Морская страшилка или ужасы Белого моря. Андрей и Татьяна Головины

Отправлено 11 окт. 2015 г., 9:50 пользователем Алексей Солодун   [ обновлено 11 окт. 2015 г., 10:54 ]
Морская страшилка или ужасы Белого моря.

«Монстры реальны, привидения тоже. Они живут внутри нас и иногда берут верх».
Стивен Кинг
https://img-fotki.yandex.ru/get/6522/316370405.4e/0_16f34c_19cd777_orig
Катамаран "Форсаж"
https://img-fotki.yandex.ru/get/15499/316370405.4e/0_16f34e_87d7fca6_orig
Капитан Андрей и старший матрос Татьяна
https://img-fotki.yandex.ru/get/15489/316370405.4e/0_16f34d_6c9441f1_orig
Матросы Марина и Петр

    Преодолев 2700 километров, мы «въехали» в зону дождей. Карелия встретила нас мелким, холодным, назойливым, дождем, что противоречило всем прогнозам из интернета. Промозгло. Серые тучи нависли над морем, заслоняя от нас солнце. Очень захотелось тепла, и мы вечером 27.07.2015 очутились в беломорской сауне. Здесь время остановилось в девяностых, да и за четыре года с момента нашего последнего визита ничего не изменилось: всё те же чёрные доски, бассейн-бак из нержавейки, два душа с еле теплой водой, засаленные дерматиновые кресла, полумрак. Хозяйка сауны Татьяна тоже не изменилась, все также приветлива и предупредительна.
    После сауны, немного согрев тело, в темноте, на ощуп (GPSне включали) приехали на берег под Разнаволок и улеглись спать в машинах рядом со знакомой с прошлого года большой бочкой, полной мусора. Палатки ставить под дождем не захотелось. Надежда на улучшение погоды согревала душу, и вскоре сладкая истома завладела нами. Утром следующего дня наши планы пришлось корректировать по графику приливов и отливов, который не совпадал с нашими желаниями и подгонял нас.«Ни свет ни заря», укусив на завтрак по взятой еще в дорогу груше, принялись за дела: сборка катамарана и затаривание продуктами одновременно, разделив обязанности между членами экипажа. В магазине «Пятёрочка» испугали кассира количеством набранных продуктов и пива. Нас спросили: "Не самосвал ли у вас?" Но это было ещё не всё. Мы вернулись за овощами. Наверно, вредно ходить за продуктами натощак, но с другой стороны, раскладка для парусного похода предусматривает 1 кг сухого веса продуктов на человека на день, иначе, говорят голодно, а мы голодать явно не собирались, да и пивком побаловаться были не прочь. Напоследок купили знаменитый беломорский хлеб, который две недели не портится в море, говорят для этого в него добавляют мох, а на вкус хлеб очень неплох, вот только местный хлебозавод хотят закрыть, что естественно приведет к потере уникального рецепта. Всё время моросил дождь, то усиливаясь, то ослабевая. Наша вводная продолжалась и при загрузке катамарана, под дождём грузили нашу поклажу на грузовую палубу, время поджимало, вода стремительно уходила, обнажался прибрежный бар, и близился страшный час, который поморы называют«Кульвода». Но мы успели вырваться из прибрежного плена, ветер усиливался, разгоняя волну. Против встречного ветра и волны двигатель «не вытягивал», поставили парус и в лавировку вышли в открытое море, а затем «галфом» ушли на остров Большое Кималище.
    Наш катамаран - не самосвал, права кассирша. Оказалась перегруженной грузовая палуба, носы гондол рыли воду, в «унитаз» непрерывно сливалась вода, в которой «чавкал» геннакер. Перераспределить груз возможно на берегу, а пока мы были заложниками ситуации, мокрые и холодные мечтали о сухом ночлеге, горячем супе и 100 граммах. Вспомнился вечерний разговор по рации на Балхаше-2014: «Артамонов, передай «Бродяге», что на ужин у нас сегодня салатик из помидоров и огурчиков и макароны с тушенкой». От этих воспоминаний желудок корчило в голодном спазме.
    Ранее гостеприимный остров Большое Кималище оказался пустынным, только черный котёнок встретил нас, издавая вместо мяуканья какие-то странные звуки. Дома оказались жилыми, но людей нигде не было видно.В прочем об этом нас в телефонном разговоре предупредил хозяин этого места Николай Галанин. Расположившись на закрытой веранде, затопили печку, приготовили долгожданный завтрак, обед и ужин одновременно и сели за стол. За столом нам постоянно слышались шаги, скрипы, стуки. Мы выходили с веранды на улицу, но никого не было, только черный котик смотрел на нас с висящего на веранде черепа с рогами и издавал все те же непонятные звуки. Было как-то не по себе, вспомнились ужасы Стивена Кинга. Нам предстояла ночь на острове с приведениями. Расположились на ночлег в гостевом доме. На море штормило, и это отрезало нас от цивилизации.
https://img-fotki.yandex.ru/get/9803/316370405.4e/0_16f34f_7d71d12d_orig

