Некоторыя матерiалы для проясненiя прошлаго Пензенскаго края:

Дѣло: Пенза, которой нѣтъ;
Отдѣлъ: Пенза отъ Аза до Ижицы;
Подотдѣлы: Наши люди в Истории и Истории наших людей; Честь и Слава;
Раздѣлъ: История Пензы в старинных и новых названиях её улиц, площадей, набережных, слобод и порядков, или попросту: «Имена старо-пензенских улиц...»;
Подраздѣлъ: Бывший Дербасовский порядок — ныне Староречная улица;
Литера: Д (добро́); П (поко́й); С (сло́во); Р (рцы); У (у);
Исторiя для тѣхъ, кто дѣлаетъ Исторiю©  Penzakotoroinet©   2013 г.
Cтраница №  
509
Честь и Слава

Дербасовский порядок

К исторiи улицъ: Дербасовский Порядок, Карауловский порядок, Прокоп, Мешок;
а так же водных объектов: Барковка, Дегтярный затон, Свинуха, Целибуха, Прокоп;
и серх того: загадки Куриловсой плотины, старого Спасо-Преображенского монастыря,
подземных ходов и многое другое.


П Р Е Д У В ѣ Д О М Л Е Н I Е:

_____Старо-пензенская улица   Д е р б а с о в с к и й   П о р я д о к   мала настолько, что иной гуляка её одолеет минут за пять-семь. Её название сложилось в середине XIX столетия, а официально оно стало числиться в городском адресном реестре лишь с 1903 года. С такими хронометрическими данными уличное наименование почитать старинным можно лишь весьма условно. 
_____Принято полагать, что ни чего примечательного, ни в самой улице, ни в её имени нет. До сей поры считалось, что происхождение этого названия не установлено. Да, и есть ли в том кому интерес? Ведь оно какое то «неблагозвучное», «без благочестия», «не отёсанное»... Надо полагать, что в общественном сознании оно вполне может восприниматься, как диковатый и малоценный останец бывшей бедной городской окраины: как ржавый гвоздь или прогнившая дубовая свая, некстати торчащая из сурской воды против современной и красивой городской набережной.
_____В этой пространной главе, утверждающие подобный вздор, будут посрамлены и читатель «Пензы, которой нѣтъ», первым средь прочих, возымеет всестороннее понятие об улице Д е р б а с о в с к и й   П о р я д о к,   а так же иных улицах, безраздельно связанных с нею общей родословной. Таковыми, по открытым сведениям, являются: М е ш о к,   и   К а р а у л о в с к и й П о р я д о к.   Кроме знакомства с оными, пытливый ревнитель пензенских старин, наконец то узнает, как обрели свои имена некоторые водные объекты пензенского пригорода: Б а р к о в к а, П р о к о п,   С в и н у х а,   Д е г т я р н ы й    З а т о н    и пр.  А в довершение ко всему тому, ему придётся постичь и природу куриловского гидро-динамического «вентиля», а так же совершить экскурс и на саму К у р и л о в с к у ю   п л о т и н у.
_____Предупреждаю сразу — готовьтесь к прогулке долгой. Ведь в благословенной Пензе большие дела возлюбовали улочки малые. Во истину — их тёплая пыль, это пыль самой Истории. И какая пыль! При прогулке по этой скромной улице кое что неминуемо вызовет Ваше удивление, а многому, при всей своей очевидности, вряд ли поверится сразу. Запасайтесь терпением, дорожной снедью и крепкими сапогами.
_____И так, в путь...

«Масштабы события нередко можно измерить величиной молчания вокруг него.»

В. Непомнящий  «Homo Liber»

ПРЕДИСЛОВIЕ

омните фильм «Ирония судьбы или с лёгким паром»? Москва, Ленинград, 3-я улица Строителей... Типовые названия улиц сыграли коварную шутку с главным героем мелодрамы и сделались завязкой её сюжета. Рязановская лента, с абсолютной достоверностью, отразила качество отечественного адресного фонда.
____И действительно – в каждом советском городе можно было сыскать улицу Ленина, улицу Кирова, улицу Калинина… И если не улицу, то проспект, площадь или иной инфраструктурный объект. А то и первый, и второй, и третий сразу.
____Да и в старой дореволюционной России ситуация была схожей. В редком городе к началу ХХ-го столетия не сложилось улиц: Никольской, Спасской, Троицкой…; в иных городах их числилось и по две, и по три. А в крупных и по пять и по семь. Само собой – административный центр любого губернского города украшала, не блещущая оригинальностью, Губернаторская
____В адресной сфере такое положение дел является нормой и в тех или иных формах проявляется часто. Тем не менее, стандартизация уличных наименований многих раздражает и даже угнетает. Очевидно, что многотиражные названия городских улиц в процессе своего приумножения лишились первозданной лирики. И как ни прискорбно сознавать, они отняли у среды обитания ощущение уникальности.
____Понимая или чувствуя это, и в недавнем прошлом, и в прошлом далёком горожане воспитали в себе пристрастие лишь к своим доморощенным или же своеобразным названиям. Только такие, звучные и не затёртые имена способны вызывать образы; они наполнены самобытным местным колоритом и, как правило, провоцируют вопрос – а почему наши предки назвали улицу именно так и какова история этого места?
____Некоторые из подобных названий-уникумов сделались «визитными карточками» тех городов, где им довелось сложиться. Стоит услышать – Крещатик, и увидишь Киев; Арбат – ну, конечно Москву; Дерибасовская – и в глаза бьёт острое одесское солнце…

____А, кстати! Знают ли жители современной Пензы, что и в нашем городе некогда была улица Дерибасовская и, по всей видимости, она обрела своё имя раньше, нежели её одесская сестрица?
____Конечно, если строго придерживаться истины, то Дерибасовской она именовалась лишь в обиходном разговоре. А официально улица звалась Дербасовской или Дербасовским Порядком; иногда Дербасовым Порядком.
____Многие знают, что Дерибасовская, та, что в Одессе, названа в память основателя города адмирала Хосе (Жозефа) де-Рибаса. Изначально она именовалась Гимназской или Гимназической. Своё общеизвестное название она обрела лишь в 1811 году.
____А вот происхождением Дербасовской улицы в Пензе до сей поры ни кто не интересовался. Да, то и понятно: затаилась она на городском правобережье и скрывается под псевдонимом Староречная; мала к тому же. И вслушайтесь – «Дер-р-р-р-басовская». Вроде бы, как слух режет?
____Обычно полагается, что происхождение этого названия не установлено и по своему качеству оно соответствует другим «неблагозвучным» уличным именам отошедшего времени. Таковыми, по странному недомыслию, в городе почитаются: Вопиловка, Гусиловка, Зюзинка, Караулова, Козье Болото, Лягушовка и ещё добрый десяток им подобных.
____И действительно – в старинной Пензе бытовали словечки: «дербасить», «дербанить», «дербануть». Лексическое значение оных словес и область их применения соответствовали другим расхожим образцам площадного «озорства», как то: «пятак начистить», «шею намылить», «рыло помять» и, куда-то там, «глаз натянуть».
____Для перепалки меж мужичками такое словцо вполне годилось и средь них вопиющим оскорблением не почиталось. Так, превентивная мера для обозначения намерений. Ругалка-задиралка – воздуха сотрясение куражности для. По нетрезвому делу оно бросалось или на крещенских «кулачиках» для противной стороны подъелдыку.
____Что доподлинно значит «дербасить» и от каких начал оно пошло в городе уже лет 150 ни кто не ведает и значение его в наши дни определяет лишь контекст употребления.
____При такой, как полагается, низменной родословной вероятность возрождения этого старопензенского топонима крайне мала. По всей видимости, этой улице суждено ещё долго быть Староречной. Не возвращать же к обращению архаичный образец ненормативной лексики – резонно рассудят те, кому в Пензе решения о реставрации исконных уличных названий принимать выпадет.
____Между тем, следствие по истории возникновения этого самобытного имени позволило внести определённую ясность в его происхождение. Название Дербасовской улицы в Пензе оказалось тесно связано с личностью легендарного русского государственного деятеля, флотоводца Осипа Михайловича Дерибаса.

Обозрение исторического центра Пензы с Дербасовкого Порядка. Фот. нач. ХХ-го в.

____В известной степени можно утверждать, что прозорливые решения и практические шаги Дерибаса круто изменили судьбу города в начале XIX-го столетия, определив его специализацию и экономическое состояние на последующий век. По его воле город на короткое время был вовлечён в вихрь геополитического противостояния европейских империй и даже сделался одним из скрытых рифов международной политики.

____Вместе с тем, деятельности О.М. Дерибаса в Пензе ещё не посвящено ни одной научной или научно-популярной публикации, ему ещё не поставлено ни одного памятного знака, ещё нет ни одного действующего топонима, нет ни одной сетевой статьи или блог-записи. К сожалению, Осипа Михайловича Дерибаса в сложившемся краевом историко-информационном комплексе не существует. Проблема обозначена – будем разбираться.

____Но сразу стоит оговориться, что многое из того, что вы прочтёте ниже, основано на гипотезах и догадках, а значение многих фактов проявляется лишь в их системном объединении.

 ________________________



I.

Несколько штрихов к одному старинному портрету.


____Некоторые знают или уже догадались, что помянутые выше: Хосе де-Рибас и Осип Михайлович Дерибас – одно и тоже лицо. Публичный и достаточно поверхностный образ этого незаурядного деятеля сформировался уже при его жизни и, практически без оговорок, перешёл в современную историческую среду. И ранее и теперь Дерибас почитается лишь своеобразным, и достаточно скромным, подобием своих великих и противоречивых предшественников: Меньшикова или же Потёмкина.

Дерибас
____Лишь немногим из тех, чей путь так или иначе скрестился с дорогой «беспечного неаполитанца», удалось понять, что за легковесным и фальшивым образом «баловня случая» искусно сокрыта бескомпромиссная и расчётливая административная машина.
____Де-Рибас начал карьеру шпагой, но быстро разгадал, что в России к надёжным инструментам достижения цели причисляется и перо. И первое, и второе оружие здесь следует держать в твёрдых руках, колоть лишь наверняка, но до поры скрывать свои намерения под плащом и добродушной улыбкой.
____К такому положению дел он был подготовлен природой, воспитанием и обстятельствами. И, кроме того, он имел темперамент азартного игрока, заставляющий безоглядно ставить на карту и положение, и саму жизнь.
____Любителям исторической живописи хорошо знаком портрет, исполненный худож-ником Иоганном Баптистом Старшим в 1796 году. Он передаёт коренные черты де-Рибаса, столь редко проявляемые открыто и совместно в кругах придворной аристократии. Во взгляде и осанке вельможи читаются: воля, независимость, ум, и смелость.
____Особо ревностные приверженцы Ломброзо могут усмотреть в лице портретируемого склонность к авантюризму и «административной ловкости».
____Этот портрет, в отличие от большинства парадных произведений своего времени, жив, правдив и беспристрастен.

____В недрах российских департаментов с их размытыми и перекрёстно подчинёнными функциями, непрямой отчётностью и приказной волокитой, в условиях фаворитизма и монархического абсолютизма, де-Рибасу удалось создать собственную «троянскую» систему управления – своеобразную «каморру» неаполитанского типа.
____Скрытый межведомственный спрут, по воле своего повелителя, был способен разрешить любую задачу, гипотетически посильную российскому военно-промышленному комплексу.
____Эффективность скрытой автократии была столь высока, что в некоторые периоды своего существования она с успехом подменяла собой работу неповоротливых государственных ведомств, оставляя им роль ширмы или же ответчиков по денежной недостаче.
____Опираясь на своё детище Дерибас с внешней лёгкостью реализовывал неподъёмные проекты, стяжал лавры триумфатора и, в полном соответствии с моралью придворного круга, вознаграждал свои труды некоторой частью казённых ассигнований.
____По утверждению своих оппозиционеров он уводил из казны до полумиллиона рублей в год (впрочем, эту цифру ни кому не удалось подтвердить документально, или же напротив – доказать бумагами её предвзятость). Но обогащение, как конечная цель деятельности, не представляло для каморриста решающего значения. Оно служило ему лишь средством покорения новых амбициозных вершин.
____Игрок поклонялся иным, как он полагал, более возвышенным музам. Имена им: С л а в а   и    В л а с т ь. Ради них он ставил на карту всё, временами терял осторожность и упивался процессом административной интриги.
____Как некогда говаривали искушённые авантюристы с большой политики: «Цель — ничто, движение — всё».

