СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК ОТЕЧЕСТВЕННОГО ФОТОГРАФИЧЕСКОГО ИСКУССТВА ИЛИ ОБЛИК СТАРИННОГО РУССКОГО ГОРОДА ПЕНЗЫ, ЗАПЕЧАТЛЕННЫЙ НА ФОТОГРАФИЯХ И ПОЧТОВЫХ КАРТОЧКАХ XIX-XX СТОЛЕТИЙ
Составленное в 1806 году «Экономическое описание городов и сел Пензенской губернии» содержало немало любопытных сведений: «Оной город положение имеет большею частию на горе по обе стороны реки Пензы, речки Шелаховки и Проломного оврага, ...

Мыло «А.М. Жуковъ» для стирки белья и бани, содержит горное масло и натуральную лаванду. Рекламный плакат 1900-х гг. Крайне долгое, но приятное и познавательное путешествие по рекам Пензе и Суре, предпринятое в самом начале XX-го столетия от стен Спасо-Преображенского мужского монастыря до Сурского стального моста Сызрано-Вяземской железной дороги (с посещением общественных купален близ Козье-Болотского перехода и лицезрением плотосборных работ на правобережных Лесных пристанях). Программа включает безплатное любование городскими и природными видами. И в заключении несколько слов и мыслей о малоизвестных миру пензенских Помпеях, сиречь Городище Золоторёвском.


Река Пенза в черте одноименного губернского города Старинная карта, исполненная в начале XX-го столетия.
П

енза? Скромная статья в «Пензенской энциклопедии» повествует:

 ПЕНЗА, река (в верховье Пензятка), левый приток Суры. Исток на Керенско-Чембарской возвышенности, устье в южной части г. Пензы. Длина 78 км, площадь бассейна 1370 кв. км. Течет по холмистой, пересеченной оврагами местности. Русло извилистое, песчаное. Ширина русла в ср. течении в межень 14-16 м, в половодье увиличивается до 30-40 м. Средняя скорость течения в районе совхоза "Ардымский" в межень 0,1-0,3 м/сек, в половодье до 1,5-1,8 м/сек. Средняя величина падения уровня 1,4 на 1 км. Ср. годовой расход воды составляет 3,5 куб. м/сек, в половодье увиличивается до 150-200 куб. м/сек, в межень уменьшается до 0,6-0,8 куб. м/сек. Замерзает в начале декабря, вскрывается в начале апреля. Имеет четыре притока.[ 1 ]

 Согласно исторической традиции: река  Пенза «начинается у с. Чернцовки родником из под берёзы…»,[ 2 ] 
 Но многие современные источники указывают, что река, давшая имя городу, берёт своё начало в овраге близ села Загоскино рядом с географическим центром Пензенской области. Разночтения в поименованиях верховий и неоднозначность с выбором истока предопределяют различие и в данных о протяжённости реки Пензы.  В зависимости от типа информационного источника и времени его публикации данные могут колеблется от  60 до 78км.  Последняя цифра зафиксирована в каталоге Государственного водного реестра и в настоящее время является нормативной. 
  Еще в 1627 г. было составлено описание всех земель Московского государства - так называемая «Книга Большому Чертежу». В XVII-XVIII веках она служила путевым маршрутизатором и широко использовалась в военных, торговых и научных целях, а так же являлась общеобразовательным пособием. Этот базовый русский географический справочник содержал обширные сведения о городах Московии, соединяющих их дорогах; колодцах и бродах; а так же реках. Река Пенза была упомянута и в этом старинном справочнике:
...А ниже Ландкододы 90 верст пала в Суру река Пенза, протоку 60 верст, течет от верху реки Мокши.     [ 3 ] 

В сентябре 1768 года прусский подданный Петр Симон Паллас (1741-1811), российский академик-естествоиспытатель, натуралист, путешественник и ботаник в одном лице, посетил Пензу. Он возглавлял экспедицию Петербургской академии наук, организованную в соответствии с планами Михаила Ломоносова по географическому изучению Российской Империи. Путь его лежал в далекую и малоизученную наукой Сибирь. На своем пути из Инсара в Симбирск он сделал описание города Пензы и реки Суры, которое приводится в его фундаментальном пятитомном сочинении «Путешествие по разным провинциям Российской Империи»:

…Сей город хотя и умеренно выстроен, однако по своему положению на высоком, подле Суры, месте и по множеству церквей имеет вид изрядный. Кажется, что здешний торг есть наиглавнейшая связь жителей, и купеческие лавки здесь так наполнены товарами, что я от Москвы ни в коем городе не видел. … Река Сура течет подле самого города, принимает в себя протекающую через город реку Пензу и снабжает жителей изобильно рыбою, к чему отчасти способствуют и некоторые около лежащие озера. Здесь есть всякая, в Волге находящаяся, мелкая рыба, в том числе попадается иногда и чехоня нарочитой величины. Сомов и стерлядей ловят только весною во время водополья. Язи здесь так же, как и в Волге, очень велики и называются белест или шпиор. Белую рыбицу называют калинка. Сверх того, здесь еще есть рыба, называемая сапа, синтева и таран. Белуг и осетров здесь не ловят. Но в некоторых речках верхней гористой стороны реки Суры водятся фореллы или крошицы.   [ 4 ]

У северных предместий города, река Пенза впадала в более полноводную Суру. Но весной 1945 г. напором талых вод была снесена Куриловская плотина. Течение реки Суры пошло по руслу реки Свинухи и Сура вошла в город уже у южных его предместий. Видимо, смена русла Суры временами случалось и раньше. Повторясь несколько раз за последние 150-200 лет оно породило характерную путаницу в краеведческой, научной и мемуарной литературе. Одни авторы констатировали, что город стоит на Суре, другие, что на реке Пензе.
  Принципиальной ошибки в том нет. Нам, читателям, просто следует обращать внимание на то, в какие годы написан тот или иной труд с упоминанием пригородных рек. Так как в этом разделе помещены старинные фотографии реки, исполненные, преимущественно, в начале XX-го столетия, то речь в нем, соответственно будет идти о реке Пензе (как то было в период фотосъемки), а не о Суре (как оно обстоит сейчас). С географическим местоположением и физическом состоянии этой реки все достаточно ясно. Но...

Бассейн р. Суры на географических кар...

 
[ ! ] Каждая старинная фотография имеет свою историю; ссылка на этот информационный блок располагается под её репродукцией

О происхождении имени реки Пензы.

Большая серебряная медаль Императорского общества спасения на водах. Учреждена 31 марта 1894 г. для отличия лиц, совершивших самоотверженный поступок при спасении утопающих. Изображение в натуральную величину. Пенза....Но какой современный житель города Пензы не ставил пред собой и не задавал собеседнику вопрос: а откуда, все же, пошло столь непонятное название, давшей имя городу и губернии; что оно означает и на каком языке звучит; как давно оно возникло и как произносилось в древности? Сегодня этот вопрос волнует многих. Но на поставленный вопрос очень редко можно услышать обоснованный ответ. А когда все же он находится, то устраивает далеко не всех. Что же, топонимия наука своеобразная - сродни археологии. Только объект исследования не материальные фрагменты былых времен, а слово - то есть субстанция, казалось бы, невещественная, невесомая, хрупкая... 
 «Сотрясение воздуха» - скажет человек недалекий. «Вибрации атмосферы» - скажет человек с физическим складом ума. И действительно - слово не боевой топор, не бусина и не узор на керамике. Его не поднимешь с земли и не подвергнешь физическому исследованию. Форма слова и его смысловое содержание меняются с ходом времени, искажаются, перетекая из языка в язык или теряются. Надеяться на однозначный и скорый ответ в этой области исторических знаний не приходится, ибо колоссальный словарный фонд человечества был сформирован, многоуровнево искажен, перемещен и частично утрачен еще в дописьменную эпоху.
  Признанный гений сравнительного языкознания и один из немногих столпов этой науки - Максимилиан Романович Фасмер (1866-1862), при всей своей эрудиции и широчайшем научном кругозоре, заявляет прямо: «Пенза – название города. Неясно…». На все попытки своих предшественников разыскать в фино-угорском словарном фонде хоть какие либо аналоги слову «Пенза» он категорично заявляет: «Абсолютно гадательно… ошибочно…».[ 5 ]
 Очевидно, что гидроним Пенза существовал за долго до освоения края устойчивыми этническими сообществами и искать его лексическое содержание в сравнительно молодых языках: мордовском, буртасском, чувашском и татарском - бесперспективно.
 
[ ! ] информация о ранней истории самого города Пензы, а также о событиях, предшествующих его заложению может быть изыскана в специальной главе: Как, когда, кем и для чего был выстроен г. Пенза? 



