Предсказание оптинских старцев о России!


Отцы Свято-Введенской Оптиной пустыни                                                                                     


Основание пустыни относится к концу XIV — началу XV века. В начале XVII века в обители стояла церковь Введения «деревянна в клеть» и был иеромонах Феодосии с братией. В 1689 году заложен был соборный каменный храм, в возведении которого оказывали помощь цари Иван V и Петр I и царевна Софья. В 1724 году обитель по бедности была упразднена, но в 1726 году восстановлена. В 1764 году, при введении штатов, оставлена заштатной. В 1773 году в Оптиной обитало всего два монаха. Лишь к концу XVIII века, с увеличением потока частных пожертвований, для Оптиной наступил поворот к лучшему. На полученные деньги удалось приобрести новые угодья, мельницу и построить каменные здания.

Духовный подъем старинной обители начался с 1821 года, когда на монастырской пасеке был устроен скит. В это время в монастыре было возрождено старчество — вид духовного наставничества, издревле практиковавшийся, но практически позабытый в поздние времена. Старец ведал всей духовной жизнью монастыря. К нему за словом утешения и за советом тянулись страждущие миряне от беднейших крестьян до знатных особ. «Столпом» оптинского старчества был преподобный Амвросий (1812—1891), канонизированный в 1988 году. Побеседовать со старцем приезжал в 1878 году Ф. М. Достоевский. Будучи центром старчества, монастырь привлекал к себе выдающихся деятелей России и оставил удивительный след в отечественной культуре. Туда приезжали историки Погодин, Вл. Соловьев и славянофил Шевырев, писатели Гоголь, Достоевский, Л. Н. Толстой, А. К. Толстой, братья Киреевские и Аксаковы, А. Жемчужников, Апухтин... Бывали в Оптиной и члены императорской фамилии.

В 1923 году храмы монастыря были официально закрыты, в самом монастыре устроена лесопилка, а в скиту — дом отдыха. В 1988 году Оптина пустынь возвращена Русской Православной Церкви.

Четырнадцать старцев Оптиной пустыни, причисленных к лику святых:

преподобный Лев,

преподобный Макарий,

преподобный Моисей,

преподобный Антоний,

преподобный Иларион,

преподобный Амвросий,

преподобный Анатолий-старший,

преподобный Исаакий Первый,

преподобный Иосиф,

преподобный Варсонофий,

преподобный Анатолий-младший,

преподобный Нектарий,

преподобный Никон-исповедник,

преподобный священномученик Исаакий Второй.

Пророчества Отцов Свято-Введенской Оптиной пустыни

В 1848 году над Иоанно-Предтеченским скитом Оптаной пустыни пронеслась буря. Вихрь посрывал крыши, поломал кресты. Старец Макарий сказал: «Это страшное знамение Божьего гнева на отступнический мир. В Европе бушуют политические страсти, а у нас — стихии... Началось с Европы, кончится нами». Вскоре во Франции произошла революция.

В 1866 году в знаменитую старческую обитель обратился граф А. П. Толстой. Он просил истолковать сон, приснившийся тверскому священнику Д. М. Константиновскому, сыну духовника Гоголя. Дмитрию Матвеевичу привиделась освещенная лампадой пещера, заполненная множеством духовенства, среди которого находился его покойный родитель отец Матвей и митрополит Филарет, тогда еще здравствовавший. Среди безмолвных молений прозвучали отчетливые слова: «Мы переживаем страшное время, доживаем седьмое лето». После этих слов Амитрий Матвеевич в волнении и страхе проснулся... Старец Амвросий Оптинский сказал, что освещенная лампадой пещера — современное состояние Церкви. По России распространяется новое язычество, где свет веры едва теплится. Живой и усопший молятся вместе — значит, в равной мере принадлежат к земной Воинствуюгцей и небесной Торжествующей Церкви. Видя бедственное состояние православной веры, светлые мужи умоляют Царицу Небесную: да прострет Свой Покров над страждущей Россией. «Доживаем седьмое лето» эти слова могут означать время, близкое к Антихристу, когда верные чада Церкви будут скрываться в пещерах и только молитвы Божьей Матери возымеют власть спасать людей от преследований и смут.

