Манты острова Сокорро

Лишь очень малая часть островов Восточного Пацифика доступна для туристического дайвинга, но те, что доступны, – знамениты, причём каждый по-своему. На Галапагосы едут, чтобы поплавать с китовыми акулами, Гвадалупа гарантирует больших белых, Кокос славен армадами хаммерхедов, а Мальпело – свободно плавающими муренами и стаями акул silky. На Сокорро же едут, чтобы поиграться с гигантскими тихоокеанскими мантами.

Восточный Пацифик – непревзойденное место для рандеву с крупными обитателями океана. Западное побережье обоих Америк является классической зоной апвеллинга и, кроме того, омывается двумя мощными холодными течениями, с севера – Калифорнийским течением, а с юга – его зеркальным отражением, течением Гумбольта. В районе экватора в кашу, заваренную столкновением этих двух гигантских потоков, дополнительно вливается апвеллинг тропической зоны конверсии ветров, тот самый, который можно наблюдать из космоса, настолько вода здесь богата фитопланктоном. Подъем глубинных вод к поверхности океана лежит в основе богатейшей пирамиды морской жизни, и нет лучше места, чтобы наблюдать верхушку этой дивной пирамиды, чем вулканические острова и архипелаги Восточного Пацифика.
Revillagigedo archipelago

Прочли название архипелага? Не мучайтесь, если испанский не родной. Читается - Ребийяхихейдо. Дайверы поэтому предпочитают называть этот архипелаг просто Сокорро, по имени единственного обитаемого острова, приютившего небольшую мексиканскую военную базу. Остальные острова этой удаленной группы необжиты, и вряд ли когда-нибудь будут. Даже для очень хорошего дайверского судна морской переход в три с половиной сотни  километров из порта Кабо Сан Лукас, что на южной оконечности мексиканской Бахи, до Сокорро занимает больше суток. Впрочем, для дайвинга это не минус. Архипелаг расположен далеко за пределами континентального шельфа, поэтому вода здесь густого синего цвета и прозрачность в тридцать метров вполне обычное дело, особенно на утренних погружениях. В течение дня, однако, планктон всплывает к поверхности и вечером видимость в верхних слоях может несколько упасть. Хотя прозрачность воды на Сокорро как правило не проблема, сюрпризы иногда возможны на втором большом острове архипелага, Сан-Бенедикто, где находится действующий вулкан Барсена. Последнее извержение Барсены было сравнительно недавно, в 1952-53 годах, так что вулканического пепла на этом безжизненном острове ещё предостаточно. После сильных дождей пепел попадает в воду и ... правильно, дайвинг переносится к острову Сокорро. Нырять рядом с вулканом, однако, очень забавно. На одном из погружений у Сан-Бенедикто, уже при всплытии на поверхность, я как-то влетел головой во что-то непонятное. Шуршит и по затылку постукивает, да так назойливо – никак не увернуться. Огляделся – куски вулканической серой пемзы в кулак величиной болтаются по воле волн, ни дать ни взять апрель на Волге, когда на всплытии ледяную шугу головой раздвигать приходилось.

Свежие магмовые потоки Барсены под водой творят ландшафтные шедевры. Визуальные впечатления от дайвинга тут будет в избытке. «Бойлер» острова Сан-Бенедикто  известен в мире дайвинга не меньше легендарной галапагосской арки Дарвина. Этот знаменитый дайв-сайт расположен в полумиле от острова и представляет собой пятидесятиметровый подводный утес с плоской макушкой, которая чуть-чуть, на пару метров, не достигает поверхности воды. При постоянном океанском накате вода тут постоянно кипит. Одиночная подводная скала вдали от берега это всегда магнит для рыбы, и Бойлер кипит жизнью не меньше, чем морскою пеной. Специфика островов Восточного Пацифика, однако, заключается в том, что на рыбок тут отвлекаться смысла нет, за этим проще (и дешевле) съездить на море Кортеза. Здесь же смотреть в сторону рифа – вообще большая ошибка, смотреть тут надо совсем в другую сторону. Второй знаменитый сайт Сан-Бенедикто, «Каньон»,  располагается в полузакрытой бухте рядом с огромным полем свежей магмы. Под водой магмовый поток окаймляет бухту гигантским полукругом, который внешней кромкой круто обрывается в глубину, в сторону океана. Именно оттуда, из синевы, как стаи бомбардировщиков, на Каньон наплывают эскадрильи хаммерхедов. Ну или одиночные экземпляры, если денёк по местным масштабам выпал неудачный.