____К исходу XVIII века держава неуклонно скатывалась к застою и остро нуждалась в реформировании своих институтов. В тупике «просвещённого абсолютизма» машина государственного управления всё более перерождалась в канцелярию и изживала в себе стратегическую инициативу. В особо плачевном состоянии находился российский флот, утративший к концу царствия Екатерины II своё былое значение.
■■■■Фаворитизм обходился стране дорого. Парижское издание Кастера в 1797 году утверждало, что за время правления Екатерины II прямые заимствования на содержание лишь десятка её главных избранников обошлись казне в 92 500 000 рублей. И это не считая жалований землёй, домами, десятками тысяч крепостных и высшими государственными чинами! Для сравнения: по «Стату Пензенскаго намѣстничества», утверждённого Екатериной II в 1780-м году, годовой оклад пензенского губернатора составлял 1800 руб.; губернского прокурора 600 руб.; городского лекаря 140 руб.
■■■■С каждым стремительно возвышенным фаворитом, для разбора «кормлений», «дач», титулов и должностей поднималась ко двору и длинная череда, им покровительствуемых. Государственный бюджет разрывался от перенапряжения и «изъятий»…
____Один из сановников в 1796 году доверил своим бумагам следующие горькие строки:

____«Никогда преступления не бывали так часты, как теперь. Их безнаказанность и дерзость достигли крайних пределов: три дня назад Ковалинский, бывший секретарём военной комиссии и прогнанный императрицей за хищения и подкуп, назначен теперь губернатором в Рязань...».

■■■■Финансы империи находились в руках различных учреждений, независимых одно от другого, причём каждое считалось только со своими интересами. По утверждению некоторых либеральных экономических изданий конца XIX-го и начала ХХ-го веков – они имели между собой лишь то общее, что «наперебой грабили казну».
____Екатерина II по возможности объединила и централизовала эти учреждения, но их структурное качество и характер отчётности были очень далеки от приемлемого. Система государственного управления и финансов томилась в ожидании Сперанского.
____В этих условиях Дерибас завоёвывал положение тем, что в наши дни вполне могло бы именоваться кризис-менеджментом. Основной эффект достигался им от теневой структуризации экстенсивного государственного аппарата и оптимизации казённых денежных потоков. Важными рычагами управленческой машины Дерибаса были: волюнтаризм, подкуп, шантаж, интрига, давление. Их воздействие преумножалось в силе практической хваткой, неуёмным честолюбием и административной беспощадностью ловкого манипулятора.
____Нам не дано судить героя этого повествования. Ведь его «галантный век» редко предлагал иные инструменты созидания. И все, кто оставил заметный след в военной, политической и экономической истории России XVIII-го столетия были вынуждены, в той или иной степени, обращаться к той же практической методологии.
____«Каморра» Дерибаса периодически спасала государственные программы от пробуксовки и, тем самым, сообщала им временный импульс и даже поступательное движение.
____Но пусть ни покажется странным: эффективный государственный управленец был заинтересован в сохранении общей инертности государственного аппарата. В среде пассивных и осторожных функционеров его организаторский талант проявлялся всё ярче и ярче и привлекал к себе благосклонность монархов. Увы, но в одной из самых обширных империй мира монаршие благоволение было единственным залогом великосветского благополучия.
____Военно-промышленная и флотская оппозиция справедливо чувствовала в нём преграду к пореформенному обновлению сложившейся системы. Насильственная смерть великого экономического Януса явилась закономерным итогом его бурной и противоречивой деятельности.
____«Каморра» рухнула и распалась с уходом своего короля. Вместе с нею рассыпались связи, обязательства и прочие невещественные рычаги её влияния. Наиболее одиозное предприятие по «освоению» государственных программ растворилась с лёгкостью фантома. Те, кто был сопричастен, предпочитали молчать и не доверяли своей тайны бумаге.
____По этим причинам, теневая деятельность Дерибаса не имеет прямого отражения в документальном фонде: он ни разу не был под следствием, не подвергался государственной ревизии, ни когда не занимался вульгарным воровством и ловко скрывал любое движение своей личной машины управления под многоуровневой и разноведомственной отчётностью своих официальных полномочий.
____По всей видимости, даже «опала» служила ему, как временное освобождение от обременяющих функций и позволяла сосредоточивать силы на тех направлениях, которые почитались первоважнейшими.
____В силу таковых обстоятельств не стоит удивляться тому, что о роли Дерибаса в развитии Пензы пензякам предстоит услышать впервые.

_____________________



II.

Избранные страницы одной Биографии.


____Рискуя повторить общеизвестное, сначала кратко, лишь в общих чертах обозначу жизненный путь и коллизии легендарного администратора, предшествующие его вторжению в пензенские сферы.

____Дон Хосе де-Рибас Байон (Josep de Ribas i Boyons) родился в Неаполе в семье знатного каталонского идальго. Сведения о дате его рождения разноречивы и колеблются в пределах между 1749 и 1754 годами. Положение его отца, маршала Мигуэля де-Рибаса, занимавшего пост Военного Министра Неаполитанского королевства (Director generale nel Ministero della Guerra), предопределили образование и путь будущего российского флотоводца.

____Характер юноши формировался в непростых условиях: заштатному королевству бросали вызов соперники в лице ведущих морских держав; интересы его торговых городов нарушались растущим военно-морским могуществом Османской империи; а пиратские бесчинства в акватории Неаполитанского залива наносили колоссальный урон благосостоянию всех сословий. Кроме того, набеги пиратов делали невозможной нормальную жизнь в прибрежных городках и селениях.

____В этих условиях, на Военного Министерстра возлагалась особая миссия, выходящая далеко за пределы обычных обязанностей персоны такого ранга. Его основной задачей являлось обеспечение спокойствия морской торговли, а основными инструментами достижения цели были: деньги, интрига, прозорливость и коварство. Существенной армии королевство не имело.

____Сын маршала с малых лет служил отцу верным помощником и по мере крепнущего разума перенимал опыт. Кроме морского, юному де-Рибосу пришлось знакомиться и с фортификационным делом, и постигать искусство дипломатии, присутствуя на переговорах с влиятельными соотечественниками и иностранцами. Искусство фехтования и прицельной стрельбы он постиг ещё в малолетстве, будучи определённым подпоручиком в Неаполитанскую королевскую гвардию.

____В 1769 г. тосканский порт Ливорно для отдыха команды и пополнения запасов, вошла эскадра русских военных кораблей Архипелагской экспедиции под водительством графа Григория Орлова.

____Русские корабли находились в Средиземном море для демонстрации военной мощи пред турками. Неаполитанский маршал решил привлечь новую и неожиданную силу для обеспечения морского спокойствия в регионе. Он наладил взаимовыгодные контакты с русским графом.

____По общему согласию ими распространялись слухи о том, что многопушечные русские корабли будут топить без разбора всякого, кого заподозрят в грабеже итальянских негоциантов. В следствии такой уловки, бесчинства пиратов в зоне действия эскадры сошли на нет.

____Восстановив столь нехитрым способом безопасность торговли, Орлов с полным правом обратил Ливорно в свою средиземноморскую базу. Здесь моряки его эскадры, соскучившиеся по твёрдой земле, бурно кутили в портовых тавернах; а расходы трактирщиков покрывались итальянскими купцами, обязанными к такому гостеприимству своими властями.

____Порт Ливорно стал использоваться и для ремонта русских военных кораблей. Построенные в традициях Балтики, их корпуса, в южном биологически активном море, стремительно старели. Де-Рибас-Старший рекомендует Орлову, по примеру испанских мореходов, обложить корпуса войлоком, обить вторым слоем дубовых досок и защитить подводную часть судов медными листами. Совет был принят (благо казна эскадры буквально ломилась от нидерландских золотых дукатов, выбитых без огласки для нужд экспедиции в... Санкт-Петербурге!).

____Корабли приступили к ремонту, а, в качестве ответной услуги, де-Рибас-Младший был приглашен Орловым в члены своей команды.

____Острый аналитический ум, практическая ловкость, знание шести языков и морского дела быстро возвышают юного де-Рибаса в глазах могущественного графа и делают его незаменимым помощником в иностранном походе.

____С началом войны между Россией и Турцией, экспедиционная флотилия приступает к боевым действиям в Средиземном море.

____26 июня (стар. ст.) 1770 года внештатный доброволец русского военно-морского флота Хосе де-Рибас участвовал в Чесменском сражении. Тогда он вступил в команду брандера и вместе с товарищами направил горящий корабль в тесное скопление турецких фрегатов. Взрывы пороховых погребов на этом и ещё трёх русских брандерах вызвали грандиозный пожар турецкого флота и предопределили успех сражения. Команды русских зажигательных кораблей едва успели спастись на яликах.

____Граф-покровитель оказывает протекцию отважному и ловкому иностранцу: в 1774 г. по его рекомендации итальянец принимается на русскую военную службу в чине капитана. В этом звании де-Рибас отправляется на войну с турками за Волахию и Молдавию

____Позднее в биографии предприимчивого офицера были и важные дипломатические поручения от русского двора, и конфиденциальные династические услуги… Вместе с Орловым он составляет и реализует коварный план по похищению из Италии княжны Таракановой – самозваной и очень опасной претендентки на русский престол. Участие в этом предприятии открывает для него при дворе путь к скорому и высокому восхождению.

____Но падение Орлова заставляет де-Рибаса искать себе нового покровителя из высшего притронного окружения. В 1783 г. он во второй раз отправляется к южному театру военных действий под начало нового екатериненского фаворита Григория Потёмкина.

____Здесь, на юге, рука об руку с Суворовым, он планирует и лично возглавляет партии морского десанта на прибрежные турецкие крепости. Боевые действия в тесных черноморских лиманах неаполитанец ведёт на лёгких гребных судах. Каждое судно вооружается безлафетным носовым орудием, скорым в перезарядке. Быстрота хода, маневренность и огневой натиск боевых маломерок делают их грозным орудием в мелководных теснинах.

____При ведении десантных операций и абордаже крупных турецких судов флотилии де-Рибаса неизменно сопутствует удача, предопределённая творческим слиянием двух тактических школ: ладейного боя запорожских казаков и абордажных приёмов неаполитанских морских разбойников.

____Из вспомогательного инструмента сухопутной армии речная эскадра скоро превращается в самодостаточную и грозную ударную группировку.

____В 1789 г. де-Рибас предлагает командованию поднять затопленные при Очакове турецкие галеры. Под его надзором производятся подъёмные работы и ремонт. В 1790 г. усиленная трофеями эскадра де-Рибаса захватывает низовья Дуная и изгоняет турок из ключевых крепостей. Этот отважный демарш способствует падению «неприступного» Измаила.

____В предоставлении о награждении де-Рибаса Суворов писал в рапорте:

____«...как принявшего в штурме самое большое участие, который, присутствуя везде, где более надобности требовалось, и ободряя мужеством подчиненных, взял великое число в плен и представил отнятые у неприятеля 130 знамен».

____После войны, уже в чине контр-адмирала, де-Рибас командует всем Черноморским флотом. Особым успехом главнокомандующего явилось создание им нового торгового порта, быстро ставшего для России наиважнейшим.

____Новый порт проектировался по образцу, родного де-Рибасу Неаполя, и был заложен на месте, отнятой им же у турок, крепости Хаджи-бей. После освящения в 1794 году город-порт был наречён Одессой, а его торговой специализацией сделался экспорт хлеба.

____К этому времени Жозэф Мигуэльевичь де-Рибас уже стал русским подданным, величался Осипом Михайловичем Дерибасом и его звезда стремительно поднималась к зениту. На его проницательность и деловую хватку опирались все фавориты «блистательной Екатерины» и сама всесильная императрица ввела его в круг своих ближайших сановников. Заслуги боевого офицера и градостроителя были отмечены широкими царскими милостями и орденами.

____В 1796 г. Екатерина II «почила в бозе» и на престол взошел её сын Павел. Нрав у великовозрастного монарха, ожидавшего пристола более 40 лет и терпящего всё это время унижения от матушки и её окружения, был прескверный. Его царствие началось с широкомасштабных чисток и выдворений. Места падших вельмож высшего разбора, стремились занять выскочки из новых и приспособленцы из старых.

____Наступила пора острых интриг, доносов, козней. Положение всякого казалось неустойчивым. Дерибас, возвышенный в «матушкино царствие», в этой круговерти, казалось, был не исключением.

____И действительно, вскоре по доносу о злоупотреблениях, он был уволен со всех должностей, «Комиссия строения южных крепостей и Одесского порта» упразднена вовсе, а сам Дерибас вызван в Санкт-Петербург для объяснения мнимых и реальных вин.

____Какой разговор состоялся меж ним и новым государем – неизвестно, но, на удивление всем, из царского кабинета Дерибас вышел членом Адмиралтейств-Коллегии.

____Став важной персоной в сфере управления армейскими денежными потоками, Дерибас сделался неудобным и даже опасным для многих. При нём начали сокращаться злоупотребления в закупке продовольствия для армии и флота; ломалась карьера нерадивых интендантов; пресекалось нецелевое расходование и присвоение казённых сумм.

