Предзимнее питание рябчика


К особенностям предзимнего питания рябчика (Tetrastes bonasia (L.) в подтайге Центральной Сибири


И.А. Савченко, А.П. Савченко
Институт экономики, управления и природопользования Сибирского федерального университета, Красноярск, Россия

Ключевые слова: рябчик, питание, подтайга, Центральная Сибирь.

Аннотация

В статье рассмотрены вопросы, касающиеся межгодовых различий в питании рябчика Центральной Сибири. Делается вывод о том, что именно урожайность семян ели (Picea obovata Ledeb.) оказывает существенное влияние на межгодовую динамику массы тела рябчика Tetrastes bonasia (L.). Выявленная корреляционная зависимость между обилием вида и жирностью птиц в предзимний период позволяет высказать предположение о том, что тесная связь рябчика с еловыми насаждениями определяется не только ремизностью таких местообитаний, но и возможностью периодического выхода популяции на более высокий энергетический уровень.

Введение

Питанию рябчика посвящено достаточное число публикаций [8; 5-7; 1; 11; 14; 23; 19], однако один из интересных вопросов, связанный с отложением жировых запасов, остается наименее изученным. Принято считать, что для тетеревиных и, в частности, для рябчика, это вообще нехарактерно. Вместе с тем в некоторых местах ареала у птиц отмечаются запасы жира. Так, это наблюдали у рябчиков, добываемых на Омолоне, где они интенсивно питались семенами лиственницы, в Приполярном Урале (р. Вой-Вож), где был обильный урожай ягод [1; 14].

В таежных лесах на северо-востоке Русской равнины накопление энергетических ресурсов в виде жировых отложений наблюдается только у рябчиков северных популяций, в средней подзоне таких птиц бывает значительно меньше, а в южной они встречаются как исключение [17]. Более детальных сведений, касающихся этого вопроса по всему ареалу, а также для Восточной Сибири, мы не встретили.

Материал и методы исследований

В основу настоящей работы положены результаты полевых исследований авторов, выполненных в подтаежных лесах Центральной Сибири. Для определения видового состава кормовых объектов изучали содержимое зобов птиц, добытых в летне-осенний период. В работе использовали стандартные методики изучения птиц и их количественных оценок. Пешие маршрутные учеты проведены в соответствии с методическими рекомендациями Ю.С. Равкина [15-16], учет птиц на пробных площадках - по В.А. Кузякину [10]; картирование индивидуальных или групповых участков обитания выполнено с помощью навигационных приборов (GPS). В работе применены общепринятые статистические приемы обработки данных, включая компьютерную программу Statistica 7.0. [13]. При оценки баллов жирности использованы методические разработки Н.В. Виноградовой, В.Р. Дольника, В.Д. Ефремова и др. [4].

Результаты исследований и их обсуждение

Переход на предзимнее питание у рябчика в подтайге Центральной Сибири начинается в сентябре, когда птицы уже регулярно начинают поедать почки, сережки, концевые побеги березы и ивы. В отдельных случаях, как правило, при большом неурожае ягод и семян этот переход может совершаться еще раньше. Так, например, после неурожая ягод и семян хвойных в 2002 г. зимние корма в рационе птиц стали встречаться раньше обычного (рис. 1). В годы урожая существенную часть осеннего рациона составляли семена ели (Picea obovata Ledeb.) (рис. 2). При их обилии почти все рябчики накапливали заметные жировые отложения в областях основных «жировых депо».

доля березовых сережек в питании рябчика

С баллом жирности «средне» наибольшее число птиц было среди взрослых самок (63,2%) и самцов (50,1%). Причем взрослые самки к концу осени в среднем имели более высокий балл жирности, чем взрослые самцы, что, вероятно, объясняется их меньшей двигательной активностью (табл.). У молодых самцов отмечаемый балл жирности ниже, чем у взрослых, и близок к значениям молодых самок. Максимальная жирность рябчиков отмечена нами в 2001, 2004 гг., когда доля семян ели в их рационе к концу сентября составляла 48-50 %. Значение семян кедра в сентябре-октябре в питании рябчика на изучаемой территории оказалось незначительным (4-6 %) в сравнении, например, с птицами, обитающими в Северной Монголии [3].

Рост молодых самцов в 2001-2004 гг. завершался уже в первой декаде сентября, тогда как самки увеличивали массу тела до конца месяца, но к концу этого периода уже достоверно не отличались от самцов-сеголетков, а в некоторых случаях были и несколько крупнее. Осень 2002 г. оказалась неурожайной на семена ели, кедра и ягод, что сказалось на динамике массы тела различных половозрастных групп (рис. 3).

