Некрашевич Виталий, Новосибирск, №1

Супербревет «Чуйский тракт – 1200км»

(июль, 2013г)

 

Вместо предисловия…

 

 

Шестилетнему Антону подарили велосипед. Ребенок, естественно, отправился во двор осваивать новое транспортное средство. Начался дождь, перешедший в ливень. Двор опустел. Только Антон по-прежнему нарезал круги по двору на новеньком велосипеде. Когда маме, наконец, удалось загнать его домой, промокший до нитки ребенок смотрел ясными глазками и уверял: «Я не видел дождь! Я не слышал дождь!»

 

Давайте, заглянем немножко в будущее. На дворе 2053-й год. Я уже 76-летний дедушка, собираюсь на 10-й супермарафон ЧТ1200, который в регионе стал одним из самых ожидаемых событий. Я уже не в той форме, что была у меня 40 лет назад, но это меня не смущает. За эти несколько десятков лет к такому мероприятию местные власти полностью починили асфальт Чуйского тракта, выделив на нем отдельную полосу для марафонцев, и дорога теперь проходится на много  проще, чем когда-то давно. Алтайцы уже знают о массовом нашествии самых выносливых велосипедистов со всего мира, на которых можно будет посмотреть воочию, пригласить на отдых или напоить/накормить. Местные каналы транслируют марафон с помощью передвижных камер. Многочисленные кафе вдоль Чуйского тракта на время марафона перешли на круглосуточный режим работы, коровы свои мины кладут только на автомобильных полосах… Хотя нет, давайте закатаем губу, и лучше вспомним, как это все началось…:).

 

Впервые упоминание про иностранцев и супермарафоны у нас в Сибири я от Игоря Березенкова услышал в прошлом году (т. е. 2012 г.). Но с нашим очень слаборазвитым велодвижением это упоминание воспринялось скорее в шутку. Даже просто иногороднему участнику, не говоря про иностранцев, нужен будет очень весомый аргумент, чтобы вместо многочисленных марафонов, проводимых по всему миру,  сунуться к нам в Сибирь с контрастной погодой, разбитыми дорогами и населением, половина которого – это пьяные медведи с балалайками. Но такой аргумент нашелся. Красоты Алтая, сложность и необычность предстоящего маршрута дали нужный эффект и собрали на марафон первые 37 человек, среди которых было даже три иностранных гостя. Первое подобное мероприятие за Уралом неожиданно «выстрелило» с впечатляющим эффектом. Я воочию увидел и познакомился с сильными людьми, и мой удачный дебют неожиданно переместил и меня в их число…:) Это был толчок к чему-то новому, время поделилось на «до» и «после». Этот марафон стал моей самой запоминающейся поездкой за все время, с тех пор, как я сел на велосипед, и дал стимул для мечты, которую я и озвучил чуть выше…:)


Сборы, прибытие в Бийск…

 

Велосипед собран и упакован в свой транспортировочный чемодан. Мы, несколько человек, стоим возле Тестцентра и ждем автобус, который вот-вот должен подойти и доставить нас до Бийска. Но автобус немного задерживался. Говорят, что там подоспели телевизионщики, которые скрупулезно брали интервью у участников. Илья в интервью им рассказывал, как правильно ездить вокруг Обского моря менее, чем за сутки… Автобус подъехал полностью оккупированный и забитый вещами под завязку, мы в него с трудом упихали еще несколько велосипедов и человек. В проходе катался здоровый немецкий чемодан с велосипедом. Один из немцев обратился ко мне:

– Клаус, ХомбургДжёмани!

Я слегка напряг мозг, чтобы вспомнить что-то по-немецки, и, улыбаясь, вспомнил:

– Э-э-э… Виталя, Гитлер капут!

Хотя не, вслух прозвучало мое обращение не полностью…:) Так с немцами и познакомились.

Добирались до Бийского санатория неторопясь, часто останавливались размять отсиженные в автобусе части тела. Немцы периодически фотографировались с нашими достопримечательностями. Клауса очень интересовали машины отечественного производства, его впечатлила наша «Вольга» и «Нива-пневмоход», что в качестве памятника стояла возле кафе в Тальменке.

Санаторий «Сибирское здоровье», где мы должны были поселиться, был для настоящих сибиряков. Поэтому немцев туда администрация не пустила и отправила в правильную гостиницу. Чтобы добраться до этого санатория, нужно было пройти очень сложный маршрут по городу с многочисленными петлями и поворотами и по очень корявому асфальту. Пока добирались, я уже мысленно заготовил одну запасную велокамеру как раз, чтобы завтра по этому асфальту успешно выбраться из города. Номер в санатории, куда я заселился, тоже был по-сибирски простой. В туалете выложили рулон туалетной бумаги, а на мыло пожмотились. Сливная дырка в душе работала на половину. Т. е. половина воды утекала в канализацию, а половина – в коридор. С балкона открывался вид на необъятную Сибирь, гаражи и погреба. Впрочем, на балконе лучше было долго не стоять, а то пол под ногами скрипел, угрожая саморазобраться на отдельные доски.


Заселяться нас пустили вместе с велосипедами. Мы их почти все выставили в коридор, и там окончательно их собирали, донастраивали и глазели на велосипеды коллег. В общем, шла подготовка к завтрашнему старту. В столовой нас покормили по-санаторски, как больных. Т. е. не много, не калорийно, диетически и дорого. Поэтому, после ужина пришлось срочно бежать в ближайший маркет и там покупать дополнительные порции калорий. Возле маркета, пока я стоял и ждал закупающихся коллег, на парковке встретился суровый ашанобайк, на руль которого была скотчем примотана магнитола. Вскоре вышел хозяин сего чуда, а через секунду из-за угла на точно таком же транспорте чисто на заднем колесе подкатил еще один кекс. Они вдвоем о чем-то поболтали и уехали, причем второй укатил так же на заднем колесе.