____Конечно, начальственный гнев был избирателен, изливался в первую очередь на административных соперников или персон малозначимых и общего состояния дел не изменял. Но публичный образ борца с коррупцией в полной мере соответствовал «перестроечной» политике Павла I-го и обращал на себя его внимание. Многим казалось, что и новый император благоволит к хваткому и деятельному итальянцу.

____Но на своём новом поприще Дерибас был полностью связан хозяйственными и материальными заботами тыла. Таким образом, в расцвете жизненных сил блистательный военачальник был отдалён от реального управления боевыми соединениями и, невзирая на формальное повышение, получил практическую отставку.

____Он стремительно погружался в хозяйственный круговорот, терял своё значение в армейской среде, как силовая независимая фигура. Его прямое влияние на действующий флот и армию сделались незначительными.

____Среди многочисленных обязанностей Дерибаса было рутинное управление лесными поставками для нужд военного ведомства. Но…

 __________________


 


 III.

Пенза в круге первом: обращение к Суре.


____...Но в системе тылового обеспечения армии и флота, заложенной ещё Петром Великим, Пензенская земля числилась за Адмиралтейством.

____Адмиралтейства являли собой особые военно-экономические округа для строительства, развития и содержания русского военного флота. Не считаясь с тем, что административный статус Пензенского края за прошедший век несколько раз поменялся (он в 1708-1780 гг. являлся частью Казанской губернии, а затем был выделен в самостоятельное наместничество) его адмиралтейская подчинённость неукоснительно сохранялась.

■■■■С 1701 г. край относился к Азовскому Адмиралтейству, с 1725 к Воронежскому, с 1731 к Санкт-Петербургскому, затем стал числиться за Казанским при частичном сохранении обязательств пред прежним. Кроме того, краю вменялось снабжать дубом Артиллерийские заводы и осуществлять регулярные поставки дубовых свай на обустройство шлюзовых систем Мариинского, Тихвинского, Свирского, Сясьского и пр. судоходных каналов северо-западной России.

■■■■В условиях истощения казанских адмиралтейских рощ и почти полного сведения астраханских, в последней четверти XVIII-го столетия лесным ресурсам Пензенского края стало уделяться первостепенное значение и потому масштабы казённых лесозаготовок в нём постоянно ширились. На реке Суре рядом с городом Пензой была организована Вазёрская лесная пристань, и ей предписывалось поставлять корабельный лес на верфи Санкт-Петербурга и в Архангельский порт.

____Новоназначенный член Адмиралтейств-Коллегии стал вникать в дела. Во все региональные Адмиралтейства им были направлены уполномоченные агенты, лесные экспедиции, ревизоры и счетоводы. Адмиралтейская ревизия затронула и Пензенский край.

____Через некоторое время Дерибас возымел полную картину подведомственного дела. Постигнув суть вещей, он осознал, что материальная база военно-морского строительства пребывает в недопустимо архаичном состоянии: лес расходовался неэффективно и система его использования, в прямом и переносном смысле, прогнила.

■■■■Большое количество корабельного дуба заготавливалось лишь по мере диаметра и длины, без учёта того, на какое изделие он предназначается. Кругляк, долго и с превеликим трудом, доставлялся на морские верфи и там, вместо употребления в дело, сушился, сортировался по категориям. Значительная часть отборной и дорогой древесины браковалась мастерами из-за трещин, механических повреждений или заражения грибком. К корабельному делу она уже не годилась. При пилке досок и изготовлении фасонных деталей из мерного бревна выходило большое количество отходов и недомерок.

____В итоге, огромные массы неудельного дерева, дабы не засорять собой верфи, изжигались на уголь, перенаправлялись в строительство.

____Были вскрыты и факты прямых злоупотреблений: по подложным актам браковался дуб и под видом корабельного балласта уходил в Венецию на сваи; почти во всех адмиралтейских дубравах, с попустительства местных властей, велась незаконная вырубка для частного дела; на казённых складах много дерева выгнивало в ожидании сортировки; на всех этапах поставок наживались посредники, перевозчики и интенданты; вырубленные леса не возобновлялись посадкой новых.

■■■■В своём мнении на высочайшее имя, в 1797 г. Дерибас указывал, что вальдмейстеры (смотрители адмиралтейских лесов) «только испортили то, что раньше было». Финансовый итог «безобразий» был удручающим - до 50% казённых сумм в этой сфере тратилось невесть куда и невесть на что.

■■■■По материалам ревизии Дерибасом был составлен проект и подан на высочайшее рассмотрение. Его основные положения предусматривали:

1). Перевозку брёвен от мест заготовки к приморским верфям предельно сократить.

2). А для того, что бы корабельное дело не встало по неимению материалов, то следовало изготавливать детали кораблей, с небольшим припуском по длине и толщине на месте, и уже полуфабрикат, значительно потерявший в весе против исходного количества древесины, перевозить к месту постройки корабля.

3). Для этих целей в Казани следовало увеличить штат адмиралтейской чертёжни по отрисовке мерных лекал.

4). Для вырезания по этим лекалам заготовок корабельных деталей следует учредить особые столярные дворы на реках    К а м е    и    С у р е.

■■■■Проект был одобрен императором. Местоположением для сурского столярного адмиралтейского двора Осипом Михайловичем Дерибасом была назначена Пенза. Здесь, на обширном пригородном лугу, окаймлённом излучиной реки Пензы и рекой Мойкой, в тысяче вёрст от ближайшего моря, и стали делать заготовки для приморских корабельных верфей.

■■■■Правый берег Мойки и левый берег Пензы у места их слияния заняли казённые лесные пристани и склады. Сюда доставляли лес сортировали, сушили, тесали...

■■■■В те времена основным материалом для строительства военных кораблей являлся дуб. Он почитался сырьём стратегическим и числился на особом государственном учёте. Его обработка и сделалась специализацией Пензенского Адмиралтейского столярного двора.

■■■■И если в прежние годы тяжёлый дубовый кругляк сплавляли к верфям плотами, обвязанный для плавучести стволами лёгких пород древесины, то при новой организации производства такой первобытный и «сырой» метод сделался невозможным. Для транспортировки дубовых полуфабрикатов из Пензы к месту доводки и сборки в Казанском Адмиралтействе были спроектированы особые речные барки, способные пройти своенравным сурским фарватером и скорые в постройке. Их строительство началось в одной из лесных проток к югу от города.

■■■■Эти суда за самобытность устройства и небывало малую осадку получили название «суряков». Затраты на производство «суряков» были столь низки, что судовладелец редко озадачивался их возвращением в Пензу. После доставки груза к месту назначения было дешевле продать корабль тут же на дрова нежели тратится на его обратный путь.

■■■■А дабы ход «суряков» был свободным, по всей Суре было запрещено строить капитальные мосты и мельничные плотины. Старинный Красный мост на северной оконечности города полностью разобрали и на его месте устроили паромный перевоз. На Казанском мосту пришлось устроить подъёмный пролёт. Справедливости ради следует отметить, что обустроить «для прохода барокъ пролётъ, дабы оных провесть было можно» первым сподобился пензенский губернский землемер Лопатин ещё в 1797 г.

■■■■В результате нововведений, издержки на изготовление военных кораблей сократились, и суда на строевых верфях из пензенских деталей собирали скорее, качественней и дешевле. Транжир лесного богатства уменьшился, а для возобновления ресурсов по берегам Суры и её притоков стали насаждаться дубравы и мачтовые сосняки.

■■■■Пенза в несколько лет из заурядного ярмарочного центра укрепилась в цеховой город. С уверенностью можно сказать, что теперь в каждом новом военном корабле, идущим по морю под андреевским флагом, был заложен труд пензенских плотников, столяров и лесных разработчиков. В город стал прибывать мастеровой народ, стала складываться особая деловая культура, свойственная корабельному делу.

■■■■В завершающие годы XVIII-го столетия в Пензе, по берегам рек, как грибы вырастали «заводы» местных предпринимателей по выделки кожи, а так же мыловарни.

■■■Сырьём для изготовления дубильных растворов им служили изобильные отходы дубовой коры, образуемые естественным образом при зачистке брёвен на Адмиралтейском столярном дворе; а неограниченная потребность этих заведений в древесной золе удовлетворялась изжиганием щепы и опилок. Сырьё для кожевенной обработки и мыловарения отпускалось с казённой столярни на сторону на даровых или почти даровых условиях. Такая «щедрость» к малому бизнесу была нетипичной для русского промышленного уклада, но она значительно сокращала самовольную потраву казённых дубрав частными лицами и способствовала сбережению лесных ресурсов края.

■■■Продвижение в застойном деле было замечено свыше. 8 мая (стар. ст.) 1799 г. Дерибас произведён в полные адмиралы, а уже 7 сентября (стар. ст.) того же года ко всем прежним полномочиям наделён директорством над Лесным Департаментом.

■■■Успехи предприятия побудили Дерибаса расширить масштабы проекта. Через год в Пензе и некоторых других городах были построены адмиралтейские хлебные амбары. В них, копилось зерно, закупленное для флота по дешёвым осенним ценам. Вывоз зерна из Пензы, так же осуществлялся «суряками».

■■■Хранение и транспортировка зерна требовалось большое количество тары. А по сему было указано завести при казённых хлебных амбарах собственное мешочное производство. В Пензе для этого дела устроили особое подворье.

■■■На нехитром адмиралтейском «заводе» стали ткать из местного сырья мешковину и пошивать из неё кули. Спрос таковым, в масштабах флота, измерялся на сотни тысяч. Сырьём для производства грубой ткани служила конопля, разведение которой при трёхпольной системе земледелия было особо выгодно местным помещикам и к возделыванию которой стали приступать самые дальновидные из них.

■■■Создав сырьевую базу и укрепившись, «завод», по замыслу идеолога проекта, должен был приступить к вязке канатов и к массовому производству конопатной пеньки; а в перспективе и корабельных парусов.

■■■■Это направление промышленной деятельности не только сопутствовало кораблестроению, но, в экономическом плане, являлось самодостаточным и прибыльным делом. В XVII-XIX столетиях пенька и производные из неё продукты являли собой главный продукт русского экспорта после зерна и, что важно – были в о с п о л н я е м ы м и источниками казённых доходов.

■■■■Сурский Адмиралтейский столярный двор на реке Мойке, по фамилии своего первоначальника, пензяки стали прозывать «дерибасовой...» или же «дербасовой столярней»; а, устроенные близ оной, адмиралтейские хлебные амбары, стали соответственно зваться «дербасовыми магазинами».

■■■■Здесь в «Дербасах» корабельные плотники придавали дубу требуемую форму, срубая и стёсывая излишки. Как они сами образно говорили об этом ремесле – «дербасили».

■■■■Вот теперь и становится очевидным смысл, который вкладывали пензенские «озорники» в свою незатейливую идиому? Лексическое значение словца, вроде бы, то ещё, а вот его родословная, как видите, уже иная! Вот такая история с географией получается!
































■■■■Для ревнителей краевой истории немаловажно и то, что имя Осипа Михайловича Дерибаса закрепилось в названии топографического объекта Пензы уже к исходу XVIII столетия. То есть на добрый десяток лет ранее, нежели в Одессе.

■■■■Флотская выгода от новой организации корабельного, лесного и провиантского дела была весома, скора и многозначительна. Неожиданно для недругов Дерибас снова выдвинулся во влиятельную и опасную для них фигуру. Количество тайных и явных недоброжелателей в его окружении стремительно ширилось.

■■■■Распускались слухи о безоглядном воровстве и безродности талантливого управленца. Мол, если государственное дело не сулило миллиона личного обогащения, то Дерибас и чихнуть изленится; да и отец его не адмирал будто-бы, а портовый носильщик по имени Рубано (иные многозначительно намекали, что и не носильщик вовсе, а разбойник-контрабандист).

■■■■Более всех в распространении сплетен усердствовал Штолмейстер Двора Его Императорского Величества граф Иван Иванович Кутайсов. И таковой враг был крайне опасен: ведь всесильнейший из царедворцев по положению и мельчайший средь них по духу держал за горло самого государя, водил его за нос и даже вертел его августейшей головой.

■■■■И эти констатации являются метафорой лишь наполовину! Ведь граф Кутайсов состоял… в цирюльниках императора Павла Петровича. Не лишённый разума, вельможа болезненно относился ко всякому, кто мог оттеснить его от императорских милостей и лишить нечаянного вознесения.