Отправная точка в фотографическом путешествии по рекам Пензе и Суре вдоль города Пензы, которой нет".
                                                          
Такую живописную, практически символическую картину Вам суждено было бы увидеть весною 190... года, коль хватило бы сил и желания добираться к мужскому Спасо-Преображенскому монастырю по заливным лугам и пустошам южных предместий Пензы. Фотограф добрался сюда в экстраординарных условиях наводнения по полотну Рязано-Уральской железной дороги. Монастырь, кажется, стоит на острове. Но при нормальном уровне воды в реке, близ которой под него были выделены земли в XVIII веке, он возвышается средь лугов и полей. Монастырское кладбище почиталось самым престижным пантеоном города. Здесь нашли последние упокоение действительно лучшие люди города, среди которых были известные благотворители, кавалеры ордена Св. Георгия... "Пензенская Венеция" была разобрана на кирпич в 1934 г., а кладбище сглажено под дома частного сектора. Переместившись в северном направлении от монастыря метров на 200 (весной на лодке, а летом пешком), созерцатель сих красот окажется на месте слияния рек Пензы и Свинухи...
 
  На самой ранней стадии в разрешении этого вопроса были предприняты попытки вывести название реки из случайных смысловых словосочетаний мордовского языка, имеющих определенную логическую привязку к объекту исследования. Якобы название реки могло происходить от слова «пензо» в значении «край, конец, граница, конец пути», имея ввиду местоположение реки на окраине земель ареала расселения мордвы.
   Другой вариант «мордовской» версии предполагал, что слово могло означать «топкая, болотистая», то есть указывать на характерное свойство и отличительную черту этой реки.
   Но в настоящее время стало понятно, что эта версия не имеет под собой фактической почвы. Археологические данные свидетельствуют, что исторический ареал расселения мордвы в средние века находился значительно южнее этих мест - на реках Медведице, Сердобе, Иткаре. В целом, эта версия мало отдалилась от методов и философии так называемой «народной этимологии», вполне серьезно прижившейся в научной литературе XVIII и первой трети XIX веков. Тогда ученый мир и широкие общественные массы вполне серьезно полагали, что: гидроним Москва возник от слияния имени ветхозаветного МОСха, якобы жившего в этих местах, и имени его жены КВА (которую для обоснования версии пришлось просто выдумать); гидроним Яхрома возник, якобы, от того, что во время переезда реки, жена князя оступилась и подвернув ногу, воскликнув: «Я ХРОМА!»; название села Хотьково (ныне подмосковного города), якобы возникло тогда, когда русская императрица (в подобных случаях обычно фигурирует Екатерина II), направляясь на богомолье в Свято-Сергеевскую Лавру, растряслась на местных ухабах и в сердцах воскликнула: «русские дороги растрясут ХОТЬ КОГО!»; название города Кемь, методами «народной этимологии» вообще объяснялось устойчивыми словосочетаниями ненормативной лексики (фабулу и логику этой истории деликатно замолчим).
  В наш просвещенный век и без долгих комментариев ясно, что буквальный подбор слов из фонда современных языков под реальный или мифический исторический контекст в топонимии может породить лишь забавный анекдот и несколько развлечь любопытствующего человека. Но не более того. Рассчитывать на обретение истины или на некоторое приближение к ней, при использовании подобных методик, не приходится.


 
... Вот мы и у места слияния рек Пензы и Свинухи. Свинуха - это то-ли второе русло р. Суры, то-ли р. Пензы. В зависимости от количества илистых отложений, снесенных сюда весенним паводком, Свинуха заполнялась водами той или иной из этих рек или вообще теряла свое течение и несколько сезонов пребывала в состоянии застойного водоема. На противоположном берегу Всехсвятская церковь в поселке Графовка; левее мост Рязано-Уральской железной дороги и полотно, уходящее в сторону станции Пенза III. Вдалеке видна колокольня Казанской церкви, что на Песках. В наши дни по руслу Свинухи проложено новое русло Суры. Обе церкви разрушены.
Перемещаясь на лодке вниз по реке (ныне по Суре, а в начале XX-го века это была бы река Пенза) мы минуем железнодорожный мост и окажемся в черте города ...
 
 Для поиска смыслового содержания гидронима Пензы методом реконструкции возможного контекста, видимо, следует обратиться к более широкой группе языков: угоро-финским, балтским,... На данном этапе развития пензенской топонимии наиболее обоснованной из гипотез этой группы является версия П.В. Зимина, выводящая название реки от «ПЕ» (в ненецком и коми языках в значении «пересыхающий») и «НЗА» (в прамарийском языку в значение «ручей, небольшая речка»). По всей вероятности, обращение к словарному фонду глобальной угоро-финской языковой группы, является более корректным направлением поиска, нежели обращение к региональному и относительно молодому языку, коим является мордовский. Но, приняв мнение М. Фасмера, зададимся вопросом - насколько этот путь перспективен в принципе? И не является ли этот путь тупиковым? Ведь древний фино-угорский, колоссальный по объёму и разнообразию форм, языковый фонд до сей поры не породил ни одной фонетической аналогии слову «Пенза» в современных нам языках: венгерском, финском, мордовском и пр. Отсюда проистекает слабость и откровенная натянутость лексических толкований.
  Слабой позицией версии П.В. Зимина является ее зыбкая связь с реальным гидро-климатическим состоянием исследуемого объекта. Как сейчас, так и в исторически отдаленные времена, река Пенза не являлась рекой пересыхающей. Испытывая серьезные сезонные перепады уровня воды, Пенза, тем не менее, ни когда не иссякала в своем течении. Если и можно предположить, что в отдельные засушливые годы Пенза пересыхала в своем истоке, то (во первых) этот иррегулярный факт не может считаться характерной и постоянной особенностью реки, тем более применимой к руслу на всем его протяжении; и (во вторых) не может быть характерной чертой, отличающей ее от других рек региона (надо полагать, что в лютую засуху иссякнут и другие близлежащие реки).

 
...Проплыв, таким образом, с полверсты, мы окажемся на Набережной реки Пензы. Примечательно, что и в наши дни, когда здесь уже протекает Сура, набережная носит свое прежнее исторически сложившееся название. Выйдем на левый берег и посмотрим в ту сторону, откуда приплыли. В дали, практически у линии горизонта, высится Спасо-Преображенский монастырь; слева, погруженная в воду по окна обывательских домов, тонет в реке слободка Пески (ныне остров с тем же названием), справа кварталы Пушкарской слободы...
 
   В последнее время тиражируется и находит отклик в массовом сознании версия о том, что название реки выводится от дохристианского имени мордвы - Пиянза, Пьянза, Пенза. На первый взгляд, для обоснования этой версии приводятся достаточно веские аргументы. Во первых: имя это обнаружено в документе 1508 года, в котором прописано:

«И Рамстей тако рек: сказати, г-не, божья правда, по своей вере по мордовской, то, г-не, лесы, где мы стоим ..., исстари великого князя Тумадеевский ухожай; а ходил его, г-не, Шабала Пьянзин сын, мордвин». 

 Во вторых: в «Ревизских сказках» (подушных описях) 1762 года, на территории Пензенского уезда зафиксировано мужское языческое имя Пьянза. В третьих: имя это распространено в мордовских языческих песнях. В четвертых: в мордовском фольклоре упоминается еще одна форма названия города Пензы, наиболее точно, без искажения передающая мордовское имя Пьянза: «А у барина был друг, ПИЯНЗЕНСКИЙ мужик, добрый парень. Он был главою над семью селами». Предполагается, что для местного мордовского населения гидроним Пенза и после постройки на реке крепости, еще продолжал ассоциироваться с личным мужским именем. [ 6 ]

 
...Если вернуться на это место спустя пару недель, то можно увидеть разительные перемены. Вода ушла, обнажив неожиданно высокие и крутые берега в 4-5 аршин, а то и более. Через русло реки Пензы, ленивые до бесцельной ходьбы обитатели заречных Песков, перекинули множество пешеходных мостков для прямого хода к городскому центру. Средь реки установлен плавучий понтон с водозаборной трубой насосной станции Пензенского городского водопровода (размещалось оно в кирпичном здании с трубой на левом берегу реки и отчетливо видно на этом фотоснимке). Все дома на этом и предыдущем снимках абсолютно узнаваемы...
 