На предстартовом брифинге делаем перекличку, каждый участник получает конверт с горчичником, легендой и напутствиями. Брифинг волонтеров собрал меньшее количество народу, но им, похоже, все  равно было что обсудить. Со стороны мне даже показалось, что волонтеров на КП будет катастрофически не хватать. Но, забегая вперед, скажу, что волонтеры своей небольшой численностью сделали на много больше, чем я ожидал. Некоторые участники уже поусаживались на велосипеды и разминались. Вижу тут телевизионщиков, которые ловят наугад несколько человек. Среди них опять вижу Илью, Валентина, потом Игоря… После этого по местным каналам в Бийске, видимо, вышло что-то очень информативное, ибо почти на всем маршруте нас периодически узнавали и спрашивали про немцев…:).

Вечером я надолго не затягиваю со сном. Пристально всматриваюсь в легенду, придумывая тактику, убеждаюсь, что времени должно хватить, чтобы пройти маршрут и отдохнуть как следует. После чего засыпаю.


День первый – старт!

(Бийск – Еланда – Шебалинопрйдено 330км)

 


Ночью на улице хорошо громыхало и полоскало. Утро сулило быть мокрым и веселым. Подъем в 6:00, быстрая подготовка, санаторский завтрак, как для больных… Впрочем, я на этот случай еще вчера затарился дополнительной едой, и голодным не остался.

На улице уже предстартовый ажиотаж. Не смотря на отсутствие шариков-транспорантов-музыки, витает какой-то праздничный настрой. Игорь дает последние напутствия, и  начинает выпускать участников по одному, дабы всей толпой не шокировать местное население.


Утром дорожный трафик еще не такой плотный, поэтому без особых проблем и дискомфорта по сырым улицам выезжаем из Бийска на Чуйский тракт. Солнце с утра уже хорошо припекает, ни что не сулит проблем с погодой. Качу свободно без напряжения. Даже даю возможность двум велосипедистам обогнать себя. Правда один из обогнавших оказался кем-то местным и срулил куда-то не по маршруту, а второй случайно быстро догнался…:). На мне болтается фотоаппарат, я пробую прям на ходу сделать несколько кадров с едущими марафонцами. Но несколько машин через минуту пресекают это занятие, приходится ждать, когда отъеду чуть подальше, где машин не так много.

Вижу впереди спину, по-моему, Юдина Дмитрия. Но вот надобности догонять спину вообще не вижу! :) Смотрю на эту спину впереди от себя метрах в 100…150, скорость по зернистом асфальту порядка 27…28 км/ч, и вдруг меня обгоняет колонна, в которой узнаю легендарного Харриса, самого старшего участника – парня 41-го года рождения, и почти всю команду из Челябинска. Падаю им на хвост, скорость подрастает. Так догоняем мелькавшую впереди от меня спину Юдина. Катится бодро, пульсомер показывает режим «адскийрасслабон», настроение преотличное. Довольно долго еду в колонне на колесе, но это не интересно – смотреть на спину впередиедущего, поэтому прошусь вперед поработать. И далее, почти до самого КП1 мы попеременно работали с Юдиным в голове. Пользуясь хорошей шириной дороги и чуть сократившимся трафиком, делаю несколько кадров прямо на ходу, и в кадре даже что-то получается. Ветер встречный, но нам не страшен серый волк, скорость все равно держится хорошей, особенно если я  на лежак чуть прислонюсь.

Вижу, как впереди замелькала спина очень похожая на Лену. Любопытство так и подмывает прибавить ходу, чтобы узнать, за кем мы идем. Но я стойко терплю. Зачем тратить силы? Все равно, хоть и потихоньку, но спину мы догоняем. Догнали, зашли спереди, посмотрели – спереди тоже похожа на Лену. Значит это Лена…:). К этому моменту мы уже собрали очень длинную колонну, которую я так же попытался заснять. И таким парадом мы быстро добрались до КП1.


На КП1 уже стоит оборудованный крытый павильон, где аккуратно разложены бутербродики, расставлены стаканчики, а рядом бегают волонтеры, собирают с подъехавших марафонцев горчичники и всем наливают. Имеется в виду – наливают воды и разных сортов сока. Тут же узнаем, что в лидеры ушли наши марафонцы Алхимик с Ильей, с ними русский немец Алексей и, по-моему, ростовчанин Варлашин Алексей. Я снимаю с себя лишний слой одежды, т.к. становится жарковато. Но впереди прямо по нашему маршруту вижу очень черную тучу. Торопиться лезть прямо под нее совсем не хочется. Но на КП1, смотрю, никто из участников задерживаться не собирается, все рвутся куда-то вперед. Вот и Лена заторопилась и поехала. Я постоял, поморщил нос в раздумьях. Но ехать надо. Смазываю цепь, которая уже начала позвякивать, трачу некоторое время на то, чтобы разбодяжить изотоника в опустевшем бачке, ставлю его на место и качу дальше один. Почти все уже поуезжали.

А небо надо мной все хмурится, туча все ближе, вот и первые капельки начали капать в очки. Все же придется слезать и основательно упаковываться, ибо дождь обещает быть очень мокрым. Одеваю свой мембранный дождевик, нашлемник, бахилы… Пока одевался, дождь зарядил, как из ружья, очень плотный. При околонулевой видимости с залитыми очками пришлось ехать почти на ощупь. Впрочем, я тоже не сахарный, еду не смущаясь ни луж, ни машин… Проезжаю мимо какой-то сувенирной лавки, примечаю там несколько велосипедов. Видимо, это наши частично попрятались от дождя. Я проезжаю дальше, а то и так много времени потратил на КП1, все уже укатили вперед.

