Точка коммутативности

В этом отношении система СИ не более логична, 
чем, скажем, система, в которой длина, ширина и высота предмета 
измеряются не только различными единицами, но и имеют разные размерности.
Д.В. Сивухин

Несколько флегматическим образом покрутим наше бесхитростное уравнение, для простоты дальнейшего изложения записав его как:

=ᐃEᐃt

Отбросим размерности, будем сопоставлять только числовые величины. Интересный момент наступает тогда, когда દ=

Тогда соотношение

☨/ᐃt=ᐃE/

можно будет разрисовать графически в виде золотого сечения:

Теперь флегматично продолжаем рассуждать в таком духе. Мы исповедуем идеи вроде 1 Дж 2 сек = 2 Дж 1 сек, что звучит дико: мы путаем размерности. Наименее диким образом это звучит тогда, когда мы рассматриваем случай вроде 1 Дж 1 сек или 2 Дж 2 сек. Понятно, что единицы с двойками в данном случае мы можем переставлять с местами сколько угодно и никто этого не заметит.

1 Дж 1 сек = 1 Дж 1 сек

Назовем этот случай - точкой коммутативности. Точка коммутативности - это такое совпадение числовых величин, выраженных в разных физических размерностях, когда мы невозбранно можем менять эти числовые величины в составе произведения одной такой величины на другую. Очевидно, что દ=☨ - это как раз такой случай.

Дальше интересно. Из рисунка выше мы имеем такую вещь:

☨+ ᐃE = + ᐃE = ᐃt

Назовем систему, описываемую через пару ᐃE ᐃt - материнской системой. А систему, описываемую через ☨ - дочерней системой. Имея здесь ввиду, что безразмерную время-энергию દ=☨ дочерняя система забирает из материнской. В той же манере как субъективный мир порождается на материальной базе нейронов с аксонами.

Тогда, как ни крути, ᐃt равно полной энергии, часть из которой покидает епархию физического мира и попадает в царство мира субъективного. То есть той же самой точки коммутативности достигает и физический мир тоже.

Образно говоря, из предположения દ=☨ следует автоматически ☨+ ᐃE = + ᐃE = ᐃt

То есть, и в физическом мире при той же самой оказии мы тоже можем переставить местами числовые значения для совокупной энергии и времени так, что "никто этого не заметит". В точке коммутативности физические размерности, равно как и их бдительное, неусыпное отслеживание, утрачивают смысл, остается лишь математика в чистом ее виде.

Дико звучит, когда предлагают местами поменять размерности в произведении =ᐃEᐃt. Но в точке коммутативности наступает единственно удачный момент, когда это можно сделать сразу в двух системах: и в дочерней, и в материнской - и в системе субъективного мира, и в системе породившего его мира объективной реальности. Ведь получается так, что произведение (+ ᐃE) ᐃt также коммутативно, поскольку в точке коммутативности + ᐃE = ᐃt. Осталось лишь записать в безразмерных величинах что-то вроде

(ᐃ+ ᐃE) ᐃt = ᐃt 2ᐃEnewᐃtnew>ħnew/2

И начать размышлять насчет иных возможных констант и миров, куда еще вся эта коммутативность может распространятся. В итоге приходим к чисто математической гармонии мира, не имеющей границ. Простирающейся на уровень выше тех пограничных столбов, на которых написаны физические размерности. Если золотое сечение и можно как-то "просечь" - то пожалуй вот так.

В частности, занимательная вещь происходит тогда, когда мы изучаем физиологию субъективного восприятия. Физиологическая энергия, обеспечивающая процесс мышления, конвертируется у нас в символы, которыми мы и отсчитываем время. Но эту физиологическую, служебно-вспомогательную, техническую, так сказать, энергию мы никак не осознаем, в качестве энергии мы воспринимаем лишь энергию внешнего физического мира. То есть, обменяв энергию на секунды, а потом секунды - обратно на энергию, мы получим то, что и должны были получить - объективное восприятие физической действительности именно в тех размерностях, в каких это "положено". Орган зрения воспринимает объект, по нервным волокнам начинает течь электрический сигнал, соответствующий этому объекту, то есть объекту, вообще-то, изначально соответствует электрический ток. Но вот дальше он конвертируется в изменение на уровне нейронов, то есть объекту физического мира отвечает символ субъективной символической системы. Противоречия на уровне размерностей нет. Сначала - они "рокируются", потом - в той же манере возвращаются на свои места.

