в том, что на самом деле это объясняется очень просто: в кишечнике мертвого человека продолжаются процессы гниения, при которых выделяется газ, и он раздувает живот мертвого человека, от этого плотность тела человека уменьшается и он всплывает на поверхность воды. Но дело в том, что это явление может происходить только в мелких прудах или речках - глубиной не больше 3м, или если человек утонул не на середине такой глубоководной реки как Днепр, а у самого берега, а может быть и вообще убит был на берегу у кромки воды, но во время весеннего наводнения был стащен водой на середину течения. 
Из читателей я думаю никто не знает определенных физико-технических особенностей. Большинство тел и технических объектов имет внутри себя воздух. Ну например - обычное дерево состоит не только из клетчастки, но его поры заполнены воздухом - вот именно поэтому деревянные предметы и плавают на поверхности воды. А вот если взять и прикрепить деревяшку к какому-нибудь тяжелому предмету и погрузить на морское дно, то под давлением воды воздух внутри пор деревяшки созмется и вода постепенно заполнить объем унутренних пор дерева, и потом оно уже никогда не всплывет на поверхность. То есть давление воды потрясающим образом сжимает воздух. например   на глубине 10 метров добавляется одна атмосфера, и на тело давит уже 2 атмосферы по сравнению с поверхностью, а из этого следует, что объем воздуха сожмется аж в 2 раза! На глубине 100 метров - из-за давления воды воздух уменьшит свой объем примерно в 10 раз, а на глубине 500 метров - в пятьдесят раз. И если в легких обычного человека объем воздуха примерно 3 литра, то погрузившись на морское дно на глубину полкилометра объем воздуха в его легких уменишится в пятьдесят раз и станет меньше стограммовой стопочки водки!  А если кто из читателей умеет неподвижно лежать на поверхности воды, то вы знаете, что в таких случаях лежа на спине желательно выгнуть грудь колесом - чтобы хоть немного увеличть объем груди и плдавучесть вашего тела - чтобы в рот не попадала вода. То есть - лишившись объема воздуха 3 литра, каждый человек неизбежно тут же станет погружаться на дно.  И вот именно что при каждой авиакатастрофе в момент удара человека, он непроизвольно вдыхает и выдыхает да при этом еще мертвый делает это по инерции, и если он оказался в воде, то из-за расщирения легких ему туда наливается вода, а значит безвозвратно теряются вот эти три литра плавучести, так необходимые чтобы человек мог остаться на поверхности воды. Но если он тонет на большую глубину - неважно 50 или 500 метров, то давление воды там настолько велико, что несмотря на процессы гниения давление воды легко сжимает газы в кишечнике  человека так, что они растворяются в жидкой субстанции и не создают дополнительного плавучего объема как это бывает при утоплении на глубине меньше 3 метров. Тем более, что не прошло трех дней необходимых для развития процесса гниения - а всего два-три часа как первые тела были подняты на катера с поверхности моря. То-есть: из-за этого фактора тела погибших пассажиров армянского аэробуса ни в коем случае не могли бы остаться плавать на поверхности воды, и несомненно что там подействовал какой-то другой - таинственый загадочный фактор.
 Но я почти мгновено догадался почему это вопреки очевидным законам физики мертвые авиапасажиры остались плавать на поверхности: в новостном сообении было сказано, что : "Бельцов уточнил, что на дне моря, спустя два часа после катастрофы спасатели обнаружили фюзеляж самолета и спасательные жилеты."
NR2.ru:
http://www.nr2.ru/incidents/65707.html
 Ну, я то сразу понял, где в этом сообщении ложь, а где правда. Дело в том, что я хорошо знаю все особенности подводной техники и в частности принципы поиска подводных лодок надводными кораблями, которые определяют точное местоположение подволной лодки в основном с помощью гидролокатора, который испускает ультразвуковой луч на подводную лодку и получив эхосигнал засекает ее. Но что бы   вам нагладно показать как это выглядит для пятисотметровой глубины погружения лодки и глубюины океана например 3 километра, то представьте себе вашу комнату с высотой до полотока 3 м, а под самым потолком на расстоянии примерно 10 сантиметров от него плавает допустим спичка или иголка (напомню вам что длина обычной подводной лодки порядка сто метров, а диаметр ее корпуса примерно 10 м), и вот на нее направляют ультразвуковой луч и по эху  обнаруживают ее. Но глубина 500 метров - это кажись предел для гидролокатора, потому, что на такой глубине залегают слои воды которые мешают гидролокатору.  Однако, этот пример я привел для водводной лодки плывущей в океане. А если подводная лодка спокойно лежит на морском дне,  то тогда ультразвуковые волны отражаются от него и обнаружить стальную подводную лодку диаметром даже 10 метров становится очень трудно. Если вы вспомните, то во время спасательной операции над подводной лодкой Курск Офицеры Северного флота жаловались, что их гидролокаторы очень плохо видят предметы лежащие на морском дне - даже если это гигантская атомная  подводная лодка "Курск" диаметром свыше 10 метров. И она была найдена в основном потому, что умирающие моряки изнутри ее стучали по ее корпусу и по этому звуку их и нашли.