Но настоящий гвоздь программы - это остров Рока Партида. Называть стометровую скалу островом наверное неправильно. Но, с другой стороны, как ещё назвать это чудо природы, выпирающее буквально посреди ничего с трехкилометровой глубины океанского ложа? Рока Партида – это жерло древнего вулкана, всё что осталось от давно разрушенного эрозией вулканического кратера. Вертикальный столб окаменевшей магмы опускается до глубины восьмидесяти метров и там плавно переходит в магматический же конус, когда-то питавший вулкан. На этом конусе, с восточной стороны острова, не иначе как авансом на молитвы дайверов провидение устроило небольшую ровную площадку, где дайв-бот ухитряется кинуть якорь. Дальше идёт крутой свал на три километра. Аналогов этому острову в мире либо нет, либо немного, по крайней мере, мне они неизвестны. Вокруг открытый океан, никакой защиты от волн Рока Партида не дает. Это означает, что судно может остаться у острова на ночь только в относительно спокойную погоду. И как только такой шанс выпадает, какие бы чудеса ни творились у Бойлера, корабль уходит к Рока Партиде и стоит там день, а если получится, то и два, ну а если с погодой повезёт по-крупному – то и все три. Почему? А потому что вы никогда не угадаете, что увидите у Рока Партиды. Единственное, что пожалуй у вас точно не получится, так это не увидеть ничего особенного. Запросто можете с китами поплавать. Я, например, повстречал там свою самую большую китовую акулу, ну а что увидите вы – расскажете, когда вернётесь. Впрочем...

Nautilus Explorer

 
... туда ещё надо добраться.  И путь для этого есть только один – liveaboard или дайверский корабль. За время жизни в Сан Диего мне удалось перепробовать почти все серьёзные дайверские суда, обслуживающие центр Восточного Пацифика. Несерьезные пробовать категорически не рекомендую, при серьёзном повороте сюжета потерять тут можно больше, чем отпуск. От судна и особенно от команды зависит многое. Представляете себе нырялку у одинокого гвоздика Рока Партиды? Увлечься проплывающей мимо китовой акулой или ещё каким-нибудь слонопотамным обитателем здешних вод тут несложно. Можно просто потерять ориентацию в безумном хороводе джеков и незаметно отойти от острова. Компас в такой ситуации вряд ли поможет. Всплытие же без ориентиров в голубой воде, на сильном течении, в сутолоке метровых волн обычно заканчивается далеко и от скалы и от панги. Сигнальный буй здесь штука обязательная, причём не как аварийное средство, а как реальное завершение практически каждого погружения. И тем не менее, если водитель панги разгильдяй, следующая остановка у вас будет в Австралии. Самый простой вариант решения проблемы безопасности - это ужесточение режима погружений: загнать народ в стадо и пасти, как это на туристских Карибах делают. На борту Наутилуса Эксплорера меня ждал приятный сюрприз. «Хотите нырять по своему профилю – пожалуйста, хотите соло – нет вопросов» - так было объявлено на первом же брифинге. Что, несерьёзное судно? Кислый вариант, о котором я предупреждал? Нет. Nautilus Explorer – это самый серьезный дайверский корабль этого региона. Публика, впрочем, тут собирается под стать лодке. Я ещё на регистрации с удивлением заметил, что половина дайверов друг-друга знают и знают неплохо. Потом выяснилось, что трое из них профессиональные видеографы. Что характерно, когда задаешь такому парню вопрос про какой-нибудь уголок планеты Океан, он не начинает ответ с обычных слов – «да, я там был», он говорит сколько раз был, в какое время года был, почему он туда обязательно вернется, ну или почему ноги его там больше не будет. Загнать этих ребят в стадо? Поглядел бы я на того пастуха.