■■■■Граф-брадобрей называл себя выходцем из Кутаиса, в память о чём и пожалован столь импозантной фамилией. Происхождение его, по меркам времени, почиталось крайне худым. Как судачили в дворцовых кулуарах: ребёнка подобрали солдаты на базарной площади Бендер среди убитых турок при взятии города войсками графа Петра Ивановича Панина. Шустрый малый был отправлен главнокомандующим ко двору, то ли в качестве приложения к победной реляции, то ли в качестве экзотической зверушки. Здесь, по счастливой для найдёныша случайности, он был определён в камердинеры престолонаследника, где со временем и раскрылся в полной мере его талант куафёра, брадобрея и гардеробщика (как бы сказали сейчас – стилиста).

■■■■Известный и популярный в XIX-м столетии публицыст Николай Греч писал об этом «ографованном ничтожестве»:

«Пленный турчонок мало-помалу сделался обер-шталмейстером, графом, андреевским кавалером и не переставал брить государя...».

■■■■Великосветское общество питало плохо скрываемое презрение к «беспордному» и при всяком удобном случае пеняло на то, что графский титул и высший российский орден ему выхлопотали фрейлины Павла I-го за доставку им из Франции модного нижнего белья, гравюр специфического содержания и удачное сводничество. И действительно, власть предержащая персона ни в чём, кроме интриги и наушничества, не преуспела и доброй памяти в российской истории не оставила.

■■■■Кроме эфемерных фрейдовых комплексов, Кутайсов имел и достаточно осязаемые причины ненавидеть Дерибаса и откровенно желать его ниспровержения: пресечение контрабандного экспорта дубовых свай в Венецию, закрывало и встречный поток контрабанды ценных пород мрамора, приходивших в Санкт-Петербургскую гавань так же под видом корабельного балласта. Дворцы Кутайсова и некоторых других высокопоставленных вельмож вдруг остались без внутреннего убранства, долгие годы ловко и безхлопотно исполняемого за бюджетный счёт!

■■■■Брея государя, Кутайсов нашёптывал ему то, что соответствовало его личным задачам, или то, что было неплохо оплачено заинтересованными в царском благоволении. Ловко поданная им фраза или многозначительное изменение её тональных модуляций могли существенно подправить чью либо судьбу. «Забривать баки» граф умел несравненно!

■■■■Понятно, что «проделки» Дерибаса многократно преувеличивались беспринципным ловкачом или преподавались в чернящем искажении. Что поделаешь? В блистательном XVIII столетии сплетня, навет и хула были естественным инструментом защиты статуса и высшим обществом применялись особенно тонко.

■■■■Опасность усугублялась и тем, что в оппозицию Дерибасу вошли прославленные российские флотоводцы: Николай Семёнович Мордвинов, Василий Яковлевич и Павел Васильевич Чичаговы.

■■■■Как талантливый организатор, Дерибас обладал даром превращать начатое дело в успех, а как искшённый в придворных коллизиях, был способен представить успех личным триумфом.

■■■■Тем самым он не только заручался благосклонностью персон весомых, но и затенял сподвижников. Он не единожды обходил в предстоянии к государю своих бывших сослуживцев и начальников, ставил под сомнение их заслуги и, прибегая к жёстким административным интригам, методично отнимал должностные полномочия, а некоторых доводил до отставки.

■■■■Они же, как последовательные англофилы, не принимали политической ориентации талантливого администратора и полагали его ловким дельцом в мундире (впрочем небезосновательно). Офицеров, добывших положение многолетним трудом, раздражал и стиль жизни «беспечного неаполитанца», казалось, получающего от Фартуны всё слишком легко и безнаказанно.

■■■■И как уже отмечалось выше, моряки различали в Дерибасе скрытого и непримиримого противника к обширным и системным военным реформам. По мнению некоторых из них, проволочка с оными могла лишить Россию исторической перспективы.

■■■■За неимением более действенных рычагов воздействия на зарвавшегося администратора флотская элита могла до поры отвечать Дерибасу лишь ярко выраженной «неприязнью» и заручаться поддержкой таких сомнительных персон, как Кутайсов и иже с ним.

■■■■1 марта (стар. ст.) 1800 года объединённые усилия оппозиционеров достигли своей цели: государь отстраняет Дерибаса от службы по обвинению в злоупотреблениях лесными доходами. Но, против чаяния его недругов, существенных излияний царского гнева не последовало.

■■■■Им не было дано узнать, что, так называемая, «опала» явилась лишь внешне-политическим прикрытием одного важного и строго секретного дела.

____________________




IV.

Пенза в круге втором: Индийский поход.


■■■■При новом государе Дерибас не только сохраняет своё положение, но и значительно укрепляет его. Управленческие амбиции администратора растут и он принимает стратегическое решение – пользуясь своим влиянием на Павла I, вовлечь его в какое-либо грандиозное предприятие, а самому сделаться в этом деле ключевой и незаменимой фигурой. Тем самым он надеялся укрепить своё положение в придворной иерархии и возвратиться к практическому флотововождению.

■■■■Ни много, ни мало – бывалый мореход, вселяют в императора мысль продолжить дело, будто бы столь недальновидно испорченное в предшествующие царствия. Идея была проста, понятна, сулила величайшие выгоды казне и славу монарху. Императору Павлу Петровичу следовало проложить путь в Индию, отторгнув у персидского шаха земли между Каспием и Персидским заливом.

■■■■Идея была не нова. Первым за её воплощение взялся ещё Пётр I. В ходе русско-персидской войны 1722-1723 г. Персия утратила обширные прикаспийские территории. Территориальные изменения были закреплены особым трактатом, согласно которому от неё к России отошли четыре провинции: Ширванская, Астрабатская, Мезендаранская и Гилянская.

■■■■После присоединения этих, стратегически важных, земель петровский замысел об открытии собственного российского пути в Индию стал казаться предрешённым. На юго-западном побережье Каспия древние города: Дербент, Баку, Астрабад и, основанная в 1727 году на реке Астаре, крепость Екатеринополь становились опорными базами русского могущества в Закавказье и на Ближнем Востоке.

■■■■Особое стратегическое значение обретал, расположенный к югу от Каспийского моря, гилянский Решт. Этот город рассматривался, как исходная позиция в продвижении границ Российской империи к Индийскому океану. Здесь же планировалось создать собственную российскую базу шелководства и шелкоткачества.

■■■■По смерти Петра I обострённые отношения с Портой заставили российских дипломатов искать союзников и в стане своих бывших противников. По т.н. Рештскому договору, подписанному 21 января (стар. ст.) 1732 г., Астрабатская, Шемаханская и Гилянская провинции возвращались Персидскому шаху в обмен за его военный союз с Россией против Турции.

■■■■Таким образом дело Петра Великого было изжито в правление Анны Иоанновны и надолго забыто.

■■■■Но время шло. Последний екатериненский фаворит Платон Зубов решил затмить славу Потёмкина и кинуть к ногам государыни Персию со всеми её кавказскими и прикаспийскими владениями. Должность главнокомандующего походом он выхлопотал для своего младшего брата Валериана.

■■■■Братья Зубовы 29-и и 25-и лет от роду не имели сколь нибудь обширного представления о военном искусстве. Тем не менее старший из них получает августейшее обещание того, что в случае хоть какой то победы его войск он тот час, не покидая Петербурга, обретёт чин фельдмаршала и пост военного министра. А младший брат временщика, поставленный к непосредственному управлению походом, возводится императрицей в генерал-аншефы и жалуется ею 3 000 000 безотчётных рублей «на успех предприятия».

■■■■В апреле 1796 года Валериан Зубов, имеющий боевой опыт лишь в чине поручика, выступил в поход из Астрахани. Его 35-тысячная армия подкреплялась боевыми кораблями Каспийской флотилии.

■■■■Начало войны было удачным и бескровным: победные реляции направлялись ко двору, чуть ли, не ежедневно. Но, как пелось в известном романсе: «...не раздобыть надёжной славы, покуда кровь не пролилась...».

■■■■Один из дореволюционных историков приподнимает завесу над маленькой хитростью «паркетного воеводы» и с некоторой долей сожаления о нравах придворной среды пишет:

«Вначале, что бы приписать себе славу победы при штурме, Валериан Зубов должен был принуждать туземцев з а щ и щ а т ь с я под страхом быть поднятыми на штыки...».

■■■■К благодушию главнокомандующего и он получал от «туземцев» предложения подобного рода: де, мы не проч войти подданство к вашей государыне, ибо от персидского владычества совсем измучились; но, что бы джигит к женщине на поклон пошёл – того у нас после Адама немыслимо. А по сему, Зуб-ага, нам некоторое время повоевать надобно; как-бы повоюем, повоюем, да и замиримся под давлением, как-бы, грозных обстоятельств.

■■■■Восток и Зимний дворец – сферы тонкие. Такое «приведение к покорности» давало возможность местным князьям «сохранить лицо», а Валериану Зубову стяжать при дворе славу «величайшего из русских полководцев» и одновременно с тем добыть своему старшему брату министерское главенство.

■■■■Пиры в ставке Зубова по случаю очередного «замирения» или «покорения» не утихали неделями и лишь на время прерывались ролевыми перестрелками. И если случались настоящие стычки между непосвящёнными в детали отрядами, то они являли собой лишь досадные исключения на этой странной войне и вызывали недоумение «высоких договаривающихся сторон».

■■■■Потери корпуса большей частью приходились на инфекционные болезни, вызванные жарким климатом и антисанитарией.

■■■■Солдаты наслаждались дарами восточных базаров, грозные штыки ржавели без употребления, а порох тратился преимущественно на фейерверки и пустую канонаду. Штабные писари соревновались в сочинении высокопарных реляций, более всего напоминающие оды, нежели военные рапорты.

■■■■В условиях договорной войны продвижение Зубова на юг было неспешным, тем не менее в столице Империи оно вызывало эйфорию.

■■■■После вторичного обретения, утраченных по Гянджинскому договору 1735 г., Дербента, Кубы и Баку цели персидской компании были радикально изменены. Исфаган, как триумфальная кульминация похода, был забыт императрицей вовсе. Экспедиционному корпусу было переназначено двигаться не в Центральную Персию, как планировалось изначально, а на восток.

■■■■Старинная книга сохранила для нас следующую фабулу этой амбициозной политической импровизации:


■■■■Для разрешения новой задачи главнокомандующий стал требовать подкреплений и денег. Потребные для настоящей войны суммы были изысканы Екатериной II с ловкостью, которой позавидовал бы сам Джон Ло – изобретатель бумажных ассигнаций.

■■■■По безогласному указу императрицы следовало: в короткое время изъять из обращения всю медную наличность в государстве; свезти её на особо для того устроенные монетные дворы; а затем перечеканить с удвоением номинала. Во глубине потайных подвалов под натиском монетных прессов пятаки во мгновение ока стали превращаться в гривенники, двухкопеечники в четырёхкопеечники....., полукопеечники в копейки.

■■■■Чем мог закончиться «ход конём» Зубова в Анталию вокруг Кавказа и какой экономической катастрофой могла обернуться акция по экстраординарному наполнению бюджета – нам узнать не суждено, ибо Екатерина II скончалась в самом разгаре с в о е г о «персидского похода».

■■■■Унаследовавший ей император Павел повелел армии остановиться, а затем и вовсе возвращаться домой.

■■■■На монетных дворах миллионы, так и не вышедших в обращение, десятикопеечников, четверокопеечников и прчих монет, прошедших екатериненский надчекан, подвергались обратной перечеканке с понижением номинала до своего исходного состояния.

■■■■В сущности, весь этот «поход» был нужен лишь для того, что бы дать военную славу Платону Зубову – 29-и летнему фавориту 67-летней государыни. По восшествии на престол её нелюбимого сына, главнокомандующий вторым «персидским походом» был изощрённо унижен им. Один из дореволюционных историков писал по этому поводу:

«Генералам, находившимся под командованием Валериана Зубова Павел послал приказ вернуться как можно скорее в Россию... Брат фаворита не был даже предупреждён об этой мере, и в один неожиданный день очутился без командования и без армии. Таков был конец последней политической мечты Екатерины».

■■■■По сравнению с зубовским, персидскому предприятию Павла I ставились достаточно взвешенные и меркантильные цели. Кроме того предлагались меры к их удачному свершению. Но как показало время, избранные Павлом методы достижения цели подчас не соответствовали важности дела, были бессистемными или вовсе авантюрными.

■■■■По замыслу Дерибаса для третьего «похода» камские и сурские столярные Адмиралтейские дворы предстояло расширить до состояния корабельных верфей; построить на них огромное количество лёгких гребных судов; а затем спустить их вниз по Волге до самой Астрахани.

■■■■Здесь, маломерным гребным судам следовало воссоединиться с кораблями Каспийской военной флотилии и, приняв в свои лона экспедиционный корпус, двигаться к югу западным побережьем Каспийского моря. Вся группировка с максимальной поспешностью должна быть сосредоточена в Бакинской гавани.