Лирическим способом доказательства того, что с размерностями можно четное количество раз поступать (цинично надругавшись над ними) описанным нами способом, т.е. осмысленно менять их местами, будет следующий: если мы так уверены в объективности нашего восприятия физического мира, реализуемого по принципу 1 в 1, то тогда получается, что совершенно не важно, в каких именно размерностях будут непротиворечивым образом описаны физиологические процессы обеспечения мыслительной деятельности. Ведь если бы можно было расписать, а потом упростить всю длинную цепочку трансформации объекта-референта в когнитивный символ для данного конкретного объекта, то тогда все промежуточные физиологические параметры в ней бы сократились вместе с теми размерностями, которые их описывают.

Если по аксонам текут токи, отображающие нам движение стрелки часов, то можно конечно заняться хлопотливым описанием каждого такого тока по отдельности в тех величинах, в которых положено электрический ток измерять, вспомнив при этом про законы сохранения энергии и пр. Однако мы можем рассуждать и по-другому, более эффективно. Раз токи текут в связи и по поводу линейного хода времени, то в конечном итоге все эти законы сохранения должны указать нам ни на что иное, как на линейный ход времени. Если же это вдруг не так, то наша система восприятия попросту "глючит", верить чему мы не хотим. Ну и не проще ли будет отказаться от всех этих кулонов и джоулей - и описать промежуточный по своей сути процесс сразу в заранее нам известных его итоговых величинах: линейно растущих секундах, а вовсе не через промежуточные размерности и законы типа сохранения энергии или каких там нибудь правил Кирхгофа?

Даже если у нас есть обоснованные опасения насчет такого, инновационного способа описать физиологию мышления обычного, то что нам мешает применить именно его в целях конструирования интеллекта искусственного? Опасения насчет описания когнитивных процессов, идущих на базе "органики", понятны: иногда кажется, что проще спросить у Бога как устроен мир в целом, чем разобраться в частных деталях функционирования щупальца кальмара. Так и не добравшись до того, как и о чем этот кальмар думает и думает ли он вообще. Упростим, поэтому, себе задачу и сконструируем гипотетический искусственный интеллект, в котором текут токи и только токи. И нету никаких там нейромедиаторов и всего такого прочего - из журнала Химия и Жизнь.

Допустим, что на датчик ощущений поступает гармонический, повторяющийся сигнал с постоянной частотой. Или серия дискретных сигналов через равные промежутки физического времени. Предположим, что наш искусственный интеллект настолько сложен, что разобраться в хитросплетениях проводов крайне нетривиально. Ясно одно, на выходе адекватно работающего искусственного интеллекта мы тоже получим тот же периодический сигнал с той же амплитудой с точностью до коэффициента, равного, скажем, какому-нибудь числу Фибоначчи.

Если мы распишем уравнения, то все амперы у нас сократятся. Значит, мы можем назвать амперы как угодно, например, секундами. Или, допустим, килограммами. Но все равно будем помнить насчет того, что это "на самом-то деле" амперы и правила вычислений силы тока дает нам, допустим, закон Ома. 

Но мы не предлагаем идею насчет 1 Ампер = 1 Килограмм. Мы предлагаем именно идею насчет того, что 1 Ампер = 1 Секунда. Почему? Да потому что результат всех хитросложений амперов заранее известен. Раз на входе у нас секунды, то и на выходе тоже секунды. Так не проще ли сказать, что по проводам у нас текут именно секунды: из тех соображений, что они не только измеряются в секундах, но и подчиняются линейному закону течения времени? И пускай это время разбилось внутри нашей системы на множество измерений, скрутилось в узлы, потекло обратно, а потом развязалось и начало течь так, как ему и положено. Если что-то измеряется в секундах и ведет себя в конечном итоге как секунда, то это секунда и есть. И нету смысла вспоминать про амперы.