В первых числах сентября 2004 г. при обильном урожае семян ели (Picea obovata Ledeb.) масса тела взрослых самцов составила 393,2±5,29 г и достоверно не отличалась к концу месяца (P > 0,05). Во второй декаде октября самцы увеличили массу до 412±4,58 г и уже заметно были крупнее птиц, добытых в начале сентября (P < 0,01).

Масса молодых самок к концу третьей декады августа составляла 355,5±5,62 г, во второй декаде октября - 385,29±5,06 г и с достоверностью при P < 0,001 отличалась от массы взрослых птиц (рис. 4).

динамика массы тела рябчика осенью

динамика массы рябчика по годам

На основании полученных данных можно заключить, что отложение жировых запасов для рябчиков подтайги Центральной Сибири - явление довольно обычное, но находится в прямой зависимости от урожайности и обилия семян ели. Принято считать, что обилие зимующих видов и успешность их последующего размножения зависят от урожая основных предзимних кормов, возможности накопления и отложения резервных веществ в организме [24; 12; 9; 22; 21; 2]. В отношении рябчика это суждение является настолько устоявшимся, что практически все охотоведы районных служб охотнадзра, объясняя динамику численности вида, указывают на «урожай», «неурожай» ягод, в подтаежных лесах чаще всего рябины. Вместе с тем еще О.И. Семенов-Тян-Шанский [20], анализируя встречаемость кормов в зобах тетеревиных, указывал на то, что если бы это было справедливым, то мы должны были бы наблюдать резкие межгодовые колебания в составе их пищи, чего нет.

Это подтверждается и нашими исследованиями. Данное заключение справедливо по большинству видов кормов, в том числе и ягодных, что позволяет усомниться в правомерности использования показателя «урожайность ягод» для прогнозных оценок. Действительно, при благоприятных погодных условиях нами выявлена четкая корреляционная зависимость (r = 0,8-0,91) между обилием рябчиков и их предзимней упитанностью, наличием жировых отложений, но накопление жировых запасов у рябчика, как правило, связано с урожаем семян хвойных и, в частности, семян ели, а не ягодных и прочих кормов.

Кроме того, для прогнозных оценок важно учитывать не только благоприятные, но и факторы, оказывающие жесткое лимитирующее воздействие. Так, в годы наших наблюдений негативные погодные условия в зимний период нередко оказывали большее воздействие на ресурсы вида, чем трофические условия. Нельзя отрицать того, что обилие предзимних кормов влияет на успешность зимовки птиц и, как следствие, на продуктивность размножения, но, очевидно, лишь при обычных, среднестатистических погодных условиях. Значительные суточные амплитуды температур, осадки в виде дождя, выпадающие в зимние месяцы, низкие температуры при отсутствии достаточного для ночевок птиц снежного покрова оказывают такое лимитирующее воздействие на ресурсы рябчика, которое перекрывает положительный эффект «кормной» осени [18].

Выводы

В результате работ установлено, что в подтайге Центральной Сибири в годы урожая существенную часть осеннего рациона могут составлять семена ели (Picea obovata Ledeb.), при обилии которых рябчики накапливают заметные жировые отложения. У половозрастных групп птиц динамика массы тела в этот период различна. В целом у взрослых самок отмечен более высокий балл жирности, чем у взрослых самцов. В то же время у молодых самцов жирность ниже, чем у взрослых, и её показатель близок к значениям молодых самок. Выявленная корреляционная зависимость между обилием рябчиков и предзимним жиронакоп- лением обуславливается урожаем семян хвойных, что позволяет высказать предположение: топоархитектура вида, включающая ель, как один из обязательных компонентов среды его обитания, определяется не только её ремизностью, но и необходимостью периодического выхода популяции на более высокий энергетический уровень.