По совокупности этих четырех позиций сделано предположение о том, что некий Пиянза, за несколько столетий до основания города, имел владения на берегу этой реки: хутор, село, заимку или иное поселение. Со временем его имя передалось основанному им поселению. По прошествии времени поселение исчезло, а его имя распространилось на определенный регион и реку, через него протекающую. В пятых, как результирующий аргумент: в регионе есть несколько объектов, носящих схожие имена. Это гидронимы: Сухая и Мокрая Пенза, Пензелейка, и целых две Пензятки. Есть и урочище Пензина Поляна. На первый взгляд - торжество логики при исчерпывающей доказательной базе. Однако...




 
...Не сходя с места развернемся через левое плечо и устремим взор в ту сторону, куда еще предстоит направиться. Перед нами опять картина весеннего разлива реки Пензы. На правом ее берегу возвышается Казанская церковь, а на нашем, левом берегу, видны дома Казанской слободы. На дальнем плане, затопленные половодьем, заречные предместья или, как по старой неведомой традиции их называли в Пензе - порядки. В данной ситуации бедствует Касаткин порядок. Фотография интересна тем, что на ней можно видеть знаменитый Лебедевский перевоз. Эта лодочная переправа обустраивалась каждый год на месте, предусмотрительно разбираемого, Лебедевого моста и была призвана поддерживать связь города с заречными жилыми кварталами, а так же вокзалом Пенза III. Рядом с церковью мы видим мост, до поры разобранный и складированный в штабель. Чуть левее на пристани, переполненная лодка, набитая сверх меры толпой легкомысленных обывателей (о бедствиях и состоянии переправы много писали местная пресса; характерные статьи из старинных газет Пензы, на сей счет можнопрочесть здесь)...
 
 Однако, эта версия не учитывает одного базового постулата, характерного исключительно для такой специфической группы топонимов, которую составляют гидронимы, то есть названия рек, озер и иных естественных водных объектов. Сильной позицией этого постулата является тот неоспоримый факт, что он не имеет принципиальных исключений на всем протяжении мировой истории.
  Этот постулат, изложенный в вольной форме, гласит: ни один правитель, даже могущественный тиран, популярный вождь или религиозный авторитет не в состоянии присвоить свое имя реке. Удивлены? Каналу, городу, империи, мосту, библиотеке, танку или дирижаблю ... словом любому рукотворному объекту или системе может, а вот реке нет. В этой области действуют законы мирового социума и они не подвластные региональным лидерам (по крайней мере в исторические периоды, предшествующие современной глобализации сознания). Мы не знаем рек, названных в честь Александра Македонского, императора Августа, Ивана Грозного, Петра Великого, Сталина, Папы Римского, Наполеона и прочих одиозных или культовых персоналий. Надо полагать, что и наш добрый старый Пьянза не обладал должным могуществом или исключительным правом для наречения реки своим именем.
  При этом следует знать, что обратный процесс вполне естественен и многократно воспроизведен в период «фамилизации» тех или иных народов и социальных групп. В реальных исторических условиях XVI-XIX вв. любой человек, имевший владение возле реки, мог получить ее имя в качестве дополнительного уточняющего прозвища. В процессе наследования земли это личное уточняющее прозвище уже могло стать прозвищем родовым - своеобразной фамилией. Так что все мордовские имена этой группы можно уверенно считать производными от имени реки Пензы. И в лучшем случае, имя Пьянза всего лишь указывает на принадлежность его носителя, к определенному сообществу, когда то жившему на берегах реки Пензы.
  Судите сами - если среди Ваших знакомых есть человек с фамилией, скажем, Москвин; то в праве ли мы утверждать, что название реки Москвы происходит от того, что далекие предки этого человека поселились на берегу огромной безымянной реки и передали ей своё имя?


 
...Этот снимок исполнен, практически с той же точки, что и предыдущий. Но места эти узнать уже трудно. Вода ушла и Лебедев мост снова собран на своем месте. Теперь горожане на время избавлены от риска утонуть в переполненной сверх меры лодке и к вокзалу Пенза III им можно беззаботно катить на извозчике. За счет изменения сектора обзора Казанская церковь осталась за кадром, но слева появилась южная стена Троицкого женского монастыря с наугольной белою башней. Если сесть в лодку и проплыть 150-200 метров по течению реки, то минуя Лебедев мост, мы можем причалить к левому берегу у самого дальнего дома Казанской слободы (из тех что видны на этой фотографии). Впрочем, туда можно добраться по берегу и пешком. И если от-туда смотреть в обратную сторону, то увидим мы центральную часть города Пензы и то место под склоном холма, откуда мы прежде озирали окрестности...
 
 Чувствую, чувствую, уважаемый читатель, что мысль Ваша вьется вокруг вопроса: что за постулат такой, кто его установил, в каких «сводах обязательных к исполнению постановлений» он прописан, каким законодательным актом Государственной Думы введен в юридическое поле? Вижу, как рука Ваша тянется к географической карте для его проверки... Вооружитесь терпением, хорошим географическим атласом и проверяйте на досуге, а я постараюсь разъяснить корни сего явления предельно кратко и доходчиво.

Разъяснение 
 В наш мобильный и технологически развитый век мы находимся под влиянием странной изоляционисткой догмы, назойливым образом утверждающей, что наши далекие предки жили на одном месте, не сходя с него много поколений к ряду. Они, де, не знали, что находится за соседним лесом или горой. Мир за горизонтом для них был terra incognita; он пугал, заставляя прятаться в пещеры и предавать казни чужаков по племени и иноверцев по совести. В определенном смысле Вас ждет разочарование, ибо эти суждения достались нам в наследство от XVIII и XIX столетий, испорченных гордыней за собственные достижения «технического прогресса». Да и наш бытовой опыт, накопленный в период стремительных изменений жизненного уклада и стандартов потребления, в период современной нам технологической революции, так же не способствует развенчанию этой «домоседной» концепции. Стремительное движение современного общества, соответственно, порождает некие иллюзии застоя по отношению к определенным историческим периодам прошлого.


 
...Зацепившись руками за забор обывательского подворья и чувствуя под ногами зыбкую почву высокого и ненадежного склона, постараемся насладиться чудным видением города "Пензы, которой нет". До наших дней, из четырех, видимых на фотографии храмов, частично сохранился лишь один. Это храм Преображения Господня или, как его чаще называют - Преображенская церковь. Его, утраченная ныне, колокольня высится у левого обреза этой старинной фотографии. Храм, кстати, является старейшим зданием города Пензы. Он построен 1750 г. в стенах Спасо-Преображенского мужского монастыря, некогда учрежденного здесь под склоном крепостного холма. Но в 1794 г. монастырь был переведен за город (от него и началось наше путешествие по реке) и все его деревянные храмы и постройки вывезены на новое место. Монастырская каменная Преображенская церковь, естественно осталась на месте, но была преобразована в приходскую. Отдадим должное отважному фотографу, который с полупудовым оборудованием выбрался на этот опасный склон и одарил нас столь замечательным фотоснимком. Сядем же в лодку и переедем к другому берегу реки или пробежимся к тому месту в обход через близлежащий Лебедев мост...
 
В наше время (что немыслимо в условиях развития исторических знаний XVIII-XIX вв.), любой историк, профессионально занимающийся эпохой неолита или ранней бронзы, Вам укажет на поразительное сходство культурных очагов, скажем в Сибири и на Кавказе; на Днепре и Центральной Азии. Таких параллелей много.
 Археологические данные неоспоримо свидетельствуют, что в удаленных друг от друга на тысячи километров культурах совпадает в деталях инвентарь, узоры на керамике, технологии обработки камня и пр. Многие украшения и изделия кажутся изготовленными мастерами одной школы.
  Все это говорит о том, что в те отдаленные времена, когда плотность человечества на обширном Евро-Азиатском материке была достаточно низкой, человека кормили не технологии, а пространство. В конкретных географических условиях, определенная территория своими биоресурсами могла прокормить фиксированное число людей. Каждое новое поколение, род или семья, вынуждены были географически отделяться от своего сообщества и уходить на свободные земли за пределы охото-хозяйственной территории, уже освоенной кланом. В противном случае весь клан был обречен на голод и вымирание. Кочевание на новые земли было и определенной страховкой от эпидемий и стихийных бедствий.
   При географическом обособлении родственные связи и контакты с ядром клана, по понятным причинам не прерывались. Естественно, что каждый взрослый член клана держал в голове систему географических ориентиров, пригодных для поддержания контактов с другими удаленными сородичами и соплеменниками. Единственной безопасной дорогой и надежным ориентиром в те времена были только реки и иные водные объекты. Поэтому их взаимное положение запоминалось и они наделялись функционально-пригодными названиями.
   Подобную картину еще недавно можно было видеть на просторах Сибири, где коренные жители в процессе естественной жизнедеятельности откочевывали на сотни и тысячи километров от племенных стоянок, а все разделяющее их пространство тщательно размеченное «речной сетью координат», сохранялось в памяти. А ведь эти «семейные» кочевья скромных и трудолюбивых сибирских аборигенов занимали площадь в 2-3 современные Франции! А средством покорения столь обширного пространства была лодка, оленья или собачья упряжка! И эти миграции были регулярными, нося сезонный характер! Так что, уважаемвй читатель строк сих - прими как должное: наши далекие предки не были домоседами с убогим пространственным кругозором.
 И дорогу, по которой ходишь и от которой зависит весь твой уклад и сама жизнь - надо знать и знания эти как то хранить, распространять, совершенствовать.