Наши же знания насчет закона Ома или же закона сохранения энергии мы можем применить в обратную сторону. Если, допустим, нам удалось сконструировать "адекватный" искусственный интеллект, работающий, естественно, с соблюдением закона сохранения энергии, то получается тоже интересно. Суть в том, что закон сохранения энергии оказывается математически-тождественным образом связан с линейным законом течения времени. Если мы можем мерить секунды джоулями, причем секунды эти подчиняются закону сохранения энергии, то это и не секунды никакие, а самые настоящие джоули.

Если собрать все тезисы в кучку, то джоули и секунды - это одно и то же. Законы сохранения энергии и течение времени - тоже: одно и то же. Разница пропадает всякий раз как только мы точно согласуем искусственный интеллект и мир объективной реальности: подчиним текущие в нем процессы не только его внутренним законам и закономерностям, но и законам реального мира. Это и есть точка коммутативности в чуть более глобальном ее понимании: когда исчезает разница - в каких размерностях вести измерения и какие из 2-х законов при этом применять. В точке коммутативности у одного и того же феномена появляется 2 разных физических смысла - причем оба правильные и оба равноправные. По всему вероятию, золотое сечение при всем при этом присутствует всенепременно.

Дальше продолжим в юмористическом ключе. Мысленно представим себе "адекватный" искусственный интеллект, которому надоело смотреть на то, как крутится стрелка часов. И он перевел свой искусственный взгляд на весы - занялся законом всемирного тяготения. Тогда - бла-бла-бла - получается, что закон всемирного тяготения и закон сохранения энергии это тоже - одно и то же? И вообще все физические законы - это закон сохранения энергии и есть?

Ан нет, говорит нам принцип неопределенности. Вот такой вот искусственный интеллект сконструировать попросту не получится. Ведь

ᐃE ᐃt = ᐃ (mc2) ᐃt > ħ/2

То есть в случае с Килограммами мы одной Секундой не отделаемся. И нам понадобится уже несколько размерностей, конвертируемых друг в друга более сложным образом, чем вполне осмысленная, но очень простая замена друг на друга. Дальше мы опустим интимные детали взаимоотношений килограммов с другими размерностями. В принципе, там все то же самое, но букв по поводу килограммов придется исписать больше. К чему мы здесь морально не готовы. Амперы в секунды нам, кстати, превратить тоже не получится - потребуются именно джоули и ничто иное: раз уж так вышло, что 

ᐃE ᐃt > ħ/2, а вовсе не ᐃE ᐃI> ħ/2 (где I - сила тока). 

Откуда, в частности, следует, что описать работу мозга через одни только токи и разности потенциалов - не получится.

Вернемся поэтому к простой и понятной паре джоуль-секунда, продолжим дальше разговор лишь о ней исключительно.

Точка коммутативности - это точка неразличимости числовых величин. Когда можно случайно перепутать или сознательно переставить местами их размерности, да так об этом потом и забыть - что нужно бы все исправить обратно. Можно сказать и так: точка коммутативности есть своего рода нулевой момент возникновения физических размерностей. В самой точке коммутативности такие вещи как размерности и их физический смысл - вопросы вполне бессмысленные, поэтому можно сказать, что математика в чистом ее виде предшествует появлению того, что мы называем физикой.

Размерности возникают из математического небытия парами, притом мировая (по своей сути) константа ħ/2 стоит на стыке 2-х возникающих из математического ниоткуда физических миров и правильная ее размерность всегда "одна и та же" - размерность одной системы умножить на размерность другой, то есть Джоуль первой системы на Джоуль второй, секунда одной умножить на секунду второй и т.д. Если мы хотим какого-то однозначно понимаемого физического смысла, то он именно в этом: принцип неопределенности связывает между собой физические величины, которые мы привыкли считать принципиально разными по формальной причине - различия тех, чисто филологических "буковок", которые мы приписываем им в качестве обозначения размерностей. В то время как между этими размерностями нету бездны, их разделяющей: размерность всегда одна и та же, различны лишь системы, в которых она определяется. В одной системе эта единая и единственная мета-размерность приобретает имя джоуля, во второй - секунды.