■■■■А из Баку всеми силами следовало осуществить молниеносное вторжение в персидскую провинцию Гилян. При удачном развитии событий, шах, по мнению идеолога проекта, должен потерять контроль над важным стратегическим районом и неминуемо запросить мира. В этом случае триумфатор Павел Петрович подпишет выгодный для России мирный договор и, добившись союзных обязательств от поверженного соперника, благосклонно возвратит ему отторгнутые территории.

■■■■Далее, по землям уже союзного шаха, маломерные суда русской эскадры частично разобранные, перевозятся караванами в Персидский залив, и собранные вновь отправиться в каботажное плавание вдоль побережья Индостана. Здесь на свободных территориях, по примеру русских факторий на Тихоокеанском Севере, основываются новые центры международной торговли.

■■■■План, в своей основе, был достаточно разумным, ибо не содержал прямой военной угрозы для основных политических игроков в этом регионе: для Франции, Англии и Турции. Все недоразумения и разногласия, возникающие при подобном ходе событий между Россией и этими державами, могли быть, хоть и с большим трудом, но переведены в дипломатическую плоскость и урегулироваться, присущими этому искусству, методами.

■■■■Успех вооружённой экспедиции всецело зависел от качества и действий гребного флота. Начальство над грандиозной эскадрой маломерных боевых судов, благодаря прежнему боевому опыту и успеху, мог принять на себя лишь Дерибас. При таком положении дел он становился неуязвимым для своей оппозиции и снова возвращался к высотам власти. Титул   к о м а н д о р а   Русской Индии мог вознести Дерибаса столь высоко (вернее далеко), что сделать независимым даже от императора.

■■■■Тем не менее император принял идею с восторгом. Уже 30 октября (стар. ст.) опальный Дерибас восстанавливается во всех прежних полномочиях и получает высочайший рескрипт о тайной и незамедлительной подготовке к походу. Но по мере начавшегося дела Павел дополнял проект своими директивами и «монаршими мнениями».

Павел I
■■■■По всей видимости, Дерибас испытал разочарование и даже ужас, когда царь объявил ему окончательную диспозицию на предстоящую компанию.
■■■■«Марш влияния», по воле экзальтированного государя, трансформировался, ни много ни мало, в масштабную европейскую войну. Действия астраханского корпуса император повелел усилить действиями казаков Войска Донского. Из них предстояло сформировать второй экспедиционный корпус в районе Оренбурга.
■■■■Этому корпусу вменялось пройти Хиву и Бухару и через них достичь верховьев Ганга.
■■■■А затем, употребив здесь 3-4 недели на сборку гребных судов, двигаться на них вниз по течению реки и разорять английский учреждения, уничтожать гарнизоны и попутно привлекая на свою сторону индийских правителей.
■■■■Первый и второй корпуса, по замыслу монарха, должны сойтись на побережье Бенгальского залива и далее действовать совместно.
■■■■На международной арене этому делу был найден надёжный союзник – Наполеон Бонопарт. Согласно взаимной договорённости, военно-морской флот Франции должен был связать англичан в Южной Атлантике и у Мадагаскара и тем не допустить помощи английским гарнизонам в Индии.
■■■■Предполагалось, что в то же самое время русский военно-морской флот, займётся демонстрационным баржированием у берегов Шотландии, а в немецком княжестве Иевер разместится третий русский экспедиционный корпус.
■■■■Русский флот и сухопутные силы в непосредственной близости от Лондона будут отрезвлять англичан своим присутствием и тем предотвращать их возможные эскапады. Невмешательство в конфликт Турции покупалось обещанием возвратить ей Египет, находящийся в то время под оккупацией французов.
■■■■Тайные переговоры между Павлом I-м и Бонапартом зашли столь далеко, что достигли фазы торга о послевоенном мироустройстве. Дипломаты Российской монархии и Французской Республики решали между собой: кому и на каких условиях отойдут Ионические острова, кому Италийские королевства, кому орден Иоаннитов и Мальта
■■■■Наполеон искусно потакал амбициям русского императора, держал его в плену гипертрофированной идеи и открыто вовлекал в войну с Англией.
■■■■Как впоследствии утверждали недоброжелатели: проект коренного переустройства мира был составлен Павлом при помощи своего бывшего ментора по географии Растопчина, географического атласа и… портновских ножниц. Ни военно-экономическое состояние государства, ни методы воспроизводства ресурсов, ни источники финансирования, ни прочие мелочи в тот момент монарха не занимали; в качестве руководства к действию выступала лишь жажда к восстановлению титула Магистра Мальтийского Ордена, отторгнутого у него коварными альбионцами.
■■■■Царь-мистик не только отдаёт безоговорочный приказ Дерибасу о тайной подготовке флота к походу на Персию и английскую Индию, но и возлагает на него возведение Кронштадтской крепости для обороны Санкт-Петербурга в случае ответного нападения англичан.

■■■■В деле строительства экспедиционной флотилии Пензе долженствовало стать новым Воронежем, а персидскому Решту предполагалась значение нового Азова.
■■■■Заработал тайный механизм мобилизации, переменились денежные потоки, скрытно приводились в движение людские ресурсы, реализовались сложные дипломатические схемы и усилен поиск новых союзников.
■■■■К Пензе двинулись артели корабельных плотников и поднарядные татары Казанского Адмиралтейства; спешили флотские офицеры и шлюзовые инженеры; из окрестных крестьян сбивались артели рубщиков, копщиков и возчиков… Цели приготовлений были мало кому ведомы, даже на самом высоком уровне.
■■■■Вазёрские плотогоны стали доставлять лес из верховьев Суры к месту реализации предстоящего проекта.
■■■■К исходу 1800 года в Пензе свершились великие перемены. К морскому ведомству была отписана значительная часть междуречья рек Пензы, Суры и Свинухи. Здесь, на пригородном правобережье, в относительной близости от Дербасова Столярного двора, активно, но без огласки начались работы по обустройству «Потаённой верфи».
■■■■На огромной территории в несколько квадратных вёрст, взятой в круг Сурой, Пензой, Свинухой, Дегтярным Затопом, Целебухой и Калашным Затопом, казанские лесорубы начали валить Сурский лес для постановки сотни сборочных баркасных стапелей. В приличных тому местах ими ставились артельные, канцелярские и мастерские избы, дегтярные курильни и шанцевые лабазы, рылись погреба...
■■■■В районах современной фабрики «Маяк» и села Куриловки начались работы по возведению двух водяных плотин. По завершении строительства, согласованное управление их шлюзами позволило бы значительно поднять уровень воды в русле Суры (ныне р. Старая Сура). Проекты плотин предусматривали постановку на них пильных мельниц для массового производства корабельной обшивки.
■■■■Объёмы земляных и крепёжных работ, исполняемых с великой поспешностью, были впечатляющими: с десяток второстепенных проток, отводящих воды Суры из её основного русла в реку Пензу были наглухо перекрыты запрудами и для надёжности обиты сваями. При этом заболоченную низину близ Колашного Затопа пришлось перекрыть дамбой в полторы версты!
■■■■При «Нижней» (совр. «маяковской») плотине оборудован Шлюзовый канал, для пропуска сплавного леса от верховий Суры к Вазёрской пристани. Для создания здесь мельничного водохранилища, нижний отрезок сурского русла пришлось заглушить вспомогательной плотиной и, тем самым, перенаправить весь речной водоток в умирающее озеро Затон.
■■■■По адмиралтейской воле река Сура стала выходить на слияние с рекой Пензой на пол версты севернее своего прежнего места, а Затон (тогда подобный в своей изоляции совр. оз. Шуист) был возвращё в состояние полноценного речного затона (залива). Новая речная лагуна сделалась идеальным местом для постановки пристаней и дебаркадеров.
■■■■К гордости адмиралтейских инженеров и мастеров можно отнести то, что для возведения столь сложной гидро-динамической системы были использованы естественные ландшафтные складки, уже подготовленные здесь за тысячелетия самой природой. Технический расчёт лишь возвратил систему к тому историческому состоянию, которое наиболее полно соответствовало инженерной задаче.
■■■■При колоссальном результирующем эффекте, объёмы земляных работ на Нижней плотине были несущественны. Эффектное сокращение сроков строительства и многозначительная экономия бюджетных средств заслужили Высочайшего одобрения и способствовали посрамлению недругов. С той поры отчётность в делах и суммах сделались лишь формальным приложением к функциональным обязанностям Дерибаса. Рискуя вызвать неудовольствие государя, требовать их со всемогущего управленца уже ни кто не смел.

■■■■Для концентрации управления в ноябре 1800 г. Дерибас назначается исполняющим обязанности  Директора Департамента водных коммуникаций и дорог, при сохранении всех прежних функций. Официальный административный потенциал камарриста стал превосходить полномочия министра. Это был административный триумф!

■■■■Строительство «Потаённой верфи» в Пензе велось силами Казанского Адмиралтейства и непосредственно управлялось из неприметной палаты, оставшейся от выбывшего за город, Спасо-Преображенского монастыря.
■■■■В 1794 г. этот монастырь был выведен в иное место, и старым его местоположением на левом берегу реки, буквально против заречного Столярного Адмиралтейского двора, было грех не воспользоваться. Под видом частных лиц и мелких чиновников сюда пребывали в партикулярном платье морские офицеры, полпреды лесного департамента, большое начальство, денежные эстафеты, курьеры, порученцы…
■■■■Дабы не возбуждать толков и не выдавать суетой важности дела, все кому положено, выходили из этого штаба к берегу реки Пензы, старинным подземным ходом. Здесь под обрывом реки их ожидала лодка с гребцами и доставляла по назначению: кого на Мойку к Дербасам; кого на верфь к месту производства работ для указу, инспекции или ещё чего. Не исключено, что на правом берегу реки Пензы их могли дожидаться сёдланные кони или тарантасы – кому что по табелю следует.
■■■■Сеть потайных ходов была обустроена в городе армейскими сапёрами и представляла собой сложное инженерное сооружение, способное скрыто и надёжно обеспечивать доступ «неоглашаемых лиц» к секретным флотским объектам, а так же их скрытое перемещение между административными учреждениями в центре города.
■■■■Не смотря на близость города, верфь была закрыта от проникновения непрошеных гостей и праздношатающихся, ибо она со всех сторон была окружена водой. В качестве её границы назначались, пригодные к тому, речные русла, старицы, затоны. Немногочисленные сухие участки между ними перекапывались рвами.
■■■■Близ Городищенской дороги один из естественных суходолов был углублён и наполнен проточной водой: новообразованный водоём, перекрывший свободный доступ на объект со стороны оживлённой пригородной магистрали, позднее стал называться Прокопом.
■■■■Со стороны Всехсвятской дороги охраняемой межой служил протяжённый и извилистый Дегтярный Затоп.
■■■■По берегам всех граничных водоёмов были расставлены посты, дозоры и секреты. В уместных местах построены караульни для пропуска на верфь мастерового люда и его перечёта. Через чащу Запензенского леса, где режимный контроль был крайне затруднительным, пришлось пробить просеку, отсыпать по ней  вал, а по валу установить тын (к концу XIX-го столетия слабовыраженные остатки этой линии между селом Засечным и Рогатым озером средь окрестных жителей всё ещё прозывались Казённым Валом). 
■■■■Столь строгие охранные меры введены в обычай Адмиралтейства ещё со времени Петра I. Они были призваны предотвратить самовольный «съезд» иностранных специалистов, бега и отлучки своих оброчных, а так же способствовали сбережению государственной тайны.
■■■■В чаще Сурского леса начали устраиваться селитряные амбары для пороховой лаборатории, а в одной из боковых проток реки Суры была поставлена казённая круподранка с водяным приводом.
■■■■Таким образом «потаённая» пензенская верфь задумывалась, как предприятие «полного цикла» и по возведении всех инфраструктурных объектов могла бы строить военные суда к предстоящему походу в Индию «под ключ»: с полным набором такелажа, пороховым и провиантским довольствием.
■■■■«Кумпанство» адмиралтейской верфи и местных подрядчиков способствовало капитализации купеческого сословия и закладывало предпосылки к укрупнению общего уровня деловой активности в городе.
■■■■Всплеск деловой активности произошёл не вдруг и не на пустом месте. И до Дерибаса пензяки занимались постройкой судов, хлебной и соляной торговлей, сплавляли лес, строили мосты… Но калибр дел и помыслов был под стать местному купеческому сословию и особым размахом, в сравнении с прочими губерниями, не выделялся. Над краем давлела деловая инертность, предопределённая периферийным положением региона при общей неразвитости финансовых и экономических отношений в крепостнической России.
■■■■Административный гений Дерибаса разгадал экономико-географический потенциал края и поставил его на службу, как государственным, так и личным интересам. Адмиралтейское присутствие явилось для края родом мощнейшего инвестиционного рычага.
























