Ильин Игорь отчет

На свою память особо не надеясь, решил описать кратко наши трехнедельные приключения, вернее часть их, связанную с ПБП. Не скрою, что возлагал определенные надежды на этот год. Надежды были достаточно скромные, рассчитывал выехать из 70 часов, поэтому конечный результат стал полной неожиданностью. По сравнению с прошлыми « прогулками», эта оказалась действительно прогулкой, дистанцию прошел ровно, без кризисов, страданий и последствий. Постараюсь восстановить хронологию.
Регистрация прошла гладко. Небольшая заминка произошла с получением номеров на машину сопровождения. Я не заполнил анкету, которая пришла в пакете регистрационных документов, пришлось все делать на месте. В стартовом городке закупились питьем и питанием, после чего я отпустил в кемпинг уставших женщин, а сам, по традиции, пошел фотать техник.у К велосипеду у меня особое отношение и фотографии делаю с акцентом на интересные технические решения, ну а в качестве разбавки, снимаю зверушек на багажных сумках. Остатки дня потратил на зарядку аккумуляторов и неспешные сборы.Ночь перед стартом, как и полагается, была беспокойной. Сначала мешал вечерний салют в Версале, затем закатила концерт матушка-природа, такого раскатистого грома я раньше не слышал.
Проснулись поздно, за последними приготовлениями время пролетело незаметно, оставшийся
до выезда час провалялся на кровати, перебирая в памяти события последних четырех лет. Прошедшие с ПБП2007 годы были для меня годами плавного роста. В начале улучшал свои результаты, затем принялся за чужие. В текущем сезоне, с середины апреля, накатал 7500км. Межсезонье прошло в регулярных тренировках на Tacx Fortius. Как бы там на дистанции не сложилось, упрекнуть мне себя не в чем.
По совету Хариса выезжаю за два часа до старта, в надежде оказаться в первых рядах. Подъехав к старту вижу, что еще пара тысяч участников последовала его совету, оказавшись впереди. Стоим с Костей Бороздиным, коротаем время. Пока, стартуют восьмидесятичасовые. Предстартовое ожидание своеобразный пролог, который тоже надо пережить. В нашем случае, стояние растянулось на три часа под солнцем. К стартовым воротам подошли почти полным екатеринбургским составом. Наши провожающие догадались принести воды. Слышны звуки волынки и писклявой дудки. В стартовом створе, официальные лица говорят в микрофон то, что положено говорить в таких случаях. Стартовало уже несколько групп и каждую провожали таким образом. Мне жаль этих, в основном не молодых, людей. В очередной раз понимаю масштаб происходящего. Начинается обратный отсчет, последние поцелуи и наша группа желтой змеей уходит на дистанцию. Сразу проталкиваемся в головку, темп приемлемый, потоком несет, едут аккуратно, не притираясь. Фуат пристроился между маршалами, хорошо хоть перед ними не лезет. За пределами города мотоциклы нас покинули, Фуат продолжал бессменно лидировать. Глядя на пульсомер и зная разницу в нашей подготовке понимаю, что для него это добром не кончится. Почти решаюсь поговорить с ним, но тут все разрешается само собой, под дружный хохот он уводит несколько человек по ложному пути, и это средь бела дня, при наличии стрелок, то ли еще будет.
Я не заметил, когда отстали наши ребята, остался один среди чужих, но впрочем так было всегда и меня это не напрягало. Через час наш авангард догнал отвалы предыдущего старта, разница в скорости была такой, что я их даже разглядеть не успел. Еще через час, все мои попутчики один за другим отстали. Поехал своим привычным способом, догоняю группу, минутный отдых и погоня за следующей. Делаю все без напряга, с хорошим запасом. Элемент игры вносит некоторое разнообразие, но впервые начинаю жалеть о том, что не находится попутчиков способных сменить меня на первой позиции. Мои главные ставки, на мощный свет и хорошую аэродинамику работают. Две фары Madgic shain позволяют на спусках забыть про тормоза. Отсутствие багажника и сумок тоже вносит свой вклад. Из даунхильных дуэлей выхожу победителем. По ощущениям, аэродинамичный рамный кофр дает преимущество, перед классически укомплектованным велосипедом.
Знакомый изгиб дороги и мы влетаем в ночной Ноже ле руа. Мне помнится, что раньше в городе не было фахверковых домов, видимо они скрывались под слоем штукатурки, а сейчас явились миру в первозданном виде.