Редуцированная постоянная Планка-Дирака ħ/2 уникальна тем, что она описывает переходный процесс, к которому вообще не применимо понятие времени, поскольку время является одним из его итогов. Иначе говоря, ħ/2 будет правильно одновременно присваивать одну и ту же размерность, но в разных символических системах, которые математическим образом "сшиваются" благодаря данному переходному процессу, который лишь для физики выглядит как мгновенный и дискретный. Постоянная Дирака - это тоннель, ведущий из одного мира в другой. Если туннель этот соединяет, допустим, Францию и Англию, то на одном его конце будет логично повесить указатель "в Англию", написанный по-французски. На другом - "во Францию", но уже по-английски.

Чего может значить все сие ведомо лишь иеромонаху Пахомию (Петренко), написавшему книгу Божественная метрика вселенной изд. Паломник 2013 г. Довольно, кстати, интересную и вполне себе содержательную. Хотя на теме именно шестимерного пространства автора явно клинит. Можно лишь предположить, что золотое сечение с возникновением всего живого и, тем более, мыслящего, связано накрепко и нерукотворно.

Коли так, то отсюда можно вывести безразмерные уравнения для "подходящего" для такого случая соотношения неопределенностей, вроде

દ=☨= ᐃt Ф=(+ ᐃE) Ф
где Ф=( 5 1/2-1)/2
причем Ф+1=1/Ф и т.д.
притом что минимально-возможное 2=ħ/2
откуда, в частности, следует, что в безразмерных величинах
=ħwħ1/2

то есть характерная частота wħ-1/2~1017

а характерная длина волны λ~с/w~108/1017=10-9

т.е. это ближе куда-то к гамма-излучению. С поправкой на то, что арифметические ошибки и описки в простейших формулах - это прямо-таки наша гуманитарная стихия.

Дальше у нас начинаются вещи увлекательные. До сих пор, в целях упрощения, мы утверждали, что пары миров типа объективное-субъективное окажется для нас вполне достаточно для того, чтобы запустить метаболическое, по своей природе, время и в той, и в другой системе. Теперь мы можем начать конструировать что-то вроде замкнутой цепочки миров-реальностей бесконечной длины окружности. В качестве самостоятельного упражнения, мы можем двинуться по спектру вверх, по направлению от мягкого гамма-излучения к жесткому. И рассчитать что-то вроде надмировых констант и частоты гипотетического эфирного флогистона, прилетающего к нам из "вышестоящей" реальности c целью привести в действие механизм, отсчитывающий физическое время, которое и никакое не физическое вовсе, а тоже метаболическое, хотя и в своем роде. Аналогичным образом, можно двинуться по шкале частот в другую сторону с целью определения мировых констант для тех миров, которые мы можем породить или сконструировать сами.

Переходя на гуманитарный способ изложения все того же материала, можно добавить, что теорфизическая "гонка" одного только числа принимаемых к учету размерностей не приведет к прогрессу до тех пор, пока мы не научимся "правильно ошибаться", умело "путать" размерности, делая это примерно в той же манере, как во время сновидения - основываясь исключительно на случайного характера математических совпадениях, но отнюдь не на смысле физических величин. 

Все эти сны о чем-то большем, дадут нам возможность заглянуть за завесу, отделяющую нас от тайн возникновения физического мира. В этом плане, можно сказать, что закон сохранения энергии имеет ту же этимологию, согласно которой время течет строго "по прямой". Время - это не очередная размерность пространства, а ипостась энергии, которую она принимает в физическом мире. Гуманитарный способ мышления оказывается гораздо быстрее, проще, ближе, точнее направленным к действительным реалиям других возможных миров, нежели чем стремительно углубляющаяся железная бездна одних только физико-технических наук. Занудным образом ведущая куда-то явно не туда, все вниз да вниз.

Экскурс в сторону искусственного интеллекта даровал нам такой неологизм-фразеологизм как "адекватное отображение" законов другого мира. Который можно было бы заменить словечком "супервентный" - если бы оно было в широком ходу за пределами философской тусовки. Законы физического мира оставляют от себя субъективное, но неизгладимое впечатление результата чей-то когнитивной деятельности. Примерно на тех же основаниях, по которым мы признаем право называть когнитивной деятельностью разгадывание тайн природы. Другими словами это можно изложить так. Если наш физический мир "адекватно согласован", то он отображает законы вышестоящего, "материнского" мира. Но вовсе не промежуточно-технического по своей природе мира внутренней физиологии, который может одарить нас своими искажающими адекватность отображения "глюками", но ничем более полезным и существенным сверх того. 