■■■■Правду говорят – шила в мешке не утаишь. Вот и информация о подготовке Павла Петровича к походу на Индию просочилась, куда не следует…

■■■■Махина военных приготовлений сдвинулась с места, но её движение абсолютно не соответствовала тому замыслу, который Дерибас наметил к воплощению.
■■■■Он не в силах ослушаться государевой воли и при этом полностью осознаёт масштабы возможной катастрофы. Для проницательного царедворца было очевидно, что последствия военно-политической акции в сложившихся условиях подготовки будут глобальны и для империи в целом, и для него лично. Побеждать в открытом бою и скрытно дирижировать финансовыми потоками он умел виртуозно. Но брать на себя историческую ответственность за чужие просчёты и, тем более, блажь он не имел ни какого желания.
■■■■Ситуация подталкивает Дерибаса к решению – примкнуть к заговору в пользу наследника престола Александра Павловича. Врождённый рефлекс безусловного лидерства заставляет его возглавить в стане заговорщиков радикальное крыло. Адмирал настоятельно требует не ограничивать себя полумерами, а прибегнуть в деле устранения Павла I-го от власти к «крайним мерам».
■■■■Но Фортуна изменяет своему любимцу. Тонкий интриган не подозревает, что в предполагаемые соратники уже вынесли ему смертный приговор. Неожиданно для себя и непосвящённых он заболел и 2 декабря (стар. ст.) 1800 г. в возрасте неполных 50-и лет, скончался.
■■■■Невнятные слухи утверждали, что флотоводец был отравлен, и за скоропостижной смертью стоит петербургский военный губернатор граф Пален – давний противник Дерибаса и открытый сторонник «английской партии» в павловском окружении. За ним, почти незримо, проступали фигуры высокопоставленных сотрудников британской дипломатической миссии.

■■■■Надо полагать, что в кулуарах английского Парламента утвердилось мнение: при удачном свершении заговора значение Дерибаса не только сохранится, но и упрочится против прежнего. Ведь монархи, обычно благосклонны к тем, кто открывает им дорогу к трону. А это опасно тем более, если государь молод и неопытен в людях.

■■■■Сторонники русской «английской партии» справедливо видели в неуязвимом администраторе угрозу интересам той страны, «к учреждениям которой они питали искреннее уважение», но более того – угрозу реформам, намеченным ими по возведении на престол нового государя. Ведь системный вирус Дерибаса, мог бесконтрольно развиваться в специфической среде выродившихся департаментов, и предполагаемая перестройка армии, флота и государственного аппарата, неминуемо должна была встретить его противодействие.

■■■■Эпоха фаворитизма стремительно завершалась и в наиболее деятельной части государственной элиты возобладали взгляды умеренного «парламентаризма». При участии некоторых и молчаливом согласии многих в грядущем царствии Дерибас был объявлен персоной non grata.

_________________




V.

Пенза в круге третьем: без Дерибаса и без Павла.


■■■■Без Дерибаса работы на пензенской и камской судовых верфях пришли в смятение. Какое либо продвижение без ключевой и авторитарной фигуры, сосредоточившей в своих руках все рычаги управления и единолично знающей конечную цель приготовлений, сделалось невозможным.

■■■■Павел метался, негодовал и был не в состоянии действовать осознано. Как писал один из французских историков:

«...он отдавал нелепые распоряжения, подписывал безсмысленные указы и готовился воевать в компании с Бонапартом, - создавая армии, существующие лишь на бумаге...».

■■■■Секретный проект, находившийся в зачаточной фазе реализации и лишённый профессионального управленца, был обречён на провал. Не считаясь с очевидностью, 12 января (стар. ст.) 1801 г. взбешенный император отдаёт приказ на выступление в поход полуформированному Оренбургскому корпусу. Остальные соединения и флотилии, предназначенные для войны за Индию, так и небыли изысканы в наличие.

■■■■22 507 казаков Войска Донского при 12 единорогах и 12 лёгких корабельных пушках, двинулось зимней степью к Оренбургу не имея ни карт, ни проводников, ни запасов продовольствия. Цель похода в общих чертах была известна лишь его предводителю атаману князю Орлову.

■■■■Уже дойдя до Иргиза, корпус оказался в печальном положении: половина лошадей пала, скудная казна утонула; казаки, полагающие, что они безвинно направляются в ссылку, роптали. Многие из них были обременены семьями, не пожелавшими оставаться дома без кормильцев. Положение тысяч людей усугублялось тем, что правители Хивы и Бухары не были уведомлены о прохождении их землями русской армии; а верховья Ганга для географов того времени были неведомы и их следовало ещё разыскать. На картах, любезно предоставленных Павлу французским генштабом в этой части Азии зияло огромное белое пятно с грифом terra incognita. Поэтому навигационные сведения к предприятию пришлось наскоро черпать у античных авторов, повествующих о походе Александра Македонского в Индию.

■■■■12 марта (стар. ст.) 1801 г. Павел I-й был убит в Михайловском замке сторонниками «английской партии». В день кончины русского императора британский флот вышел в море и спустя непродолжительное время бросил якоря на ревельском рейде, тем самым блокировав важнейшую русскую военно-морскую базу на Балтике и заперев в ней часть русских военных кораблей.

■■■■Английские канониры застыли у заряженных орудий с тлеющей пенькой в руках, а командующий английской флотилией контр-адмирал Нельсон, выказывал намерение подойти и к Санкт-Петербургу:

«...чтобы лучше доказать... своё мирное расположение и наполнявшее его чувство глубокой дружбы».

■■■■Высокие чувства Нельсона красноречиво демонстрировал разгром датского военно-морского флота, произведённый им по пути к Ревелю. Молниеносное сокрушение Дании, союзной России по антибританскому договору «вооружённого нейтралитета», было прямым и категорическим вызовом, новому, ещё не коронованному российскому государю.

■■■■С определённой долей риторики можно констатировать: ядра британской эскадры, выпущенные на рейде Копенгагена, поставили финальную точку в судьбе павловского «индийского похода», а вмести с ним и «Пензенской потаённой верфи».

■■■■Первостепенной заботой юного императора Александра стала нейтрализация англо-российского кризиса, который достиг своего апогея и грозил перерасти в горячую фазу. В этих условиях донские казаки были с трудом отысканы в Киргизской степи и обращены домой; последовал демонстративный разрыв отношений с Францией

■■■■Последние детища Дерибаса: Сурская Адмиралтейская верфь, едва переросшая свой нулевой цикл, и эффективно действующая в течении нескольких лет Пензенская Адмиралтейская столярня были мгновенно остановлены и расформированы. Амбары, «суряки», недостроенные плотины, полувозведённые мельницы, пристани…– всё было продано за символическую плату частным лицам, раскатано по брёвнам, вывезено или брошено.

■■■■Единым росчеркам пера в сановном Петербурге верфяная земля под Пензой была выведена из адмиралтейского подчинения и передана армии (с той поры более века на ней обустраивались лишь летние лагеря войск пензенского гарнизона). Некоторая часть заречной земли отошла под выпасы городского стада. Стратегический объект, вызывающий фактом своего становления бурное негодование в Лондоне, перестал существовать де-юре. Нет базы кораблестроения под Пензой – нет проблем и для «владычицы морей» в её Индийских владениях.

■■■■Кажется, что все следы флотской деятельности в Пензе уничтожены временем и людьми. Как ни странно, но о дерибасовом «тайном деле» напоминали и до сей поры напоминают названия некоторых улиц и водных объектов пензенского правобережья. Исследуя пензенские карты начала ХХ-го века эти «моячки» можно вычленить из общей массы местных топонимов.

■■■■Судите сами:

1).В бывших Дербасах к середине XIX в. сложилась трудовая слободка, которая переняв название места стала называться Дербасовский Порядок.

2). Современным пензякам известна и речка Барковка. А в старое время она именовалась протокой Свинухой, той самой, в низовье которой строились транспортные барки для вывоза корабельного полуфабриката к приморским верфям.

3). Люди старшего поколения ещё помнят Прокоп, превращённый старанием дерибасовых землекопов, из суходола в протоку. Ему довелось послужить межевым рвом, который некогда закрывал проезд к верфи от близлежащей Городищенской дороги.

4). В междуречье современных рек Суры и Старой Суры расположено озеро Рогатка. Лет сто назад это же имя носили ещё 5-6 ему подобных. Физическое происхождение многочисленных подпензенских Рогаток разное: некоторые из них в конце XVIII столетия являлись протоками, другие к тому времени уже превратились в застойные старицы или озёра, иные являлись затонами. Но все эти Рогатки объединяются между собой одним важным признаком: они расположены по внешнему периметру Адмиралтейской верфи. Объяснение тому простое: по берегам этих водоёмов выставлялась стража секретного объекта. По терминологии XVIII-го столетия небольшие заставы и удалённые посты звались   р о г а т к а м и. От них и повелись названия этих пограничных водоёмов.

5). От реки Пензы до самого Прокопа вытянулась старопензенская улочка Карауловский Порядок или попросту – Карауловка. Она перекрывает единственное проезжее «горло» на территорию, обводнённой со всех сторон, верфи. По всей видимости здесь находился контрольно-пропускной пункт, охраняемый караулами. Здесь же были выстроены и караульные помещения, и поставлены глухие ворота. Трудовая слободка Карауловский Порядок, сложившаяся в этих местах в середине XIX в. переняла укоренившееся название места.

6). В Карауловском Порядке, до начала 30-х годов ХХ века находилась и улица со странным названием Мешок. Следуя логике событий, уместно предположить, что она сложилась на месте расположения дерибасова мешочного подворья.

7). Название Дегтярного Затопа говорит за себя со всей очевидностью: здесь некогда были поставлены «кубы» для выгонки дёгтя. А чем же ещё уключины на гребных судах смазывать да шестерни на пильных мельницах?


■■■■В первой четверти XIX-го столетия, во время необычно бурного весеннего паводка, река Пенза спрямила своё течение и заполнила собой низовья Мойки. К несказанному удивлению горожан Дербасы были размыты бушующим паводком надвое. А после того, как вода упала до нормального уровня, одна из образовавшихся половин сделалась южным придатком Песков.

Дербасовский Порядок может почитаться самой необычной улицей Пензы уже лишь тем, что в конце XVIII в. он был заложен на правом берегу р. Мойки; в первой четверти XIX в. переместился на правый берег р. Пензы; а во второй половине XX в. оказался на острове по середине р. Суры.

С к а ч а т ь   въ   PDF   и   у в е л и ч и т ь   э т о   и з о б р а ж е н i е

■■■■Воссоединение двух, разнобережных массивов суши, произошло по линии современной улицы Серафимовича (бывш. в нач. ХХ-г века Симоновской). В межевом атласе Пензенской губернии, исполненным по результатам съёмок 1849-1856 годов Военно-топографического бюро Главного Штаба под руководством К.И. Менде мы уже находим Пески в конфигурации, свойственной началу XX века, но ещё разделённые надвое суходолом по линии будущей Симоновской улицы.

■■■■То, что ещё оставалось в Дербасах от старой адмиралтейской инфраструктуры, было во время этого страшного паводка снесено водой. В тот же день несколько ниже Базарной площади, стремнина подмыла берег и в её бушующий поток оползло два обывательских квартала. На фоне множества личных трагедий судьба заброшенных казённых Дербас мало кого взволновала. Их история стала стремительно исходить из общественного сознания.

■■■■После разрушительного наводнения в новом русле реки Пензы и по её левому берегу осталось торчать лишь несколько кособоких свай – эти изломанные брёвна были последними зримыми следами Дербасова Адмиралтейского столярного двора.

■■■■Много позже, эти непонятные объекты дали повод к рождению одного интригующего слуха: досужие языки настойчиво утверждали, что торчащие из воды сваи не что иное, как остатки набережной реки Пензы, которую, де, украл губернатор Панчулидзев. Тот же слух с восхищением утверждал, что «ему за это ни чего не было».

■■■■Не буду сейчас подтверждать или же напротив, опровергать столь экстравагантное утверждение. Губернатор Панчулидзев – это особый фетиш пензенской истории и разговор о незабвенном Александре Алексеевиче мы с вами до поры отложим.

■■■■Что касается до наводнений вообще, то они являлись самобытной особенностью Пензы ещё до постройки Верхней (Куриловской плотины) и не пресеклись по её возведении. Естественные ледяные торосы создавали более надёжное препятствие течению Суры, нежели рукотворная дамба.

Одно из ординарных пензенских наводнений, которое в старину более развлекало горожан, нежели вносило смятение в их повседневную жизнь. Но и оно было способно вызвать подъём вод р. Пензы на добрый десяток аршин.