Дождь шел недолго. Как только туча осталась позади, я снова останавливаюсь, чтобы расчехлиться. Мимо проезжает Харис. Где я его пропустил? Едва успеваю свернуть дождевик в бардачок, как мимо проносится  на чем-то стрекочущем, как мотоцикле, Юрий Бахтин. Успеваю прыгнуть на велосипед и сесть Юрию на колесо. Добрали с ним Хариса, и поехали догонять остальных. Но остальные долго не догонялись. Велосипед Юрия стрекочет, его каретка не перенесла ливня. Харис держится в хвосте, на подъемах чуть отстает, но на спусках и ровных участках шустро наверстывает упущенное. Необычный, очень выносливый дед! Впереди замелькали несколько спин – наверное это и есть остальные…:) Но среди жилеток не могу найти уехавшей вперед меня Лены. Стараюсь не ускоряться, скорость сближения хоть и небольшая, но все равно колонну догоняем. И тут в колонне узнаю Алхимика, Илью и немца Алексея! Вот это да, а где же Лена? Неужто от такой суровой команды удрала вперед?! :)

А Лену, оказывается, я пропустил в районе сувенирной лавки. Сейчас мы шли почти впереди всех. Раньше нас был только ростовчанин Варлашин. Мы небольшой колонной катим к КП2 против ветра. Немец Алексей очень сурово крутит педали, за ним даже на колесе тяжело отдыхается. А виды вокруг становятся все заманчивее и интереснее. Возле небольшого мостика, где-то за 20…25 км до КП2, останавливаюсь пофотографировать. Но фотоаппарат мой – порви да выбрось, надо найти ему замену. Делаю пару неинтересных кадров речки и моста, до кучи прихватил в кадр мелкого бычка, что крутился рядом, и еду догонять колонну. За 10 км до КП встречаю уже возвращающегося Варлашина Алексея. А колонна догналась, когда мы уже почти одновременно подкати к КП2.


Этот КП расположился в живописном месте на берегу речки, нас тут радостно встречают, отнимают горчичники, фиксируют там время и всячески стараются накормить. Бутерброды, съеденные на предыдущем КП, уже растворились, хочется снова съесть чего-нибудь такого, чтоб в животе колом встало. Здесь на КП всего несколько марафонцев, и забота волонтеров над нами ощутилась в полной мере. Волонтеры крутились и ухаживали вокруг нас как заведенные. Я с удовольствием проглотил рисовую кашу с кусками сала, мяса и колбасы. Соков тоже тут пока еще в изобилии, к такому блюду хорошо пошел томатный сок. Места кругом красивые, уезжать никуда не хочется. Да и зачем уже торопиться. Хоть я и не вымотанный, но что-то возникло подозрение, что если буду весь маршрут так ехать, то черт его знает, на долго меня может не хватить, а марафон только начался… Некоторое время еще оттопыриваюсь тут на берегу речки и начинаю собираться. Алхимик с Ильей уже укатили, приехали Игорь с Леной. Юра, из-за отсутствия нужного инструмента, так и не справился с пострадавшей кареткой, и он тоже засобирался со мной. Прощаемся с волонтерами, благодарим их за прием, мир этому дому, поехали к другому…:).

Дорога пошла по ветру, педали крутятся без  напряжения и бодро. Юра потрескивает своей заболевшей кареткой, а впереди опять дождь собирается. Мокнуть почему-то неохота, прячемся под остановку. Но мелкий моросящий дождь может пролиться черт его знает сколько, поэтому снова одеваю свой дождевик и едем дальше. Юра своего зонтика не стал доставать, решил на ходу согреться и вышел вперед. Так мы ехали какое-то время, пока я не увидел холодильник с кока-колой. Едва он попался на глаза, я сразу вспомнил, как уже достал меня изотоник, и как я пообещался никуда не торопиться… В общем, тормознул я возле холодильника втихомолку от Юры. Пока попивал из бутылки, тут продавец вдруг заинтересовалась, мол, кто мы есть, и откуда взялись в таком количестве. Вот же жь, глазастая. Хоть и сидит в магазине, а все из-за своего прилавка успевает узреть. Пришлось подробно все рассказать. Прощаюсь с продавщицей, еду дальше. На повороте через р. Катунь немного задумался над правильностью направления. Пока думал, еще один алтаец подошел с вопросами. После моего короткого ответа у него глаза еще больше сузились:

– На велосипеде что ли?!?

– Ну не пешком же до Кош-Агача чапать, долго сильно! – отвечаю я алтайцу и еду дальше.

Чем дальше на Юга, тем красивее пейзажи вокруг. Хоть возле каждой горы останавливайся и фотай. Тут снова встречаю Юру, который бодается с камерой. Странным образом она пропускала воздух, будучи без видимых повреждений. Пока совместным разумом пробуем определить, что происходит с камерой, подкатывает Слава Волков, просит чего-нибудь такое, чем цепь помазать. У меня как раз хороший запас хорошей смазки для цепи. Последняя смазка держится без скрипа уже почти 300 км, при этом пережила два дождя. Так и не определившись, что там происходит с камерой, едем дальше.

Я уже твердо решил, что на сегодня 330 км пути за глаза хватит, надо отдыхать, силы особо не экономил в надежде восстановиться за ночь, и до КП вез Юру на колесе. Юра же долго засиживаться на КП3 в Шебалино не собирался, ему-то силы сегодня еще нужныштурмовать Семинский перевал. Мне снова хочется есть и выпить чего угодно, только не изотоника. Даже когда нас догнала машина с ПЖ, я у него по хамски начал клянчить кока-колу…:). И ведь нашел он для нас пару бутылочек! Делаем небольшую остановку, с удовольствием напиваемся и едем дальше. Пока катим к месту ночевки, добираем Хариса, и все втроем приезжаем на КП3. Вижу выходящего из здания ДЮСШ отдохнувшего Илью. Алхимик пытался безуспешно поспать в шумном помещении. Харис тут быстренько обозначился со своим горчичником и быстро умчался восвояси. Было где-то 20:30, даже на улице еще не стемнело. Я подкрепился, передохнул и, несмотря на такое раннее время, решил все же залечь поспать, а завтра с утреца выехать в 04:00.

Спать долго не получалось. Акустика помещения ДЮСШ была такой, что малейший звук, издаваемый заезжающими возбужденными марафонцами, раскатывался на весь зал. Видел краем глаза, как Лена пыталась уснуть, но потом плюнула и собралась, поехала дальше. Алхимик тоже собрался и укатил. Я долго ворочался, пока не сунул в уши плейер, тогда мне и удалось уснуть.

 

День второй – два перевала.