https://img-fotki.yandex.ru/get/3811/316370405.4e/0_16f350_f5bfa0cd_orig

https://img-fotki.yandex.ru/get/6404/316370405.4e/0_16f351_95985917_orig

    Следующий день использовали для акклиматизации, тем более, что шторм не позволял выйти в море и продолжить путешествие.
    Утром на берегу нас встретили чайка с двумя большими прожорливыми детёнышами, несколько больших, чем их мамаша, размеров. Эти «спиногрызы» постоянно трясли ненасытными башками, разевали клювы и издавали мерзкие звуки, похожие на «дай, дай». Нам казалось, что они сожрут свою мать. Чёрный котенок, похоже, был с ними заодно, он разговаривал на их языке.
https://img-fotki.yandex.ru/get/15506/316370405.4e/0_16f352_c450b93d_orig

https://img-fotki.yandex.ru/get/6715/316370405.4e/0_16f353_e805e757_orig

    Днем на остров пришел «карбас» с хозяином Николаем и его помощниками, но заботы «о хлебе насущном» очень быстро увели их в море приводить в порядок рыбацкие снасти и выполнять другую нелегкую работу, присущую поморам издревле.
https://img-fotki.yandex.ru/get/5811/316370405.4e/0_16f354_c49b5658_orig

    Мы же раскрыв карты, взяли пеленги на три морских направления: первый - 30 градусов - на Соловки, второй - 90 градусов -на Жужмуй, а третий - 130 градусов - на Разостров. Решили на следующий день идти попутным ветром. Долго не могли заснуть, прислушиваясь к звукам, и пугая друг друга страшными рассказами.
https://img-fotki.yandex.ru/get/6506/316370405.4e/0_16f355_23c6609_orig

    Наутро хозяин одарил нас рыбой, пожелал нам правильного ветра и 7 футов под килем.
    Выйдя из-за острова, мы поняли, что три намеченных ранее курса не наши. Ветер дул на Кузова.Туда мы и направились, «выбросив» геннакер. Чтобы занять ходовое время, вспомнили рассказы Анатолия Кулика и его фильм про питание в походе, очень захотелось тех аппетитных пирогов. Тесто замешивать было не с руки, решили сварить на ходу ушицу из подаренной рыбки. Вскоре «ушиный» дух стал рвать нам ноздри, возбуждая аппетит. По готовности уха бесследно исчезла в наших, все еще по домашнему «бездонных» желудках.
    Разглядывая акваторию, мы обнаружили преследовавший нас катамаран под синими парусами. Наш резвый "Форсаж" стал отрываться от погони, но тогда «супостаты» запустили мотор и стали обходить нас. Наверное, это конкуренты, решили мы, спешат занять стоянку. Мы тоже завели мотор, но было поздно, «конкуренты» скрылись в шхерах Кузовецкого архипелага. Кто это был, мы так и не узнали.
    Встали на стоянку на Русском Кузове рядом с командой харьковчан. Они в нашем экипаже насчитали пять человек, о чем позже поведали в интернете. Мы тоже уже чувствовали присутствие пятого, но кто он, нам было еще неизвестно.
https://img-fotki.yandex.ru/get/3609/316370405.4e/0_16f356_2bab3926_orig

    «С неба свалившийся» егерь в очень вежливой форме ознакомил нас с правилами пребывания в государственном заказнике и предупредил нас о том, что на острове живет медведица с медвеженком-сеголетком. Как они попали на остров, находящийся в нескольких километрах от материка? Видимо на Земле действительно происходят глобальные изменения.
    В подтверждение этому неподалеку от нашего лагеря мы обнаружили свежий медвежий помёт, черника была вся съедена и примята. На острове медведи!!! А может это медведь-оборотень, нашедший выход из каменной спирали, расположенной на вершине горы? Ночь провели неспокойно, опасаясь нападения медведей-людоедов, бродящих теперь по острову в поисках своих жертв.
https://img-fotki.yandex.ru/get/15522/316370405.4e/0_16f35a_fbde4a93_orig

    С утренним приливом мы бежали с Кузовов. Низко летящие и зацепившиеся за Немецкий Кузов облака зловеще провожали нас. Теперь наш путь лежал на Соловки под защиту Святого монастыря.
https://img-fotki.yandex.ru/get/6112/316370405.4e/0_16f357_9dc5d2c5_orig

    При приближении к Большому Соловецкому острову ветер усилился, мы набрали хороший ход, но путь нам преградил, шедший из бухты Благополучия, черный катер и, чтобы избежать с ним пересечения курсов, мы слишком круто привелись к ветру, катамаран наш встал, да так, что мы никак не могли вывести его из состояния неуправляемого дрейфа, как будто, какая-то сила не пускала нас к острову. Ситуацию удалось исправить только запуском двигателя.
https://img-fotki.yandex.ru/get/2708/316370405.4e/0_16f358_7e5025f7_orig

    По очереди команда посетила кремль и Морской музей (посещение бесплатное). Капитан побывал в надвратной церкви Благовещения Пресвятой Богородицы, помолился и заказал там необходимые требы. В церковной лавке был приобретен Соловецкий якорный крест, который позже стал нам основной защитой от всякого рода дьявольщины.
https://img-fotki.yandex.ru/get/9224/316370405.4e/0_16f359_2a3a2485_orig

    Соловецкий монастырь не порадовал продолжающейся коммерциализацией. Монастырская выпечка, по-прежнему очень вкусная, взлетела в цене в соответствии с курсом доллара (небольшой рыбник с треской стоит 100 рублей).

