Дедовщина

РЕЦЕПТ БОРЬБЫ С ДЕДОВЩИНОЙ ПРОСТ

КОМАНДИР ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ С ЛИЧНЫМ СОСТАВОМ, А НЕ С БУМАГАМИ 


Я проходил службу в рядах Вооруженных Сил СССР с конца 70-х до конца 80-х годов в звене рота, батарея, дивизион. Все подразделения, в которых мне довелось служить, находились в составе частей постоянной боевой готовности и несли боевое дежурство в районе непосредственного соприкосновения с войсками НАТО. Из-за необходимости поддержания высокой боевой готовности борьбе с неуставными взаимоотношениями уделялось очень большое внимание. Полагаю, что предлагаемый ниже опыт работы по искоренению дедовщины может представлять практический интерес, если учесть, что в то время подобных проблем было не меньше, чем сейчас.
Немало было, к примеру, и случаев гибели личного состава на почве издевательств "старослужащих" солдат над "молодыми", однако в связи с закрытостью информация об этом за пределы армии почти не выходила. Изложенная ниже методика была в свое время рассмотрена на сборах руководящего офицерского состава частей и подразделений 19-й гвардейской танковой дивизии и с положительными результатами использовалась на практике. 

Проведенное мной изучение причин неуставных взаимоотношений в армии показало, что они кроются в резкой смене социальных, бытовых, психологических и экономических условий жизни молодых людей, призванных на военную службу. Эта почти внезапная перемена всех сторон жизни (с "гражданской" на "армейскую") сопровождается серьезными изменениями в психике. В результате молодой человек, социально, психологически и физически не готовый к трудностям армейской службы, пытается любым путем от них уклониться. Поэтому после прихода в подразделение только что призванные военнослужащие стремятся избегать хозяйственных работ, нарядов, физических нагрузок и т.д. (как говорят "старослужащие" солдаты, начинают "косить", в том числе используя для этого санчасть). Это вызывает открытое недовольство уже находящихся в подразделении солдат и сержантов срочной службы и выливается в неприкрытые формы морального и физического "давления" на только что призванную молодежь. 

В свою очередь, военнослужащие, прослужившие год и более, считают, что они свое уже "отпахали". Слишком большая разница условий жизни в казарме и за пределами части ("на гражданке") подсознательно "давит" на психику этих военнослужащих. Причина состоит в специфике сознания человека. Оно имеет очень большую инерцию и длительное время тяготеет к более комфортному прошлому. Проведенные в свое время исследования показали, что даже у курсантов военных училищ (вне обстановки военного времени) "перестройка" психики с "гражданской жизни" на "военную" занимает, как правило, два года. У некоторых курсантов на такое коренное "изменение себя" уходит три года. 

Во время службы по призыву это время сокращено до шести месяцев: В результате у многих "молодых" солдат, имеющих менее устойчивую психику, происходит психологический срыв, который проявляется в побегах из части или случаях суицида. У "старослужащих" накопившийся психологический стресс приобретает форму издевательств над молодыми военнослужащими. Кроме того, издевательства "старослужащих" имеют целью подчинить себе волю "молодых" солдат и таким путем максимально облегчить себе решение многих бытовых и служебных вопросов. Чтобы скрыть факты неуставных взаимоотношений, "старослужащие" создают систему круговой поруки, которая носит всеобщий характер. Любой доклад молодого солдата офицеру о фактах неуставных взаимоотношений рассматривается всеми военнослужащими подразделения (как "молодыми", так и "старослужащими") как доносительство (или "стукачество") и потому "карается" "старослужащими" солдатами и сержантами самым жестоким образом. При этом "молодым" солдатам под страхом физической расправы запрещается всякое общение со "стукачом". 

