Загадка Альфреда Роде.

Сергей Трифонов. Калининград. Сокровища древнего Кенигсберга.
 

Серебряная пластина

Альфред Роде - великолепный знаток янтаря, известный ученый, автор многочисленных книг и научных статей. Еще студентом он собирал коллекцию янтаря, утверждая, что застывшая миллионы лет назад смола - живая.
 

Это изумляло его друзей и учителей, а кое-кто заметил однажды, как Роде гладил кусок янтаря и что-то шептал при этом, даже поговаривал, что он сумасшедший. Когда же Альфред Роде был назначен на пост директора Янтарного музея в Кенигсберге, он стал считать себя, как бы приемником Иммануила Канта, который в конце XVIII века длительное время был директором этого замечательного собрания янтаря. И вот тут-то странности его приобрели необъяснимый характер. Мания величия все больше отягощала психику Альфреда Роде и, когда в начале войны немецкие солдаты доставили в Кенигсберг из Пушкина Янтарную комнату, Роде и вовсе обезумел от радости. Никому не доверял прикасаться к ней. В его разговорах все чаще звучала фраза "мое сокровище, моя Янтарная комната". С момента появления Янтарной комнаты в Замке Кенигсберга и по 3 апреля 1945 года, дня расставания Альфреда Роде с Янтарной комнатой, время летело незаметно.

Ощущение того, что расставание с ней было неминуемо, разрушало его здоровье. Малоизвестный факт, когда гениальное прозрение ученого Альфреда Роде однажды очень сильно помогло ему. В деревянной, хорошо скрытой щели одной из панелей янтарной комнаты Альфред Роде обнаружил торчащий шнур, затертый воском. Пинцетом он отковырнул его и, потянув, вынул серебряную фольгу из-под трех темных янтарных пластинок... Таким образом, старые мастера упаковали своеобразную инструкцию, как хранить, обихаживать панели и, в случае крайней необходимости, укрывать бесценное сокровище "Янтарную комнату . Гравер на серебре нанес множество схем и другой крайне полезной информации, которую в России не обнаружили ни во времена Петра, ни в Екатерининскую пору, ни в Сталинский период. Это своеобразное послание мастеров Альфред Роде скрыл от всех, кроме своей жены. С этого момента семья Роде стала обладательницей уникальнейшей информации, а вместе с тем получила право присутствовать при захоронении Янтарной комнаты.

В этот момент Альфред Роде отчетливо понял, почему янтарные пластинки отклеивались и падали на пол в замке, каков состав клея, фиксирующего янтарь на деревянной основе, каково должно быть освещение в комнате из янтаря. Это была сенсация!

Два гроба

"Я думаю, что, начиная с января 1945 года, невозможно было эвакуировать из окруженного Кенигсберга Янтарную комнату. Не удалось вывести и другие сокровища из этого города, блокированного русскими с суши и моря. Я себе не могу представить, чтобы мой отец Альфред Франц Фердинанд Роде предпринял попытку вывоза этих исторических ценностей в другое место. Предполагаю, что Янтарная комната находится в тайных подземельях Королевского замка". (Вольфганг Роде, сообщение из Германии). Прошли годы после окончания войны. На одном из кладбищ Германии, куда привезли два пустых гроба супругов Роде для символического захоронения, было не много народа. По прошествии многих лет после убийства Альфреда Роде и его жены в послевоенном Кенигсберге близкие люди и друзья, которые ценили Роде как ученого, решили предать земле два пустых гроба, почтив таким образом добрую память этих людей.

Это необычное зрелище сопровождалось речами и воспоминаниями о былом. Гробы были опущены в могилы в тот момент, когда был произнесен некролог... Все при этом было традиционно, кроме одного пустые гробы супругов Роде были достаточно тяжелы, и те, кто спускал их в могилу, с удивлением для себя отмечали, что, судя по весу, эти гробы нельзя было назвать пустыми.