Литература

1. Андреев, А.В. Адаптация птиц к зимним условиям субарктики / А.В. Андреев. - М.: Наука, 1980. - 174 с.
2. Бакеев, Н.Н. Соболь / Н.Н. Бакеев, Г.И. Монахов, А.А. Синицин. - Вятка, 2003. - 336 с.
3. Банников, А.Г. Заметки о зимних кормах рябчика и даурской куропатки в Кенте / А.Г. Банников // Учен. зап. Москов. гос. пед. ин-та. - М., 1957. - Т. 65. - С. 89-97.
4. Определение пола и возраста воробьиных птиц фауны СССР / Н.В. Виноградова, В.Р. Дольник, В.Д. Ефремов [и др.]. - М.: Наука, 1976. - 189 с.
5. Данилов, Н.Н. Урал и Зауралье / Н.Н. Данилов // Тетеревиные птицы. - М.: Наука, 1975. - С. 59-83.
6. Дулькейт, Г.Д. Алтай и Саяны / Г.Д. Дулькейт // Тетеревиные птицы. - М.: Наука, 1975. - С. 83-100.
7. Залесов, А.С. Об осенне-зимнем питании рябчика в лиственничных лесах Среднего Приамурья / А.С. Зале- сов // Охота, пушнина и дичь: сб. науч.-техн. информ. ВНИИОЗ. - Киров, 1977. - Вып. 58. - С. 20-24.
8. Ивантер, Э.В. Материалы по экологии рябчика / Э.В. Ивантер // Тр. гос. заповедника «Кивач». - Пет-розаводск, 1973. - Вып. 2. - С. 14-26.
9. Колосов, А.М. Биология промыслово-охотничьих птиц СССР / А.М. Колосов, Н.П. Лавров, А.В. Михеев. - М.: Высш. шк, 1983. - 311 с.
10. Кузякин, В.А. Охотничья таксация / В.А. Кузякин. - М.: Лесная пром-сть, 1979. - 200 с.
11. Мальчевский, А.С. Птицы Ленинградской области и сопредельных территорий / А.С. Мальчевский, Ю.Б. Пукинский. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. - Т. 1. - 480 с.
12. Одум, Ю. Основы экологии / Ю. Одум. - М.: Мир, 1975. - 743 с.
13. Песенко, Ю.А. Принципы и методы анализа в фаунистических исследованиях / Ю.А. Песенко. - М.: Наука, 1982. - 288 с.
14. Потапов, Р.Л. Курообразные / Р.Л. Потапов // Птицы СССР. - М.: Наука, 1987. - С. 7-261.
15. Равкин, Ю.С. К методике учета птиц лесных ландшафтов / Ю.С. Равкин // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. - Новосибирск: Наука, 1967. - С. 66-75.
16. Пространственно-временная динамика животного населения / Ю.С. Равкин, С.П. Гуревич, И.В. Покровская [и др.]. - Новосибирск: Наука, 1985. - 206 с.
17. Романов, А.Н. Северо-восток Русской равнины / А.Н. Романов // Тетеревиные птицы. - М.: Наука, 1975. - С. 45-59.
18. Ресурсы охотничьих птиц Красноярского края (2002-2003 гг.) / А.П. Савченко, В.И. Емельянов, Н.В. Карпова [и др.]; Краснояр. гос. ун-т. - Красноярск, 2003. - 326 с.
19. Савченко, И.А. Питание тетеревиных птиц Енисейской равнины / И.А. Савченко, Н.А. Кизилова // Ор-нитологические исследования в Северной Евразии: тез. XII Междунар. орнитол. конф. Северной Евра¬зии. - Ставрополь, 2006. - С. 466-467.
20. Семенов-Тян-Шанский, О.И. Экология боровой дичи Лапландского заповедника / О.И. Семенов-Тян- Шанский // Тр. Лапландского гос. заповедника. - М., 1938. - Вып. 1. - С. 217-306.
21. Смирнов, М.Н. Крупные промысловые млекопитающие Южной Сибири: автореф. дис. ... д-ра биол. наук / М.Н. Смирнов. - М., 1994. - 68 с.
22. Соколов, Г.А. Экологические основы рационального использования соболя в кедровых лесах Сибири: автореф. дис. ... д-ра биол. наук / Г.А. Соколов. - М., 1993. - 41 с.
23. Шапарев, Ю.П. Экологическая оценка местообитаний тетеревиных птиц в Южной тайге Средней Сибири / Ю.П. Шапарев // Экологическая оценка местообитаний лесных животных. - Новосибирск: Нау¬ка, 1987. - С. 137-146.
24. Юргенсон, П.Б. Охотничьи звери и птицы / П.Б. Юргенсон. - М.: Лесн. пром-сть, 1968. - 308 с.
Ссылка в научной литературе
Савченко И.А., Савченко А.П. К особенностям предзимнего питания рябчика (Tetrastes bonasia (L.) в подтайге Центральной Сибири // Вестник КрасГАУ, 2009. - № 12. – С.85-90.


Comments