Но задумайтесь о том, что если гидролокатором трудно обнаружить даже такой гигантский предмет как атомная подводная лодка на глубине всего 100 метров, то может ли гидролокатор "увидеть"  на морском ддне на глубине 500 метров такой малюсенький предметик как спасательный жилет, который не больше полметра в диаметре - ясное дело что нет! Это ложь, что спасательные жилеты с армянского аэробуса были найдены  в первые же часы, когда не было никакой поисковой подводной лодки. Но почему же тогда их упомянули? Зачем так глупо врать. ведь любой технически грамотный человек запросто мог бы уличить во лжи этого Бельцова если никаких спасательных жилетов не было и в помине? А я думаю, что этот Бельцов не сильно врал - он просто шибся и немного неправильно сказал чистую правду: спасательные жилеты несомненно были в месте крушения этого самолета, вот только они плавали на поверхности моря, а не лежали на дне. Ну и что из этого, скажете вы? кому вообще интересны какие-то спасательные жилеты которые не смгли спасти ни одного человека, и в этой катастрофе погибло свыше ста человек? А вот это зря!  Спасательные жилеты как раз и могут раскрыть страшную тайну гибели армянского аэробуса со всеми людьми на его борту!  

 

И только я один-единственный человек на всей Земле сразу догадался об истинном значении этих спасательных жилетов. Еще в далеком детстве я с другом прочитал замечательную книгу "Секретный фарватер"  Л.Д.Платова и в этой книге был один потрясающий эпизод со спасательными жилетами. Я процитирую вам его, а вы сами можете пройти по ссылке http://www.victory.mil.ru/lib/books/prose/platov1/index.html
Предыдущая глава о том, что главный герой Шубин пассажиром летит за спиной летчика на советском истребителе над Балтиков, и они встреваются с немецким истребителем. В результате воздушного боя два истребителя задели друг дурга крыльями и упали в море, но немецкий летчик и шубин смогли выпрыгнуть с парашютами и оказались в холодной морской воде. . 
Глава вторая.
ХОЛОД БАЛТИКИ
1
А с Шубиным произошло вот что.
Очутившись в воде, он прежде всего освободился от парашюта.
По счастью, в кармане был перочинный нож. Он вытащил его. Движения были автоматические, почти бессознательные, как у сомнамбулы. Все было подчинено умному инстинкту самосохранения.
Долой лямки парашюта! Долой тяжелый, тянущий ко дну пистолет!
От этой обузы он избавился легко. Но с одеждой и обувью пришлось повозиться. Никак не расстегивались проклятые крючки на кителе, потом, как назло, запуталась нога в штанине. Наконец Шубин остался в одном белье. Оно было трофейное, шелковое, — шелк не стесняет движений.
Он лег на спину, чтобы отдышаться. Море раскачивалось под ним, как качели.
Плыть не имело смысла. Он не знал, куда плыть. Ориентироваться по солнцу нельзя, небо затянуто облаками. Встать бы, чтобы осмотреться, так ноги коротковаты, надо бы подлиннее. До дна верных полсотни метров.
Но пустота не пугала. Шубин был отличным пловцом. Сначала он даже не почувствовал холода.
— Места людные, — бормотал он, успокаивая себя. — Подберут. Не могут не подобрать. Надо только ждать и дождаться.
Это было самое разумное в его положении. Сохранять самообладание, не тратить зря сил.
— Сескар почти рядом, — продолжал он прикидывать, раскачиваясь на пологой волне. — Посты СНИС, конечно, засекли воздушный бой. На поиски уже спешат катера, вылетела авиация...