За полвека до русской революции старец Амвросий уже знал о ней. «Как-то пришел ко мне отец Агапит, — вспоминает послушник Николай, будущий отец Никон (Беляев), — и говорит, что батюшка Амвросий, он сам от него слышал, говорил, что Антихрист не за горами...»

Однажды отец Варсонофий обмолвился иеромонаху Нектарию, что видел сон, будто к нему приходил Антихрист. Обещал рассказать поподробнее, но разговора не возобновил, а старец Нектарий не решился расспрашивать. Через несколько лет старец сам расскажет об этом своим духовным детям: «До страшных времен доживем мы, но благодать Божия покроет нас. Повсюду ненавидят христианство. Оно — ярмо для них, мешающее жить вольно, свободно творить грехи. Разлагается, тлеет, вырождатся новейшее поколение. Хотят без Бога жить. Ну что же! Плоды такой щезни очевидны... Антихрист явно идет в мир. И в первый раз пойдут его полчища на Русь православную, и во второй и захотят третьего [имеются в виду мировые войны]».

Однажды в самом начале XX века старец Варсонофий пророчествовал: «...отсюда из монастыря виднее сети диавола... А в последние времена храмы будут разрушены. На их местах будут устроены идольские капища и прочее. Монастыри будут в великом гонении и притеснении. Истинные христиане будут ютиться в маленьких церковках. Гонения и мучения первых христиан, возможно, повторятся... Все монастыри будут разрушены, имеющие власть христиане будут свергнуты. Это время не за горами, попомните это мое слово. Вы доживете до этих времен, тогда вы скажете: "Да, помню, все это говорил мне батюшка Варсонофий"».

Однажды в Оптиной за вечерней читали паремии. Вдруг у одного из священников смешалось в глазах: алтарь и все служащие как бы растворились, и взору предстали толпы людей, в смятении бегущие на восток [имеется в виду Великая Отечественная война]. Явился ангел и произнес: «Все, что видишь, имеет свершиться вскоре».

Отец Нектарий пророчествовал о «холодной» войне: «Минует лет три десятка или более, и воздвигнем мы стены высокие, и будет слышен за этими стенами скрежет зубовный, и будет вражда тихая, но преопасная...»

Отец Нектарий как мог предупреждал духовных чад о том, что им предстоит претерпеть во времена революции. Те надеялись, что новая власть долго не продержится, но батюшка не разделял их надежд, даже благословлял обучать детей в советской школе. Отныне христианское воспитание они должны получать в семье, через пример отца и матери.

«Россия, если отпадешь от своей веры, как уже отпали от нее многие интеллигенты, то не будешь уже Россией или Русью святой, — предупреждал еще в 1905 году оптинский старец Макарий. — И если не будет покаяния у народа русского, конец мира близок. Бог отнимет благочестивого царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами».

В 1916 году cmapeii Анатолий (Потапов) беседовал с князем Н. Д. Жеваховым. «Нет греха больше, как противление воле Помазанника Божия, — сказал батюшка. — Береги Его, ибо Им держится Земля Русская и Вера Православная... Но... — Помедлив, все-таки докончил мысль: Судьба царя — судьба России, радоваться будет 11,арь — радоваться будет и Россия. Заплачет царь — заплачет и Россия... Как человек с отрезанной головою уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без царя будет трупом смердящим».

«Коренные стихии жизни русской выражаются привычными словами: Православие, Самодержавие, Народность [т. е. Церковь, Царь и Царство], — предупреждал старец Никон в 1915 году. — Вот что надобно сохранять! И когда изменятся сии начала, русский народ перестанет быть русским. Он потеряет тогда священное трехцветное знамя».

Когда «Удерживающий», то есть царь, будет отнят от общественной среды, тайна беззакония возьмет верх — так предупреждал апостол. Это стало явью в 1917 году. «И вот Государь теперь сам не свой, сколько унижений он терпит за свои ошибки, — сказал старец Нектарий. — 1918 год будет еще тяжелее. Государь и вся семья будут убиты, замучены... Если до 1922 года люди не покаются — погибнут».