■■■■Каждую весну воды Суры, остановленные ледяной пробкой в своём естественном течении, искали выхода и копили мощь. В итоге они прорывались в русло реки Пензы по спрямляющим протокам (т.н. «свинухам») и значительно поднимали уровень водотока в районе города. Мещанские и рабочие окраины Пензы оказывались на неделю другую во власти ледяной шурпы, воды и грязи.

■■■■В 1970-х, по возведении Сурского гидроузла, норов этих рек был укрощён. К нашим дням даже память о дурном и непредсказуемом нраве весеннего пензенского половодья канула в леты. По счастью некоторые из разливов Суры-Пензы фиксировались пензенскими фотографами начиная со второй половины XIX века.

■■■■Благодаря старинным фотографическим карточкам мы имеем возможность наблюдать разгул водной стихии воочию и выносить объективное суждение о мощи и непредсказуемости наших, казалось бы тихих и неспешных, рек. Учитывая то, что на вышеприведённой карточке заснято одно из рядовых пензенских наводнений, мы можем возыметь некоторое представление о мощи того, которое произвело необычную метаморфозу с Дербасами.

■■■■Время распорядилось и тем из адмиралтейского хозяйства, что не было «списано в расход», поглощено стихией или разнесено по подворьям.

■■■■Реликтовый Шипин Бор, что к западу от старого городского центра, а с ним Первая и Вторая рощи близ Нового Спасо-Преображенского монастыря, а так же Третья роща, находившаяся рядом с Всехсвятским кладбищем, числились со времени Петра Великого за Адмиралтейством, поэтому в XVIII столетии и небыли сведены городом.

■■■■К сожалению в последующие годы им не удалось избежать топора: Третья роща вырублена в конце XIX века, Первая и Вторая в период индустриализации, судьба Шипиного Бора формируется на наших глазах.

■■■■Так что же – всё закончилось едва начавшись? Наша история оказалась историей намерений; историей всего лишь начатых, но не свершённых дел? Ситуация!

■■■■В некоторой степени, да! Но к своему благу, город успел извлечь из этой ситуации немалую пользу. «Потаённая верфь» за краткий срок своего становления успела положить начало цеховой экономике и крупнооптовой торговле Пензы. Она, как коренное инфраструктурное предприятие, задала городу масштаб коммерческой деятельности.

■■■■Крупное государственное строительство породило среди пензенского купечества когорту казённых подрядчиков и поставщиков – «охочих людей». После закрытия проекта «Индийский поход» и ликвидации адмиралтейского присутствия на Суре, это, уже капиталистое и окрепшее сословие, смогло вывести свои товары по сложившейся «методе» на внепензенские рынки сбыта. Система замкнутого товарооборота в крае была пробита и положено начало экономическому подъёму города в 1800-1840-х гг.

■■■■Вывоз крупных партий хлеба водным путём с той поры укоренился и сделался важнейшей статьёй дохода местных предпринимателей и способом наполнения губернского бюджета. До проведения через Пензу железной дороги (1878), основным фактором её экономического благополучия являлся т.н. Сурский хлебный караван.

■■■■Открывшиеся возможности побудили многих пензенских предпринимателей заняться новым для себя делом: приступить к частному сплаву леса «на себя», а не на казну; а так же заняться строительством речных судов. Благо – на то и на другое имелся неудовлетворённый спрос в Большом Поволжье, а случай в лице Дерибаса и природные условия Посурья дали пример, инструмент и инфраструктуру к его удовлетворению.

■■■■Деятельность пензенского купечества в пост-дерибасовский период привела к развитию Пронзинской хлебной биржи (Симбирская губ.), укрупнению Петровской ярмарки и, тем самым, радикально изменила экономическое качество Пензенского края.

■■■■Неудельная инфраструктура верфи будила инициативу в местных предпринимательских кругах. После долгого выстоя на сурской запруде была организована фабрика Сергеева (ныне «Маяк»), ставшая со временем одной из лучших бумагоделательных предприятий страны.

■■■■По прошествии времени на Куриловской плотине были достроены мельницы и многие годы сдавались городом в аренду частным откупщикам, а потом перешли в собственность известной семьи пензенских лесоторговцев.

■■■■Одна из мануфактур по выделке кож на Карауловке к исходу XIX столетия многократно поменяла своих владельцев и специализацию. Она постепенно эволюционировала в мыловарню, в парфюмерную фабрику, в крупное мыловаренное производство.

■■■■О том, как после ликвидации верфи сложилось частное судоходство на Суре и, в соответствии с этим, изменилась жизнь города, хранят память названия других старопензенских улиц. Но об этом речь пойдёт в новой главе.

■■■■Ну, а в довершение к вышесказанному позволю себе изложить ещё несколько пространных тезисов:

■■■■1). Тайны пензенских подземных ходов до сей поры будоражат пытливые умы горожан. Предваряя возможные вопросы, отмечу, что значительная часть подземных коммуникаций в центре города была создана задолго до указанных событий и их строительство, по всей видимости, относится к концу XVII - началу XVIII столетий.

■■■■По распоряжению Дерибаса были реконструированы лишь те из них, которые соответствовали его задаче. Наиболее легендарным из них стал тот, который выводил к реке Пензе из подклетьев упразднённого Спасо-Преображенского монастыря. Как говорилось выше, он служил (или должен был служить) для скрытого перемещения «неоглашаемых лиц», прибывших с «неоглашаемыой целью» на сурский «неоглашаемый» объект Казанского Адмиралтейства.

■■■■Возможно, что по завершении строительства верфи, ожидался её императорский смотр: и явление на ней государя Павла Петровича столь характерным образом вполне соответствовало его тамплиерскому духу. Но, по всей вероятности, ход в большей степени сам вызывал слухи и толки среди горожан, нежели что то скрывал от них.

■■■■В 1920-х годах чекистами в Сурском лесу близ Ахун был обнаружен и засыпан лаз в некий старинный подземный провал, в глубине которого различалась бревенчатая крепь. В этом схроне пензенские контрреволюционеры прятали оружие и прокламации.

■■■■Учитывая местоположение старинного и «таинственного» провала, уместно предположить, что он относился к одному из заброшенных строений Сурской Адмиралтейской верфи. Предназначение неопознанного объекта было, по всей видимости, утилитарным: скорее всего это был подвал, пороховой погреб, гаупвахта, дренажный объём и пр. Подобные провалы обнаруживались здесь и в прошлом.

■■■■За прошедшие века молва объединила в единую подземную коммуникацию Спасо-Преображенский подземный ход и, несвязанные меж собой и городом, ахунские «таинственные подземелья» (вернее то, что под ними понималось). От такого слияния сложилось утверждение того, что в старину некий, и весьма протяжённый, подземный ход вёл «из центра города до самых Ахун, а то и далее».

■■■■2). В Пензенском Областном краеведческом музее храниться уникальный экспонат, случайно найденный в городе при земляных работах. Это старинная водопроводная труба, высверленная из цельного дубового ствола. Понятно, что торцевое сверление двухаршинной дубовой балясины является сложной технологической операцией даже в наше время и требует особого оборудования, и особого инструмента. Это тем более справедливо, если подобное изделие необходимо тиражировать в больших количествах (по всей видимости счёт таковым может идти на несколько сотен, а то и тысячу).

■■■■Изготовить такие, казалось бы, нехитрые изделия в должном количестве и в должном качестве на частных производственных мощностях Пензы в конце XVIII-го или начале XIX-го веков было невозможно. Для производства дубовых труб требуется сверлильный стан со ствольным коловоротом особой заточки, приводимый в движение мельничным водяным приводом.

■■■■В указанное время подобное оборудование применялось лишь на артиллерийских заводах для сверления и калибровки орудийных стволов. Но подобный стан вполне мог быть установлен Адмиралтейством в Дербасах или на одной из верфяных мельниц: ведь он был необходим для изготовления валов шлюзовых подъёмников, корабельных кабестанов и прочих лебёдок. При таком развитии событий, появление столь самобытных технических произведений в Пензе не вызывает удивления.

■■■■3). Первый пензенский чугунолитейный завод был открыт мещанкой А.Н. Отраковой в 1830 г. близ реки Кашаевки. При полном отсутствии местного природного сырья он мог работать долгие годы лишь на металлическом ломе (это мнение было высказано краеведами ещё в 1970-х гг.). А такового, следуя логике событий, после закрытия верфи должно остаться много: тут и испорченный инструмент, невостребованные детали такелажа, крепёж, пушечные ядра и пр. По всей видимости, в тоже время и на той же сырьевой базе массово развивались частные железо-поковочные предприятия в, прилежащем к заброшенной верфи, Городищенском уезде.

■■■■4). Некоторые пензяки могут припомнить полуаршинные кованные гвозди, которые лет пятьдесят назад были ординарной находкой на задворках в старом городе. При своём изобилии на земле в старинных деревянных постройках их почти не встречалось.

■■■■Четырёхгранная клиновидная кованина с небольшой грибообразной шляпкой, в руках малолетнего шалопая годилась лишь на то, что бы быть лихо запущенной в деревянный забор. Но сталь клина была мягкой и грозный снаряд, к неудовольствию дворового чинганчука, просто гнул своё жало.

■■■■Как думается теперь, это были особые корабельные гвозди. От всех прочих они отличаются тем, что забиваются обычным способом лишь на четверть, а потом, каким то непостижимым приёмом, их жало начинает постепенно заворачиваться в обратном направлении. Именно таким, ныне забытым, образом в старину «шили» бортовую обшивку судна к его шпангоутам. Понятно, что надёжность столь искусного крепления многократно превосходила надёжность обычного.

■■■■Нет данных утверждать, что эти самобытные гвозди остались от заброшенной Сурской Адмиралтейской верфи или Дербасова столярного двора, но они бесспорно свидетельствуют в высокой культуре корабельного строительства в Пензе.


■■■■После воцарения Александра I частные архивы сторонников «английской партии» и всех причастных к династическому заговору были выкуплены и уничтожены. Документы о подготовке павловского «индийского похода» и о, сопутствовавших тому, дипломатических контактах с Наполеоном в значительной мере выбраны из российских государственных хранилищ в особые закрытые фонды. Позорные страницы отцеубийства усердно вымарывались из биографии императора Александра I. В его оправдание все действия убиенного Павла I стали почитаться нелогичными и объяснялись лишь следствием больного разума.

■■■■Крутой замах Осипа Михайловича Дерибаса не только обозначил цель, но и указал путь к её свершению. По его административной воле Пензе вменялось создать, новейший в тактическом отношении, инструмент достижения цели: мобильный десантный флот. План обворожил русского монарха и сделался гипер-идеей его правления. Но реализация столь великого помысла была не по плечу: ни великому коронованному идеалисту Павлу Петровичу, ни его аморфному окружению, ни его «толерантным» преемникам.

■■■■Интересно, что до середины XIX в. русское общество держалось мнения о том, что Наполеон напал в 1812 г. на Россию, исключительно с той целью, что бы проложить себе кратчайший путь из Европы в Индию. Доблестный Денис Давыдов не раз высказывался в том ключе, что он страстно не желал заключения мира с французами в поверженной Москве; так как после этого позорного акта русской армии, подгоняемой в спину уже союзными французскими штыками, неминуемо пришлось бы прокладывать путь узурпатору к Индии по бескрайним просторам Азии. По всей видимости, общественное мнение отражало истинное положение дел.

■■■■Ведь, в той же степени, что и Павла, идея захватила и французского императора. Но если романтичный Павел видел в Наполеоне равновеликого соратника, то холодный разум французского императора уготовил своему русскому союзнику роль, всего лишь, слепого и недолговечного инструмента. Смерть Дерибаса, Павла Петровича и крушение стратегической пензенской верфи в бассейне Каспийского моря отняли у Наполеона его вселенский «наполеоновский» триумф. Как сообщал в своих мемуарах английский медик O'Мера, на острове Св. Елены ссыльный Наполеон не раз с сожалением говорил ему:

«Если бы жилъ Павелъ I, вы бы [англичане] уже лишились Индiи. Мы съ нимъ вмѣстѣ составили проектъ завладѣть ею...». (O'Meara, Napoleon en exil, т. I, стр. 384. 1822 г.)

■■■■После Отечественной войны завеса полного молчания окружила геополитический проект в России, а информационным отрывкам просочившимся в общество, стал намеренно предаваться тон анекдотичности и абсурдности. Но острота проблемы лишь смягчилась видимостью очертания. Противостояние Британии и России в зоне южного Каспия до сей поры влияет на состояние взаимной и региональной политики. Поэтому, многое нельзя утверждать определённо и, тем более, возлагать надежды на открытие проясняющих документов в отечественных архивных фондах.

■■■■Мы доподлинно не знаем, кто и в какой форме подал Павлу мысль о движении к Индии. Рождена ли эта мысль самим адмиралом Дерибасом или он ловко оседлал заданный кем то процесс? Было ли внедрение этой идеи Павлу I частью большой и многоуровневой политической игры внешних сил? Интересы каких кругов стоят за её инспирацией в самой России? На эти вопросы ещё не скоро будут даны ответы, если будут даны вообще.

