Здравствуй,


                                                                 

,и добро пожаловать на мою страничку! Я рад виртуально тебя здесь видеть!

                                                                                                                 

   Не важно, какое имя присвоили мне мои родители по случаю моего прихода в этот мир. Оно могло оказаться любым, но родителям было угодно выбрать именно то, что они выбрали. И у меня нет ни возможности, ни причины оспорить их решение.
   Не важно так же, как зовут автора этого сайта. Его зовут так, как он назвал автора своего сайта. Каждый из нас называет себя в разных ситуациях по-разному.
   Но ты - это ты, как бы ты себя ни назвал. Потому автор моего сайта - Ристарк Вромна, и это - я.
   Почему Ристарк Вромна? 

                                               

   А произошло все так.
* * *
    Некоторое время назад, в моей жизни был период, когда мне снились имена. Имена, вне связи с людьми, их носящими. Либо же я, проснувшись, не мог вспомнить этих людей, а в памяти оставалось лишь имя - такое со снами часто бывает. Имена эти врезались в сознание и приходили на ум днем по нескольку раз. До тех пор, пока психика не вытесняла их за ненадобностью в тот непостижимый, запертый на замок мусорный ящик, полный диковинных вещей - который мы по нашему невежеству называем просто подсознанием. Сначала это смущало и пугало меня. Затем появился естественный интерес к этому необычному явлению. Я начал заглядывать в интернет, в поисках людей, скрывающихся под приснившимися мне именами. Но мои поиски не проясняли сути явления. На каждое имя находилось множество людей в самых различных уголках земного шара - и никто из них ничем не выдавал возможной связи со мной. Постепенно привыкнув к этой странности своей психики, я прекратил поиски, и постарался обращать на это меньше внимания, чтобы не загружать себя недоступными моему уму вещами.

                                                                                     

   Но однажды, одно имя выделилось из этой безымянной череды имен. Вромна пришла ко мне надписью, бесплотным кольцом дыма древней индийской сигары в форме вороны. Возможно даже, что это были только звуки, и они как бы проистекали один из другого таким образом, что на письме этого не передать: W>R>O>M>N>A. Она была бледно-лиловой, и я знал, что она - женщина. Она назвала себя белой мышью, хотя я сразу же понял. что это - не совсем правда. Однако, ее правила игры были, вероятно, именно такими, и не мне их было менять. Почему-то, она назвалась моей дочерью, хотя я даже во сне не вспомнил, чтобы рождал когда-либо белую мышь. Скорее, в ней было нечто материнское, и даже точнее - что-то от моей Мамы. 

   С тех пор мы стали встречаться с ней в моих снах часто. Порой она приходила ко мне даже днем, особенно когда я дремал под вечер в библиотеке, измученный поисками материалов к докладу, который мне надо было сделать. В действительности, этот доклад меня вообще не интересовал. Но Вромна заходила в самый уголок моего внимания и подсказывала мне книжную полку, где бы я мог найти нужное. Она никогда мне себя не показывала, да мне и не было этого надо. Ее присутствие я ощущал инстинктивно, и всегда, когда я обращался к ней. Этого было достаточно.

   Все изменилось, когда однажды во сне я познакомился с Ристарком. 

Энергичный высокий парень в очках-линзах, сразу выдававших его врожденную близорукость, или же чрезмерное 


                                                                                                                                                              


чтение в детском возрасте. Он  без стеснения, и не позвонив мне перед этим, вошел в мой сон. Он почему-то назвался моим сыном. О нем, как о родственнике, я тоже не смог ничего вспомнить. Воспользовавшись моим смятением, он отправился ко мне в спальню, надел мой лучший светлый костюм. Потом извинился, и не ожидая моего разрешения пошел на кухню готовить кофе. Я сидел в гостиной и ждал, что же он предпримет дальше. Вромна была все это время тоже где-то тут, рядом, как всегда - слева, беззвучно и незаметно. Я раздумывал над тем, выгнать парня сразу пинком под зад, или расспросить из любопытства, что же ему от меня все-таки надо. Его наглость застала меня врасплох, я не знал, как вести себя с ним. Но немного поразмыслив, я пришел к выводу, что у парня не было другого способа войти со мной в контакт, так что мое раздражение, пожалуй, немного излишне.  Это же беззвучно подтвердила Вромна, обдав мою левую щеку едва уловимым теплом.

   Ристарк долго возился на кухне, лоскотал чашками. И при этом пел.


                                            


 Выводил чудесную, нескончаемую арабскую мелодию. Как будто знал, паршивец, что восточная музыка - это моя слабость, и подготовил мне что-то типа маленького концерта. Его арабский был безупречен, никакого акцента! Так он и предстал передо мной, вернувшись с кухни. В моем светлом костюме, с моим кофейным сервизом на моем серебряном подносе, и чудесная арабская музыка, нотами вылетавшая из его носа. И шикарный запах моего кофе из моего же персидского кофейника. 

   Кстати, а откуда я узнал, что моего незванного сына зовут Ристарк? Он же завалился ко мне посреди ночи, без всякой определенной цели, и даже не удосужившись представиться. Но он и об этом подумал. На подносе, рядом с предназначавшейся мне чашкой, лежала визитная карточка на подлинном древнем египетском папирусе. На ней каллиграфической вязью, как в лучшем издании Корана, коричневыми кальмаровыми чернилами было выведено : "Rystarkh Wromna. Прошу уделить внимание". Вот так я и увидел впервые эти два имени вместе. 