(Он не знал, не мог знать — и это было счастьем для него, — что "Ла-5" и вражеский самолет, кувыркаясь в воздухе, ушли далеко с курса и Шубина ищут совсем в другом месте.) Вдруг что-то легонько толкнуло в плечо. Он быстро перевернулся на живот. Волна качнула, подняла его, и он увидел человека в ярко-красном полосатом жилете. Человек плавал стоймя, подняв плечи и запрокинув голову. Шлема на нем не было. Виден был только стриженый крутой затылок.
Шубин сделал несколько порывистых взмахов, чтобы зайти с другой стороны. Он ожидал увидеть юношу, который, обернувшись, ободряюще улыбнулся ему несколько минут назад. Нет! Рядом покачивался мертвый вражеский летчик. У него было простое лицо, светлобровое, очень скуластое. Лоб наискосок пересекала рана. Выражение лица было удивленное и болезненно-жалкое, как почти у всех умерших.
На воде мертвеца держал резиновый надувной жилет с продольными камерами. Если пуля пробьет одну из таких камер, остальные будут продолжать выполнять свое назначение. Жабо-пелеринка подпирает подбородок, держит его высоко над водой, чтобы раненый или потерявший сознание не захлебнулся. Но этому летчику жабо было уже ни к чему.
Шубин отплыл от него и "лег в дрейф". Пошире раскинув руки, стал глядеть на небо. Небо, небо! Слишком много неба. Еще больше, пожалуй, чем моря...
.....................
Кто-то, будто играя, шаловливо подтолкнул его плечом. А! Опять этот в красном жилете! И чего ему надо? Море просторное, места хватает.
Вражеский летчик держался преувеличенно прямо, даже мертвый плавал навытяжку. Выражение его лица изменилось. Угроза? Нет, улыбка. Мускулы на лице расслабились, рот ощерился. Из него выпирали два клычка, более длинных, чем другие зубы. Гримаса была злорадной. Она словно бы говорила: "Ага!" Шубин не желал раздумывать над тем, что означает это "ага".
Он отплыл от мертвеца, лег на спину.
Но через несколько минут тот опять очутился рядом с ним. Наваждение какое-то! Водоверть здесь, что ли, круговое течение?..
И хоть бы не было этого жабо! Слишком задирает подбородок мертвецу. Тот словно бы хохочет, просто закатывается, откидываясь на волне в приступе беззвучного смеха.
Шубин зажмурился, по-детски надеясь, что мертвец исчезнет. Но нет! Открыв глаза, увидел, что тот покачивается неподалеку, и кивает ему, и подмигивает, и зовет куда-то. Куда?..
Им двоим тесно на море. Мертвец должен посторониться!
Шубин попытался стащить с него жилет. Но летчик выскальзывал из рук или делал вид, что хочет отплыть. Волнение усилилось. Волны то опускали, то поднимали обоих пловцов — мертвого и живого. Со стороны могло показаться, что двое загулявших матросов, обнявшись, упали за борт и в воде доплясывают джигу.
В последний момент Шубин вспомнил о документах. Совсем из головы вон! Еще немного и отправил бы летчика со всеми его документами к морскому царю. А это нельзя! Морскому царю нет дела до фашистских документов, зато они, наверно, заинтересуют разведотдел флота. А поскольку Шубин должен явиться в разведотдел флота...
Что-то перепуталось в его мозгу. Но, вспомнив о документах, он уже не забывал о них.
Видимо, сказался четко отработанный военный рефлекс. Даже в этом необычном и трудном положении, измученный, продрогший, с помраченным сознанием, Шубин поступал так, как всегда учили его поступать.
Непослушными окоченевшими пальцами он вытащил воинское удостоверение летчика и переложил в кармашек жилета. Потом принялся расстегивать пуговицы на жилете, чтобы вытряхнуть из него мертвеца. Особенно долго не удавалось расстегнуть последнюю пуговицу. Наконец он совладал с нею.
Когда труп камнем пошел ко дну, Шубин облегченно вздохнул.
Прошло еще несколько минут, прежде чем он вспомнил о плававшем рядом жилете. Что ж, раковина вскрыта. Створки ее пусты. Он подплыл к жилету и напялил его на себя. Все-таки лишний шанс!