Добравшись до Мортань о перш, наступаю на те же грабли, что и 2007, т. е. иду искать КП. Поиски продолжаются недолго, смеясь над собственной рассеянностью, возвращаюсь к велосипеду, пользуясь остановкой развожу в гидраторе порцию изотоника, съедаю несколько печенек, утепляю руки – ноги и в путь.
Замечаю, что красных огней стало намного меньше, видимо основная часть 90часовых осталась позади и я попал в зазор, между ними и 80часовыми. Въезжаю в Вилен, отмечаюсь на КП и посылаю смс Оле, почти сразу получаю ответ. Они с Ириной не могут выехать из кемпинга, потому что вход закрыт до 7ч. Утра. Быстро прикидываю, где у нас получится встретиться. Пишу чтобы ехали в Лудеак, на 450км. запаса изотоника должно хватить, если день не будет слишком жарким.
К рассвету добираюсь до Фужера, затратив на это 11ч.23м., опережаю намеченный график на один час. Здесь волонтерами работают Жан- Клод и Вера, в гостях у которых мы уже во второй раз проводим незабываемые дни. На всякий случай, они дали адрес своих знакомых, у которых будут ночевать в дни проведения марафона, но будить их в такую рань ни к чему. В Фужере первый раз полноценно ем в пункте питания, время бежит неумолимо, стояние в очереди раздражает, но другого выхода нет, организму нужна заправка.
На выезде из города меня обгоняет молодой японец, гнаться за ним на сытый желудок лень, через некоторое время он сам сбавляет скорость и мы объединяем свои усилия, но видимо он переоценил свои силы, потому что отработав пару смен отваливается. Уже отчаявшись встретить кого-то из россиян, я наконец догоняю участника в нашей форме. Знакомимся, это Вадим Малаховский, из Северодвинска, идет резво, кочуя по группам. Въезжаем на хорошо знакомую мне территорию. Кусок между Сан де Бретань и Медриаком я исколесил вдоль и поперек, за те две недели, что мы гостили в доме Жан-Клода. Здесь наиболее равнинный участок на всем маршруте, единственная сложность - подъем в Бешарель. До Тентиньяка доехали с Вадимом. После, мы с ним не виделись, но со слов Оли, у него все сложилось удачно. Путь до Лудеака мне показался вечностью, я забыл засечь километраж и потому оставался в неведении относительно своего положения. Солнце грело основательно, гидратор опустел за 20км. до контроля. Перешел на обычную воду, из резервного бачка.
С Лудеаком у меня связаны неприятные воспоминания. В 2003, на обратном пути, я отстоял долгую очередь перед дортуаром, коченея от холода, но такой желанный в тот момент сон не принес облегчения. В 200,7 мокрый насквозь, я проспал несколько часов у Оли в машине, вынудив родных мне людей слоняться по ночному городу. На этот раз, сон в мои планы не входил. Встретился с Олей и Ириной, узнал от них подробности ночного конфуза. Охранник в кемпинге ни в какую не соглашался поднять шлагбаум до 7ч. утра. Может оно и к лучшему, Лудеак,, как пункт поддержки, наиболее предпочтителен. Решили, что девушки останутся здесь, дожидаясь Сергея Баранова и в Брест уже не поедут. Даже для Оли, дважды бывавшей в городе на атлантическом побережье, это было некоторой жертвой, а Ирине я сочувствовал вдвойне.
Между Лудеаком и Каре меня неожиданно начало рубить. Всем знакомо это мерзкое состояние, когда оно накатывает, то остается два выхода: либо остановиться и поспать, либо въехать под встречку или улететь в кювет. Благодаря Олегу Купровскому, у меня был третий вариант. Две таблетки нуа бланш вернули меня в реальность. Я прекрасно понимал, что когда их действие закончится, то повторный прием уже не поможет и спать все равно придется, но все же я надеялся дотянуть до Бреста без сна.
На перегоне между Лудеаком и Каре произошло два события. Навстречу промчалась группа лидеров. Плотный пелотон человек 20 – 30, в сопровождении авто, все по взрослому, после нее было еще несколько групп, не столь многочисленных и отдельные участники, зависшие между небом и землей. Второе событие меня позабавило и взбодрило. Догнав очередную группу, решил какое-то время проехать с ними и как полагается стал работать впереди, придерживаясь общего темпа. Ехали молча, возможно, что компания подобралась пестрая, разноязыкая. Начал скучать, и тут, мне на радость, нас обходят два итальянца, скорость приличная, а они лопочут без умолку, вид свежий, будто только стартовали. По правде говоря, жители аппенин меня всегда бесят своей неуемной говорливостью, а эта парочка своим показным благополучием, на общем фоне, просто вывела из себя. Короче говоря, бросил я своих молчунов и начали мы гоняться, устроив собственные соревнования внутри марафона. Решил, что в лепешку разшибусь, но уделаю их. С некоторым усилием, мне это удалось, а может благоразумие взяло над ними верх и они отстали.