(Шебалино – Кош-Агач, пройдено 340км)

 

Спалось как-то некачественно. Часто просыпался, в итоге пришлось подняться раньше своих запланированных в будильнике 04:00. Подкрепился тем же блюдом, что и вечером, и двинулся дальше. На М52 вышел как раз в 04:00 (больше 7 часов отдыха на КП!!!). Окрестности еще не видно, рельеф не ощущается, неторопясь качу вверх к Семинскому перевалу, обгоняю двух немцев. Холодно, ступни начинают подмерзать. Кисти, одетые в беспалые перчатки, мерзнут вообще ощутимо. С рассветом начался ощутимый подъем и заморосил мелкий противный дождь. Тушка на подъеме начала нагреваться, но ноги и кисти все равно мерзнут. Часть подъема греюсь пешком, часть заезжаю. Утренние калории, кинутые в топку на КП3, израсходовались махом, снова захотелось есть. На самом перевале было несколько кафешек, все они пока еще не открылись. В павильонах встретил несколько марафонцев, некоторые из них там ночевали и пытались греться. Возле одного из таких павильонов паркую велосипед и, истекая слюной, пробую определить, есть ли что открытое, где можно перекусить. Какая-то машина тоже останавливается с тем же намерением. Из нее выходит дядько с двумя дамами, но сразу обращает внимание не на кафе, а на меня, ну и начинаются расспросы «кто-куда-зачем». Его женщина сразу же восклицает: «Во, это же их по телевизору вчера показывали! С ними еще немцы едут! А где они?». В общем, перекусить не удалось, но рассказать про немцев и поболтать за жизнь немножко пришлось, после чего шустро покатил вниз с перевала.

Катил долго, кисти на холоде затвердели, градусник велокомпьютера показывал +6С. Тормоза держать задубевшими пальцами едва удавалось. После затяжного спуска въезжаю в село, оно тоже еще не проснулось. И только на выезде из оного мне повезло – подкатываю к только что открывшемуся кафе. Заказываю там, что можно – борщ с хлебом, картошку с поджаркой и компот с булкой. Порции хорошие, увесистые, и не дорого. С аппетитом срубаю это все и качу дальше наслаждаться красивыми видами.

А виды начались совсем необычные. Горные горизонты, где-то даже видно заснеженные сопки. Больше стало попадаться всякого свинства, пасущегося прямо на дорогах…:) Велосипед катит против ветра, но нам не страшен серый волк. Иногда останавливаюсьпофотографировать панорамы, иногда фотографирую прямо на ходу. Дорогу частенько перебегают какие-то зверюшки, похожие на сусликов. Двоих из них я даже умудрился сфотографировать, но на фотографии почему-то одного не видно, хотя он есть…:).


Дорога укатана противным крупнозернистым асфальтом, но без существенных колдобин. Иногда только приходится объезжать коров и то, что они понаоставляли после себя на дорогах. Один раз на дороге издалека примечаю торчащий небольшой столбик. Сворачиваю, чтобы увернуться от него, а столбик резко улегся на дорогу и помчался к обочине. Я в столбике разглядел суслика, сам лечу на лежаке, до тормозов еле успеваю дотянуться, но хвост «столбику» все равно прищемил колесом. Дальше по дороге иногда попадаются красивые мемориалы, посвященные ВОВ, в алтайских деревнях вообще много чего необычного есть. Да и сами алтайские деревни сильно отличаются от тех, что в окрестностях НСО. Так потихоньку на позитиве почти добираюсь до КП4. На повороте к нему волонтеры поставили указатель, который загородил какой-то крендель своей машиной. Я этот поворот пролетел на 2 км, пришлось немного вернуться назад.

Еда, которую я потребил в кафе, опять быстро усвоилась, снова очень хотелось есть. КП4 расположилось в живописном месте на берегу реки. Тут волонтеры наготовили от души разной еды, прошу супа и чего-нибудь выпить и закусить. Опять аппетит зверский, он меня так и не покидает всю дорогу. В общем-то это хорошая для меня примета, ибо в утомленном состоянии я есть неспособен. Еще сортир тут правильный устроили в виде парника, а то дороги все открытые, негде было присесть, чтобы проезжающих водителей не смущать…:). Поел-попил, посидел немного, собираюсь уже уезжать, подъезжают немцы, которых я обгонял перед Семинским перевалом. Тут переводчика для них не было, и слышу, как на перечисляемых по-русски блюдах Клаус радостно остановил волонтера со словами «Супо-супо!»…:) А Хано на этом КП показал, что хочет поспать, его увели в палатку. Я собрался, заправил бачки новым раствором изотоника и покатил дальше.

Дорога к КП5 вела вдоль речки эдакими качелями вверх-вниз-вверх-вниз… На этих качелях попадались затяжные подъемчики с уклонами по 10…12%. Иногда не свирепствую на них, даю ногам возможность пройтись пешком и попой подышать. В перевал Чике-Таманвъехал почти полностью в седле, сделал только пару остановок сфотографировать панораму. Очень живописный перевал! С его самого верха со смотровых площадок открываются красивые виды на округу. Тут же покупаю пол-литра в местном магазинчике, выпиваю их и с ветерком качу вниз. После этого перевала как-будто новый мир начинается. Хотелось останавливаться возле каждой горки, каждого  ручейка. Попадается много площадок с пометкой «место для отдыха» с туристами. Горы просто усыпаны пасущейся живностью. Высокой растительности почти не попадается, сходить в кусты некуда…:). Но зато есть валуны, иногда попадаются и крупные, за которые можно спрятаться. Так примечаю с дороги один такой валун метрах в пятидесяти от дороги  и иду за него прятаться. Только пристроился, как вдруг светлый булыжник метрах в пяти от меня превращается в козла (или барана, не разберу их), и начинает пристально смотреть на меня… Я малость опешил, хотел ему буркнуть, мол, отворачивайся, но козел меня опередил своим «Бе-е-е-е-е-е…», и тут же еще штук пять булыжников превратилось в козлов. Я тут же управился со своими делами быстрее, чем планировал, а потом метрах в пятидесяти ближе к горам разглядел огроменное стадо этих козлов, а рядом со стадом крутилось два пастуха.