Авиационный спасательный жилет

Сейчас, во всяком случае, можно не бояться судорог. Раньше он запрещал себе думать о них.
Плохо только, что трофейный жилет не греет. А холод уже начал пробирать до костей.
Было бы теплее, если бы жилет был капковый. Желтая комковатая капка похожа на вату и греет, как вата. Правда, через два или три часа она намокает, тяжелеет и тянет на дно. Но Шубин не собирался болтаться в воде два или три часа. Об этом не могло быть и речи. Его должны найти и подобрать с минуты на минуту. Красное пятно жилета видно издалека.
Чтобы отвлечься, он стал думать о дальних тропических странах, где растет капка. Это ведь такая трава?
А быть может, кустарник? То-то, наверно, тепло в тех местах!..
От мыслей о теплых странах сделалось еще холоднее.
Холод отовсюду шел к Шубину, со всех концов Балтики, от всей выстуженной за зиму водной громады моря. Он обхватывал, сжимал, стискивал.
Желая согреться, Шубин поплыл саженками. Но. странно: чем усиленнее двигался, тем холоднее становилось. Он проделал опыт: скрестил руки на груди, подобрал колени к подбородку. Как будто стало теплее. Не нагревается ли окружающий слой воды от тепла его тела? Не надо подгребать к себе новые холодные пласты.

"Катера подойдут! Катера скоро подойдут!" — повторял он про себя, будто зубрил урок.
Ни на секунду не допускал мысли о том, что его не подберут. Понимал: самое страшное — это испугаться, поддаться страху. Кто потерял самообладание, тот всё потерял!
Как-то странно, толчками, болела голова. Временами сознание на короткий срок выключалось. Тогда Шубину виделись цветы. Конусообразные пурпурные мантии раскачивались на пологих волнах. Он старался дотянуться до них и от этого движения приходил в себя. А иногда представлялось, что он висит среди звезд в пустоте космического пространства.
Холод, холод! Лютый холод!..
Осмотревшись, Шубин удивился внезапной перемене. По морю бежали барашки, торопливые вестники шторма.
Только что волны были пологими. Сейчас на них появились белые гребешки. Беляки гуляли по морю.
— Волнение — три балла, — определил он вслух. — Море дымится!
Вскоре верхушки волн начали загибаться и срываться брызгами. По шкале Бофорта это означало, что волнение доходит уже до четырех баллов. Волна накрыла Шубина с головой. Он вынырнул, ожесточенно отплевываясь. Дышать становилось труднее. Надвигался шторм.
"Эге! — подумал Шубин. — Шторма мне не вытянуть..." И тотчас же: "Но шторма не будет!" Мысленно он, как бы прикрикнул на себя.
Море между тем делалось все более грозным, волны чаще накрывали Шубина с головой. Три балла, четыре балла! Он хотел забыть о делениях этой проклятой шкалы.
Его стало тошнить. Укачало наконец! Никогда не верил в то, что пловцов укачивает в море, и вот...
Шубин задыхался, отплевывался, пытался приноровиться к участившимся размахам моря.
Что-то пролетело над ним. Самолет? Пикирует самолет? Он инстинктивно втянул голову в плечи, но в этот момент был на гребне волны и резиновый жилет помешал ему нырнуть.
Не самолет! Всего лишь чайка! Полгоризонта закрыли ее изогнутые, как сабли, крылья, нежно-розовые, но с черными концами, словно бы их обмакнули в грязь. Она взвилась и стремительно опустилась, будто хотела сесть Шубину на макушку.
О! Да тут их много, этих чаек!
Они вились над Шубиным, задевая его крыльями, с размаху падали к самой воде, взмывали в воздух. Сквозь свист ветра он различал их скрипучие голоса. Птицы азартно перебранивались, будто делили его между собой.
Делили? Моряки с Ладоги рассказали Шубину о том, что произошло с одним нашим летчиком, которого сбили в бою над озером. Капковый жилет не дал ему утонуть, и через два-три часа его подобрали. Он был жив, но слеп. Чайки выклевали ему глаза!
Шубин высунулся до пояса из воды и заорал что было сил. Он мог только орать, руки окоченели до того, что почти не двигались.
Вдруг что-то огромное, в белых дугах пены, надвинулось на него, какая-то гора. Линкор или плавучий кран — так показалось ему...
 
Продолжение на  страница 02