Один из присутствовавших на церемонии в очень узком кругу высказал свое мнение о том, что в гробах были тела супругов Роде, скончавшихся недавно, и утверждал, что они не погибли в Кенигсберге, а были тайно эвакуированы сначала в Швейцарию, а затем в Западную Германию. Их знания и опыт были бесценны, поэтому супругов Роде оберегали. Человек, высказавший это предположение, был убит на франко-белгийской границе в 60-х годах. Всё это в высшей степени странно, как и то, что в салоне автомобиля убитого нашли фотоснимок замка Монсегюр с краткой надписью: Этот замок лежит на высоком склоне Пиренейских гор на высоте 1215 м. Он возвышается над равниной Лангедок. Крепость считалась неприступной. Для совершенных , посвящённых людей она являлась убежищем. 16 марта 1244 года совершенные решили здесь лучше умереть, чем отречься от своей веры. Тогда, в 60-е годы, этому фотоснимку не придали значения, как, впрочем, и многим другим фактам из жизни А. Роде. Жарким летом 1994 года фотоснимки одного из замков Франции замка Монсегюр при загадочных обстоятельствах вновь появились у тех людей, которые в апреле 1945 года именовали себя Чёрными посвященными.

Главный метод

"В каком-то смысле, каменщик — это совершенный геометр, поскольку он имеет дело с формами, мерами веса, направлениями; но в то же время, каменщик — никак не геометр, ведь он не теоретик. Он ощущает геометрию, видит ее, но вовсе не разбирается в ней..."

Алэн, "Идеи и времена".

Доктор Роде держал строительство тайных подземелий в своих руках. Он буквально похитил у рабочих подземелий, каменщиков, выстраивавших искусные своды подземных ходов Королевской горы, их сокровенный метод — главный геометрический метод. Черные посвященные СС, полагаясь на авторитет доктора Роде, не изъяли эту одну из важнейших ключевых деталей во всей системе расчетов строительства подземных ходов. Избранный мастерами-строителями модуль или "ключевая" геометрическая фигура, позволившая его использовать, соблюдая соразмерность частей подземелья, и была знаменитым секретом строителей тайников Кенигсберга. Этот метод во все века облекался покровом интригующей таинственности. Эта ключевая фигура, имевшая размер, установленный мастером, не подлежала передаче даже сыну мастера до тех пор, пока он не обретет семью и у него не родится ребенок мужского пола, здоровьем которого он поклянется не разглашать тайну. Сохранение профессиональных секретов объяснялось и несколько суеверным отношением мастера к своей профессии, но прежде всего - опасениями возможной конкуренции со стороны других мастеров "подземного города". Роде похитил у главного мастера ключевую геометрическую фигуру во время совместной работы по укрытию ценностей замка Кенигсберг. Этой фигурой был небольшой серебряный квадрат с выгравированным в нем другим квадратом. Ключевая геометрическая фигура — квадрат с вписанным в него другим квадратом (при помощи диагоналей обеспечивалась устойчивость пропорциональных соотношений фигур во многих вариантах) — хитроумно усложняла расчеты подземных сооружений Кенигсберга.

В руках опытного человека доктора Альфреда Роде старинный геометрический метод — "главный метод" — превращался в послушный инструмент, с помощью которого он создавал изысканные и виртуозные комбинации линий и форм, проникнутых единым гениальным пропорциональным и ритмическим строем, несущим в себе даже эмоциональный заряд великих рунических знаков и креста. Именно креста, ибо в его секретной карте на серебре он (крест) был все же основой всему.

Расположенный на тайной схеме Роде крест указывал на стороны света и символически стягивал их к центру, то есть к христианской вере, как знак, сконструированный из двух пересекающихся прямых, которые, по определению Иоанна из Газы (VI век), был символом примирения противоположностей. Поставленный вертикально крест объединил верх и низ и стал символом соединения материального и духовного, неким мистическим Плюсом, складывающим небо и землю в одно первозданное единство.