    Вечером расположились на стоянку в «Райской бухте», надеясь на спокойный ночлег. Вдруг из тёмного леса выскочил «бешенный» лис, мокрый и облезлый, с горящими глазами, ошалело стал рыскать и обнюхивать нашу поклажу. Только резкий окрик капитана прогнал его. Приближалась ночь. Туча мошки и гнуса вырывали живую плоть. Укрылись в палатках, по которым вскоре забарабанил дождь.
    Следующий день был относительно спокойным, сделали баньку, немного расслабились. Но к вечеру густой туман протянул к нам свои объятия, плотной стеной наступал на нас, отрезая нас от реальности. «Туман пришёл...» в маленькую бухту–«...ровно ниоткуда. Туман спустился...» с моря по песчаному пляжу, прибрежным кустам и подкрался вплотную по мху, выстилавшему землю, к палаткам. «А из тумана вышла …» нечисть.«…полчища монстров, слишком страшных не то, что для реальной жизни - для кошмарного сна.…»«И теперь, горстка чудом уцелевших храбрецов укрылись, как в осаждённой крепости, за пока ещё - пока ещё! - за безопасными стенами...» палатки. «Но из безопасного крошечного бастиона человечности рано или поздно придётся выйти - в смертельную схватку с кошмаром...»
    Всю ночь в тумане пронзительно била рында, видимо где-то совсем рядом с нашей бухтой на рейд встал «Летучий голландец», по соседству раздавались зловещие звуки бензопилы. Спали плохо. Мерещилась «Резня…по Техаски». Утром туман рассеялся. Яхтенные часы показывали 02.08.15, дневник похода застыл на 31.07.15. Какое сегодня число? Команда спорила. Куда девалось 01.08.15? Временной портал, в который нас затянул ночной туман, украл у нас день. Несмотря на ухудшающуюся погоду и неблагоприятный прогноз мы не могли больше оставаться на этом острове. Мы направились на о. Жужмуй. Ветер рвал паруса, волны били в борт, обдавая нас брызгами с ног до головы. С запредельной скоростью мы приближались к Жужмую. В последние 5 км ветер усилился. Большая тёмная волна накатывала, катамаран взбирался на её вершину, а внизу чернела страшная бездна, которая протягивала к нам свои холодные руки. Нам оставалось только молиться. Мы надеялись найти убежище на этом острове, забыв, что там кроме старинного маяка находится заброшенный посёлок и кладбище с захоронениями 19 века.

    Мы никогда не слышали ни каких легенд об острове Жужмуй, о нем в обще не часто где-либо вспоминают, а тем не менее еще недавно здесь в непростых условиях жили и работали люди.
Есть у острова и тайна, так до конца ни кем и нераскрытая.

Историческая справка:
    В средней части Онежского залива Белого моря на одном общем мелководье лежат два острова — Большой Жужмуй и Малый Жужмуй. Берега Большого Жужмуя более возвышенные и к северо-западу обрывистые. Поверхность его сравнительно ровная, сверху покрыта тундровой растительностью. Остров имеет в направлении на юго-восток длину 2,5 км и ширину с северо-
востока на юго-восток около 2 км. Посреди острова есть озеро с пресной водой.
    Малый Жужмуй менее высокий, поверхность его покрыта лесом.
    На заре развития мореходства на Белом море в районе островов всегда наблюдалось оживленное движение судов. Здесь пролегали морские дороги к Соловецким островам, к портам Кемь, Онега, Сорока (ныне Беломорск), к становищам и местам звериного промысла. Исследователь Русского Севера С. Морозов, посетивший острова в середине прошлого столетия, сообщает: “Длинный (Большой) Жужмуй слева лесистый и зеленый, справа каменистый и черный... Там и сям прорезаются в ночном полумраке деревянные кресты, которыми уставлены чуть ли не вплотную все берега и острова Белого моря”.