В попутной деревне опять заруливаю в какой-то магазин купить что-нибудь съесть и выпить пол-литра колы. Продавец магазина уже в курсе про наш «Тур-де-Кош-Агач», намозолили мы тут местной общественности глаза…:). Она пожелала мне удачно финишировать, и не забыть заехать сюда же на обратном пути. Алтайская ребятня здоровается издалека, машет руками и всем подручным. Иногда даже подбежать  пытаются, что-то спрашивают на своем языке, я нечего не понимаю. Как иностранец прям в не своей местности. Я тоже в ответ с ними здороваюсь, и тоже что-то отвечаю.

К КП5, что так же было в палаточном лагере на берегу реки, я подъехал где-то в 15:00. Тут волонтеры постарались и натопили баньку. Эх, такую же бы сразу после спуска с Семинского перевала погреться, а сейчас я что-то ощущал себя не таким уж замерзшим и грязным…:). Съедаю свою порцию еды с запасом, пополняю бачки питьем и двигаю дальше. Дорога так же идет качелями с хорошими уклонами. Тут встречаемся с Анатолием из Красноярска, едем и периодически обгоняем друг друга. Я уже все чаще на более-менее ровных участках даю возможность попе подышать – выдержит ли она к финишу? Остановились с Анатолием возле очередного ручейка, навстречу проезжает машина с волонтерами, чем-то нас с Анатолием одновременно и пугают, и обнадеживают…:). Потом по состоянию дороги стало ясно, что пугали дождем. Позже оказалось, что мы как раз проехали сразу, как только он кончился. Мне даже радуга успела на горизонте перед исчезновением помахать рукой. На горизонте стали чаще попадаться красивые заснеженные сопки.

КП6 сразило на повал ассортиментом наготовленных блюд. Тут КП было обустроено особенно скрупулезно. Даже под сортир выделили специальную палатку, которой я воспользовался с не меньшим удовольствием, чем местными блюдами…:). Волонтеры сытно накормили-напоили, хотели и спать уложить, но я не дался. После сытного ужина как крылья выросли. Оставался финишный рывок до последнего запланированного на сегодня КП7, до него было чуть более 80 км. Уже опустились густые сумерки, я утеплился, включил все освещение, обмотался светоотражающими лентами и неспеша поехал к своему КП. Качу неторопливо, дорога хоть и без сильных подъемов, но все равно иногда останавливаюсь на минуту-две подышать междуножьем. Что-то уже волноваться за него начинаю. В любой момент уже ожидаю встретить возвращающихся участников. Но первой встречаю машину, в которой ехал наш кинооператор ПЖ. Он чуть попытался поснимать меня в темноте, заодно огорошил новостью, что Илья сошел с маршрута, его колено пострадало от холода…:(. Качу уже в кромешной темноте, впереди отсвечивают дорожные знаки, а позади тьма кромешная, даже оборачиваться страшно. Первого возвращенца я встретил за 30 км до Кош-Агач-Сити. Говорят, что это немец Алексей шел в лидерах. После него проехало еще три марафонца, и все… Остальные, похоже, еще спали. Несколько деревень перед Кош-Агачем необычно отсвечивали в темноте своими огнями. Кош-Агач тоже красиво смотрелся. Заехал в село, нашел там школу с КП7 с помощью местных гопников, что проезжали в «копейке» и докопались до меня. Тут на КП я на еду особо не налегал, думал поесть завтра утром, а сейчас надо было срочно завалиться спать. Попил только чаю с самодельным пирогом с изюмом (ох и вкусный же! На следующий день я на него же налег), улегся в спальное место ровно в 02:00. Завел будильник на 06:00, воткнул плейер в уши, и после первой же песенки на ночь уснул мертвым сном.

 

День третий – домой

(Кош-Агач – Шебалино, пройдено 340км)

 

Проснулся я за минуту до звонка своего будильника – кто-то свой поставил на 05:59…:).  Чувствую себя бодрячком, готовым запросто осилить очередные 340 км до ночи. Четыре часа сна хватило, чтобы полностью восстановиться с запасом. Отмечаю про себя, что это, конечно, не 7 часов, но все равно можно было бы на часик раньше встать без вреда для здоровья. Помчался на кухню, но там всю еду уже съели те, кто проснулся раньше меня, а новую еще не сварили. Но зато еще остался вчерашний пирог с изюмом. Я налегаю на него, запиваю соками, иду паковаться на велосипед. Много народу уже уехало, надо догонять. Все торопятся, собираются. Тут же бродил расстроенный Илья, что из-за колена пришлось завершить этот марафон. До кучи волонтеры огорошили очередной новостью – еще 15 человек сошли с дистанции…:(. Кто-то из-за усталости, кто-то уже просто не укладывался в лимит по времени. Даже немеца-лидеракоторого я встретил вчера уже возвращающимся, тоже свалил наш сибирский простудифилис.


Выезжаем вместе с немцем Хано. Он по-английски, вроде, нормально говорит, я же все школьные познания растерял где-то и позабыл. Речь с немцем строил из винегрета русского, английского и немецкого, и мы вроде даже понимали друг друга. У меня уже сильнее начинает ощущаться болезнь междуножья, и чтобы ее не запустить, заставляю себя периодически пройтись пешком. Так очередной раз останавливаюсь, немец меня спрашивает:

– Ю окей?

Пытаюсь состряпать речь, чтобы обьяснить немцу причину остановки:

– Май жопен капут! Ай’л уолк ту минитс!

Немец хихикнул, все понял:

– Я-я, гуд!

И что-то еще следом добавил, которое я перевел как «Я поеду, а ты догонишь». Догнал я его на каком-то подъеме, потом ушел вперед – надо было греться. Ветер за ночь сменил свое мерзкое направление, и оно опять стало мерзким, т. е. опять встречным. Моя мембранная куртка из правильной мембраны, продувается насквозь и ни черта не защищает от ветра. Догоняю Александра из Костаная на МТВ, и, пользуясь моим лежаком, мы чудесно проезжаем с ним против ветра с хорошей скоростью почти до КП8 (на финальном подъеме скорости немного разошлись).