Вскоре после революции оптинский летописец С. А. Нилус гостил в Киеве, где общался со старицей Ржищева монастыря. Ее послушница-отроковица 21 февраля 1917 года впала в транс, в котором оставалась 40 дней. В бреду девочка рассказывала свои видения, которые окружающие тщательно записывали. В частности, она говорила следующее: «И я слышала, как беседовали между собой мученики, радуясь, что наступает последнее время, и что число их умножится, и что церкви и монастыри скоро будут уничтожены, а живущие в монастырях будут изгнаны, что мучить будут не только духовенство и монашество, но и всех, кто не захотел принять печати и будет стоять за Имя Христово, за веру, за Церковь. Слышала я, как они говорили, что Царя уже не будет и земное время приближается к концу, слышала я, но не очень ясно, что если Господь не прибавит сроку, то конец всему земному будет в 22-м году». По бесконечному милосердию своему Господь прибавил срок...

«Пред престолом Божиим предстоит наш Государь в венце великомученика, — пророчествовал старец Нектарий за год до екатеринбургского злодеяния. — Ка, этот Государь будет великомученик. В последнее время он искупит свою жизнь, и если люди не обратятся к Богу, то не только Россия, вся Европа провалится».

В 20-х годах некая Нина Д. прямо сказала старцу Нектарию: «Все говорят, что признаки второго пришествия исполнились». — «Нет, не все, — ответил батюшка, — но, конечно, даже простому взору видно, что многое исполняется, а духовному открыто: раньше церковь была обширным кругом во весь горизонт, а теперь, видишь ли, как колечко, а в последние дни перед пришествием Христовым она вся сохранится в таком виде: один православный иерей и один православный мирянин. Я тебе не говорю, что церквей совсем не будет, может быть, они и будут, да, но православие-то сохранится только в таком виде. Ты обрати внимание на эти слова. Ты пойми. Ведь это во всем мире».

Преподобный Нектарий свидетельствовал в 1917 году: «Одна благочестивая девушка видела сон: сидит Иисус Христос на престоле, а около Него двенадцать апостолов и раздаются с земли ужасные муки и стоны. И апостол Петр спрашивает Христа: «Когда же, Господи, прекратятся эти муки?», и отвечает ему Иисус Христос: "Даю Я сроку до 22-го года; если люди не покаются, не образумятся, то все так погибнут"». Настал год 1922-й. Конец мира не настал. Вопрос — почему? Подлинный ответ, конечно, один. Это ответ Христа на вопрос апостолов: «Не в сие время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?» Господь отвечает: «Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец поло¬жил в Своей власти» (Деян. 2, 6—7). Сказав это, Господь оставляет землю, дав ученикам повеление идти и проповедовать Евангелие всей твари даже до края земли. Мы знаем из Священного Писания случаи, когда Господь откладывал уже назначенные события. Так, гибель Ниневии, определенная проповедью Ионы через 40 дней, покаянием царя и горожан отложилась еще на 150 лет. По поводу того, что конец не наступил в 1922 году, в книге «Россия перед вторым Пришествием» приводится мнение о важном значении Земского Собора во Владивостоке в июле-августе 1922 года. На этом соборе приносилось покаяние от лица России за отступничество. В книге высказывается мнение, что этим было вымолено у Бога продолжение истории. В августе 1922 года Великий князь Кирилл Владимирович объявил себя «Блюстителем Русского Престола». Таковы ли причины промыслительных деяний Божиих или нет — едва ли нам дано знать.

А вот слова оптинского старца Исаакия Второго о наших временах: «Незадолго до воцарения Антихриста и закрытые храмы будут ремонтировать, оборудовать не только снаружи, но и внутри. Будут золотить купола как храмов, так и колоколен, а когда закончат главный, то наступит время воцарения Антихриста. Молитесь, чтобы Господь продлил нам это время для укрепления: страшное ожидает нас время. Ремонты храмов будут продолжаться до самого коронования Антихриста, и у нас благолепие будет небывалое».

Ему вторил старец Никон: «Видите, как все это коварно готовится? Все храмы будут в величайшем благолепии, как никогда, а ходить в те храмы нельзя будет, так как там не будет приноситься Бескровная Жертва Иисуса Христа. Поймите: церкви-то будут, но православному христианину нельзя будет их посещать, так как там будет все «сатанинское сборище» (Апокалипсис 2:9)! Еще раз повторяю, что ходить в те храмы нельзя будет: благодати в них не будет).»