    Если штормовой ветер застигал суда при входе в Онежский залив, они устремлялись к Жужмуйским островам, где можно было укрыться от свирепых северных ветров и переждать непогоду. Не на один день застревали здесь мореходы и богомольцы с Соловков. Когда кончались продукты и таяла надежда на спасение, они брались за топоры и сооружали кресты. Их делали большими и ставили на видных местах, чтобы были заметными издалека. Считалось, что чем больше крест и чем выше он поставлен, тем скорее море успокоится. После водружения креста, уверяли старожилы, ветер всегда стихал и менялся на попутный. Ставили кресты и на могилах, и просто в знак благодарения бога за избавление от беды и за удачный промысел.
    Среди множества этих сооружений выделялись “навигационные кресты”. Они были выше других и поперечина их всегда и везде устанавливалась в направлении меридиана (см. также очерк “Абрамовский”). Один из таких крестов был сооружен Петром Великим в 1684 году на берегу У некой губы.
    В 1837 году главный командир Архангельского порта вице-адмирал А. И. Траверсе (сын маркиза И. И. Траверсе, морского министра в 1811—1827 годах) писал в Гидрографический департамент: “Ныне поморские жители, по частому их плаванию, равно для сохранения от нередко случающихся гибелей других мореходцев признают крайне необходимым устроить маяк в Онежском заливе на острове Большом Жужмуе... отстоящем от Архангельска в расстоянии 270 верст... Маяк этот очень важен — в Онегу нынче приходит до 50 коммерческих судов, а плавание в Онежском заливе сопряжено с большими трудностями. Множество островов, подводных камней и мелей ничем не обозначено, переменные течения от приливов и отливов изменяются с каждым часом и требуют от мореплавателей большой бдительности и осторожности даже летом. Суда подвергаются большой опасности и нередко гибнут, торопясь домой. Остров Большой Жужмуй как стена, за которой они скрываются от ветров, туманов и непогод. Суда, идущие в Онегу, в настоящее время не имеют никакого определительного пункта, необходимого в ночное время”
    По специальному решению Адмиралтейств-совета (см. очерк “Жижгинский”) постройку маяка запланировали на 1850 год. Место для него выбирал управляющий беломорскими маяками полковник Корпуса флотских штурманов Г. Никифоров. В 1846 году он исследовал остров и рекомендовал возвести башню на высоком холме невдалеке от западной оконечности острова Большой Жужмуй. Несмотря на специальное решение Адмиралтейств-совета, деньги на строительство долго не выделялись. В апреле 1865 года командир Архангельского порта распорядился приступить к строительству на портовые средства. В Архангельске срубили дома и в разобранном виде доставили на остров. Весной 1866 года приступили к сборке. Однако в апреле от Морского министерства неожиданно поступило распоряжение: “Во исполнение высочайшей воли... решено ввиду ограниченной нормы расходов... никаких работ по возведению вновь Беломорских маяков не предпринимать и начатые работы по постройке служб при предполагаемом Жужмуйском маяке на этом острове не устраивать. Заключенный контракт с подрядчиком расторгнуть”
    Два года недостроенный маяк под охраной двух нанятых сторожей ждал решения своей судьбы. Когда деньги на содержание сторожей кончились, возникла угроза потери уже выстроенных сооружений. Опасаясь этого, судовладельцы Кемского уезда направили управляющему Морским министерством следующее прошение: “Каждую ночь, проходя мимо острова Большой Жужмуй на пути к нашим деревням, по случаю темноты мы подвергаем жизнь и суда наши большой опасности, от которой многие уже погибли. Правительство заметило, что на этом острове для избежания несчастий надо построить маяк и постройка его уже начата, но, как слышно, из-за малым отпуском денег приостановлена. Не имея почти никакого земледелия, мы достаем средства к пропитанию и уплате податей из морского промысла и для нас очень важно всякое улучшение, которое делает правительство для облегчения мореплавания и потому усердно просим Ваше Высочество, прикажите начальству окончить постройку маяка на Большом Жужмуе в будущее лето 1869 года, дабы мы избавились от несчастных случаев, бывающих почти каждую осень”
    Генерал-адмирал приказал Строительному департаменту изыскать необходимые средства для завершения работ. Нашелся и сговорчивый подрядчик — архангельский купец В. Я. Серебряков. Он согласился выполнить работы с условием рассчитаться с ним в течение трех лет.
    21 января 1871 года Гидрографический департамент опубликовал в Лоцманских заметках извещение о том, что “...B Белом море в августе месяце предполагается окончить постройкой маяк на острове Большой Жужмуй. Здание маяка восьмиугольное, бревенчатое, желтое с металлическим фонарем, осветительный аппарат катоптрический, состоящий из 20 ламп. Огонь маяка постоянный белый и освещает весь горизонт. Возвышаясь от основания на 76, а от горизонта на 146 футов, огонь маяка виден за 12 итал. миль. Жителей на острове, кроме маячных служителей нет, но предполагается в течение навигации иметь на острове лоцманов для проводки судов в морские шхеры...”
    1 августа 1871 года маяк начал действовать. Его обслуживала команда: смотритель — подпоручик Корпуса флотских штурманов Мехреньгин и с ним трое вольнонаемных служащих (два отставных матроса и архангельский мещанин).
    Через два года на маяке случилась беда. В июне 1873 года шхуна “Полярная звезда”, обслуживавшая маяки, зашла на Соловецкие острова, где ее команда услышала весть о несчастье на Большом Жужмуе — все люди погибли: то ли передрались, то ли умерли от болезней. Командир шхуны немедленно сообщил о случившемся в Архангельск, а сам направился к острову. Оказалось, что смотритель и вся команда умерли один за другим от цинги. В акте расследования этого несчастного случая было отмечено: “Порядок смерти слишком ясен. В маячном журнале значится, что первым умер служитель Сотников 18 января; журнал окончен 8 марта; следовательно, смотритель умер вторым после 8 марта. Это видно также из того, что за ним были ухаживающие, так как он прилично одет и уложен. Третьим умер тот, который лежал на рундуке, а последним умер тот, который лежал в положении земного поклона. Причина смерти — цинга... Пребывание наше окончилось погребением тел с подобающей честью — со шхуны были сделаны по три пушечных выстрела...”