Nautilus Explorer этому уровеню дайверов соответствует стопроцентно, поэтому число постоянных клиентов на этом корабле самое высокое в дайв-бизнесе. Уровень корабля как правило определяется его владельцем, а владелец компании, он же первый капитан Наутилуса, Майк Левер (Mike Lever) это очень известный в мире дайвинга человек и очень яркая личность. Он первый открыл дайвинг с большими белыми акулами на Гваделупе. На YouTube нетрудно найти видео, где Наутилус в стиле знаменитых «Пастухов Океана» разбирается с мексиканскими браконьерами, безжалостно выбивающими здесь мант и акул. Сейчас капитан Левер спонсирует авиапатрули на Аляске и Сокорро. Компания работает не на прибыль а на наше с вами будущее. Интересно, что цена поездки у Наутилуса обычно ниже чем на двух других кораблях этого класса, обслуживающих Сокорро (Солмар-5 и Агрессор) при этом техническое вооружение Эксплорера безупречно. Насколько я знаю, Наутилус это единственное судно в округе, предлагающее обслуживание ребризеров, все остальные это сложное дело потихоньку прокинули. Здесь же вам стальной баллон-сотку предложат вместо стандартного аллюминиевого, как на других лодках. На Агрессоре на случай уноса течением каждому дайверу выдавался водонепроницаемый радиомячок. Хорошо, конечно, но прием сигнала возможен только с самого корабля. На последней ДЕМЕ Майк Левер демонстрировал свою новинку – миниатюрную дайверскую GPS-рацию LifeLine; связь возможна с любым судном или даже самолётом, прибор универсальный и совершенно независимый. Вот это правильный подход к проблеме безопасности. Надо заметить, что до последнего времени Эксплорер специализировался по дайвингу на Аляске и в Британской Колумбии, перебираясь в Мексику сезонно, отсюда и уровень команды. С этого года северную вахту несет новое судно компании, Nautilus Swell, но в обслуге ныне мексиканского Эксплорера по-прежнему работают профессионалы, а не местные весельчаки. Южные парни народ развлекают мастерски, слов нет, однако мне почему-то веселее, если дайвмастер знает все существующие в природе регуляторы и дайв-компьютеры. Да и когда напитки разносят голливудские блондинки, а не повар Хуан Карлос, это тоже мне жизненый конус не тупит. Разносят, кстати, шустро. И перед погружениями предложат, и после поднесут, и в джакузи на верхнюю палубу доставят. А уж джакузи Наутилуса – это то самое место, где вам надо быть после погружения. Может оно и не очень здорово для грамотного проведения поверхностного интервала, но вообще-то – очень здорово! Про холодные течения не забыли?