Примечательно, что крест, являясь символом, сам мог символически обозначаться некоторыми предметами и знаками. Квадрат был символом абсолютного, и поэтому крест в некоторых случаях конструируется внутри него, и квадрат может заменить его. Отсюда квадратная форма алтаря в соборах Европы. Заполучив модуль мастера-строителя подземелья, Альфред Роде без труда при помощи своеобразного измерительного прибора (серебряного квадрата) не оставил никаких шансов Черным посвященным СС узнать, где расположены тайники с ценностями Королевского замка. И как ирония "вечности", символический квадрат Дома Советов по замыслу его строителей должен был напоминать в ночное время "веточку сирени", а стал, во время фотографирования из космоса, напоминать "черный квадрат" Малевича - представителя, по мнению СС, искусства, от которого доктор Альфред Роде по приказу из Берлина очистил залы музея в Королевском замке.

Непостижимо

20 апреля 1945 года в день рождения Адольфа Гитлера в Кенигсберг прибыл из Москвы профессор-искусствовед А.Я.Брюсов, брат знаменитого поэта Валерия Брюсова. Профессор прибыл из Москвы с четко определенной задачей - отыскать вывезенные сюда фашистами музейные ценности. Брюсов и привлек искусствоведа.

Альфреда Роде к своим поискам. Русский профессор был человек очень добрый, обходительный, никаких грубостей по отношению к Альфреду Роде не допускал. Работая с Роде, Брюсов задавал себе многочисленные вопросы. Почему доктор Роде (коллега, как он его называл), остался в Кенигсберге, ведь здание музея, где он проработал долгие годы, было разрушено. Личное имущество Роде состояло лишь из самого необходимого. Собственного дома у него нет. Дети Роде давно уже были взрослыми и проживали в Центральной Германии. Как часто публично заявлял Альфред Роде, он являлся антикоммунистом! Что же заставляло его остаться в Кенигсберге? Это было непостижимо для добрейшего профессора Брюсова, очень участливого и заботливого о своих подчиненных человека. Чем больше Брюсов работал с Роде, тем больше и больше его посещала мысль, что, может, ему приказали до поры до времени остаться сторожем укрытых сокровищ. Но, тем не менее, доктор Альфред Роде с женой остался в Кенигсберге на своей старой квартире - Беекштрассе 1 (теперь улица Алябьева).

И вот, однажды, когда Брюсов видимо что-то угадал в Альфреде Роде, он скорой рукой записал в своем дневнике в июне 1945 года:

"Роде - старик на вид, с трясущейся правой рукой. Одет неряшливо (нарочито?). Искусствовед. Имеет ряд научных трудов. Алкоголик. Доверия не внушает. Мне все сдается, что он знает больше, чем говорит, а когда и говорит, то нередко лжет. Если на него не смотреть, но следить изредка или исподтишка, то рука его перестает дрожать. Уверяет, что лучшие коллекции были эвакуированы, но он не знает, куда. Когда я его спросил - не в Растенбург ли, то он тотчас воскликнул: "Тик Вы их нашли?" - и тому подобное ".

И еще заметки Брюсова:

"Раскопки в замке были начаты до меня ради отыскания Царскосельской Янтарной комнаты. Начали в южном крыле по указанию А. Роде, утверждавшем, будто здесь стояли упакованные ящики с этой комнатой. Через день по приезду я обратил внимание, что часть маленького зала, где, по словам Роде, стоит комната, раскопана, а на остальном пространстве она разместиться не может. Указал на это Роде. Тот, немного поспорив, сдался и заявил, что комната стояла не в северном крыле, а большом зале вместе с мебелью Кайзерлинга."

И вот снова А.Я.Брюсов 25 июня 1945 года.

"...Но от него ничего нельзя добиться. Он не лжет, но говорит очень мало, только тогда, когда мы и без него что-нибудь открываем. Когда мы сейчас подошли к двум последним комнатам замка, где стоит вести раскопки, он, видя, что мы будем продолжать копать, подробно описал, что там стоит... Я никак не могу добиться, чтобы с Роде поговорили по-серьезному, а не гладили по головке и не манили "системой пряника ". По добру ничего не скажет, по-моему, матерый фашист".

В те дни, когда профессор Брюсов писал эти строки, Черные посвященные СС, рунические мужчины, уже разрабатывали операцию "Доррст".