https://img-fotki.yandex.ru/get/9827/316370405.4e/0_16f35e_276db7e9_orig

    После этого случая был принят ряд мер по улучшению на маяках жизни обслуживающего персонала: изменились в лучшую сторону нормы снабжения продуктами и одеждой; маячникам разрешили иметь оружие для охоты; была учреждена ежегодная инспекция для выявления нужд служащих. На самом Жужмуе, где команда находилась круглый год, было разрешено маячникам жить семьями.
    В 1898 году на острове построили часовню и организовали библиотеку. Известный гидрограф начала XX века П. И. Башмаков, который был сыном служителя Жужмуйского маяка, писал, что библиотека имела богатое собрание книг, среди которых была даже “История государства Российского” Н. М. Карамзина.
К началу XX века деревянная башня, простоявшая более 30 лет, пришла в ветхое состояние, и ее решено было перестроить. Дирекция маяков Белого моря объявила конкурс на лучший проект нового Жужмуйского маяка. Его выиграл Путиловский завод в Санкт-Петербурге, разработавший вариант недорогой ажурной железной башни в виде пирамиды с цилиндрической внутренней трубой, в которой располагались винтовая лестница и подъемное устройство.
    Катод и оптрический осветительный аппарат был заказан парижской фирме “Барбье, Бенар и Тюрен”. Руководителем строительства был назначен инженер-подполковник Затурский.
    В 1909 году новый маяк, установленный на высоте около 50 м от уровня моря, начал действовать. Он светил постоянным белым огнем, обеспечивая дальность видимости до 16 миль. Башня маяка с фонарным сооружением сохранила свой внешний вид до настоящего времени.
    В 1919 году начали возводить на острове новые дома для смотрителя и служащих, но Гражданская война и военная интервенция надолго затормозили строительство — не хватало рабочих рук и строительных материалов. Как сообщало Управление по обеспечению безопасности кораблевождения на Белом и Баренцевом морях (Убекосевер) в 1920 году, “для завершения строительства нанять можно только девочек и мальчиков, так как крестьяне из окружающих деревень не идут, а людей, занятых на заводских предприятиях и находящихся в рыбно-звериных артелях и на советской службе, нанимать запрещено”. Завершена стройка была только в 1923 году. Были выстроены два новых жилых дома, баня и хлев для скота.
В последующие годы навигационное оборудование маяка непрерывно совершенствовалось, а бытовые условия жизни маячников улучшались. В 1982 году был произведен очередной капитальный ремонт, сданы в эксплуатацию маячно-техническое здание и два новых жилых дома.
    Из семей маячников наиболее известны Башмаковы, служившие на маяке в конце XIX — начале XX веков. Сын смотрителя маяка в 1890—1902 годах Ивана Павловича Башмакова Павел Иванович, о котором мы уже упоминали, стал известным гидрографом, профессором, автором ряда научных работ, в том числе по устройству и эксплуатации маяков. Его имя носит пролив в архипелаге Земля Франца-Иосифа. Двое других сыновей Ивана Павловича стали офицерами.
    На территории маяка имеется единственное на Севере России сохранившееся полностью кладбище маячников. На нем, в частности, похоронена старейшая служительница В. А. Агеева, прожившая на маяке 71 год!
    В настоящее время один из красивейших маяков Севера продолжает служить мореплавателям. Он светит белым длительно проблесковым огнем, обеспечивая безопасность плавания в южной части Белого моря.


    Эта история не должна была быть забыта, но в наше время она чуть не повторилась во всей своей трагичности. При переводе в 2009 г. маяка в автоматический режим на острове, по сути, была брошена семья потомственного и последнего смотрителя маяка Николая Агеева. Современное командование, упразднив ставку смотрителя ни как не позаботилось о том, чтобы перевезти людей, проработавших и проживших на острове последние 6 лет, на материк. Самостоятельно перевозя на самодельной лодке, накопленное за жизнь на острове имущество, Николай с женой Людмилой едва не погибли во время шторма.
    Души непогребенных своевременно умерших людей не находят покоя и могут долго скитаться по земле. Так и с первой командой маяка. Она охраняет остров по сей день. Горе тем людям, кто приходит на остров с нечистыми мыслями. На острове ничего нельзя брать на память или пытаться разрушить. Что случилось с негодяем, сорвавшим бронзовые таблички на маяке, никто не знает – море умеет хранить свои тайны.
    История о первой команде смотрителей маяка на острове Жужмуй заслуживает описания в серьезном литературном произведении, быть может у кого-то дойдут до этого руки.
    Случайны ли события, произошедшие с нами 1 августа 2015 года и то, что мы оказались на этом острове в день, когда почти полтора века назад на нем впервые был зажжен маяк?


    Когда мы, наконец, ткнулись в берег, как будто волна воздуха прошла от нас по прибрежной траве и задрожала на листьях деревьев, подступающего почти вплотную к морю леса. Мы бы не обратили внимания на это, если бы не разница в температуре окружающего воздуха и этого воздушного потока – он был ледяным.
    Не разбивая лагерь, часть команды отправилась на экскурсию на маяк.
    В заброшенном поселке при нашем приближении к маяку кто-то из нас почувствовал взгляд и, оглянувшись, увидел девочку, застенчиво выглядывающую из дверей дома. Другие члены экипажа утверждали, что дверь в доме заперта на висячий замок. Кто эта девочка?
    На маяке больших изменений за последние два года мы не заметили. Все выглядит пристойно. Входя в трубу с подъемной лестницей вспомнили, что не взяли с собой ни одного фонарика. Пришлось подниматься в полумраке, а в некоторых пролетах в полной темноте, как раз в них мы и услышали шаги, кого-то невидимого. Сложилось впечатление, что он идет позади нас и следит за нашими действиями. Захотелось скорей выбежать на свет и мы поспешили на смотровую площадку. Картина открылась величественная, просторы открытого моря, зеленый лес острова, солнце уже изрядно спустившееся к горизонту и тяжелые тучи, надвигающиеся на остров. Полюбовавшись пейзажами сурового северного края, мы все же решились вновь войти внутрь маяка и спустится вниз. Так как у нас и в мыслях не было, что-либо здесь разрушать или оставить какой-то след о своем пребывании, то призрак, охраняющий маяк, не причинил нам никакого зла.
https://img-fotki.yandex.ru/get/3114/316370405.4e/0_16f35f_b2d046af_orig