 
...Перебравшись на правый берег, окинем город широким панорамным взглядом: справа видим обрывистый склон Казанской слободы, на котором мы минуту назад балансировали с тяжелым фотоаппаратом и судорожно цеплялись чей то забор. Склон, подмытый половодьем, оплыл и осыпался. Видно, что хозяева, оберегая целостность своих домов, крепили оползень бревнами от дальнейшего его обрушения в реку. Опоры Лебедева моста проломлены ледоходом. Левее Казанской церкви различается скромный купол церкви "Божией Матери Живоносный источник". Мы стояли около нее на левом берегу реки Пензы, когда путешествуя любовались видами №№ 14, 41, 70 и 71. В поле зрения теперь попали два храма Троицкого женского монастыря. Тогда, как на виде № 14 мы могли созерцать лишь одну из монастырских стен. В ходе путешествия, нам пришлось обогнуть по излучине заречную слободку Пески, отмеченную привлекательной Казанской церковью и обремененную весенним затоплением. Пройдем же теперь пешком в обратном направлении, но не дугою вдоль реки, а напрямик посуху. Идти мы будем вдоль старого пересохшего речного русла, под стать своему состоянию именуемым Староречьем. Меж нами и городом будут находится Пески и за ними, скрытая от взора, река Пенза . Ну а далее город "Пенза, которой нет" во всей своей первозданной красе...
 
  Лингвистам удалось установить, что главная водная артерия в смысловом плане всегда называлась «вода». Таков лексический смысл большинства великих рек Евразии. И Дон, и Волга, и Днепр, и Дунай - в смысловом значении это вода (только «вода» не в значении «вещество», а в сложном значении - «главная водяная артерия, на которую прямо или апосредованно выводят все другие водные дороги и тропы»).
 Притоки, большой «воды» могли получать название по месту относительно ее истока. Например Десна, то есть «правый большой приток».
 Притоки должны получать название не по типовым, а по уникальным признакам, обеспечивающим «узнавание» их теми членами сообщества, которые в данном месте ни когда не были, но восприняли информацию от старшего поколения в виде определенной суммы знаний.
  В настоящее время есть основания полагать, что знания такого толка передавались не только изустно! Некоторые наскальные рисунки и орнаменты на одежде и орудиях труда древнего человека трактуются учеными, как своеобразные географические карты (впрочим достаточной доказательной базы на этот счет еще не накоплено и это предположение носит вероятностный характер).
 Характерными признаками рек могли быть: стремительное течение, при условии, что другие реки региона имеют более спокойный характер; могли быть приметные берега красной глины, при условии, что берега других рек региона были песчаные; крупный одинокий валун в приметном месте и т.д. Смысловое значение подавляющего числа древних речных названий еще не установлено, но определенный фонд информации в этой области уже накоплен.

 
...Однако, в "Пензе, которой нет" наступила ранняя весна! Пройдем по снегу сотню шагов в южном направлении от места обозрения предыдущего вида. Здесь мы наблюдаем тропы, натоптанные горожанами за долгую зиму. Тропы ведут через Староречье от лежащего где то за нашей спиной вокзала Пенза III к Пескам. Далее, по замерзшей реке Пензе, тропы выведут к городскому центру. В кадре видны несколько храмов: Спасский кафедральный собор (мог бы стоять на нынешней Советской площади), Никольская церковь (могла бы быть на месте кинотеатра "Родина"), Казанская церковь (могла бы быть на Песках), церковь Божией Матери Живоносный источник (могла бы быть на Набережной реки Пензы) и храмы Троицкого женского монастыря (частично сохранились на ул. Кирова)...
 
 Опираясь на предшествующее повествование важно понять:
 1.  Что названия всех, более или менее, значимых рек формировались одновременно с проникновением в край человека. То есть, в зависимости от территории освоения - в эпоху палеолита, неолита и ранней бронзы. В контексте разговора об истории гидронима Пенза, следует отметить специально, что эти процессы шли за тысячи лет до появления мордовского языка как такового;
 2.  Что названия гидрообъектам присваивались не в соответствие с поэтическим вдохновением первопроходцев, а в них целенаправлено закладывался индивидуальный признак объекта, пригодный для его распознания в общей массе себе подобных. Гидронимы в предельно сжатой форме призваны описывать признаки реки и, тем самым, однозначно выделять ее из группы близлежащих сходных объектов. Узнаваемость гидрообъекта гарантировала его привязку к местности и обеспечивала ориентировку в пространстве. Система речных названий служила своеобразной лоцией для мигрантов;
 3.  Взаимное местоположение рек, их признаки в форме названий устойчиво сохранялись в памяти поколений без скоротечных изменений формы и содержания;

...Просто попятимся назад метров на 30-40 и, не отрывая глаз от городской панорамы, выйдем на условный берег Староречья. Отсюда мы видим город в том же ракурсе, что и прежде, но с более удаленной точки. За счет большей ширины зрительного охвата в кадре появилась колокольня Преображенской церкви.На первом плане видна дамба, проложенная через Староречье. Она соединяет Лебедевскую улицу на Песках и Ломовскую близ вокзала Пенза III. На переднем плане - затопленная талыми водами низина...
 
 4.  Географически удаленные друг от друга члены одного сообщества постоянно поддерживали между собой контакты. Причин к тому было достаточно. Инстинкт заставлял искать пары для размножения за пределами тесной близкородственной общественной группы, что при малой плотности населения требовало миграции за сотни и тысячи километров; имел место обмен орудиями труда, солью, янтарем...; имели место коллективные ритуальные действия и коллективная охота на очень крупного зверя - мамонтов, зубров, реликтовых оленей, лосей...


 
 
 
...Лето, однако! Пройдем в сторону города полсотни шагов по дамбе. Заняв позицию на ее левой обочине будем любоваться действительно чудесной картиной старого города. Гости города, прибывшие сюда по Рязано-Уральской железной дороге, пребывали в состоянии подлинного восхищения Пензой. Это чувство находило отражение в и в мемуарной литературе.
 
В 1918 г. пулеметным огнем с колокольни Спасского кафедрального собора, бойцы Красной гвардии сдерживали продвижение чехословацких легионеров здесь по Староречью. Мятежные легионеры пытались продвинуться от станции Пенза III к Лебедеву мосту и сходу овладеть центром города...
 
Поэтому, ойкумена древнего человека не ограничивалась линией горизонта, и, тем более «пещерой». В глубокой древности географический кругозор измерялся для отдельного рядового индивида (повторимся) площадью в пару Франций, а для родового сообщества масштаб был уже "континентальный" (наверное теперь странно слышать это, ибо в наш прогрессивный век, для многих внешний мир не превышает размеры «спального района» или экрана телевизора). Соответственно, информация о «речной топонимике» в виде определенного алгоритма передавалась между разными сообществами, суммировалась и наследовалась, уточнялась и подтверждалась практически. Этот информационный блок охватывал огромное пространство и служил своеобразной виртуальной лоцией или общественной системой навигации. Полным объемом знаний не владел ни кто, но нужные знания можно было обретать и закреплять в процессе постоянных клановых и личных миграций. Эта сумма знаний, в последствии, стала базой для трансконтинентальных торгово-обменных многоэтапных связей - древних прообразов караванных и судоходных торговых путей средневековья.

 
...Путешествуя вдоль Староречья мы добрались до южной оконечности Песков. Из новых достопримечательностей "Пензы, которой нет" здесь видим мост через реку Пензу, выводящий на Набережную реки Пензы (он снесен половодьем еще в начале XX-го в.) Перейдя по нему на левый берег реки мы окажемся перед дилеммой - куда направиться дальше? Налево дорога приведет в Инвалидную слободу (поэтому мост и назывался Инвалидным); если прямо - то по Пушкарской улице поднимимся до Садовой; если идти направо - то по набережной реки Пензы дойдем до церкви Божией Матери Живоносный источник и завершим "кругосветное путешествие" вокруг Песков. Кстати, ныне Пески это остров, так как по Староречью прорыт правый рукав современной Суры. Возвращаемся к оставленной на берегу лодке...
 