Операция "Тромб"

Ранним утром 9 апреля 1945 года русские приступили к форсированию реки Прегель. Днем начался штурм Королевского замка. Подрывы стен с юга были чудовищны, в них и устремилась пехота. Среди оборонявших замок было немало эссэсовцев, часть из них в критические минуты штурма покинула замок по подземным ходам. Удаляясь от центра города, они подрывали отдельные участки подземелий, делая подземные ходы недоступными для русских. Подорванные участки подземных ходов образовывали своеобразные тромбы, в промежутках между которыми Черные посвященные оставляли ценности Королевского замка и документацию. Входы в эти тайные подземелья тщательно маскировались еще накануне штурма города русскими. Подвалы замка затапливались водой, для этих целей была в кратчайшие сроки переоборудована система дренажа Королевской горы. Предпринимались и "особые действия". Перед штурмом Кенигсберга на кладбищах города раскапывали могилы самоубийц и рассыпали прах перед позициями советских войск. Вера в то, что это остановит врага, была непоколебима. В одном из поселков Правдинского района особыми подразделениями СС была создана модель-копия Кремля (1,5x1,5 метра), над которой рунические мужчины проводили различные оккультные и магические обряды в расчете на то, что духи помогут расправиться с Россией.

Черные посвященные и по сей день считают, что Кенигсберг еще не взят... То есть физически русские войска овладели городом, и русское население здесь проживает много лет. Но в мистическом плане город охраняет целая система рунических секретных колец, которая оставляет город в неприкосновенности. И преодолеть руническую защиту нет никакой возможности.

По свидетельству историков, каждый, кто посещал Кенигсберг в период с 1933 по 1945 год, ощущал на себе самым непосредственным образом непередаваемую ауру этого города. Символом города является кроваво-красный гранат (этот камень соответствует дате рождения Кенигсберга - 1 сентября 1255 года). Но самое важное заключается в том, что город располагается в критической точке пересечения энергетических уровней, и поэтому секретная документация, собранная Альфредом Роде, о многовековой истории и таинствах этой земли, укрытая в районе Литовского вала, просто бесценна.

Существует официальная история нашего края, которая оперирует традиционными фактами и понятиями. Однако, очень немногие знают о том, что имеется и другая глубинная история нашего города и земли, которая долгие годы скрывалась от людей в секретных хранилищах. Ибо человек, обладающий этими знаниями, мог влиять практически на все сферы жизни и деятельности нашего города и людей, проживающих в нем, работая во благо его жителей и против его многочисленных недругов.  

Альфред Дженсен.

Исключительность человека позволяет преодолеть негативное влияние черных мест в городе и уничтожить их пагубное влияние. С этой целью в тех местах вашего дома, которые могут нести неблагоприятное, нужно положить этот рисунок, проткнув его крупной иглой.

Литовский вал

Сталкерская зона

"Подобно Атлантиде Платона, Кенигсберг некогда был частью большой Германии. В настоящее время он превратился в "остров России". Масса древней европейской земли разрушилась, освободив этот "остров России " от материнского континента. Но в отличие от большой Атлантиды, основная часть древнего Кенигсберга не опустилась на дно моря, а только переместилась под землю. Кенигсберг существует неизменным до настоящих дней, в то время как "остров России" переживает тяжелейшие времена. Нам нет необходимости возвращать Кенигсберг в лоно матери Германии, ибо мы уже вернулись в Кенигсберг и определяем геополитику в этом регионе без всяких приглашений и дипломатического свинства".