    На обратном пути в лагерь мы набрали хорошей воды в колодце, который также как и маяк содержится в порядке.
    На следующий день, прогуливаясь по острову, мы выдали своё присутствие бригаде драгировщиков (заготовителей водорослей). Шесть человек в тёмных одеждах с перекошенными лицами, неполными рядами зубов навели на нас сковывающий ужас. Двухметровый, мускулистый бригадир интересовался целью нашего визита на остров, где мы остановились и не прихватили ли мы с маяка свинца из батарей. Трясясь от страха, мы все же "не сдали" экипаж московского катамарана-гиганта с тремя маленькими детьми, пришедший на остров почти одновременно с нами, хотя драгировщики активно интересовались, кто ещё есть на острове кроме нас. Длинные острые косы с гвоздями-граблями лежали на причале и ждали своего часа. Недобрые глаза членов бригады буравили нас, не вселяя оптимизма. Приближающие сумерки пугали нас, и мы бежали с острова.
https://img-fotki.yandex.ru/get/9503/316370405.4e/0_16f360_49214788_orig

    Приливное течение между Большим и Малым Жужмуем, превратившееся в бурную реку, пыталось отбросить нас назад. В бачке мотора закончилось топливо, и он заглох, а после дозаправки не запускался. Сулой, потом штиль, а затем сильный встречный ветер - всё мешало найти нам убежище на предстоящую ночь. Темнота наступала. GPS из-за «севших» аккумуляторов перешел в экономичный режим, и наше место расположение не стало видно на нём. Наш опытный капитан по очертанию берегов, оставшимся в памяти с прошлых походов, вывел наше судно к спасительному берегу острова Бережной Сосновец. Предполагаемая стоянка была занята тремя катамаранами. Стояла мёртвая зловещая тишина в их лагере. Это могли быть недруги, но разбираться не было сил. Измождённые большим переходом, мы разбили лагерь по соседству, перекусили и погрузились в сон. Страшные сновидения преследовали нас, мы не раз просыпались ночью в холодном поту. Но всё же утро встретило нас оптимистичным задорным девичьим смехом, похожим на хохот чаек. Мы встретили коллег и друзей, немного успокоились, но не надолго. Они, подгоняемые временем заканчивающих отпусков, вскоре покинули остров, оставив нам надежду на лучшее, 10 литров бензина и пять разноцветных воздушных шариков. Мы с грустью смотрели им вслед, понимая, что остались одни.
https://img-fotki.yandex.ru/get/4605/316370405.4e/0_16f361_4adac200_orig

    Громкий выстрел сзади заставил нас содрогнуться. Это был первый лопнувший шарик, затем второй, третий. Оставшиеся два шарика трепетали на ветру и не предвещали ничего хорошего. Мы молча переглянулись. Вскоре появился баркас с воинственным единорогом на штевне, сидящие в баркасе зорко всматривались в наш лагерь, оценивая наше количество и оборонительные возможности. В проливе между островами они высадили свой десант, скрывшийся в чаще леса. Нас охватил "дикий ужас". (Всю чернику сожрут!!!).
https://img-fotki.yandex.ru/get/3210/316370405.4e/0_16f362_d82f4758_orig

    С рассветом мы покинули опустошённый остров. Мы мечтали о «голубой лагуне» Кондострова и надеялись найти там покой. Крутой бейдевинд тормозил нас. Колючие ёжики-острова ощетинились слева и справа от нас. Огромная серая птица-облако распростёрла по небу свои длинные крылья и пыталась накрыть нас дождём.
https://img-fotki.yandex.ru/get/6502/316370405.4e/0_16f363_b1ebe3ca_orig

Благодаря опыту нашего капитана мы прорвались к острову вовремя, но тут же отлив отрезал нам пути отступления. На стоянке мы обнаружили скелет (череп с костями) съеденного животного.
https://img-fotki.yandex.ru/get/6413/316370405.4e/0_16f364_180f4d91_orig