 5.   Любое изменение названий разрушало алгоритм самоориентации в глобальном географическом пространстве и приводило к изоляции удаленных друг от друга сообществ. Вероятность коллективного выживания, в таких случаях, резко падала, а вероятность выживания отдельного индивида практически сводилась к нулю. Поэтому навигационные знания хранились и передавались из поколения в поколение, как самая дорогая ценность, скажем огонь или кремневый топор.
 6.   Каждое новое сообщество, проникающее извне на территории, обжитые кем то ранее, воспринимали без изменений алгоритм речных названий. Это гарантировало невыпадение из общего гео-информационного поля. Эта практика сохранялась даже в тех случаях, когда новый этнос относится к иной языковой группе, нежели вытесняемый с данной территории. Эта практика столь глубоко укоренилась в практической деятельности, что неосознанно действует и в наше время. Достаточно перечислить названия рек Северной Америки, которые, в подавляющем большинстве, наименованы еще индейскими племенами и в таком виде восприняты белыми колонизаторами, украшая собой современные географические карты. Такую же картину мы можем наблюдать на просторах Сибири, Австралии, Африки, Южной Америке... Словом, система навигационных знаний и практика ее употребления универсальна – она действует везде и всегда.

   Видъ № 84. 
 

 
...Видение городских перспектив с этой своеобразной смотровой площадки, было визитной карточкой города и многократно воспроизводилось местными и заезжими фотографами. При сравнение этих снмков можно отслеживать микроисторические процессы и бытовые изменения, тихо и буднично происходившие здесь в начале XX-го века: то случиться оползень в Казанской слободе; то берег от осыпания укрепят бревнами; то телеграфно-телефонную линию протянут к вокзалу Пенза III и военному лагерю; то купальню какую то соорудят; то Троицкий храм разберут и в новом обличие возведут наново; то...
 
 7.   Процесс освоения речной сети Евразии длился десятки тысяч лет и охватывал период палеолита и неолита. В этот, колоссальный по протяженности временной период, и сформировалась глобальная система навигации человека разумного - виртуальная матрица гидронимов. На сколько велик период создания и закрепления навигационной матрицы может дать представление такой пример: если весь период существования человека разумного представить в виде условного часа, то вся современная история от рождества Христова до наших дней отмерена в этом условном часе всего лишь парой минут. Все остальное время приходится на эпохи палеолита и неолита, то-есть на каменный век.
 Последовавшее со временем размежевание планеты государственными и этническими границами, принципиально не изменило водной навигационной матрицы, сложившейся в период реликтовых миграций.

Многие гидронимы - старейшие памятники культуры края и самобытные информационные носители, дошедшие к нам сквозь толщу веков и тысячелетий. Они сложились в период, предшествующий периоду национального обособления и поэтому не могут быть объяснены словарным фондом молодых региональных языков.


   Видъ № 85. 
  
 

 
...Еще один фотоснимок начала XX-го века, исполненный с той же обзорной точки. Его самобытным достоинством является одна бытовая особенность: в надречном доме Казанской слободы на подворье стоят три скирды сена. Они напоминают о том времени, когда многие горожане еще содержали крупный рогатый скот и зарабатывали на хлеб насущный ежедневными поставками свежего молока и молочных продуктов. Рекламные объявления о доставке свежего молока и кумыса часто фигурируют в старинных пензенских газетах. Многие обитатели заречных порядков брали к себе на лето и откармливали для состоятельных горожан скот к зимнему забою. Благо, выпасов на городской окраине было для того достаточно...
 
 Тем не менее, под длительным воздействием сильного этноса определенному воздействию подвергается звуковое оформление гидронимов. Сохраняя свою фонетическую основу они могут медленно и уверенно приобретать специфический «акцент» новых этносов, овладевших территорией в ходе мирной или военной экспансии. Поэтому, оценивая качество «звучания» любого из сохранившихся до наших дней древнего гидронима (которым является и Пенза), мы с большой вероятностью можем утверждать, что корневая основа слова имеет колоссальную древность; остальные фонетические составляющие есть относительно молодой «акцент» тех народов, в ареале обитания которых гидроним употреблялся. Смена этносов, естественно, усиливала «акцент». Естественно, что и корневая основа подвергалась искажению, но следует принять за аксиому, что она, все же, являлась более стабильным фонетическим ядром. В подавляющем большинстве случаев, смысловое содержание древних гидронимов утрачено, ибо в зоне приложения этих наименований многократно сменились этнические сообщества и сами языки их прошли сложный путь эволюции, взаимопроникновения, разрушения, замещения и даже вымирания. Однако...


 
В 1870-х годах, под впечатлением от созерцания подобных видов, такие вот стихи рождались под пером пензенского купца Михаила Иванисова.
 
                      Пенза город есть губернский,
                      И в дипломах городов
                      Герб имеет кавалерский –
                      Из колосных трех снопов, -
                           Как прославлен хлеборобством,
                           И известен на Руси
                           Тишиной и благородством
                           По наречью и красе.
                      Так как города строенья
                      По челу стоят горы,-
                      Под горой идут теченья
                      Двух рек- Пензы и Суры;
                           А за ними - дол равнины
                           Для пастбищей, в леты, стад
                           И блуждающей скотины,
                           И для лагерей солдат.
                           .....................................
                      Это – вид Луизианы
                      Мексиканских берегов,
                      Или скромных вилл Тосканы,
                      Иль Полтавских хуторов...
 
  Пришло время вспомнить завет великого русского слависта А.К. Югова (1902-1979). Ещё в 60-х годах прошлого столетия он призывал обратиться к истокам и искать смысловое содержание евразийских гидронимов в санскрите - то есть в древнейшем из известных языков, корневая основа которого закладывалась еще в эпоху палеолита.
  Возможно, Вы будите удивлены, уважаемый читатель, но... обширная группа славянских языков, каковыми являются русский, сербский, украинский, белорусский, польский, лугский и словенский, признана лингвистами наименее измененной формой санскрита. Корневые основы этих языков фонетически совпадают или близки  корневому фонду санскрита. И, что самое поразительное, совпадает смысловое содержание многих корневых основ в этих, казалось бы, исторически не связанных между собой, словарных фондах! Иными словами - славянские языки являются древнейшими из действующих языков Европы и их корневая основа сложилась уже в эпоху каменного века.
 Этот отвлеченный экскурс в глубины языкознания позволяет признать правомерность дешифровки смыслового содержания древних (именно древних) гидронимов на базисе корневых основ из фонда этих языков и в том числе - древнерусского! (взаимосвязь санскрита и славянских языков - это вопрос крайне интересный сам по себе, и в определенном плане, базовый. Но он не является темой данной статьи и поэтому широко не освещается в ней. Рекомендую обратиться к специальным источникам).


 
... Пройдем сотню шагов вдоль берега по течению рекиПензы и снова оведем город пристальным взором.
 Пески со своей Казанскою церковью практически выходят из поля зрения (слева), но взамен тому для нашего взгляда подвластна перспектива улицы Козье Болото (справа на обрезе фотографии).
 А с нашего берега вся Казанская Слобода, как на ладони. Место весьма своеобразное: на противоположном берегу торговые бани; через реку перекинуты два пешеходных моста; правый - собственно пешеходный, а левый с рядными купелями для массовых омовений; странное каре на переднем плане - это тоже купальни, но плавучие и разделённые на мужскую и женскую половины; здесь раздевални обустроены по периметру своеобразных бассейнов.
 
  И так - река Пенза. Учитывая древность этого названия, уместно предположить, что слово состоит из корневой санскритической основы и «акцентов», привнесенных «в процессе эксплуатации» сменяемыми этносами. Обращает на себя внимание тот факт, что многие реки средней полосы России носят древние названия, имеющими окончание в форме «-ЗА»: Яуза, Руза, Вазуза, Инза, Имза... В зависимости от региона оно может встречаться в форме «-УЗА», «-НЗА», «-МЗА» (кстати, под древними гидронимами, в данной статье будут пониматься те речные названия, смысловое содержание которых утрачено в процессе языковой эволюции). На основании сопоставления археологических и топонимических данных еще в конце XIX века удалось установить, что эта компактная группа речных названий восходит к языкам угоро-финской группы. Стабильное включения окончаний группы «-ЗА» в древние речные имена, заставляет предполагать, что смысловое значение их соответствует понятию «река» или, учитывая функциональное назначение виртуальной «речной лоции» - «река с определенными свойствами, характеристиками, направлением и т.п.». И сейчас мы часто дополняем основное название реки неким уточняющим элементом: Москва-река, Угрюм-река. Очевидно, что завершающее окончание в форме «-ЗА» для этих речных названий является поздневременным наслоением - своеобразным вторичным по своей природе угоро-финским «акцентом». Он мог наслоиться на древнюю корневую основу в тот исторический период Великого переселения народов, когда смысловое содержание первоосновы гидронима было утрачено новыми этническими сообществами, заселившими бассейн реки Пензы. Для сферы практического применения «умолкший» гидроним неприемлем, но и его полное игнорирование влечет к пространственной дезориентации. В таких случаях уточняющий дополнительный элемент в форме нового окончания (своеобразного расширения со смысловым содержанием и лексикой, понятной носителям нового языка), вполне может сохранить функционально-информационный статус речного названия. 