В Каре налопался фруктовыми салатами и не мешкая отчалил. Долина реки Аржен не показалась в этот раз мне сказочной. Солнце клонилось к закату, а в прошлые разы, я проезжал тут на рассвете, в утренней дымке, прорезаемой первыми лучами. Подъем на Рок Тревезел отнял немного времени и сил, перед спуском не стал утепляться, так и докатился до Бреста, с голыми коленками и руками, а природа, судя по всему, собиралась взять реванш, в небесах намечалась заварушка.
И так Брест. Со старта прошло 25ч.11м. Сопоставил с результатом домашней шестисотки, учитывая, что пройдена только половина пути, еду очень прилично, на несколько часов опережая предполагаемый график. Осталось непонятно, зачем организаторы, на этот раз, вздумали показать нам промзону города Бреста. Видимо в праздник, проходящий в городе, наше мероприятие не вписывалось, и нас стыдливо провели задворками. В пункте питания оставил 12 евро и покинул его голодным. Все время пребывания в Бресте меня преследовала мысль, что чем быстрее я отсюда свалю, тем лучше. Едва выехал, как на землю упали первые капли дождя, хорошо что в Лудеаке не поленился поставить крыло, теперь за спину можно не волноваться. По темноте опять поднялся на перевал, хотя подъемом это назвать сложно, и откуда там берутся 380м. непонятно. На перевале дождь полил стеной, в сочетании со шквальным встречным ветром. На спуске пришлось притормаживать, в таких условиях гнать во весь опор самоубийственно, вдобавок сильно слепят встречные. С каждым километром, их становится все больше, но в скором времени наши пути расходятся, встречный поток едет через долину Аржен, а мы кратчайшим путем возвращаемся в Каре. За несколько километров до контроля меня опять начинает рубить, на этот раз резко и неожиданно. Мой случайный попутчик понимает все моментально и начинает с тревогой в голосе что-то говорить, отчетливо слышу слово дортуар, да конечно дортуар, подать сюда дортуар. Очередные таблетки, как и следовало ожидать, не действуют. Я обманул организм, посулив сон в Бресте, и теперь он мне мстит. До Каре конечно дотянул, под встречку залезть всегда успеется.
Проспав за столом полчаса, поднялся бодрым и готовым к новым свершениям. За время моего отсутствия, картина на трассе радикально изменилась, теперь навстречу шел непрерывный поток огней. Пришлось значительно снижать скорость на спусках. Дороги сельской Бретани далеки от совершенства и довольно узки. Ехал с опущенными вниз фарами, успокаивая себя тем, что если я не ослеплю встречных, то они в меня не въедут. Пытка продолжалась до рассвета, глаза изрядно устали, но по крайней мере не слипались.
В семь утра вернулся в Лудеак, ковыляя к КП, сообщаю Оле о прибытии. На столовку время не тратим, все необходимое ждет в машине, благо, что удалось припарковаться рядом. Пока я ем Оля делится новостями, у наших все в порядке, это главное, подробности в уставшую голову не влазят. Пользуясь возможностью, решаю поспать часок в относительном комфорте. После Оля призналась, что разбудила меня через полтора часа, тогда она не могла знать, что будут значить на финише эти полчаса. Переодевшись в чистое и сухое, почувствовал себя самым счастливым человеком. Оля с Ириной решили ехать в Фужер, не дожидаясь возвращения из Бреста Сергея, я так и не понял, что их сподвигло на такой нелогичный шаг, предполагаю, что Серега, ради моего результата их уговорил. Так или иначе, мой обратный путь значительно облегчился. Проскочил через Тентиньяк. В Фужере повидался с Жан-Клодом и Верой, пообещав вернуться следующим летом. Они в этот момент решали вопрос с пропущенной отметкой у Хариса. Получил смс с Родины, Слава Шаламов, о котором я постоянно вспоминал крутя педали и чье присутствие здесь было бы как нельзя кстати, сообщил, что отслеживает ситуацию через интернет, Харис опережает меня по дистанции на несколько минут, без учета времени старта.