В настоящее время в печатные и электронные СМИ попали рекомендации по борьбе с неуставными взаимоотношениями, якобы подготовленные управлением воспитательной работы одного из округов. Прочитав их, я понял: их цель - решить проблему "дедовщины" репрессивным путем. На мой взгляд, это неверно. Уже говорилось, что наличие большого количества отрицательных эмоций во время службы в армии приводит к сильнейшему стрессу, который обычно проявляется в росте агрессии. Излишние репрессии в подобной ситуации не приведут к решению проблемы, а лишь усугубят ее. Необходим комплексный подход, когда наказание активно сочетается с поощрением, которое должно выражаться в различных формах отдыха. Наличие стимулирующих хорошую службу методик, а также программы по снятию стресса у военнослужащих срочной службы значительно облегчают борьбу с неуставными взаимоотношениями. Многие преступные проявления прекращаются, если военнослужащие видят, что достойная служба получает достойное поощрение (и не только в форме благодарностей, но и в форме различных видов отдыха). 

С учетом предстоящего сокращения срока службы по призыву вначале до полутора, а затем и до одного года перестройка психики молодого человека должна происходить еще более интенсивно. Необходимо, чтобы молодой человек как можно скорее "забыл" о "гражданской жизни" и как можно быстрее начал выполнять стоящие перед ним боевые задачи. А это означает усиление стрессовой ситуации. Чтобы избежать этого, желательно сделать процесс психологического "вхождения" "молодых" солдат в армейскую действительность более управляемым. Помочь в этом должна специальная программа психологической адаптации молодого человека к резко изменившимся условиям его жизни, включая комнаты психологической разгрузки в каждом подразделении, а также игровые виды спорта, продуманную систему увольнений и культпоходов.

Это тем более актуально, что уже много лет все частные компании, занятые в различных сферах бизнеса, активно используют западный подход к управлению персоналом. Почти во всех крупных и средних бизнес-структурах у директора по персоналу имеются специальные программы адаптации для своих вновь принятых работников. Время "привыкания" нового сотрудника к чужой для него корпоративной культуре составляет от шести месяцев до одного года. 

Кроме этого, хотелось бы поделиться некоторыми формами работы, которые, на мой взгляд, могли бы помочь изменить ситуацию с неуставными взаимоотношениями в лучшую сторону. Для этого необходимо повысить персональную ответственность офицеров за состояние воинской дисциплины и восстановить систему индивидуальной воспитательной работы. Она включает в себя следующие мероприятия, которые должны проводиться на уровне подразделения и части:

- обязательная плановая боевая учеба (военнослужащие на деле должны осознавать свою ответственность за защиту Родины; отрыв личного состава на хозяйственные работы вместо занятий по боевой подготовке должен быть категорически запрещен); 

- проведение различных воспитательных мероприятий (лекции, беседы, встречи с военными юристами и работниками военной прокуратуры, регулярный просмотр документальных фильмов на правовые темы) с разъяснением действующего военного законодательства и ответственности за его нарушение;

- предоставление командиру части права влиять на дату увольнения из армии военнослужащих по призыву (хорошо прослужившие солдаты и сержанты подлежат увольнению в первую очередь, плохо исполнявшие свои обязанности увольняются на 2-3 месяца позже); 

- индивидуальные собеседования с каждым молодым солдатом в период его пребывания в роте подготовки молодых солдат (так называемом "карантине") по специально составленному психологами вопроснику с целью выявления особенностей психики, условий жизни и воспитания в семье, а также склонности к дракам, алкоголю, наркотикам, воровству, издевательствам над животными, насилию над младшими или более слабыми товарищами и др.;

- переписка с родителями солдата сразу же после его прихода в часть (первое письмо с информацией о прохождении службы направляется после первого месяца подготовки новобранца в специальной роте молодого солдата, а затем письмо с информацией о службе направляется родителям каждые полгода); 

- ведение специального журнала индивидуальной работы, в котором содержатся основные биографические, психологические и другие данные на каждого военнослужащего, а также записываются все его нарушения воинской дисциплины, принятые по ним меры и их эффективность; 