Отсюда получается, что любая наша изощренная и запутанная, давно отбившаяся от детерминистского стада человеческой мысли кинематика по законам Ньютона и не только, неожиданно венчается тем, что неизбежным образом приводит к закону сохранения энергии, принципу наименьшего действия и всему такому прочему. Как бы унаследованным откуда-то нами. Как бы возникшими явно откуда-то не отсюда. Как бы не являющимися тем, что можно понять, но можно лишь запомнить.

Констатируя факт строгого выполнения фундаментальных, основополагающих физических законов, мы не можем ни один из них объяснить с очень простой точки зрения - а откуда он, собственно, взялся, такой красивый? Мы не можем никак трактовать законы эти на предмет этимологии - не с фунда-ментальной, а чисто, так сказать, с ментальной позиции. Они к нам выскакивают в уже готовом виде прямо как из ниоткуда-неведомого.

"Адекватная согласованность" лишний раз намекает нам о том, что обладающий таким качеством разум не уступает породившей его физической действительности ничем таким, что можно было бы назвать существенным с точки зрения чистой математики. Субъективная реальность включена в гипотетическую цепочку физических миров на равных математических основаниях со всеми прочими, включая "объективный мир, данный нам в ощущениях", в который столь сильно уверовали материалисты. Притом, что с точки зрения чистой математики, все эти физические миры - суть одно и то же, одни и те же уравнения, одни и те же "формы". 

Это становится ясным как только мы, уподобившись буддистам, отбросим несущественные для понимания детали вроде физических размерностей. Вот только жалко, что от буддистов ничего более содержательного нам сверх того, пожалуй, не услышать. Будда был всеведущ, он все знал наперед - вот поэтому-то и не стал длить срок своей жизни до тех времен, когда бы блуждающие во мраке своего неведения темные личности начали бы задавать ему разные глупые вопросы. Он сказал нам что-то вроде: учите матчасть - мать вашу. И покинул бренный мир плоти. Как-то так все с ним вышло. Дядька он был в принципе неплохой (видали и похуже), но нам он явно не поможет.

Содержательность же в том, что вся сложная, но иллюзорная физическая внутренняя кухня промежуточного мира оказывается зажатой в прочные математические тиски мира вышестоящего и мира нижестоящего, при условии "адекватного отображения". Ведь, если вдуматься, то в физиологической природе сознания мы не имеем никаких таких джоулей, которые мы измеряем. Мы имеем там сплошную химию и жизнь, перемежающуюся с электрическими разрядами. И вместе с тем - имеем таки Джоули в своем нефизиологическом сознании. Что ясно, доподлинно и несомненно. Ибо это и есть символ веры материалистов. "Вот же он - конь, Петька," - как сказал бы тут В.И.Чапаев, обращаясь к Пустоте. 

Итогом изучения математических закономерностей и правил "адекватного отображения" станет "отображение тождественное", что позволит перейти к стадии конструирования реальности виртуальной. "Адекватно отражающая" виртуальная реальность суть ни что иное как искусственный интеллект. С которым можно будет как-то сравнить уже не только наше мышление и сознание, но и физический мир тоже.

И т.д.

После чего, мы должны начать сыпать душевными тезисами вроде вот этих. Дальше, очевидно, путь наш лежит куда-то вот сюда Постоянная тонкой структуры. Далее - путь наш лежит везде.

Краткая подборка наиболее ядерных трудов:


Среди которых наиболее теромядерной из всех следует, пожалуй, признать, пожалуй, вот эту работу:



Однако дальнейшее следование данным школам прогрессивной человеческой мысли ордена трудового красного пифагора было бы несколько неестественно чисто с профессиональной точки зрения. Хотя следует признать, что данное занятие интереснее даже чем игра в преферанс. Вместе с тем, поскольку характерная длины волны получилась порядка нанометра, то с ней надо идти к Чубайсу, который и опишет вам пути дальнейшей эволюции этой, а также всех прочих вселенных.