Черный посвященный Филипп Шварц

В настоящее время (в период с мая 1992 года по май 1994 года) Чёрные посвященные конца XX века не изъявляли явных намерений поднять из земли то, что оставил в тайных подземельях доктор Альфред Роде. Все ценности подземного Кенигсберга определяются ими как наследство древнего города, чтобы в перспективе в короткий исторический период придать ему первозданный вид и восстановить историческую справедливость, решить тактические и стратегические задачи развития региона. Благодаря кропотливой научной работе им удалось уже с января 1993 года вновь выявить и определить наиболее интересные подземные коммуникации в старом городе. Исследуя личный архив доктора Альфреда Роде, на одной из книг ученого были обнаружены следы его крови, возможно, пореза перочинным ножом или бритвой. По донесениям "Доррст", он был послан сразу же по завершению войны в Кенигсберг для контактов с семьей Роде с целью получения схемы секретных (рунических) объектов старого города, определено то место, где он умертвил Альфреда Роде и его жену. Узкий кладбищенский ход в районе Литовского вала, где Доррст оставил их трупы, был расчищен. По останкам костей и следам крови на книге из личного архива доктора Роде установлено место его погребения в Кенигсберге. Доррст. Но никто не смог утвердительно сказать, где Альфред Роде спрятал схему тайных подземелий Кенигсберга с точными координатами захоронения Янтарной комнаты, выполненную на серебряной фольге Неизвестно, где могут находиться документы ученого с описанием восстановительных работ Янтарной комнаты, проведенных в замок Кенигсберга (1942-43гг.), где он мог спрятать дневники, испещренные руническими знаками, с полной закодированной информацией о том, что он лично предпринял в марте 1945 года, пряча ценности замка.

Известно, что Альфред Роде практиковал определенные оккультные дисциплины, и порой мыслил как маг. Многие, возможно, большинство из высокопоставленных Черных посвященных рунических мужчин были такими же, как и он. Жарким летом 1994 года ряд психологов в Германии серьезно изучили технику, которую использовали СС в Кенигсберге. И они определили: Альфред Роде предвидел, что будет дальше с ним и его городом-замком, и что его воображение рисовало ему худшее, и это худшее стимулировало его к более решительным действиям по укрытию ценностей Королевского замка. По сей день остается загадкой, в чем был тот резерв духовных и моральных сил, из которого черпал ученый энергию и решимость, непреклонность в реализации своих планов. Выдвигались даже идеи, что доктор Роде знал в Кенигсберге эти места силы и, посещая их, преображался. Автору удалось определить 13 самых посещаемых и любимых мест доктора Роде в старом городе. В нашем городе есть самая настоящая сталкеровская зона - это территория в районе Литовского вала, то место, где Доррст умертвил доктора Альфреда Роде. Круг исследования сильно сузился, и, возможно, уже в ближайшее время древние загадочные руны руны, составленные доктором Роде, выстроят весь сложнейший рисунок его судьбы и намерений, приведут исследователей к разгадкам тайн глубинного подземного Кенигсберга.

Литовский вал уже многое пояснил уже весной 1995 года, в годовщину смерти на заливе . На город обрушился холод. 13 марта повалил крупный снег, на целую неделю к нам вернулась зима. В это самое время на разрытых могилах кладбища у Литовского вала произошло то, что заслуживает самого пристального внимания исследователей древнего Кенигсберга. Каждый исследователь волен по-своему оценивать загадочные явления истории, связывая или расторгая их с явлениями природы, оценивая неожиданные и смелые гипотезы, как, впрочем, характеры и поступки людей, под нетрадиционным углом зрения. Шаг за шагом, год за годом я собирал эти странные свидетельства и совпадения, случающиеся на земле из века в век, из года в год.

Мастера

Традиция хранения секретов ремесла на Европейском континенте существовала еще в глубочайшей древности и сохранилась по настоящее время. О мастерах, держащих в тайне секреты своего искусства, в частности, интересно пишет в своих работах Дюрер (Stechow Northru Renaissance Art, Sources and Documents p. 113). Упоминание о том, что древние мастера давали клятву сохранения тайны рецептов красок,содержится также в работах историков прошлого века. Маррае Clavicula. — "Archaelogia", XXXII, London, 1847, p. 183-204).