Выехав из Фужера, в течении 10км. бодался с долговязым шведом, он меня забодал и уехал вперед, но через некоторое время с удивлением обнаружил его, сидящим в небольшой группе. Поровнявшись, встретился с ним взглядом, он улыбнулся, но садиться на колесо не стал.
В Вилен, встреча с Олей прошла по отработанной схеме: отметка на КП, кормежка запасенной едой, заправка гидратора, бананы в кофр, пинок для ускорения. Покинув город, вскоре догнал Хариса. Увидев одинокую фигуру на холме, как-то сразу понял, что это он, хотя разглядеть его было невозможно. Пообщались, у него было падение, классический для дальнобойщика съезд в кювет. Заднее колесо пришлось править, но видимо выправили не до конца, обод периодически ширкал по колодке. Узнал, что впереди едет парень из Омска, с которым они вместе стартовали. Мы пожелали друг другу удачи и разъехались. Парнишку из Омска, я заметил пожалуй даже с большего расстояния чем Хариса. Надпись СССР, на красных труселях, резала глаз и по идее, должна была укладывать всех буржуев вдоль обочин. Я уже догадывался, кого догнал, но для порядка спросил: Ты Кот? Да Кот. Диалог двух полоумных. Кот - в миру Костя Анохов, первопроходец из Омска. Такие как Костя, Игорь Березенков из Новосибирска, Петр Мисник из нашего города, пробивают дорогу остальным, переворачивая верх тормашками серые будни. Для Кости все происходящее было впервые, он делился своими впечатлениями и я старался его не перебивать, вспоминая себя в 2003, свои слезы на финише, от переполняющих эмоций. Давай Костя, успевай, впитывай, в следующий раз для тебя все будет иначе.
Мы вместе приехали в Мортань, которая на обратном пути стала полноценным КП. Здесь меня подкараулил Линар с видеокамерой, втихаря снимая мое общение с барменом. Я рассказал, что виделся с его отцом, и что он на подходе. Народу с каждым следующим КП становилось все меньше и при желании можно было перекусить в пункте питания, но Оля со своим волшебным рюкзаком обеспечивала преимущество во времени, Косте видимо не хотелось покидать КП, на котором оказалось сразу пять соотечественников. И я оставив его, нырнул в ночную прохладу. Ехалось легко, в сон не клонило, организм перестроился и ноги крутили сами по себе. Помня это состояние по прошлым годам, я уже знал, что доеду до финиша без сна.
В Дре влетели как банда махновцев, едва успевая оттормаживаться перед поворотами, благо была глухая ночь и путь был свободен. Нас было трое: немец на желтом веломобиле, коренастый, квадратный француз и я его полная противоположность. Со стороны мы наверное выглядели забавно, но оценить это было некому, город спал. У стоек, на КП, стояло менее десятка велосипедов, но вопреки всему волонтеры не спали. Не спали и Оля с Ириной, я вообще не знаю когда они спали и как у них получалось везде успевать.
На крайний этап поехал в компании вышеупомянутого веломобиля. Тогда я понятия не имел, с кем делю ночную трассу, выяснил все после прилета домой, сопоставляя время финиша с официальными фотографиями. А пока мы неслись бок о бок по лесной дороге. Т. к. лидирование в случае с веломобилем бессмысленно, мы просто помогали друг другу освещать дорогу. Свет от четырех мощных фар красиво выделял кроны деревьев, смыкающихся над нами. На подъемах я сбавлял скорость, на спусках он прекращал крутить и притормаживал, не давая мне отстать. Единственное, с чем у него возникали проблемы, это лежачие полицейские. Он ширкал по ним въезжая и съезжая, причем композитный корпус многократно усиливал звук, разносившийся по окрестным улицам. С непривычки, я поначалу оглядывался, боясь что корпус пробьется от удара. В начале подъема Гамбезей, догнали участника из Германии, земляки перекинулись парой слов и дальше мы поехали втроем. В Монфор л Амори разогнавшись на спуске, мы довольно рискованно обогнали группу из четырех человек, мне показалось, что мои попутчики не оценят такой маневр, получилось красиво, но не по понятиям. Но к моему удивлению, из под тевтонского панциря раздался победный клич. Видимо ребенок сидит в каждом из нас, невзирая на возраст и национальность.
Доехав до финиша, мы обменялись рукопожатиями и больше не виделись, на КП он отметился через несколько минут после меня. Это был Christian Ascheberg обладатель мирового рекорда в суточной езде на веломобиле 1069км.
Comments