На этом КП отдыхало несколько сошедших марафонцев. Тут я встретил заболевшего немца Алексея, Клаус тоже не стал доезжать до Кош-Агача из-за вышедшего лимита времени. Из иностранных гостей остался только Хано еще на колесах. Тут же суетился Илья, пробовавший себя в роли волонтера…:). У меня уже основательно булькает в животе. Мой желудок просит пищи, в нем танцует аппетит. В нем голодный ветер свищет и кишками шелестит (с). Волонтеры это все слышат и накладывают мне полную тарелку лагмана. Сголодухи налегаю на нее, начинаю поедать. И тут видим, как мимо КП проезжает один из наших участников, и на КП заворачивать даже не думает. Мы все дружно кричим ему, мол, вернись, мы все простим.  Он обернулся в нашу сторону, но поехал дальше. Мы все хором повторили попытку остановить велосипедиста, но тот только прибавил газу. Может кто-то не наш? Или спутал нас с пьяными туристами, побоялся, что морду набьем… В любом случае надо было срочно что-то делать, чтобы разобраться с велосипедистом и, если это наш участник, вернуть его на место. Я бросаю тарелку, и с булькающим животом прыгаю на велосипед догонять беглеца. На  ходу пробую ему что-то кричать, но он – ноль внимания. И тут узнаю в нем немца Хано! Ну конечно, фиг он остановится на русскую речь. А из немецкогоя знаю только «Хенде хох!». Опять пришлось напрягать мозг и сочинять иностранные фразы. И сочинил же!

– Х-а-а-а-а-н-о-о-о-о!!!

Немец остановился, обернулся на меня. Я вспомнил, что сказать:

– Ю скипед чек поинт! – и указал ему рукой на КП. Немец раскрыл глаза, хлопнул себя по шлему, и выдал что-то такое, где я только последнее слово перевел:

– Й-о-убляхен-мухенСенк ю! – и повернул велосипед.

Я вернулся к своему брошенному лагману, продолжил трапезу. Вдруг ощущаю на своем плече руку, а над ней улыбающееся лицо ХаноДа, ему было чему радоваться…:). Я ему подмигнул, мол, все нормуль. Доел свой лагман, потом дополнил супом, потом еще что-то съел… По-моему, даже еще и запасы чего-то в бардачок кинул на всякий случай, ибо проснулся страшный жора, и я боялся не доехать с голодухи.

Еду дальше. Хоть я тут вчера и проезжал, но все равно окрестности смотрятся по-другому, еду и любуюсь ими заново…:). И опять же останавливаюсь в интересных местах, фотографирую. Интересный климат в этих районах. В одной деревне может идти проливной дождь, а в соседней жарить яркое солнце. По мокрому пятну на асфальте ширина грозового фронта получилась метров 15…20, по одну сторону лужи, по другую идеальная сухость. Подъезжаю к КП9 на берегу реки. Тут встречаю еще несколько сошедших участников, которые не уложились по времени. Некоторые из них не стали эвакуироваться, а решили финишировать своим ходом. Меня тут традиционно кормят до отвала. За трапезой наблюдаю, как на другом берегу реки к обрыву подошло стадо коров на водопой. Мы всем КП ждали, как они будут по насыпи спускаться к реке. Я даже фотоаппарат достал, держу его на шухере. Долго ждать пришлось, в итоге так и оставил коров стоять на краю оврага и покатил дальше.

Предстоит штурмовать перевал Чике-Таман. Проезжаю какую-то деревню, а там через мост во всю ширь дороги на встречу вальяжно идут  коровы. На дороге сплошная полоса и знак «обгон запрещен». А за группой из трех коров пристроилась девятка, и пробует «уболтать» коров, чтобы те уступили место проехать.


Сначала водитель посигналил, одна корова вопросительно обернулась, и пошла дальше, как шла. Водитель чуть газанул на холостом ходу, коровы даже внимания не обратили. Тогда водитель чуть боднул бампером одну корову, что была ближе. Корова возмущенно подпрыгнула задницей, обернулась, намычала на водителя, и пошла дальше, как шла. Тут водителю уже ничего не оставалось делать, как обойти их по встречке…:).

На перевале Чике-Таман накрывает небольшим дождиком, я даже в дождевик не стал заворачиваться. Кручу педали, уже чувствуется небольшая усталость, самой мелкой передачи 34-28 хватает впритык. Но одолеваю его почти полностью. На мгновение оборачиваюсь назад, и вижу двойную радугу – это снова для меня  хороший предвестник. Фотографирую радугу, опять ругаясь на стремность картинки своего фотоаппарата. Радуга провожала меня до самой верхушки. На перевале  меня встречает машина с волонтерами, они немножко подкармливают меня, а то калории были уже совсем на исходе. Готов был есть даже яблоки и бананы, мясо и колбасу у них уже всю съели…:). Утепляюсь в куртку и с перевала спускаюсь с ветерком, уже начинаются хорошие сумерки. На финальном спуске с перевала, который просматривался вперед больше, чем на километр, разгоняюсь за 60 км/ч, и ощущаю сильный удар в передний обод. Едва парирую падение, и замечаю, что колесо потеряло идеальную округлость. Останавливаюсь на техосмотр – обод чем-то получил хорошую вмятину с левой стороны. Ехать дальше можно, но на затяжных спусках подтормаживать может быть чревато, не понятно, как быстро раненая сторона обода съест тормозную колодку.

Еду дальше, на спусках теперь не свирепствую. Проезжаю мимо какого-то поля, где гуляют два алтайца-всадника, они меня что-то издалека спросили, я ничего не понял. Останавливаюсь, делаю поворот в их сторону, демонстрируя, что готов еще раз услышать, что они спрашивали. Они приблизились, один спрашивает:

– Слушай, чой-то не пойму, вчера все велосипеды в ту сторону ехали, сегодня в другую, что вообще происходит, а?

Я ему вкратце рассказал, что тут происходит, они начали удивляться таким замахам, потом еще позадавали вопросов на тему, что за велосипед у меня, сколько стоит и где купить. В общем пообщались, и я покатил дальше.