Если человека почитали в Кенигсберге как мастера, то он обязан был хранить секреты, хранить свято. В противном случае, жизнь его будет очень короткой. Настоящий мастер имел свой неповторимый знак - знак его достоинства, профессиональной чести. Это были и знаки каменщиков, строителей Королевского замка, и скульпторов, и ювелиров старого города. Стоило Альфреду Роде увидеть этот небольшой значок на камне, картине, или серебряной посуде, он мог безошибочно определить, кто этот мастер и даже сколько у него сыновей, продолживших его дело. Эти знаки, которые в большом количестве можно встретить и в нашем современном городе, были двоякого рода. Прежде всего ими отмечались детали, вышедшие из определенной мастерской, каждая из которых имела свой знак. Обратите внимание на каменные блоки старинных кенигсбергских дорог, и вы сами увидите как минимум 120 знаков, выбитых на них. Таким образом мастерская оберегала вверенное ей строительство от применения случайного материала. Эти знаки были своего рода признаками качества. Затем на них ставили клеймо, такие детали перед пометкой проходили проверку главного мастера, и только эти клейма переходили от отца к сыну. Они выполнялись в виде герба или геометрической фигуры, принимая со временем все усложняющуюся и причудливую форму. Можно было не писать письмо своему другу мастеру: стоило бросить листок бумаги, на котором изображен знак, и сведущий человек сразу же понимал, кто его желает видеть, где они встретятся, и в котором часу. По одной своеобразно начерченной линии, один мастер мог предупредить другого о грозящей опасности или предстоящей совместной работе. Мастера жили замкнуто, как правило, свои секреты мастерства держали в голове и мысли свои пергаменту и бумаге не доверяли. А тех, которые все же любили многое записывать, называли, как это ни странно, "болтунами" и старались держаться от них подальше.

Обычно, неписанные правила в средневековых городах позволяли работать мастерам только в светлое время суток и ни в коем случае - в ночное, это считалось большим грехом и нечестной работой, ибо мастер, как гласили предания, призывал ночью в помощь темные силы.

Существовали в Кенигсберге и тайные сообщества мастеров, где были свои авторитеты и свои правила - своеобразный кодекс чести. Мастеру высшей классификации позволялось очень многое. Он мог даже распоряжаться жизнями людей для достижения тайных целей своего сообщества. Многие мастера Кенигсберга с большим уважением относились к доктору Роде, и ему не составляло особого труда привлечь их к своим работам в замке или получить от них очень важную информацию, скрытую от посторонних глаз.

Как правило, мастера были верующими в Бога людьми, а многие из них верили свято, если не сказать неистово, и внутренне ненавидели юнцов из СС с их жизненными принципами и языческими обрядами. Эти глубокие люди не могли до конца принять национал-социализм. Их вера и их ремесло были глубоко моральны и очень индивидуальны, а Черные посвященные ассоциировались у них с ночным временем суток. А в это время, как известно, истинный мастер не творит, ночью он отдыхает, чтобы ранним утром приступить к тяжелой и кропотливой работе. Это были настоящие прусские умельцы - твердые и решительные. Эти люди не получали информацию из газет и на рыночных площадях. В их среде была налажена уникальная система связи практически с любой европейской и мировой страной. С этой категорией людей был в тайном контакте и доктор Альфред Роде. При помощи их проверенных каналов даже в военное лихолетье он мог знать практически обо всех важнейших событиях в Германии, о передвижении и хранении архивных документов, судьбах европейских художников и искусствоведов. Если представить Кенигсберг как раскрытую Книгу знаний, то тайные масонские знаки, знаки каменщиков, прочитанные и расшифрованные в нужное время и в нужный час, могли сохранить жизнь Альфреду Роде, будь он более внимательным. Знак опасности (предупреждающий знак) был поставлен его друзьями на двери его квартиры за сутки до появления "Доррст" в Кенигсберге. Это была "СИГ" - руна, руна - молния, перечеркнутая поперек - знак смертельной опасности. Точно такой же знак обнаружили исследователи на завещании Гитлера после его самоубийства 30 апреля 1945 года.

Субстинны Кёнигсберга

Возможно ли такое в наше время, чтобы человек такого высокого уровня, как директор замкового музея в Кенигсберге Альфред Роде, имевший высокий чин, человек, никогда при этом не одевавший мундир, не был бы тогда полностью засекречен.

Что, в сущности, о нем знают историки? Куда девались его многочисленные друзья и знакомые? Ответы на эти вопросы существуют: одни из тех, кто его знал лично, молчат, а кто и пытался что-то рассказать о нем -давно в могиле. Множество неразгаданных смертей окружают это имя - Альфред Франс Фердинанд Роде.