■■■■Что касается до «Пензенской потаённой верфи», то она, как говорят астрономы, обозначилась лишь «на кончике пера». Прямых указаний на её счёт не обнаружено. И не мудрено! В царствие Александра I губернские и адмиралтейские архивы были подвергнуты пристальной выборке от прямых и косвенных проявлений англо-российской «холодной войны» за Индию; а ликвидация Сурской Адмиралтейской верфи была скоротечной, огульной и бесплановой, являя собой по существу жест политический нежели акт целесообразный.

■■■■По этим причинам родословная некоторых предприятий Пензы, сложившихся на инфраструктурном фундаменте незавершённой Сурской Адмиралтейской судоверфи и «Дербасов» исчисляется лишь с 10-80 годов XIX столетия, то есть лишь с момента физического освоения адмиралтейского наследия местным предпринимательством и фиксации оным промышленных прав в губернском реестре.

■■■■Тем не менее, при изучении материалов по деятельности Лесного Департамента, Адмиралтейства, актов Полного Свода Законов, экономических справочников, материалов по речному судоходству и лесному сплаву, на коротком отрезке времени 1799-1801 гг. отмечается нарастание административной активности в областях, связанных с материальным обеспечением военного флота и строительством кораблей. Этот диапазон времени характерен появлением многочисленных нормативных актов, регулирующих деятельность, подведомственных О.М. Дерибасу структур.

■■■■Нормированию, укрупнению или реорганизации в это время подлежали адмиралтейские штаты; устанавливались нормы выработки для пеших и конных рабочих; определялись прогонные суммы для перемещения работников на большие расстояния (фигурировали цифры до 200 вёрст); требовалась в центр информация по удалённости дубовых лесов от сплавных рек....

■■■■Ни чего экстраординарного в этих, чисто хозяйственных, сводках и решениях не наблюдалось, но их совокупность значительно повышала индекс упоминания Казанского Адмиралтейства пред прочими Российскими Адмиралтействами. Избирательное внимание Его Императорского Величества, Адмиралтейств-Коллегии, Правительствующего Сената, отдельных высокопоставленных лиц к деятельности Казанского Адмиралтейства, а равно – скачкообразные отклонения от обыденного течения дел в сферах его юрисдикции, вызвали подозрение в том, что административная активность отражает процесс скрытой подготовки к некоему большому и безогласному предприятию.

■■■■Метод не нов: аналитическое обобщение открытых информационных источников уже давно является частью работы многих ведомств, желающих заглянуть в карты политических, экономических и военных «партнёров».

■■■■По моему мнению, указанная бюрократическая активность и вектор её приложения вполне согласуются с предсмертной акцией Павла I т.н. «персидским походом» (он же «индийский», он же «бенгальский»). Фактическая сторона этого, по утверждению некоторых историков, «нелепого» предприятия, ещё мало изучена. Более того, в течении всего XIX столетия действовал запрет на его детальную огласку.

■■■■Вероятность изложенного хода событий оценивалась довольно высоко, так как именно в ведении Казанского Адмиралтейства находилось материально-техническое обеспечение Каспийского военного флота. Сура, как новый центр активности Казанского Адмиралтейства, определяется и обустройством на ней обрабатывающего предприятия нового типа – «дерибасова» столярного двора. Поддерживает логику предположения и аккумуляция при нём флотских продовольственных резервов.

■■■■Качественный и целевой анализ данных позволили создать эту историческую реконструкцию, которая органично вплетается в военно-политический каркас российской истории на переломе XVIII-XIX веков и согласуется с биографиями фигурантов. Более того, она объясняет мотивы, действия ключевых фигур, взаимосвязь событий и физических объектов, которые при иной точки обозрения, кажутся не имеющими отношения друг к другу или вообще не имеют обоснованного объяснения.

■■■■Вероятность подобного хода событий подкрепляется большим опытом Адмиралтейства в строительстве военно-морских флотилий на реках Европейской России. Закладка верфи на Суре имеет прямые параллели и преемственность с петровскими верфями на Дону, на Воронеже и на Хопре и потому не может полагаться явлением удивительным или же экстраординарным.

■■■■Рассуждения предопределили задачу – указать местоположение предполагаемой «Пензенской потаённой верфи». Было обращено внимание на поразительное совпадение сразу нескольких разнохарактерных факторов в правобережном районе г. Пензы. К повышенному индексу цитирования здесь добавляется то, что в междуречье современных рек Суры и Старой Суры обнаруживаются необыкновенно пригодные для речной верфи гидро-ландшафтные условия, сформированные природой. И самое удивительное, что некоторые рукотворные и природные объекты этого места носят названия, совпадающие с инфраструктурой гипотетической речной верфи XVIII в. Более того, в расположении   в с е х   этих объектов на местности прослеживается определённая логика.

■■■■Системное совпадение в одной пространственной точке нескольких независимых информационных потоков может обозначать факт исходного для них явления. Взаимное подкрепление изолированных информационных комплексов и совпадение результата с ходом общероссийской и краевой истории даёт право полагать, что предложенная реконструкция в достаточной степени отражает качество реальных исторических процессов и, тем самым, даёт возможность обозначить глубоко законспирированный факт пензенской биографии. И более того – при этом указываются точные географические координаты его свершения.

■■■■Сохранность комплекса старопензенских топонимов, означающих собой топографию «потаённой» верфи, следует признать особой удачей для реконструкции неизвестных страниц истории русского военного флота.

_______________________




VI.

В круге четвёртом: снова война.


■■■■К началу XIX века свершённые и несвершённые дела европейских империй превратили Кавказ в клубок острых международных противоречий. Национальные элиты этого региона стали устойчиво тяготеть к различным мировым политическим центрам и часто раскалывались на те или иные ориентационные партии. Политический раскол усугублялся вековыми межнациональными, религиозными, и государственными противоречиями.

■■■■После ухода зубовского корпуса из Закавказья часть региональных элит стала чувствовать себя обманутой в своих стратегических предпочтениях к Петербургу и в её круге возобладала проанглийская ориентация. Пользуясь сложившейся ситуацией Британия устремилась к упрочению политического влияния в регионе в ущерб интересам Франции и России.

■■■■Но в сентябре 1801 года Александр I признал волю восточно-грузинского царя Георгия XII и издал «Манифест об учреждении нового правления в Грузии». Картли-Кахетинское царство вошло в состав Российской империи и отныне становилось её Грузинской губернией. В 1803 году под российское покровительство было взято независимое княжество Менгрелия, а в 1804-м году статус покровительства получило Имеретинское царство.

■■■■Для удержания своих позиций в Закавказье Британия инспирирует новую войну между Персией и Россией. Летом 1804 года армия персидского шаха Фетх-Али, вооружённая английским оружием и обученная английскими военными советниками, выступает в направлении Эривани. Началась не бывало затяжная и жестокая война, начисто лишённая зубовской «потешности» и павловской авантюрной непоследовательности.

■■■■Ратификация Тильзитского договора между Наполеоном и Александром I привела в 1807 году к открытому политическому разрыву между Британией и Россией и окончательно развеял иллюзию заморских политических технологов на проанглийский политический курс российского царствующего дома. Обе империи объявляют себя в состоянии войны по отношению друг к другу.

■■■■Но вместо активных боевых действий они благоразумно ограничиваются аннексией торговых судов противника в нейтральных портах. Наземная война перекладывается на плечи сателлитов. На стороне Британии выступает Швеция. В 1808 году к южному фронту в персидском Закавказье Россия обретает и ещё один севрный в Финляндии.

■■■■На суше и на море Россия вовлечена в три войны одновременно. В то же самое время внутри страны ведётся реорганизация флота, армии, финансов и системы государственного управления. В этих условиях, погром пензенского Адмиралтейского столярного двора, Дербасовых магазинов и верфи в 1801 году кажется абсурдным недоразумением.

■■■■По счастливой случайности от сурской флотской инфраструктуры уцелела Вазёрская лесная пристань, которая по мере сил продолжает снабжать дубовым кругляком Санкт-Петербургское Адмиралтейство и артиллерийские заводы. Но её сплавная деятельность практически замирает в 1812 году со вторжением в Россию армии Наполеона.

■■■■Война с Персией с короткими перерывами тянулась долгих 9 лет. В октябре 1813 года Гюлистанским мирным договором Персия признала за Российской Империей земли Восточной Грузии, Северного Азербайджана, Имеретии, Гурии, Менгрелии и Абхазии; кроме того Россия обрела исключительное право содержать военный флот в акватории Каспийского моря.

■■■■С этого времени деятельность Вазёрской лесной пристани возобновляется со значительным приращением объёмов поставок. Но теперь она переориентируется на снабжение сваями укрепляющейся Бакинской гавани, где Казанским Адмиралтейством обустраивается российская военно-морская база. Поставки леса ведутся пристанью до полного истощения дубовых рощ в Верхнем Посурье. В 1824 году Адмиралтейская лесная пристань в Вазёрках закрывывается, как бесперспективная.

■■■■К 1830 году система строительства и содержания русского военно-морского флота коренным образом перестраивается и надобность в Адмиралтействах прежнего времени отпадает. В этот год ликвидируется Казанское Адмиралтейство и вместе с ним замирает история нашей Староречной улицы, сиречь Дербасовского Порядка.

■■■■Пензенские улицы расстаются со своими тайнами нехотя. Староречная лишь приоткрыла одну из сокровенных страниц пензенской истории. Шрифт этой страницы изъеден временем, местами неразборчив или утрачен, в плачевном состоянии некоторые иллюстрации… Отдельные имена и строки вымораны тушью пристрастного цензора, а некоторые факты ещё не выведены в оборот краевой исторической публицистики. При таком состоянии первоисточников, многое из того, что сказано, не является бесспорным, а оценки персон и событий, по традиции «Пензы, которой нѣтъ», носят субъективный характер. И что особенно непривычно – методы отображения информации в этой главе более напоминают следственные действия, а временами и процесс логарифмирования. К историко-политическим загадкам дополняются крайне сложные ребусы, которые в XIX столетии начертали на местности, непостоянные в своих руслах реки: Пенза, Мойка, Сура, сезонные спрямляющие протоки и пр.

■■■■Эта статья написана в целях постановки проблемы и задаёт сразу несколько направлений поиска пензенскому краеведению. Льщу себя надеждой, что эта необычная история в какой то мере была интересна. Надеюсь и на то, что расширенный информационный поток несколько изменил в Вас масштаб восприятия региональных исторических событий; лишил их некой замкнутости и камерного звучания, столь свойственным краеведению, как таковому. В следующих главах «Больших историй малых городских улиц» надеюсь упрочить это впечатление. 

_________________



 

VII.

Эпилог.


■■■■История тех давних лет замирает, но не заканчивается. В зримых образах она проявляется и доныне. Судите сами: после закрытия верфи корабельные мастера и плотники разбрелись кто куда; многие осели в городе Пензе и подле неё; каждый занялся тем, чем мог прокормиться и в большинстве случаев фасонное плотницкое ремесло ими не оставлялось.

■■■■И вот чудо! – с той поры пошли по губернии деревянные дома вычурного строя: что бедная хоромина, что зажиточная, а покрыта затейливой корабельной резьбой для услады душевной её хозяев. По крылечкам, по наличникам, по фронтонам – словом везде, где дом к украсе сподобен, всё резьбой покрыто: прорезной, накладной, рельефной…

■■■■К середине XIX-го столетия весь город куражно оделся деревянным узорством: где муровлёным, где геометрическим, где вообще – в кружева брабантские. Попадались средь узорного буйства и русалки, и Кресты георгиевские, и зверьё всякое….

■■■■Минуло два-три поколения горожан и по иному уже и строиться в Пензе зазорно стало. В старое время пензенские плотницкие перехожие артели доходили и до Тулы и до Москвы и ещё бог весть куда. Что не сдербасят, на то без присвиста смотреть неможно. Крепко, ажурно и всё «в плипорцию», как корабль какой или ладья. И только диву иной даётся – в каких же это архитектурных академиях пензенскую «плотву» золотому сечению выучили?

■■■■Кое какие из этих домов-шкатулочек доныне дожили. Увы, но это уже грустная история. Если кому глаза услезить не зазорно, то милости прошу проследовать в фотографическую галерею замечательного ревнителя пензенской старины Павла Шарыкова.

■■■■А Вы говорите, что Дербасовский Порядок название «неблагозвучное»! Слух, де, режет и мал к тому же…


За сим прощаюсь.

С уважением, Станислав Ткаченко ©

22 ноября 2013 г.

К  О  Н  Е  Ц  Ъ