 
...Плывем вниз по реке метров 200 или около того. Выходим на правый берег, аккурат в том месте, где в дни нынешние перекинут подвесной мост. Опять вспоминается купец Иванисов:
 
                Взял бы лиру золотую
                И воспел бы на струнах
                Эту всю красу земную,
                Эту славу в небесах!
 
 Корневая основа «ПЕ-» не имеет смыслового содержания в современных языках угоро-финской языковой группы: марийском, мордовском, чувашском, удмурдский, венгерский, коми, мокша и т.д. Если исходить из тождества корневых основ древнерусского языка и санскрита, то при обращении к первому из них можно выделить наиболее древнюю группу корней, имеющих отношение к базовым понятиям, сформированным на самых ранних стадиях становления и развития разговорного языка как такового. В этой реликтовой группе, к теме нашего интереса, очевидно имеет отношение корневая основа «ПЕ-», являющаяся основой многих понятий, появившихся позднее, но неизменно связанных с огнем: это и славянский Перун - бог небесного огня; печь (глагол) - подвергать воздействию высоких температур; пепел - конечный продукт горения; печать, происходящая от древней скотоводческой традиции выжигать клеймо (знак собственности) на теле домашних животных; и даже пещера (в реликтовой форме - печёра), т. е. вход в огненную преисподнюю.
  Суммируя наши наблюдения получаем содержательную формулу имени Пенза: «огонь-река». Естественно, буквальное истолкование этой формулы бессмысленно по определению. Потоки вулканической лавы, кипящая вода - все эти эффектные картины, присущие Чукотке или иным сейсмически активным регионам планеты, не имеют отношения к геологическим реальностям Поволжья (если конечно воображение не сформировалось под влиянием голливудской масскультуры).

 
...Предыдущая остановка была сделана на песчаном плесе правого берега, который частично виден на этой старинной фотографии. Мы уже переместились на сотню метров вниз по течению реки и находимся на территории Лесных пристаней. Здесь частные пристани разбросаны по обоим берегам реки. В течение лета здесь копятся крупнооптовые партии строевого леса, а весной они сбиваются в плоты и перегоняются высокой водой по Суре до самой Волги и далее... На противоположном берегу видна Рождественская церковь, известную тем, что ней венчались родители Ключевского (ныне она могла бы украшать ул. Максима Горького, но снесена благодарными потомками)...
 
 Какое истинное смысловое значение было вложено древними первопроходцами в имя реки, можно лишь предполагать. Исходя из практической необходимости обозначить в названии реки долговременные, очевидные и характерные ее признаки, можно предположить, что формулу «огонь-река» следует толковать, как «река с выжженными берегами».
  И действительно, в засушливое лето, лесные пожары в бассейне реки Пензы могли бушевать несколько месяцев и выжечь территорию в десятки квадратных километров. В подобных случаях, восстановление растительного покрова в бассейне реки может происходить в течение жизни нескольких поколений, а своеобразный и выразительный ландшафт побережного пожарища может служить ее характерным и долговременным признаком. Пространство, боле не пригодное для традиционной жизнедеятельности племен, живущих преимущественно охотой, вполне могло получить название: «пожарище», «горелое место», «выжженные берега»; то есть как угодно с контекстно-смысловой основой «огонь» и звучанием близким к «ПЕ».

Для сравнения, те же места в недавнем прошлом: 1). Пешеходный мост через р. Суру и пассажирский самолет Ил-18 в качестве детского кинотеатра "Илюша". Фотооткрытка изд. Плакат 1984 г. 2). Левый берег реки Суры в районе бывших Лесных пристаней и бывшей торговой Щепной площади. Фотооткрытка изд. Планета 1975 г.




 
...Пройдем еще немного по правому берегу Пензы и мы окажемся на обширном песчаном плесе. Этот удобный плацдарм использовался местными лесоторговцами для масштабных операций по перевалке оптовых партий строевого леса. Сюда вели все речные и сухопутные пути транспортировки леса. На плацдарме производилась окончательная сортировка стволов; сбивались продажные партии; заключались сделки и формировались цены на лес; на близлежащих лесопильнях производилась обработка бревен, а на пустошах возводились дома-трансформеры под разбор и вывоз. На этой старинной фотографии зафиксирован рабочий момент по извлечению бревен из реки. На втором плане виден Красный мост через реку Пензу, а за ним в отдалении железнодорожный мост на перегонной ветке между Рязано-Уральской и Сызрано-Вяземской железными дорогами...
 
  В более поздние эпохи, когда край обжили носители языков угоро-финской группы и смысл исконного названия был затуманен или утрачен вовсе, гидроним с корневой основой «ПЕ-» был обогащен уточняющим дополнением со смысловым значением «река» в форме звуковой основы «-ЗА» (см. выше). Конкретное полное звуковое оформление сложившегося названия, на современном этапе познания законов эволюции древних языков установить не представляется возможным. В нем возможно наличие специфических связующих звуков, присущих той или иной языковой группе. Напротив, возможно и выпадение или замена отдельных звуков.


 
...Поспешим убраться из этого суетного места, дабы по неосторожности не попасть под копыта тягловой лошади и не схлопотать в свой адрес пару идиоматических фраз от работного мастера. Поднимемся на Красный мост и окинем город широким взглядом. В дали Спасский кафедральный собор, горб Поповой горы. На близлежащем песчаном плесе еще видны следы волочения бревен. Еще далее - невысокий обрыв с которого, не за долго до того, мы созерцали Рождественскую церковь...
 
  Независимо от соображений, высказанных в этой статье, энтузиастами пензенского краеведения на южном склоне Поповой горы в 1970-1990 гг. было обнаружено несколько каменных метеоритов, крайне схожих по форме, материалу, удельному весу и фактуре. Один из них имеет специфические следы обработки, присущие человеку каменного века. Обработанные подобным образом метеориты, найденные в XX в. на территории Чешской республики, датируются 5 тысячелетием до нашей эры. Назначение обработки не установлено, но скорее всего, носит ритуальный характер.
 Схожесть физических характеристик позволяет считать пензенские метеориты принадлежащими к одному метеоритному потоку.
  Исходя из вышесказанного, можно выдвинуть гипотезу о том, что около 7 тысяч лет назад падение плотного метеоритного потока могло вызвать эффектное и запоминающееся стихийное бедствие. Пензенский холм и прилежащие берега реки Пензы были объяты пламенем сильного пожара, вызванного массовым падением горячих космических объектов весом от 10 до 500 грамм каждый. Ещё раз акцентируем внимание уважаемого читателя, что это астрономическое явление относится к периоду заселения этого края неолитическим человеком и параллельного с тем формирования основ системы местных гидронимов.