То, что в шестидесятые годы в Германии друзья Роде опустили в могилы два пустых гроба, символически похоронив семью Роде, было опубликовано в газетах. Но я твердо знаю, что любой, даже самый отчаянный журналист не опубликует фотографию этой могилы ни в одной русской газете. Если вы сомневаетесь в этом, попробуйте, и вас точно похоронят ровно через тринадцать дней после опубликования этого фото в газете. Это жестокое правило рунических мужчин, Черных посвященных Кенигсберга. Наш мир жесток, и история, к сожалению, нас мало чему учит, но если ранее в городе была выработана сверхсекретная техника воздействия на человека, то почему бы, исследуя ее, мы не можем воспользоваться некоторыми ее элементами. Вот один из них. Этот метод прост и очевиден.

Эти рисунки одного из художников будут обозначены как субстинны Кенигсберга, то есть знаковые символы тех персонажей, которых вы встречали в моем исследовании. Вспомните такие имена, как Доррст, Роде, Брюсов, Гитлер, Кок, Магда и др.,, Затем посмотрите внимательно на эти замысловатые черные рисунки, В этих рисунках есть смысловое обозначение Роде и всех остальных участников загадочных событий, происшедших в Кенигсберге более пятнадцати лет назад.

Один из рисунков - точная копия подземелья рунических мужчин Кенигсберга. В сущности, в них, в этих рисунках, заложена вся точная информация Кенигсбергского замка. На один из многочисленные фотоснимков города наложите самый противный для вас рисунок из 11, находящихся на снимке. Если вам кто-то угрожает или пытается навредить, то в этот момент этот человек или группа лиц хорошо подумают: а нужно ли это делать? Если же, вопреки этой операции, они рискуют причинить вам зло - жалеть их не стоит...

К северу от замка

Открытия, сделанные осенью 1993 года во время раскопок недалеко от северной части Королевского замка, удивительным образом опровергли утверждения, активно после войны распространяемые мысль о том, что подземелья замка не имеют глубоких подземных ходов. Весь вопрос заключался в том, как их обнаружить. Когда в 70-е годы вплотную к северной части Королевского замка была прорыта траншея, и не были обнаружены подземные ходы, их поиск был остановлен. В 1993 году ковш экскаватора прошел в 30 метрах от замка, задев глубокие древние подвалы и вскрыв ранее неизвестные подземные коммуникации. Ряд подвалов был оборудован глубокими лифтами, трос которых уходил на глубину до 12 метров вглубь земли. Подземные фундаменты средневековых построек доставили много хлопот рабочим. Двое суток они прорубали 5-метровую стену подземного сооружения, чтобы сделать проход. За 15 дней работы пять раз выходил из строя экскаватор, который не мог прорвать древние стены.

Чертежи подземных сооружений, выполненные немецким археологом Фридрихом Ларсом в начале XX века, казались просто хорошо оформленным издевательством над здравым смыслом лишь только потому, что он многое в них сконструировал, т.е. предположил, что такое могло бы быть под землей у стен Королевского замка. На самом же деле несовпадения его данных с реальностью были просто чудовищны. Расхождение обнаруженных построек с нанесенными объектами на его картах достигало порой 7-10 метров. Все, что удалось заснять и выявить во время раскопок 1993 года, лишь на 50% соответствовало тем документам, которые были опубликованы в Германии в послевоенные годы. Все глубокие подвалы, обнаруженные в районе Монетной площади, никогда не исследовались и не имели детальных карт глубин свыше 7 метров.

С полной уверенностью можно сказать, что пространство подземного города, от Центральной площади и Дома Советов к северу в направлении бункер Ляша, имеет многоярусную подземную структуру, соединенную подземными ходами, глубина которых в горе достигает 20-ти метров. Когда эта тайная система подземелий переоборудовалась в период с 1933 года по 1945-й, то в замке разрабатывали глубокие колодцы. В это же время из главного колодца был поднят камень крещения с латинской надписью, который затем и очутился в подвалах музея, руководимого Альфредом Роде, а уже в наше время его обнаружили на пустыре у Дома Советов. Как правило, глубокие подземные хранилища оборудовались под площадями и дорогами. Дорога неприкосновенна: она всегда работает, и никто не станет выводить ее из строя, осуществляя поиск ценностей, равно как и многолюдные площади города. Фраза "закатать под дорогу" означала у рунических мужчин Кенигсберга - надежно укрыть.