Одному диакону батюшка Амвросий незадолго до своей смерти прямо сказал: «Ты доживешь до времени, когда будет Антихрист! Не бойся, а говори всем, что это — он, и не нужно бояться! Будет война, и, где она пройдет, там людей не будет! А перед тем Господь пошлет слабым людям небольшие болезни, и они умрут, а при Антихристе смерти уже не будет. Третья всемирная война будет уже не для покаяния, а для истребления. А самых сильных Господь оставит для встречи с ним».

Преподобный старец Никон часто говорил об Антихристе: «Придет время, когда будут биться-биться и начнется война всемирная. А в самый разгар скажут: давай изберем себе одного царя на всю вселенную. И изберут! Антихриста будут избирать как всемирного царя и главного «миротворца» на земле. Надо внимательно слушать, нужно быть осторожным! Как только будут голосовать за одного во всем мире, знайте, что это уже он самый и что голосовать нельзя».

 

А вот слова преподобного старца оптинского Варсонофия: «Русские люди будут каяться в смертных грехах: что попустили жидовскому нечестию в России, не защитили Помазанника Божия Царя, церкви православные и монастыри и все русское святое, презрели благочестие и возлюбили бесовское нечестие. Но будет духовный взрыв! И Россия вместе со всеми славянскими народами и землями составит могучее Царство. Окормлять его будет Царь православный Божий Помазанник. Благодаря ему в России исчезнут все расколы и ереси. Гонения на Православную церковь не будет. Господь Святую Русь помилует за то, что в ней уже было страшное предантихристово время. Русского православного Царя-Самодержца будет бояться даже сам Антихрист. А другие все страны, кроме России и славянских земель, будут под властью Антихриста и испытают все ужасы и муки, написанные в Священном Писании. В России же будет процветание веры и ликование, но только на малое время, ибо придет Страшный Судия судить живых и мертвых».

И еще одно пророчество старца Варсонофия: «Блажен и преблажен человек, который не пожелает и посему не будет видеть богомерзкого лица Антихриста. Кто будет видеть его и слышать богохульную речь его с обещанием всех земных благ, те прельстятся и пойдут ему навстречу с поклонением. И вместе с ним они погибнут для вечной жизни, будут гореть в вечном Огне! На святом месте будет стоять мерзость запустения и показывать скверных обольстителей мира, которые будут обманывать людей, отступивших от Бога, и творить ложные чудеса. И после них явится Антихрист! Весь мир его увидит одноразово». На вопрос «Где на святом месте, в церкви?» преподобный Варсонофий сказал: «Не в церкви, а у нас дома! Раньше в углу стоял стол со святыми иконами, а тогда будут стоять обольстительные прилады для прельщения людей. Многие отступившие от Истины скажут: нам нужно смотреть и слушать новости. Вот в новостях и явится Антихрист, и они примут его».

Оптинский старец Нектарий говорил: «Наши самые страшные скорби подобны укусам насекомых по сравнению со скорбями будущего века».

«Будет шторм. Прусский корабль будет разбит — так описывал будущее России оптинский старец Анатолий. — Но ведь и на щепках и обломках люди спасаются. И все же не все погибнут. Надо молиться, надо всем каяться и молиться горячо. И что после шторма бывает? После шторма бывает штиль. Но уж корабля того нет, разбит, погибло все!»

«Не так, — говорил далее батюшка, — явлено будет великое чудо Божие, да.. И все щепки и обломки волею Божией и силой Его соберутся и соединятся, и воссоздастся корабль в своей красе и пойдет своим путем, Богом предназначенным. Так это и будет явное всем чудо». Это пророчество было произнесено в феврале 1917 года, когда нестроения только начинались, царь еще не отрекся от престола и Богоматерь Державная еще не явилась в селе Коломенском в знак того, что отныне Сама принимает на Себя водительство над Россией...