 
... Пробираясь через многочисленные правобережные лесные пристани, минуем перегонный железнодорожный мост и выйдем к Суре. Далее по огородам смиренных пензенских обывателей выйдем к Сурскому стальному железнодорожному мосту Сызрано-Вяземской железной дороги. Все! Конец путешествия, которое вполне могло бы состояться в начале XX-го столетия, но благодаря энтузиазму местных мастеров светописи (то биш, фотографии) состоялось в веке XXI-м
 
Метеоритный дождь мог просто совпасть по времени с началом лесных пожаров, вызванных чрезмерной засухой или молнией. На человека той далекой поры, это заурядное астрономическое явление должно было навести мистический ужас, ведь для него связь небесного огня и земного пожара лежала не в физической, а в сакральной плоскости. Древние очевидцы этого рядового, но эффектного астрономического события, должны были однозначно истолковать его как «гнев» или «знак» богов. Место выражения «божьей воли» должно было стать объектом особого почитания. Как следует из примеров более позднего времени (имеются ввиду заповедные рощи славян, народов античного мира и многих других), на такие места налагается табу. Такие районы становятся закрытым для посещений и охото-хозяйственной деятельности, они вселяют мистический ужас и пользуются религиозным почитанием. Это, в какой то мере, объясняет тот факт, что удобный пензенский холм, в отдаленные исторические периоды, ни когда не был заселен, а местные племена предпочитали устраивать свои поселения на некотором отдалении от него. Важно, что культовые объекты такого рода и масштаба всегда отмечены соответствующим  своему статусу и устойчивым во времени топонимом.
Железо-силикатные метеориты, найденные в 1970-1990-х гг. на южном склоне Поповой горы (Пенза). И так: «Пенза = огонь-река»? Если, в ключе вышесказанного, сдеать попытку расширенного толкования этой краткой формулы, то уместно предполагать в ее реликтовом лексическом значении некий сокральный элемент. Например: «река небесного огня», «река, на берегах которой силой огня выражена небесная воля», «река, в которую упали с неба огненные камни»... и т.п. Со временем, в процессе функционального опрощения этого сложного понятия, идущего при передачи топонима от одного этнического сообщества к другому, его культовая составляющая постепенно должна была сойти на нет и исчезнуть вовсе. Последняя лексическая форма могла принять предельно простую форму - «река с выжженными берегами»…
 Время покажет, так ли это. Позиций для критики этой теории достаточно много, но не более нежели в других, высказанных на сей счет мнениях. Особо следует отметить то, что версия «огонь-река» очень близко соприкасается с вышеозначенной теорией П.В. Зимина «сухая-река», полученной на основе иных вводных и иного логического обоснования. Многотысячелетняя эволюция санскритического «Пе» в лексическом значении «огненная/горячая» в ненецкое «Пе» в значении «пересыхающая/испаряющаяся» интуитивно вполне вероятна. Но здесь слово за специалистами в области сравнительной лингвистики.
 Ну, а священный «огонь-холм» на берегу «огонь-реки» был окружён особым почитанием. Он не заселялся окрестными жителями и не вводился ими в сферу своих хозяйственных интересов. Холм посещался людьми изредко и лишь для совершения особо важных религиозных культов. Одинокий холм высился над речными поймами и вселял во многие поколения окрестных жителей мистический ужас, природа которого постепенно сделалась смутной и неосознаваемой. Статус неприкосновенности священного места и мистический страх перед ним передавались из поколения в поколение, от народа к народу. «Термическая» составляющая в лексике слова постепенно иссякала, и на каком-то этапе осознания имя холма обрело более усечённую смысловую формулу - «священный холм». А следующий, абсолютно естественный, этап лексической эволюции «священного холма» в  имя собственное - Гора. Надо полагать, что в эпохи глобальных этнических миграций, которые некогда затронули и сурский водный бассейн, имя собственное, в силу своей культовой важности, закрепилось в коренных фондах некоторых индо-европейских языков. В период раннего средневековья слово «пен» (pen) уже зафиксировано в кельтских языках в значении «гора». Позднее, кельтский «пен» даст имя обширной горной системе Европы – Пенинским горам (ныне они известны нам по имени Апеннины). Вместе с тем в древне-греческом и македонском языках существовало родственное слово «пела» (pela) в значении «скала».

Метало-каменные метеориты, найденные на склоне Поповой горы близ русла р. Пензы. Рядом для задания масштаба уложен стандартный спичичный коробок. Метеорит под номером 3 имеет следы обработки по контуру и по аналогии со сходными артефактами Чехии, датируется 5 тыс. д.н.э.

Хотите, принимайте все вышесказанное – хотите, нет. Во всяком случае новая версия имени Пенза озвучена. А, быть может, еще важнее то, что у Вас могло возникнуть ощущение его бесспорной древности. Подведем итог всему вышесказанному и повторимся еще раз:

Топоним «Пенза» является одним из старейших памятников культуры края; его фонетическая и лексическая первооснова сложилась в период освоения этих мест первобытным человеком. Гидроним «Пенза» описывается контекстной формулой «огонь-река», и его лексическое наполнение прошло сложный эволюционный путь развития. Параллельно с гидронимом «Пенза» и неотъемлемо от него формировался и эволюционировал ороним «Пенза» в значении «Огненный холм». Народы, населившие посурский край в период средневековья были носителями слова «Пенза», но не его исконными творцами. Слово «Пенза» сохранено до наших дней в процессе прямой культурной эстафеты от времён неолита и в своей корневой основе, практически, не изменилось.


И кстати:
Несколько слов о пензенских Помпеях, более известных под именем Золаторёвске городище.

  Огонь-река? Не вызывает сомнения, что персонификация огня, солнца, молнии и других термических явлений природы является коренным фактором в развитии и становлении ранних религиозных культов.  Огнепоклонение, в той или иной степени, свойственно всем языческим религиям и их региональным вариациям вне зависимости от этнической и национальной самобытности того или иного народа-носителя. Эволюционируя от ранних архаичных форм до сложной философской концепции зороастри́зма, культ огня в абстрактных, символических, метафорических или же рудиментных проявлениях различается даже в универсальных религиях нового времени: в христианстве и исламе.
  В регионе, где возможно, находился один спонтанных центров «термической религиозности» традиции огнепоклонения должны быть особенно сильными и потому устойчиво сохраняться долгое время. В этом случае, историческая смена этносов и религиозных культов могла приводить лишь к изменению формы и содержания местных верований, но при этом сохранять силу самой веры на предельно высоком уровне.
  И в этом ключе возможно объяснение феномена,  так называемого, Золотарёвского городища.
 Немногочисленные издания музея «Золотарёвское городище» по этому вопросу сообщают следующее: комплекс из укреплённого поселения и трёх селищь расположен в непосредственной близости от Пензы и является археологическим памятником III-IV и VIII-XIII вв.; согласно сложившейся версии, здесь в 1237 году произошло сражение между защитниками средневекового городка и, вышедшими из-за Волги, монгольским войском. Со стороны монголов это были различные, в основном тюркские, племена. А со стороны обороняющихся - булгары, буртасы, мордва, русские, кыпчаки и, что совсем неожиданно, представители аскизской культуры (предки хакасов и киргизов, жившие в начале II тысячелетия на Алтае - т.е. в 3 000 км от Посурья). Факт сражения не зафиксирован ни одной летописью или хроникой. Через эти места проходил один из отрезков торгового пути из Волжской Булгарии в Киев, что положительно отражалось на уровне благосостояния горожан и требовало надёжного опорного пункта. Таковым и являлась это средневековое поселение. Фортификационную надёжность крепости обеспечивали два глубоких оврага, четыре оборонительных вала, рвы, волчьи ямы, бревенчатые стены и башни. В дополнение ко всему, вероятно, существовала система завалов, засек и надолб.
[ 7 ]
За конкретной и развёрнутой информацией о Золоторёвском археологическом комплексе, желающие могут обратиться на персональный сайт проф. Г.Н. Белорыбкина. В настоящее время он является единственным сетевым первоисточником по данному вопросу               ►  