    Валявшиеся всюду колья могли быть свидетельством борьбы. Что предвещала предстоящая ночь никто не знал, и мы стали укреплять лагерь. Ночь прошла спокойно. Но в 6 утра матрос Петр, выйдя из палатки, столкнулся лоб в лоб с одиноко идущим странником, на приветствие тот не ответил. Что делает человек на острове, находящемся в десятках километров от ближайшего населённого пункта? Кто он? Куда идет? Зачем? Только позже, анализируя все наши ощущения и страхи, мы поняли, что это был тот самый «пятый», фантом которого увидели среди нас на Кузовах харьковчане. Он подсел к нам еще в Разнаволоке, и именно из-за него мы чувствовали перегруз, не добирали в скорости, имели перерасход в топливе и постоянно чувствовали приступы необъяснимого страха. Что нужно ему на Кондострове можно только догадываться, но по всему он стремился именно сюда. История этого острова имеет не менее страшные страницы, чем Соловки и уж кого-кого, а призраков здесь можно встретить. Без веры и креста на Кондострове нечего делать.
    Днем организованная отличная баня вселила в нас русский дух и уверенность в себе. Мы купались, рыбачили и собирали мидий.
https://img-fotki.yandex.ru/get/9823/316370405.4e/0_16f365_bdaae21e_orig

https://img-fotki.yandex.ru/get/4212/316370405.4e/0_16f366_c3f1bb29_orig

https://img-fotki.yandex.ru/get/3603/316370405.4e/0_16f367_dc8ae777_orig

    Вдруг в прибрежной зоне на мелководье мы обнаружили страшных лохматых чудовищ с двойными рогами, ползущих к берегу. Никто не знал их природу…
https://img-fotki.yandex.ru/get/15539/316370405.4e/0_16f368_a722b6ec_orig

    Ночь прошла спокойно, но мы не теряли бдительность. Утром решили покинуть остров, предварительно зайдя в Монастырскую бухту за святой водой из колодца.
    Наш путь лежал на остров Коткано, жемчужину Белого моря. Рассчитывали, что красота спасёт не только мир, но и нас. На пути к Коткано остров Пневатый с его каменоломней, как магнитом, притянул нас. Заворожённые мы разглядывали рукотворные трещины в камнях. Представляли, как большой «булыган» грузят на корабль, а затем водружают на постамент памятника Петру I в Архангельске. Только жесткие указания капитана зайти на судно отрезвили нас и дали возможность своевременно зайти в южную бухту Коткано. Ровно через 15 минут после причаливания к стоянке «мышеловка» острова захлопнулась за нами, с трёх сторон отрезав от моря и заточив на узеньком перешейке между четырьмя горами, открытого ветрам. «Что, если завтра будет шторм?»- подумали мы, вспоминая рассказ харьковчан о их трудном положении в такой ситуации.
https://img-fotki.yandex.ru/get/5508/316370405.4e/0_16f369_9d29eeb4_orig

    Капитан пытался выйти в интернет, чтобы узнать прогноз погоды.
    Остальные члены экипажа разбрелись по острову в поисках пещеры отшельника. Но пещера исчезла бесследно. Облазив все склоны, мы её не обнаружили. Только полюбовались потрясающей красотой вокруг нас. Вдруг на одном из склонов мы обнаружили объеденную заячью лапку, а на песке одной из бухт большие когтистые следы дикого животного. На острове кто- то есть. Мы не раз слышали истории о лисе-оборотне Маньке, живущей на Кондострове. Но ничего подобного мы не знали о Коткано. Неизвестность пугала нас. Измученные страхами, преследуемые кошмарами, периодически охватываемые ужасом, на следующий день мы отправились в обратный путь. Последующий прогноз погоды, почерпнутый из интернета, был неблагоприятным, в запасе у нас был только один день. Попутный ветер вселял надежду на бегство с Белого моря в течение одного дня. Но Фортуна на Белом море, как и ветер, переменчива. «... Шторм, как баба, приходит, когда ей приспичило, а не когда тебе нужно». Два грозовых фронта надвигались на нас, молнии сверкали над материком и над морем. Мы оставались в узкой полоске чистого неба без дождя. Надвигающийся шторм не оставлял нам много времени. Мы бросились в пролив между островами Голый и Роганка и напоролись на мель. Прохода, пригодного для использования двигателя, не было. Пришлось возвращаться и огибать острова мористее. В насмешку, на восточном мысу острова Роганка аборигенами был построен смотровой домик с окнами с четырёх сторон, видимо для того, чтобы наблюдать за такими незадачливыми путешественниками как мы. Ветер усиливался, молнии сверкали всё ближе, «душа уходила в пятки». Но мы смогли дотянуть до Бережного Сосновца, на котором время, как будто, остановилось, не было видно следов пребывания людей. Даже угли, потушенного нами костра, остались нетронутыми. Чувствуя приближение грозы, нечисть в виде гнуса и мошки набросилась на нас. Мы одели чёрные "сетки-москитки" и сами стали похожи на монстров. Пугаясь друг друга, поставили палатку-укрытие и, наконец, смогли перевести дух за тарелкой горячего супа и чашечкой чая. Но не надолго. Ночью сдувало, выл ветер, свистели ванты, пришлось подтаскивать катамаран, ставить его на растяжки, укреплять палатки. Весь следующий день штормило.
https://img-fotki.yandex.ru/get/6834/316370405.4f/0_16f36d_918eea17_orig

    Свист вант перешёл в непрерывный вой. По морю гуляли огромные пенистые «бараны», бешенные волны яростно накатывали на берег и злобно шипя, разбивались, меча пену. Грозное облако-наковальня маячило на горизонте, суля беду.
https://img-fotki.yandex.ru/get/15539/316370405.4e/0_16f36a_64671525_orig