В новогодней речи на 1918 год отец Никон сказал: «Наши строители желают сотворить себе имя, своими реформами и декретами облагодетельствовать не только несчастный русский народ, но и весь мир и даже народы гораздо более нас культурные. И эту высокомерную затею их постигнет та же участь, что и замысел вавилонян: вместо блага приносится горькое разочарование. Желая сделать нас богатыми и ни в чем не имеющими нужды, они на самом деле превращают нас в несчастных, жалких, нищих и нагих». Это не только итог первых революционных месяцев, но и пророчество, характеризующее конец столетия, поразительно созвучное всем переживаемым сегодня катаклизмам...

«И все-таки это еще не конец! Россия будет спасена, — через год после Октябрьской революции возгласил старец Исаакий Второй. — Много страдания, много мучения. Вся Россия сделается тюрьмой, и надо много умолять Господа о прощении. Каяться в грехах и бояться творить и малейший грех, а стараться творить добро, хотя бы самое малое. Ведь и крыло мухи имеет вес, а у Бога весы точные. И когда малейм шее на чаше добра перевесит, тогда явит Бог милость Свою над Россией...»

«Если в России сохранится хоть немного верных православных, Бог ее помилует, — предсказал в начале 20-х годов батюшка Нектарий, оставшийся после смерти отца Анатолия-младшего единственным старцем Оптиной пустыни. И с улыбкой прибавил: — А у нас такие праведники есть».

И еще старец говорил: «В последние времена мир будет опоясан железом и бумагой».

В 1919 году старец Анатолий предсказывал то, что мало-помалу сбывается сегодня на наших глазах: «Недействующие храмы будут ремонтировать, оборудовать не только снаружи, но и внутри. Купола будут золотить как храмов, так и колоколен. Ремонты храмов будут продолжаться до самого пришествия супостата — благолепие будет небывалое. А когда закончат все, наступит время, когда воцарится Антихрист. Молитесь, чтобы Господь продолжил нам еще это время для укрепления, потому что страшное ожидает нас время. В это последнее время будут истинные христиане ссылаться, а старые и немощные пусть хоть за колеса хватаются и бегут за ними. Из вас, чада мои, до него многие доживут...»

В качестве признака этого времени старец Анатолий указывает на возможность свободного въезда в Иерусалим и выезда из него (своих духовных детей совершать такое паломничество он не благословлял), а также на появление массовых ложных знамений. Земля перестанет родить, расступится и даст щели. Начнут сохнуть озера, в них не станет воды.

За два месяца до начала первой мировой войны Оптину пустынь посетила великая княгиня Елизавета Федоровна. На следующий день ее высочество выехала в Шамордино. Вернувшись к вечеру, под предлогом усталости затворилась в келье. Через некоторое время великая княгиня одна, без провожатых, быстрым шагом прошла через старческий бор. Старец Нектарий молча открыл перед ней дверь хибарки. Они долго беседовали наедине. О чем они говорили, осталось тайной... Настал час расставания. Окруженная оптинскими отцами Елизавета Федоровна медленно шла к парому. Переправившись на другой берег Жиздры, она оглянулась и перекрести¬ла всех широким крестом. Монахи, как один, отвесили ей земной поклон. Все предчувствовали, что им придется претерпеть вскоре...

 

«Россия погибла, но Святая Русь жива», — скажет великая княгиня осенью 1917 года и, когда ей предложат выехать за границу, останется разделить с этой землей все, что назначено претерпеть от Господа.

Встреча со старцем Нектарием оказалась не случайной. Через несколько десятилетий, в 1981 году, когда Россия пройдет свой крестный путь, оба они будут прославлены русским зарубежьем: великая княгиня как Страстотерпица, а старец Нектарий — в Соборе Преподобных отцов оптинских. Основанием к канонизации новомучеников и исповедников российских послужат благоуханные мощи той, что втайне от всех приходила к крыльцу оптинского старца принять от него благословение и до последнего дыхания возносила молитвы о нем...

«На земле вытянут бездну, — предсказывал старец Варсонофий, — и «сирки» (бесы) все повылазят и будут в людях, которые не будут ни креститься, ни молиться, а только убивать людей, а убийство — первородный грех. Интересно побольше прельстить людей этим грехом. И все же наступит час, когда мы вспомним годину сию, которая сегодня кажется такой невыносимой, а между тем чрезвычайно благоприятна для спасения, ибо содержит в себе реальную возможность Покаяния и Поступка».