В этот раз я КП10 высматривал более скрупулезно (прошлый раз оно было КП4, я его проехал). Заезжаю на него, паркую велосипед, и опять набиваю желудок всем, что дают. Пробуем пристроить с велосипеда Васильева Павла переднее колесо, но оно своей осью не подошло. Вызвонили Алхимика, я договорился с ним взять у него в займы колесо с его шоссейника, волонтерская машина взялась доставить его до меня. Было уже за 22:00, к этому моменту уже хорошо потемнело. Тут в палатках отдыхает куча народу (узнаю, что отдыхают Харис и igo), меня волонтеры тоже уговаривают передохнуть. Я решился на дорогу подремать минут двадцать, и потом ехать. Заползаю в одну из палаток, там возле входа ночует Харис. Заворачиваюсь в спальник и быстро вырубаюсь, даже будильник забыл включить. Продремал почти 45мин. Быстро подрываюсь, едва в потемках не затоптал Хариса, выбираюсь на улицу. Холодно, пробила крупная дрожь, куда же сейчас ехать в таком состоянии? Пристраиваюсь к костру, немного греюсь. Волонтеры мне наливают чаю, еще в довесок кормят подручным, уговаривают остаться. Я основательно утепляюсь всем, что у меня имеется, прощаюсь с волонтерами, и качу дальше.

Первый же хороший подъемчик вылечил меня от приступов дрожи, дальше в темноте хорошо покатило. Окрестностей уже не видно, любуюсь издалека деревенскими огнями. Проезжает встречная машина, сигналит мне фарами, чтобы я припарковался. Это волонтеры привезли мне колесо Алхимика. Меняем мое раненное колесо, еду дальше. Догоняет другая машина, в этот раз с местными аборигенами. Опять завелся разговор, «кто-куда-нафига?!», немного поболтали прям на ходу о велосипедной жизни. Один алтаец говорит:

– У нас тут пиво хорошее есть, хочешь угостим?

– Не, спасибо, я за рулем, ­– отвечаю алтайцам. Они угорают:

– Да тут полиции же нету, и что они тебе сделают?

– Догонят, и руль отнимут! :) – шучу я им.

Алтайцы еще некоторое время что-то пообсуждали между собой в адрес моего велосипеда, прощаемся, и едем дальше каждый по своим делам. Мало-помалу приближается Семинский перевал. Воздух становится ощутимо холодным, особенно это чувствуется, когда делаю минутную пешую передышку и следом пытаюсь сесть на велосипед, – приходится заново греться. Вскоре даже заезжание в торчки перестало согревать как надо. Подумал, что это могут быть последствия быстро истраченных калорий. Что-то непонятное со мной происходит в этом году, еда проваливается как в бездонную яму. Извлекаю из бардачка все съедобное, запихиваю в рот и запиваю изотоником, но все равно не наедаюсь. Скорость чуть подросла, но и тепло на скорости стало выдуваться более ощутимо. В подъемы худо-бедно терпел, но на спусках разгоняться уже было противопоказано – махом твердели кисти рук и ступни. Вскоре и тело начало замерзать, моя правильная мембрана хорошо продувается холодным ветром. Стоило разогнаться чуть быстрее пешего хода, как остывал почти в ноль. Подъезжаю к очередному подъему со знаком «уклон 10%», но заезжание в торчки уже не греет. Пробую поделать разогревающие упражнения, размахиваю руками-ногами, наклоны в стороны – не помогает! Движущиеся в холодном слое воздуха руки и ноги остывали еще быстрее. Я почти запаниковал. Почти до самого перевала пришлось идти полностью пешком, едва держа велосипед. Иногда перед торчком пытался взгромоздиться на него и проехаться, но пальцы рук закоченели настолько, что уже не мог переключать скорости. В общем, положение было очень близкое к экстренному, я не на шутку перепугался. До верхушки еще далеко, а спуск придется так же пешком проходить, чтобы не остыть. Уже посещают мысли свернуть этот поход, живым бы остаться. Пробую остановить ГАЗ-66, проезжающий в попутном направлении, он так попутно и проехал. Газель тоже не остановилась. Так шел до самого рассвета, уже можно было смотреть показания велокомпьютера, там градусник показывал +2ºС, т. е. в темноте было еще холоднее. Метров за 200…300 до вершины думал достать телефон и вызывать эвакуацию, и вдруг слышу позади голос Хариса:

– Правильно! Пешком тоже иногда полезно пройтись!

Харис останавливается и идем дальше вместе. Моя морда затвердела в ноль, пробую строить рожи, чтобы ее расшевелить и Харрису что-то сказать. Кое-как удается это сделать. Попросил его вызвать мне помощь, полагая, что он до КП доберется раньше меня. Но в последний момент сообразил, что можно попробовать пристроиться к нему на хвост и хоть как-то прятаться от сквозняка, в анабиоз бы только не впасть. Да и без Хариса я нужное КП в Шебалино в таком состоянии точно не найду. Харис тут отметил мне, что чтой-тосложность маршрута какая-то не для 1200км, слишком жестко получается. Тут же он поругал двух кренделей, которые в самый первый день в голове колонны, где он ехал, задали слишком высокий темп, и типа из-за этого один крендель сошел. Я ему скромно умолчал, что я был вторым кренделем, и сейчас вот-вот тоже сойду тут и инеем покроюсь, если он меня не спасет…:). Дошли вместе до вершины, садимся на велосипеды, я стараюсь от Хариса ни на метр не отстать. Первый километр спуска был без асфальта, на нем от тряски удалось даже немного погреться. Но дальше был полный атас. Даже Харис, который был одет чуть теплее меня, не разгонялся быстрее 20 км/ч. Я замерзшими пальцами с трудом держал тормоза, до кучи  меня начало срубать в сон. С трудом заставляю себя не закрывать глаза, даже не моргать. От крупной дрожи едва удается держать руль прямо. Глаза сквозь очки тоже замерзли от встречного потока. Уже почти спустившись слышу, как Харис спрашивает:

– Я довольно тепло одет, но что-то тоже подмерз. Как ты там?

Я почти в анабиозе, морда затвердела, в ответ я только что-то промычал Харису. Думаю, что он понял, что я имел в виду. Уже хорошо рассвело, потеплело аж до +4ºС, Харис это тоже вслух заметил. Но он все равно не рискует разгоняться. Я качу за ним и полностью одобряю его сдержанность. На подходе к Шебалино, где было наше КП, уже светило солнце, на незатененных участках дорог даже можно было мысленно погреться лучами. Мы заехали в помещение ДЮСШ на наше КП11, отдаем горчичники волонтерам. Я примечаю свободный спальник и, забивши на голод, забираюсь в спальник с намерением отогреться и отоспаться до отвала (было где-то 06:00 с чем-то). После пары серий крупной дрожи выключаюсь и вижу 10-й сон.