    Сколько дней будет продолжаться этот шторм никто не знал. Телефон не работал. Капитан несколько раз по скользким, поросшим мхом склонам, рискуя жизнью, поднимался на вершину горы, но безрезультатно, связи нет. Послать весточку на материк в очередной раз не удалось. Завхоз, пересчитав оставшиеся продукты, объявила о приближении голода. Сеть, поставленную в проливе между островами, сорвал шторм, закидал тиной, и надежды на рыбу не было. Мы пытались бороться: собрали грибов, черники. Матрос Марина, чтобы утихомирить стихию, сделала подарок острову - сонник, который мы прикрепили на елке. Это нехитрое языческое действо помогло.
https://img-fotki.yandex.ru/get/5813/316370405.4f/0_16f36b_41f9f1da_orig

    Чёрные тучи с проливным дождём ходили где-то рядом, обходя остров стороной. К вечеру немного утихло, ненадолго показалось солнце из-за серой тучи, и мы решили устроить пир по случаю дня рождения нашего капитана в ночь с 10.08 на 11.08, в полночь по пермскому времени (в 20:00 по Гринвичу). Собрали остатки продуктов, припасённых на этот случай: бутылочку коньяка, лимончик, приготовили закуски, черничный торт, сварили настоящую солянку и сели за стол.
https://img-fotki.yandex.ru/get/9802/316370405.4f/0_16f36c_6efa7f07_orig

    Немного расслабились и даже попели песни у костра. Страх ненадолго отпустил. Решение отмечать день рождения в полночь было принято из-за полученного прогноза погоды. 11.08.15 - единственный день передышки перед предстоящей неделей непогоды, надвигающийся циклон должен был накрыть всё Поморье. Белое море, как будто дарило этот день нашему капитану, чтобы вырваться из кольца ужасов, преследующих нас. Мы должны были воспользоваться этим подарком. Вышли с острова Бережной Сосновец вовремя (с заканчивающимся отливом). Но Белое море не хотело нас отпускать. Густой, непроницаемый туман плотной пеленой окружил нас. В этот раз туман был похож на морскую западню, мы видели только небо, которое было таким голубым-голубым и воду, находящуюся под нами. Навигатор указывал о непосредственной близости острова Осинка, но мы его не видели, что вызывало вопрос о корректности работы GPS. Боясь столкновения с островом, мы подняли шверт, сняли со стопора оттяжку руля, как вдруг остров проявился по правому борту во всей своей первородности. Тут же стал рассеиваться туман, мы увидели очертания материка и поняли, что спасены. К беломорскому берегу мы подошли при полной воде, погода позволила нам просушиться, собраться. Машины наши были в сохранности. Мы были благодарны Белому морю за спасение. Прозвучала на флейте наша прощальная мелодия, мы бросили пятаки в море, и с почтением опустили свои ладони в воду. До свидания, Белое море!

https://img-fotki.yandex.ru/get/16145/316370405.4f/0_16f36e_79eefe57_orig

Пролог

    Рассказ основан на реальных событиях семейного парусного похода по Белому морю 2015 года с использованием гиперболизации и цитат из произведений короля ужасов Стивена Кинга. Многолюдно было в 2015 году на Белом море. То ли санкции, то ли захотелось людям романтики, сказки беломорской. Потянулся народ на Белое море: и стар, и млад, и с детьми малыми. На маленьких судах и на катамаранах-гигантах. Бродят по открытому морю, ничего не боятся! А море таит в себе опасности! Шторма! Мели! Сломанные шверты, рули, вышедшие из строя моторы...! С вольным ветром нельзя договориться. И в море ты один, как малая песчинка. Тебе не на кого положиться, только на крепость рук и слаженность экипажа, да на волю судьбы. А судьба твоя в руках Всевышнего. «Кто в море не бывал, тот богу не молился»,- гласит поморская пословица. «Море нельзя покорить, оно может только позволить пройти намеченный маршрут». Но это было лирическое отступление. А наш рассказ - маленькая страшилка, идея возникновения которой пришла к нам после сообщения о реально существующих медведях на Русском Кузове. В целом, поход 2015 года пермского экипажа удался, был ярким, насыщенным. Всем коллегам огромное спасибо за дружелюбие, доброжелательность, теплоту встреч. Особая благодарность сборной команде из Питера и Москвы (под руководством адмирала - Тетерина Алексея Борисовича), встретившейся нам на Бережном Сосновце, за топливо, воздушные шарики и оптимистичный утренний смех; команде из Москвы, пришедшей на Соловки в тумане, за возвращение к реальному времени (катамаран Сибкат-24 с надписью на борту "WWW. RONSON-GRUP"); команде харьковчан за «фантом пятого», который повеселил всех на форуме. Большое человеческое спасибо нашему поморскому другу Николаю Галанину за приют на острове Большое Кималище, бригаде заготовителей водорослей с Жужмуя за взаимопонимание, владелице сауны в Беломорске Татьяне за возможность согреться-помыться и за березовый веник, который мы использовали весь поход. Если кого обидели, извините.



Navigarenecesseest, vivere non estnecesse.
Плавать по морю необходимо, жить не так уж необходимо (лат.)

https://img-fotki.yandex.ru/get/15522/316370405.4f/0_16f36f_8b3d8c9b_orig