Мы же здесь скромным образом ограничимся выводом уравнения, которое давно не давало нам покоя. Для чего, сначала запишем уравнение =ᐃEᐃt правильно. А именно:

-ᐃ=ᐃEᐃt

Тогда, в точке коммутативности имеем

-ᐃ=-2=ᐃEᐃt
ибо ᐃદ=

Значит, в этой самой точке:

દ=i(ᐃEᐃt)1/2 

Или

દ-i(ᐃEᐃt)1/2 = 0

Возведя обе части в квадрат, получим:

2- (ᐃEᐃt) -2i (ᐃEᐃt)1/2 = 0

Сравнив с 

E1=CAt(1 - exp(-At))
CAt-CAtexp(-At)+2i[CAtCAtexp(-At)]1/2

взятым из нашей супервентной модели, мы видим, что нам более-менее удалось избавиться от загадочного преобразования ທ

Которое мы "вывели" ранее методом угадайки. Ошибочно предположив, что 2i[CAtCAtexp(-At)]1/2 - это и есть метаболическое время. Хотя какой-то там смысл есть и в таком предположении тоже.

Если брать по возможно-допустимому минимуму, то получается, что 

(ᐃEᐃt)1/2=iદ= i(ħ/2)1/2

Притом, что 

(ᐃE+દ)ᐃt = ħnew/2

где ħnew отличается от ħ на константу типа число Фибоначчи. 

Получается, что наши туманные рассуждения насчет сохранения 2i (ᐃEᐃt)1/2 имеют какой-то там смысл. С другой стороны, получается, что это что-то вроде нуля, который мы действительно можем невозбранно добавлять к сумме слагаемых, не меняя ее итога в точке коммутативности. Физика здесь начинает противоречить математике. Физика требует (ᐃEᐃt)1/2=> (ħ/2)1/2, математика учит тому, что 2i (ᐃEᐃt)1/2=0.

Получается, что физика не может описать коммутативные процессы описываемые через -ᐃ=ᐃEᐃt. И нам требуются дополнительные параметры типа х, которые к физическим не относятся. Как только произведения непопределенностей тождественно совпадают, начинаются коммутативные вещи, вроде обмена местами множителей равных нулю и бесконечности, современной, но не космологической физике не вполне понятные. Фактически - она налагает на такие совпадения запрет, хотя нигде об этом в явном виде не сказано и не написано, по той уже причине - что отрицательная величина для произведения неопределенностей есть вещь никому из нормальных физиков не ведомая. Такие смелые умозрительные экзерсисы мы найдем только, разве что, у тов. Козырева, серьезное чтение которого может быть опасно для здоровья. Но вот что делать, когда физику любишь меньше математики? Охота - она пуще неволи.

Сшить чисто математически все эти вещи получается примерно так:

Мы хотим сделать так, чтобы -(ᐃEᐃt)-2i (☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2=0

Значит нам ничего не остается, как предположить, что после обнуления размерностей начинается аналогичный по духу переходный процесс, "в середине" которого имеем, из соображений симметрии, દ=☨=ᐃE=ᐃt=0

Распишем 2i (☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2=i((☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2+(☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2)

Если в начале этого вневременного х-процесса мы имеем ᐃEᐃt=ᐃEᐃt ☨=

то в его конце мы можем поиметь ᐃEᐃt=-☨=- ᐃEᐃt

Тогда уже будет по-другому

-(ᐃEᐃt)=0 (это по любому, как тут не крути, на какие минус единицы одновременно не домножай)

А вот

2i (☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2= i((☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2+(-☨)1/2(-ᐃEᐃt)1/2)= i((☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2-(☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2)=0

То есть, как это не удивительно, но мы можем добиться соблюдения требования 2i (☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2=0

Причем не подразумевая, что દ=☨=ᐃE=ᐃt=0

2i (☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2=0 мы рассчитываем как своего рода среднее арифметического между тем, что было до х-процесса и после х-процесса, подразумевая при этом, что сам х-процесс происходит "мгновенно". И забраться куда-то внутрь него мы не имеем никакой физической возможности. Следовательно, мы одновременно измеряем и начальные данные этого процесса и его конечный итог. Будучи не в силах разделить одно от другого и отдать предпочтение либо начальным данным, либо конечным. Феномен математического обнуления દ=☨=ᐃE=ᐃt=0 остается при этом сокрыт от нас в середине этого процесса.