Вот что ответил оптинский старец Нектарий монахине Нектарии, спросившей в 1924 году батюшку «о кончине мира»: «...людям не полезно знать время второго пришествия. «Бдите и молитесь», — сказал Спаситель, значит, не надо предугадывать событий, а в свое время верным будет все открыто».

Эти слова наводят на размышления... В православной стране пророчества пользующихся безусловным авторитетом старцев, будь они широко обнародованы, могли быть использованы разрушителями государства в своих политических манипуляциях. Каким образом? Возьмите хотя бы заявление по телевидению 20 июня 1991 года сторонника Б. Н. Ельцина о том, что день выборов Президента РСФСР — 12 июня — был определен исходя из прорицаний ставшего за последние годы модным Нострадамуса.

«Сердце обливается кровию при рассуждении о нашем любезном отечестве, России, нашей матушке, куда она мчится, чего ищет? Чего ожидает? — писал в 1918 году старец Анатолий-младший. — Просвещение возвышается, но мнимое; оно обманывает себя в своей надежде; юное поколение питается не млеком учения Святой нашей Православной Церкви, а каким-то иноземным мутным, ядовитым заражается духом; и долго ли это продолжится? Конечно, в судьбах Промысла Божия написано то, чему должно быть, но от нас сокрыто по неизреченной Его премудрости. А кажется, настает то время, по предречению отеческому: "Спасающий да спасет свою душу!"».

Ему вторит старец Нектарий: «Нам надобно, оставя европейские обычаи, возлюбить Святую Русь и каяться о прошедшем увлечении во оные, быть твердым в Православной вере, молиться Богу, приносить покаяние о прошедшем».

Того же мнения придерживался и преподобный Никон: «Благодетельная Европа научила нас внешним художествам и наукам, а внутреннюю доброту отнимает и колеблет Православную веру; деньги к себе притягивает».

В 1918 году старец Анатолий-младший сказал:

«1. Бог отнимет всех вождей, чтобы только на Него взирали русские люди.

2. Все бросят Россию, откажутся от нее другие державы, предоставив ее себе самой, — это чтобы на помощь Господню уповали русские люди.

3. Услышите, что в других странах начнутся беспорядки и подобное тому, что и в России, и о войне услышите, и будут войны, — вот уже время близко».

А дальше старец сказал, что «Крест Христов засияет над всеми мирами, потому что возвеличится наша Родина и будет как маяк во тьме для всех. Какой-то необычный взрыв будет, и явится чудо Божие. И будет жизнь совсем другая на земле, но не на очень долго».

Слова старца Нектария: «Запасы не спасут, потому что голод начнется не сразу. С каждым годом будет становиться все труднее, урожаи будут падать, все меньше земли станут обрабатывать. Беем нужно постараться быть поближе к земле. В больших городах жизнь будет очень трудная. Голод такой настанет, что люди будут лезть в дома, чтобы найти съестное. Будут бить стекла окон, разбивать двери, убивать людей за еду. Оружие будет у многих в руках, и жизнь человеческая ничего не будет стоить».

Преподобный Никон: «В пришествие Антихриста наступит голод такой, что злаков не будет. Надо будет заготавливать липовый лист, крапиву и другие травы, сушить, а потом заваривать — этого отвара будет достаточно для питания»

Старцы пророчествовали, что к концу времен на месте Санкт-Петербурга будет море. Москва же частично провалится, там множество пустот под землей. Когда же их спрашивали об Оптиной пустыни, старцы говорили:

— Ничего не останется от пустыни. Одна хатка, останется и еще одна. Будет война, разрушения, но хатка останется. Я не увижу этого, а вы увидите. Вон дорога та останется и одна хатка, и ничего возле нее нет. Когда будет война, все разрушат.

Наступит время, когда китайцы на нас нападут, и очень трудно будет всем.

Одному из своих духовных детей отец Никон дал такую молитву: «Господи, да будет воля Твоя во мне грешном на всех путях жизни, помози остаться верным Тебе до конца. Пресвятая Богородица, спаси мя грешнаго. Святый апостоле Иоанне Богослове, буди наставником моим, буди предстателем и молитвенником моим пред Господом и Пречистой Его Матерью. Аминь».   Далее>