 

День четвертый – короткая финишная прямая.

(Шебалино – Бийск, пройдено 217км)

 

Проспал я ровно два часа без двух минут, и проснулся без посторонней помощи. Выволокся из спальника, походил, послушал ощущения. А ощущение мне сказало, что организм полностью простил мне вчерашнее издевательство над ним, вот только пожрать надо что-то, причем срочно. Еда тут пока еще не полностью готова, но меня волонтеры поят чаем и до отвала кормят пряниками и еще чем-то. Решаюсь не дожидаться, когда еда сготовится, беру запасы пряников в бардачок,  бодяжу изотоник и быстро выруливаю на улицу. Харис, похоже, на этом КП вообще не задерживался. По некоторым данным тут так же недавно побывал igo, и тоже не задерживался. В общем, на финиш ломанулась уже целая толпа народу, надо их догонять.

Но догонять оказалось непросто. Хоть и удавалось держать хорошую крейсерскую скорость, но междуножье в этот день все чаще заставляло делать пешие прогулки. Дорога была преимущественно под горку, поэтому без труда крейсерская держалась за 30 км/ч. Опять истекаю слюной и булькаю желудком, пробую выследить какое-нибудь кафе подкрепиться, но они все еще закрыты. Постепенно начал увеличиваться дорожный трафик, а после Усть-Семы он стал вообще аховый. Останавливаюсь, закидываю в рот  запасы еды, что прихватил на предыдущем КП, и дальше почти без остановок добираюсь до КП12. На подъезде к повороту на КП вижу уже уезжающего Хариса, он мне рукой показал на поворот, чтобы я не пропустил. А на самом КП сидел только что подъехавший и пересушенный на алтайском солнце igoОх и знатный у него загар был, как-будто нарукавники забыл снять…:).


На этом КП тоже кормят до отвала. Я наедаюсь, собираюсь и еду дальше. Оставшиеся километры тянулись долго и нудно в плотном дорожном трафике. Через 50 км от КП я снова проголодался, пришлось забежать в магазин, купить там булку с колбасой и запить все колой. Догнал Хариса, и мы поехали на финиш вместе. У него был навигатор, а я уже не решался самостоятельно блудить по Бийску и искать дорогу к санаторию. На оставшемся участке дороги мы воочию увидели, как дорожные бригады поганят свежеуложенный гладкийасфальт смесью гудрона с щебнем…:(. Видимо такая участь ждет весь Чуйский тракт. Я так же периодически останавливаюсь на минутные пешие прогулки, да и у Хариса тоже какие-то проблемы возникли с обувью, он тоже останавливался и поливал свои ботинки из бутылки. С помощью навигатора Хариса успешно прошли через Бийск к санаторию и, наконец, финишировали.

На финише очень не хватало каких-нибудь транспарантов, шариков, музыки, или еще не понятно чего, чего просила душа. Едва мы въехали в ворота санатория, в голове сразу мысль «А что, уже все что ли?!»…:) Не покидало ощущение, что я приехал на очередное КП.Еще километров 200 за сегодня я бы вполне одолел. Но у меня забирают горчичник, отмечают время и… Это действительно финиш, дальше заботливых волонтеров не  будет.

 

***

 

Так завершился мой первый супермарафон. Зимние тренировки на станке сделали свое дело, и мне удалось реализовать мечту ­– моего запаса прочности хватило, чтобы бревет прошел без подвигов, стрессов и нервных потрясений. Алтай – это не то место, где надо гнаться за рекордами, когда вокруг столько красоты, возле которой можно остановиться. И смотреть на это все и фотографировать с кислой миной – это не правильно…:). Впереди отпуск на целый месяц, в котором я перед марафоном думал отдохнуть от велосипеда. Но нет же, без него чувствую себя сейчас, как без ног.

Выражаю кучу слов благодарностей организатору этого мероприятия – Игорю Березенкову. Первая «суперпокатушка», организованная им, собрала большое для первого раза число участников и была организована на уровне хороших бреветов. Немец Клаус потом отмечал, что уровень организации можно сравнить с Бостонским бреветом. Первый блин получился не комом – это большая удача. Сотни километров, четыре дня алтайских красот и моря впечатлений. Несмотря на большой сход участников, все единогласно выразили пожелание в развитии этого бревета.

Отдельно тысячи «спасибов» выражаю нашим дорогим волонтерам. Это самые лучшие люди и ничто другое не доставляло столько радости, как встреча с ними. Своей заботой они скрасили эти непростые 1200км, скрупулезно пасли нас на всем маршруте, чтобы никто не потерялся и не заблудился, на контрольных пунктах ухаживали и крутились, как заведенные, кормили вкусно и калорийно. Их забота и труд оставили не меньше впечатлений, чем 1200км пути и 9000м с лишним набора высоты…:).

Так же выражаю благодарность жене Оле, что отпустила меня в такое мероприятие, терпела всю зиму жужжание моего велостанка и провела скрупулезную проверку отчета на грамотность. Если где в отчете будет замечен косяк в грамматике – это не я…:).

 

Сайт мероприятия: http://ct1200.ru

Участники: https://plus.google.com/photos/104633903541660665064/albums/5899238866016731441

Результаты: http://nsk-vmf.ru/ct1200/result.php

Мои фотографии: https://picasaweb.google.com/113542328904096007097/1200?authuser=0&feat=directlink

 

Некоторые подробности с приборов:

-------------------------------------------

Дистанция: 1227.7км;

Средняя скорость*: 22.1км/ч;

Набор высоты: 9069м;

Средний градиент: 2%;

Максимальный градиент: 12%;

Полное время: 83:28:58;

Время остановок*: 28:01:09;

Пульс: «адский расслабон»

-------------------------------------------

* – т. к. последние два дня много ходил пешком дышать попом, средняя скорость и время остановок пострадали в меньшую сторону…:).

Comments