Возвращаясь к нашим баранам, не желающим уступать друг другу, мы получаем, что можно одновременно соблюсти -(ᐃEᐃt)-2i (☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2=0 вместе с ☨=-ᐃEᐃt> (ħ/2) Получается, что с точки зрения чистой математики, этого слагаемого 2i (☨)1/2(ᐃEᐃt)1/2, описывающего, видимо, ни что иное как мир субъективного, как бы не существует. В то время как с точки зрения физики - он как бы существует, причем очень даже. Имеем точку возникновения своего рода дуализма типа и ноль, и 1 одновременно, причем и то, и другое - правильно.

То есть, произведения неопределенностей для двух разных физических величин, связанных через принцип неопределенности, могут совпадать с абсолютной точностью, при этом сам принцип неопределенности нарушен не будет. Все, что для этого нужно: дополнительно допустить, что в момент такого тождественного совпадения числовые значения (или же - размерности, что то же самое), выражающие неопределенность этих физических величин, "рокируются" - меняются местами. Вот такой вот он - ход гуманитарным конем: результат признания за буквами тех же прав, что и за цифрами, ибо все они - символы. Гуманитарное здесь переплетается с техническим так, что одного от другого - никак не отодрать.

Сначала значения неопределенностей обнуляется из формально-математических соображений. Потом то, что было джоулем на секунду осознает себя уже в качестве секунды на джоуль и вспоминает, что в том, придуманном нами математическом мире, где произведение неопределенностей бывает отрицательным, им соответствует та же физическая величина, но уже со знаком минус. Иначе говоря, если мы хотим одновременного выполнения и физики, и математики, нам понадобится выдумать еще один мир, где постоянная планка будет как бы меньше нуля. Что мы уже сделали и противоречия в том не нашли.

Раз уж мы полезли в столь дремучие гуманитарно-физические дебри, то нам имеет смысл уточнить запись =ᐃEᐃt>ħ/2 , переписав ее как-то так:

 =ᐃtᐃE>ħ/2

где
ħ/2 - постоянная Дирака, имеющая размерность произведения размерности одной знаковой системы на размерность другой знаковой системы

Правила коммутации: "рокировка" физических размерностей

По всему вероятию, х-процесс течет по экспоненте дабы "побыстрее" разделаться с ненужной промежуточной х-бесконечностью. Если только можно так сказать про процесс, к которому понятия быстрее и медленнее неприменимы, поскольку он вневременной. Впрочем, если речь идет о конструировании виртуальной реальности (типа искусственный интеллект), то в качестве х может выступать "обычное", физическое время, которое для виртуальной реальности уже таковым не будет - ибо там действует время свое собственное, метаболическое, к "нашему" времени напрямую, вообще говоря, не относящееся. Имеет смысл сконструировать этот процесс по правилу "экспонента в степени экспонента", дабы он тек действительно побыстрее - в буквальном смысле этого слова.

Если честно, то несмотря на все написанное и нарисованное выше и ниже, мы по-прежнему ни фига не понимаем, чего значит эта формула. Но понимаем, вместе с тем, что она видимо верная. Если вдуматься, то понимание сводится к интеграции нового понятия в сеть уже существующих. То есть, чтобы понять данную формулу, надо провести хотя бы одну аналогию - с полу-бытовым миром классической физики или же, на худой конец, с квантовой механикой. Но ни того, ни другого у нас не получается сделать. Если не брать в расчет наши туманно-супервентные рассуждения о том, что когда мы измеряем джоули - это не значит, что мы имеем эти физические джоули в своем сознании.

Видимо, речь идет о том, что данная формула является первым элементом, вокруг которого нужно строить сеть каких-то иных понятий, то есть не сводить ее к чему-то известному, а принять за что-то вроде отправной аксиомы, из которой следует выводить все последующие теоремы. В описанном нами х-пространстве летают одни только какие-то явно неправильные физически, чисто математические пчелы.

Итак, в точке коммутативности દ=☨ мы действительно можем переставлять местами цифирки. Это не только очевидно с точки зрения детского уровня здравого смысла, но и не рвет физику и математику придуманного нами мира с отрицательной постоянной Планка (или с обратным отсчетом времени), через который и идут все эти коммутации - словно как через АТС. Пробросив через него все эти наши коммутации в следующий по счету мир, который стоит еще выше над ним, мы получим его точное отображение в тех размерностях, в которых это положено. Хотя - и с точностью "до золотого сечения". 