Дайвинг

Терпеть не могу читать статьи про дайвинг. И сам не стану мучить читателя нудными восторгами, а ограничусь простыми рекомендациями. Картина дайвинга при этом прояснится сама собой.
·  Дайвинг на Сокорро в принципе несложный. Для поездки продвинутым дайвером быть не обязательно, но курс найтрокса пройти необходимо. Восточный Пацифик без найтрокса – это деньги на ветер.
·  Будьте консервативны. На компьютере поставьте найтрокс на 30%, хватит вам. До ближайшей декомпрессионной камеры очень далеко. Кроме того ближайшая, в Кабо, дайверские страховки не берёт.
·  Сигнальный буй должен быть большой, не меньше двух метров. Меньше – это декорация, оставьте дома. На Наутилусе вам дадут настоящий и звуковую сирену для компенсатора предложат. Не отказывайтесь.
·  Для этого региона лучше иметь длинные жесткие ласты типа Cressi Gara. В панге с ними правда не очень удобно, но под водой на течении они незаменимы. Кроме того китовые акулы иногда прут как троллейбус в час пик, без остановок. Кораллов тут практически нет, вреда от длинных ласт не будет.
·  Если вы погружаетесь у стенки при высоком волнении, не фиксируйтесь относительно скалы. В сильный накат безопаснее опускаться и подниматься вместе со столбом воды. Бывает, что волны складываются и уровень воды может махнуть метра на три-четыре. Если вы неглубоко и зацепились за скалу, заработаете баротравму.
·  Если пытаетесь отснять что-то в гроте или в расщелине, тоже не старайтесь цепляться за скалы. При сильном накате это чревато, кроме того тут полно мурен. Попробуйте въезжать и выкатываться вместе с водой. Это весело.
·  Року Партиду за одно погружение можно три раза вокруг обежать. Не ставьте себе это целью. Не машите ластами. Не увлекайтесь стенкой. Смотрите в синеву.
·  Старайтесь определиться с термоклином, крупные акулы жмутся к нему. Если акула ниже вас, не пытайтесь приблизиться сверху – обязательно уйдёт в глубину. Акулы ходят кругами. Ждите.
·  Если на макушке глубокой скалы видите стаю рыб-парихмахеров (жёлтые такие бабочки, губки трубочкой), не уходите с этого места, пристройтесь поукромнее чуть повыше и ждите. Это цирюльня - чистильная станция, тут может быть очень интересно. Только не суйтесь на саму станцию.
·  Кроме обычных рыб-парикмахеров в этом регионе есть еще два типа чистильщиков: ангел Клариона, небольшая пламенно-оранжевая рыба-ангел, и молодь радужного рэсса, яркая такая трёхцветная вермишель в пол-пальца. Ни тех ни других, раз увидав, ни с кем не спутаешь. Их нужно знать.
·  Обратите внимание на чёрных джеков, сопровождающих китовую акулу. Иногда они с разбегу бьются боком об её шершавую кожу. Это тоже вариант чистки. Питание, размножение и чистка – три основные формы поведения рыб.
·  Если рядом стайные хаммерхеды, то цирюльня – это то самое место, где вам нужно быть, а вовсе не ближе к стае. Будете жаться к стае – провалитесь в глубину, проиграете время и освещение. Стаю лучше наблюдать со стороны, а на станцию будут выходить крупные одиночки. Вплотную. На расстояние руки.
·  Хаммерхед пугается вспышки. Если он идёт к вам, имейте в виду – у вас один шанс. Если нет внешней вспышки, снимайте видео. Если снимаете дешевой камерой, обзаведитесь широкоугольной насадкой.
·  Если течение несильное, в конце погружения уходите в голубую воду. Подберут, не бойтесь. Зато там возможны интересные встречи с пелагической рыбой, к острову она не очень-то подходит. Я как-то встретил нерестящуюся стаю помпано, редкостное зрелище.
·  В голубой воде постоянно контролируйте глубину; в синеве провалиться - раз плюнуть. Будьте супер-консервативны. Впрочем, это уже было. Впрочем, это надо повторять ещё чаще.
·  Неправда, что пузыри пугают рыбу. Рыбу пугает направление движения. Если рядом крутится крупный пелагик, тунец или ваху, плавно уходите от него в сторону и вверх, он подойдёт. Этот трюк работает, только избегайте контакта взглядами.
·  Если заканчиваете погружение у стенки, наблюдайте прибой над головой. Там в пене часто происходят очень интересные события.
·  Дайвсайты островов Сокорро и Сан-Бенедикто это крутые рукава магмы уходящие от берега в глубину. Натыкаясь на такую стенку, приливное течение создаёт восходящие потоки воды. Манты тяжелее воды. Они обожают эти потоки. 
·  Не забывайте, что манта это рыба-дьявол. Пристроится паскуда за плечами слева на баллон, и высосет весь воздух, обычное дело. На Сокорро дайверы постоянно возвращаются на корабль с пустыми баллонами. Я здесь без трубки в воду не лезу.
 Манты острова Сокорро
Манты Сокорро уникальны. В принципе в океане мант можно встретить практически везде. На Гаваях, например, ночные погружения с мантами это расхожее развлечение. Вот только манты там не те. Типичная манта Индопацифика это Mobula ray с размахом крыльев три-четыре метра. К дайверам они относятся насторожённо, ну если, конечно, не увлечены планктоном до полного безразличия. Обычно днём такая манта проходит стороной на пределе видимости и исчезает в синеве. Конец свидания. Манты острова Сокорро это подлинные гиганты вида Manta birostris с типичным размахом плавников-крыльев в 5-7 метров. Но что самое интересное – эти манты идут на контакт. Манты на Сокорро сами подходят к дайверам, сначала острожно, а затем, убедившись в дружественной обстановке, вплотную. Они с удовольствием подставляют живот - погладить. Касаться крыльев или верхней поверхности мант не следует – они этого не любят и реагируют довольно резко. При первой встрече, не двигайтесь в сторону манты, ждите пока она приблизится сама, если спугнёте – может не вернуться. Мант бывает очень много. На последнем дне погружений у Бойлера вокруг нас постоянно, от погружения к погружению, паслось пять гигантских мант, то уходящих в синеву, то возвращающихся обратно, чтобы поиграть в поднимающихся пузырях воздуха. Один раз в конце погружения манта сопровождала меня до самого корабля и честное слово в её голубых глазах читалась обида – бросаешь? Эх ты...
Конечно такой цирк выпадает не каждый день, но встречи с мантами у островов Сан-Бенедикто и Сокорро как правило гарантированы, причём вероятность дружеского контакта очень высока. Последние годы к мантам в этом поведении присоединились дельфины, которые также подплывают к дайверам, крутятся рядом, подходят вплотную и тоже дают себя погладить. Эта ситуация уникальна. Не забывайте – речь идёт о диких океанских животных, а не о прибрежных дельфинах, которые всё повидали, всё знают, и кажется даже различают брэнды гидрокостюмов. В других местах, на море Кортеза, например, я много раз пытался поплавать с дикими дельфинами, и всегда это был лишь мимолётный контакт. При этом сначала стаю дельфинов нужно было отследить на панге, затем умудриться с опережением плюхнуться в воду, - с трубкой конечно, тут уж не до баллонов, - и всё только для того чтобы, проводить их, исчезающих, взглядом в синеву. Зрелище, прямо скажем, разочаровывающее. На Сокорро же дельфины найдут вас сами. И знаете, совсем по-другому смотрится тройка-пятерка этих стремительных животных, когда они из синевы выплывают прямо на вас, делают разворот, а затем подходят вплотную, с этой их милой улыбочкой. Просто незабываемое зрелище, особенно, если ещё и парочка мант вокруг порхает. Зимой или ранней весной в этих водах можно также поплавать с китами. Чаще всего встречаются горбачи. Мне, к сожалению, дайвинга с китами испытать пока не довелось, но и поездка, надеюсь, не последняя.
И всё-таки, несмотря на изумительное разнообразие здешнего подводного мира, гигантские манты являются основной спецификой Сокорро; именно ради встречи с этими прекрасными созданиями и едет сюда большинство дайверов. Мант в водах архипелага очень много. На начало 2010 года биологи однозначно идентифицировали 287 животных, при этом популяция мант продолжает расти - не в последнюю очередь благодаря активному противостоянию дайв-операторов браконьерам. Наблюдать акробатические упражнения гигантских мант – истинное наслаждение для глаз, но в каком-то плане это даже странно. С точки зрения обыденных представлений о красоте ни манту, ни хаммерхеда с их глазами вразнос красивыми созданиями ну никак не назовешь, чудо-юдо в общем-то. Но вот едут же люди на край земли, и возвращаются потом не раз и не два, чтобы снова приобщиться к этой странной красоте. «А если так, то что есть красота? И почему её обожествляют люди?» Вопрос интересный, даже если не копать так глубоко, как Заболоцкий. Бессознательно ответ на этот вопрос каждый сознательный человек ищет всю свою не очень-то сознательную жизнь. Попробуйте поискать его на островах Восточного Пацифика. Возможно, там вам это удастся.
Вместо эпилога