 Но принципиальным отличием Золоторёвского сражения от всех прочих, когда либо состоявшихся в эпоху средневековья состоит в том, что после уничтожения, в общем-то рядовой, крепости ни её руины, ни павшие жители небыли обобраны. На самом пепелище и на многие сотни метров вокруг крепости были оставлены в неприкосновенности все потенциальные трофеи от оружия до провизии. На произвол времени были брошены без погребения даже свои собственные убитые. Картографическая привязка находок уже сейчас предопределяет площадь археологического комплекса в 140 000 кв. м и эта цифра не окончательна!  Такого количества оружия, доспехов, ювелирных украшений, домашней утвари, пролежавших здесь в земле почти 800 лет, археологи никогда и ни где не находили. Изделия золоторёвского археологического комплекса относятся не только к местным или сопредельным производственным центрам, но и к весьма удалённым - как то Китай или Индия.
 Вы можете представить себе средневекового завоевателя, который преодолел тысячи вёрст в седле, целью и философией которого является захват добычи и только захват добычи? Можете. А можете представить себе, что после одержанной победы он не поднимет с земли серебряную чашу, золотую пряжку или монету; оставит в чистом поле дорогостоящее оружие, конскую упряжь, бесчисленные стрелы; не разграбит хлебные житницы и не обшарит трупы? Не можете, так как это не типично и противоречит всем сложившимся стереотипам. Но именно так произошло при захвате этого маленького и неизвестного по своему старинному имени городка. Золоторёвское городище уникально и являет собой сенсацию мирового уровня, ибо все следы осады и битвы остались в неприкосновенности на своих местах. И если они и стали добычей, то лишь коррозии и естественного разложения. Ни в процессе гибели крепости, ни после, ни спустя десятилетия, ни один человек не занялся сбором материальных ценностей (кстати, неимоверно значительных для людей того времени). Ну а потом артефакты были поглощены землёй и стали достоянием науки лишь в наше время. Такого уникального исторического комплекса более нет нигде в мире!
 И до сей поры не высказано хот сколь ни будь логичного объяснения такому неестественному поведению завоевателей. Следы ужасного пожарища на руинах городища обычно трактуются, как последствия осады, но это ни как не объясняет вышесказанного. Ведь теми же монголами были сожжены и ограблены: и Булгар, и Киев, и Рязань и все прочие города, вставшие на пути невиданного по силе и масштабу нашествия.
 Единственное объяснение, которое примиряет факт и логику, по моему мнению, заключается в следующем: изрядная часть коренных жителей городка, в соответствии с многовековой местной традицией, были фанатичными и последовательными огнепоклонниками (зороастри́стами); не выдержав многодневного и яростного наступления превосходящих сил противника, последние защитники крепости собрались в каком либо деревянном строении и публично предали себя огню.
 На глазах врагов в культовый огонь могли ввергнуть себя все, кто ещё оставался жив: и воины, и старики, и дети, и женщины. Возможно, что они забрали с собой в потустороннюю жизнь и своё главное земное богатство - скот. Туда же могли быть внесены ритуальные предметы, идолы и другие духовные святыни. Возможно, что для последнего жертвенного костра было избрано святилище местного «термического» божества. И тогда акт самосожжения особенно остро демонстрировал силу веры и религиозный дух обречённых. Публичная акция самопожертвования вселила в монголов столь великий ужас, что они, презрев стальную дисциплину и круговую поруку, в панике бежали от этого места и более ни когда не возвращались. Крепость погибла, превратившись по воле последних защитников в жертвенный костёр, и осталась непобеждённой.
 Возможно сейчас, читатель скептически улыбается, дивясь простоте объяснения и, в большей степени, детской наивности автора. Мол, величайшие завоеватели Евразии испугались жестокой гибели нескольких десятков человек? Да они же лили кровь реками и жгли всё, что способно гореть! Действительно, так повествуют русские летописи, но они же, по понятным причинам, страдают и односторонностью авторской позиции.
 Привлечение более широкого круга источников даёт неоспоримые свидетельства того, что при всей чудовищности и масштабах экспансии, сами монголы и их военные иерархи были необыкновенно восприимчивы к религиям и верованиям покоряемых народов!
  Я надеюсь, что со временем Золоторёвскому городищу будет посвящена отдельная страница этого сайта и, высказанные здесь мысли будут подкреплены более развёрнутой аргументацией и соответствующими ссылками на авторитетные издания. А в формате этой  статьи просто следует обозначить некоторые факты исключительной культовой лаяльности монголов и их традиционной склонности к политеизму. Например в XIII столетии после вторжения на Русь, значительная часть высшей монгольской аристократии с лёгкостью приняла христианскую религию в форме нестерианства. Вспомним, также, что Сарай Бату - легендарная столица ордынцев в дельте Волги, имела не менее православных церквей, нежели Киев; Папа Римский заключил конвенцию с Ордой на проповедь и распространение католицизма и его миссионеры наполнили всю Евразию от Киева до Китая.
 На уровне плебса монголы воспринимали постулаты всех местных религий и всегда уважали чужеродные божества. В принципе - это одна из характерных граней почти всех многобожеских религий.
 В сознании монголов-политеистов, чужой бог был такой же реальностью, как и свой. И ещё неизвестно, станет ли свой на защиту рядового воина, коих под его началом несметные тумены; или же великое и всесильное божество именно в это время будет занято неотложной работой; или же оно отправится на пир к богу-коллеге; или вовсе - отойдёт ко сну? А если свои и чужие силы непознаваемого схлестнуться в жестокой схватке за жизнь маленького степного человечка, то какая же из них окажется сильнее? А вдруг победит покровитель недругов? Поэтому тревожить и, тем более, гневить чужого без надобности не следовало, и, по возможности, не пересекаться с ним вообще. Самое же лучше - задобрить ещё одного бога, пусть даже чужого и непонятного; и, призвав его в свои союзники, застраховаться от непредвиденных напастей в его владениях. Кстати, во времена монгольского нашествия у русских людей сложилась практика прятаться от поганых в церковь. Это давало вполне реальный шанс.  Если не задета честь монгольского правителя или в церкви не спрятана казна и там не сокрылись вооружённые люди, то, вероятнее всего, монголы в святое место ломиться не будут. На целенаправленное разорение любых храмов и святилищ монголы налагали строгое табу и к отходу от сложившейся практики должны быть очень веские причины.
Золаторёвское городище близ г. Пензы - археологический памятник VIII-XIII вв.
 Таким образом, упорное сопротивление городка и последующий акт религиозного самопожертвования его защитников демонстрировал невиданную силу веры и убеждал осаждающих во всемогуществе местного божества. Дабы избежать гнева всесильнейшего покровителя этих мест и укрыться от проклятия, которое, по их мнению, вот-вот должно обрушиться на разорителей священного капища, армия завоевателей бежала с поля боя.
 Ещё одним аргументом в пользу подобного развития событий служит знаменитая «личина», найденная археологической экспедицией профессора Г.Н. Белорыбкина в раскопах Золотарёвского городища. Обычно её образ трактуется, как изображение некоего рогатого бога или одного из его земных воплощений - т.е. характерного тотема всех скотоводческих культур.
 Не оспаривая суть и персонификацию образа, хотелось бы отметить особо: лично я рогов на голове древнего божества не нахожу. Сомнение в наличие рогов усиливает не только геометрия надглавной короны тотема, но и львинообразная концепция «личины», как таковой. По моему мнению, над головой божества воссоздано сияние или факел из трёх языков пламени. Таким образом «личина» - яркий и выразительный символ зороастри́ческой культуры, присутствие которой выявлено в Посурье и в ходе других археологических раскопок.
[ 8 ] 
 Более того, символ Лев-Огонь является корневой эмблемой зороастрического Ирана. За свою многовековую историю он породил широкую гамму апосредованных модификаций и смысловых аналогий. Счёт им можно открыть серебряными драхмами Сасанидов, на которых изображён персидский правитель, увенчанный огненной короной (кстати, находки этих монет случаются и в Поволжье); и завершить современным иранским гербом. 

 По моему скромному мнению, «термическая» традиция местных религиозных культов явно обозначается самим феноменом Золотарёвсого городища и весомо подкрепляется некоторыми его артефактами и потому без натяжек укладывается в концепцию «Пенза/огонь-река» и «Пенза/огонь-гора». Перекрёстное подтверждение тех или иных догадок даёт надежду на то, что истина затаилась где то рядом.
 


 

 
 Культура - это лишь тоненькая яблочная кожура над раскалённым хаосом. Ницше Фридрих (1844-1900)

   Пенза, которой нѣтъ © Penzakotoroinet russian history website founded in 2008


   Информационные источники и комментарии:
 
[ 1 ]    -  
«П
ензенская энциклопедия». НИ «Большая Российская энциклопедия», Москва, 2001. Стр. 444.
[ 2 ]    -   указание на исток р. Пензы близ села Чернцовки содержится в некоторых старинных справочных изданиях. В частности: «Хозяйственно-статистическое описание Пензенского уезда» в «Трудахъ Императорскаго вольнаго экономическаго общества»; печатано в типографiи Императорской Академии Наук, С.П.б., 1853 годъ; стр. 109. Эта книга есть в библиотеке сайта ► 
[ 3,4 ] - 
В.Х. Хохряков, «Материалы для истории города Пензы», Труды Пензенской ученой архивной комиссии, кн. II, 1904, стр. 35-38.
[ 5 ]   -  
М. Фасмер, «Этимологический словарь русского языка», изд. «Прогресс», Москва 1971, том 3, стр. 231.
 
[ 6 ]   - 
Фабула сложившихся версий: М.С. Полубояров «Мокша, Сура и другие... материалы к историко-топонимическому словарю Пензенской области». Москва 1992, стр. 114.
[ 7 ]    -   Г.Н. Белорыбкин, путеводитель 
«Золотарёвсое городище
», изд РА «Fox», без указ. года вып.
[ 8 ]    -   И.М. Петрбургский, В.Н. Аксенов  «Древние памятники на реке Ляча», Саранск, 2008.; А.Х. Халиков, С.И. Валиуллина «Проблемы изучения археологии Среднего Поволжья и Приуралья в Казанском университете» //«Страницы истории Поволжья и Приуралья», Казань, 1984.

Данная страница не содержит графических заимствований. В качестве иллюстраций использованы только подлинные фотографии, почтовые карточки и артефакты из частных коллекций.