    И тут же Вромна пропала. Вернее, не пропала, но как бы отдалилась от меня. И расположилась слева от Ристарка. Я почувствовал легкий укол в сердце. Как будто моя лучщая подруга вдруг ушла от меня с другим, пусть и не чужим мне человеком. 

   Ристарк тем временем очень вежливо разлил кофе по чашкам,- сначала мне, потом себе, и наконец сделал


                                                                                                                               


неопределенное движение влево. А в конце, неожиданно вдруг размахнулся, и вылил оставшуюся на дне гущу себе на грудь. Прямо на мой светлый костюм, что так хорошо сидел на его плечах.

   Вот тут-то и зазвенел мой будильник. Я проснулся, с ощущением внутренней пустоты. Вромны не было там, где я привык ее чувствовать. А моментом позже, проснувшись уже окончательно - встал в тупик. Какой Ристарк? Какая Вромна? Кто тут отец, кто мать, кто сын и дочь, и кто же я такой в этой компании? Мой сон прервался посреди загадки, которую я, лежа еще в постели, без толку пытался осознать.

   Я встал, зажег масляные лампы в доме - потому что электрического света я по утрам не переношу. Включил кофеварку и пошел обратно в спальню одеваться к предстоящему сегодня докладу. Мой светлый парадный костюм нашелся почему-то под диваном, весь в пыли. Как он туда попал? Пока я его отряхивал и одевал, заварился в кофеварке кофе. Я взял кувшин за ручку, потянул - кувшин прилип ко дну. Я потянул сильнее. Кувшин разом отлип, - и я весь облился горячим кофе! Мой костюм был испорчен, и мне еще повезло, что я не ошпарился! Подавив нехорошее слово, я налил себе то, что осталось. Получилась хотя и одна, но почти целая чашка. Спасибо и за это... 

   Несмотря на ночные приключения, и на то, что в джинсах я чувствовал себя плохо у кафедры,  доклад мой, похоже, удался.


                                                                               


Кто-то даже пробовал аплодировать, хотя сразу выяснилось, что это был один мой старый приятель, большой шутник. Я по привычке повернул голову налево, но - нет. Беззвучной, мягкой похвалы Вромны, которую я ожидал, я не услышал. Мне стало грустно, я присел на стул за кафедрой, а народ расходился, не обращая больше на меня внимания и откровенно радуясь, что мой нудный доклад наконец-то закончился. Вскоре я остался в аудитории один - и вот тогда, с крайнего откидного кресла, встал Ристарк. Он начал задавать мне вопросы. Вопросы! По моему докладу! Да так ловко, так толково, будто посвятил полжизни изучению этой темы. Он просто ставил меня в тупик. Он знал тему лучше. Я уже хотел начать отвечать ему, но тут мне пришло в голову, что отвечать персонажу из собственного сна - это уже слишком. Кто-нибудь, не дай Бог, услышит, поймет слишком правильно - и конец моей карьере, и прощай мое рабочее место, -  а ведь может быть и еще хуже!.. Я зажмурился. От страха. И когда я открыл глаза,  - никакого Ристарка передо мной уже не было. Хотя воздух заметно колебался на том месте, где он только что стоял. И в ушах звучал его голос: "Прошу уделить внимание..."


                                                             


   Вернувшись домой, я сел к компьютеру, и набрал в Гугле имя своего необычного знакомого. И что удивительно. Ни одного упоминания! Абсолютно неизвестен. Я набрал и другое имя, что странной пустотой отозвалось внутри меня. Ничего. А чего нет в Гугле, того, как известно, нет и нигде.  Но раз ни парня в очках, ни тени с женским обаянием действительно не было, то самым правильным решением было бы просто забыть о них обоих. Тем более, что ни один, ни другая не делали мою жизнь, мягко говоря, спокойнее. Но Ристарк - он уже доказал мне дважды, что умеет добиваться моего внимания. Ограничится ли он в дальнейшем пятнами кофе на моем костюме и разговором тет-а-тет в пустой аудитории? И кроме того, осведомленность его в изучаемой мной теме вызывала во мне не только уважение к нему, но и желание не потерять его, как возможного партнера. Ну а Вромна ... Стоило мне представить ее, как стало сразу же жаль, если больше никогда, даже во сне, не посчастливится оказаться с ней рядом. Да и она, если так подумать, здорово помогала мне в библиотеке...

    Я, конечно, понимал, что оба они - как бы ничто. Архетипы. Анимус и Анима. 


                                                                                          


Но и Анимус, и Анима - это две части меня. Не менее, а скорее всего и более части меня, чем мои мать и отец. Верю я Юнгу, или нет, а с обоими я познакомился лично. И более того. До знакомства со мной о них обоих не было ни единого упоминания в интернете, а значит, они так же неповторимы, как и я сам. При всем желании жить спокойнее, ни от одной из этих частей я не имею никакой возможности отказаться. И поскольку я раз оказался в такой тесной компании с ними, мне придется эту компанию принять.  Вместе они смогли доказать мне, что я - и Ристарк, хотя никогда не носил очков. И Вромна. Хотя и мужик. Мне осталось лишь согласиться с ними.


                              

    


Всей душой Ваш,
Rystarkh Wromna.

16.11.2010 22:17
Ristark Vromna

Showing 0 items
Nouvelle colonne
Sort 
 
Nouvelle colonne
Showing 0 items