Впрочем, можно рассуждать и так, что человеческий интеллект, появлением которого мы обязаны тем, что он согласует внутренний, телесный, физиологический мир с миром объективной реальности, отображает последнюю вовсе не 1 в 1, а с точностью до знака, перестановки размерностей и чисел Фибоначчи. На месте тривиального нуля человеку свойственно видеть многозначительную бесконечность, в то время как великое внутреннее многообразие нулевых величин от него ускользает напрочь. Было бы интересно послушать насчет законов физического мира от других, иначе чем мы сконструированных мыслящих наблюдателей.

Казалось бы, к чему все эти сомнения насчет объективности нашего восприятия физического мира? Ведь телесные, физиологические функции человека подчиняются его законам? Ан нет. Энтропия физического мира - растет. Физиология человеческого тела такова, что энтропия падает. Если мы отбросим, -образно говоря, "сократим" - в длинных цепочках уравнений всю не интересную нам кинематику, то получим два разных мира, подчиняющиеся двум разным глобальным законам, соответствующим друг другу с точностью до знака. Можно сказать, что энтропия вдруг начала падать. Можно переиначить на то, что время вдруг "затекло" в противоположную сторону. На вкус и цвет товарищей нет. Разных способов подсчитать энтропию развелось в наши дни столько, что всерьез полагаться на это понятие не приходится.

Мир субъективного восприятия оказывается "зажат" в математические тиски 2-х разных миров - мира живой материи и мира материи чисто физической. У этого слуги двух господ мы видим 2 ипостаси - объективно-аналитическую, естественно-научную и - гуманитарную. Одна из них ближе к материи мертвой, вторая - ближе к материи живой. Причем дружат они, как известно, плохо. Язык, на котором гуманитарии могли бы общаться с физиками-математиками еще не найден. Это печалит, когда сквозь гуманитарные тексты видишь описанные там теоретические построения, сопоставимые по сложности, согласованности и математической "красоте" с теорией относительности, но не имеющие, однако, ни какого собственно математического для себя выражения. Лежащие из-за этого мертвым грузом на страницах пожелтевших от времени гуманитарных манускриптов. Из которых переписчики всей этой гуманитарной библии с ошибками переносят информацию в собственные версии того же текста, уточненного, искаженного и дополненного.

Отсюда - опять к нашим баранам, которых мы пасем с упорством, заслуживающим иного применения. Взяв за основу кривую, примерно повторяющую график популярности мема (или - описывающую коллективную эмоцию) мы сначала подогнали под требуемый результат техническую систему, состоящую из последовательности решеток, пропускающих и поглощающих фотоны света. Если мы предполагаем, что такой способ представления действительно соответствует реальной физиологии когнитивных процессов, то мы тем самым супервентным образом (и явно в неадекватно-бессознательном состоянии) заимствуем у них самое в них главное - "адекватность отображения" (хотя про нас самих здесь то же самое сказать не получится).

Самым главным доказательством всему чему служит то, что мы отчетливо видим в рядах равнодушных формул отчетливую гармонию. Которая сквозь эти формулы прямо-таки шпиндарашит. Которую уже встречали везде и повсюду. Которую мы чувствуем. Которую отчетливо выразить невозможно. Но которая прошибает любую рациональность всякий раз, когда откроешь Новый Завет. К которому и доказательств никаких прилагать не требуется. Ибо и так все так. Вначале - было слово. Простота доходчивого выражения идей вовсе не предполагает автоматически примитивности излагаемого. Научно-атеистическая критика похожа на реакцию ищущего портретного сходства соцреалиста, которому показали картину экспрессиониста суть которой - выражение гармонии.

И мы начинаем ломиться к этой гармонии со всех сторон, гуманитарно-техническим образом на запрещающий инфра-красный свет офигевшего от нашей наглости физического светофора. В результате - пишем невнятные тексты из формул с детскими ошибками и описками, перемежающиеся с туманными гуманитарными буквами. Ничем не отличаясь от тех, кто строчит подобные нашим манускрипты на предмет торсионного излучения. В чем их трудно всерьез осуждать. Такова сила гармонии, суть построения супервентных моделей и природа снов - о чем-то большем.