БОЙНЯ ДНЯ СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

14 февраля 1994 года два мексиканских рыболовных судна вышли на лов плавучими сетями у острова Сан Бенедикто. Последующее варварство вошло в историю архипелага как бойня дня святого Валентина. Километровые сети, забитые трупами изуродованных мант, рыбакам оказалось проще обрезать и утопить, чем разбирать. Когда суда убрались восвояси, без сетей и без коммерчески осмысленного улова, капроновые снасти продолжали творить свое дело на дне. В результате этой бойни популяция гигантских мант оказалась под угрозой исчезновения. Возмущение мировой общественности, организованное дайв-операторами, заставило мексиканское правительство ввести 12-мильную запретную зону вокруг островов архипелага. Провести закон в жизнь, однако, оказалось гораздо сложнее и в апреле 2000 года рыболовная флотилия из семи судов в течение пяти дней промышляла акул уже на территории объявленного парка, невзирая на активное противодействие дайверов. От 2 до 4 тысяч акул было поднято на борт и разделано на плавники. Пять из семи судов были тогда идентифицированы, тем не менее преступление прошло для браконьеров без последствий. Реальная охрана национального или, правильнее, всемирного достояния оказалась нищему правительству не по силам.

Ċ
Mikhail Kisin,
10 февр. 2011 г., 20:43
Comments