Подземелье

Летом во время раскопок могил, с целью найти в них драгоценные металлы, на одном из кладбищ Калининграда гробокопатели, а среди них были люди и с высшим образованием, наткнулись, сами того не ожидая, на глубокое подземелье. Перекапывая старинную могилу, они обнаружили замаскированный вход в склеп и, если бы у одного из участников этой варварской затеи не выпал лом из рук, когда он раскалывал им пол склепа, все закончилось бы, как и всегда. Но лом выпал и со всей силой грохнулся об пол глубокого склепа, и двое гробокопателей поняли, что под ними подземелье... Удары лома стали сильнее, и вскоре двое уже спустились в прорубленное в полу отверстие - начало узкого подземного хода, по которому они прошли ровно семь метров до массивной железной двери, преградившей им дорогу...

Известно, что практически любое сооружение древности имело глубокую подземную часть. По ее ходам спасался гарнизон в случае поражения. Здесь в специальных помещениях хранили запасы оружия и продовольствия, в том числе семенное зерно. Замок Кенигсберг не был исключением. О старинных подземельях со временем могли забыть, их закрывали более поздние объекты, остатки информации о них порой сознательно засекречивали. Ведь у наших специалистов-строителей так и нет полного плана довоенных подземных коммуникаций. И это при пунктуальности немцев... Эти подземелья не смогли обнаружить в послевоенное время и специальные армейские подразделения. Обычно ведь пытались обнаружить вход в подземелье из подвалов королевского замка, мало представляя себе секреты подземного города. Ведь замок покоился на своеобразной подушке из огромных залитых раствором валунов. Именно между ними и шли узкие ходы. А начало свое они брали в стенах центральной башни замка, последнего прибежища ее защитников. Внутри стены шли винтовые лестницы, а под замком начинались большие и маленькие галереи со сводчатыми потолками, довольно крупными помещениями, в местах их пересечения ходы могли вести к другим зданиям города и далеко за его пределы...  

Сейчас стен Королевского замка уже нет. Но ключ к разгадке его подземной системы найден. Дело в том, что древние строители, как предполагают исследователи, наносили план городских подземелий на более долговечный, чем бумага материал. Они отпечатывали его на нескольких закладных кирпичах. Даже если крепость разрушали, ее можно было восстановить в прежнем виде, зная, где находятся камни с чертежами. Только счастливая случайность позволила после уничтожения Королевского замка найти эти чертежи на кирпичах в том месте, где располагался замковый музей, который возглавлял доктор Альфред Роде. Нанесенные на кирпичах схемы по сырой глине, еще до обжига, очень четко видны и хорошо вписываются в снятый план древних сооружений и в известные аналогичные планы старого Кенигсберга. И что характерно, несколько подземных ходов королевского замка имеют выходы на старинных кладбищах города. Эта традиция -делать выходы подземных ходов на кладбищах - восходила к средневековью. Даже самый ненавистный враг, осадив город и замок, никогда не трогал в древности могилу или склеп. Он просто боялся это делать в силу тех верований, которые существовали в древности. Мастера, рывшие подземные ходы, знали это и устраивали в пустых могилах "градные дыры" - узкие лазы. Когда же после войны стали вести раскопки в Королевском замке, то прокопали вдоль его стены ров пятиметровой глубины, разрушив тем самым систему дренажа и фактически погубив этим замок. Вода хлынула в подвалы. Водоотводящая система замка была обрезана. Он стоял мокрый, как ванна, залитая водой, что сделало бессмысленным дальнейшие поиски Янтарной комнаты в Королевском замке, который являлся ключом ко всем системам тайных подземелий Кенигсберга.

Comments