- ежедневный обязательный визуальный осмотр всех военнослужащих на утреннем построении (после подъема проводится построение в трусах и тапочках (без маек) с целью осмотра всех частей тела на предмет наличия синяков и ссадин); 

- контроль над распределением хозяйственных работ (проверка равномерности распределения объема работ между всеми военнослужащими, независимо от призыва, контроль за тем, кто из военнослужащих их выполняет); 

- организация специальной денежной кассы в роте, когда военнослужащие, прослужившие менее полугода, не получают зарплату на руки, а один раз в неделю могут тратить ее в солдатском кафе (если таковое имеется) под контролем офицера или старшины (своеобразная форма безналичного расчета); 

- контроль над поведением военнослужащих в строю, когда по состоянию их внешнего вида можно определить неформальных лидеров, склонных к неуставным взаимоотношениям (неуставная прическа, ослабленный ремень, нестроевой шаг, неправильно одетый головной убор, постоянно расстегнутый воротник, сапоги в особую "гармошку", обрезанные каблуки, слишком короткая шинель и т.д.);

- дополнительные специальные индивидуальные занятия в выходные дни с выявленными неформальными лидерами - нарушителями воинской дисциплины (многочасовая беседа в канцелярии на правовые темы, индивидуальное дополнительное занятие по строевой подготовке, изучение наизусть статей Дисциплинарного устава и статей военного законодательства); 

- на вечерней поверке контроль за тем, чтобы у всех военнослужащих уже с вечера были подшиты подворотнички, поглажены брюки, почищены сапоги, что исключает ночное выполнение этих работ "молодыми" солдатами; 

- наличие специального графика проверки несения ночной службы в подразделениях (командиром части определяются интервалы, в какое время проверку несения службы осуществляет руководство части и офицеры штаба, когда руководство подразделения, когда дежурный по части; график составляется таким образом, чтобы в течение каждых двух часов кто-либо из офицеров посещал каждое подразделение);

- обязательное присутствие кого-либо из офицеров подразделения и руководства части на подъеме, отбое и приеме пищи личным составом;

- поощрение военнослужащих, добросовестно исполняющих свои обязанности, с помощью увольнения либо организация культпоходов в город (если такая возможность отсутствует, то предоставлять в воскресные и праздничные дни время для послеобеденного сна и отдыха; с нарушителями дисциплины, склонными к неуставным взаимоотношениям, в это время проводятся дополнительные занятия по строевой подготовке, индивидуальное изучение уставов); 

- благодарственные письма родителям солдат за хорошую службу их сыновей (письмо зачитывается перед строем);

- в воспитательных целях могут быть написаны письма в адрес родителей военнослужащих, склонных к неуставным взаимоотношениям. Цель подобных писем - предупредить родителей, что их сын находится на грани совершения преступления и если они не вмешаются, то он может быть осужден (такое письмо может быть зачитано перед строем военнослужащих, но отправляют его только в крайне редких случаях).

Еще один принципиальный вопрос, который мне бы хотелось затронуть. Это духовное воспитание военнослужащих под руководством священнослужителей. В советский период это было сделать невозможно, но сейчас такая работа крайне необходима. Многие средства массовой информации, псевдолитература и лжекинематограф еще до призыва в армию в буквальном смысле навязывают молодым людям извращенные нравственные ценности и фальшивые стандарты успеха. Отсюда возникает острая необходимость формирования здоровых нравственных, а точнее, духовных ценностей у военнослужащих срочной службы. Занятия по духовному воспитанию на регулярной основе должны проводить священники. Основная цель таких занятий - "раскрытие" совести, которая у многих современных молодых людей была "отключена" еще до призыва в армию. 

В обстановке военных действий высокие моральные качества военнослужащих проявляются в осознании своей значимости в деле защиты Родины, а также в различных формах боевого братства. В мирное время все гораздо сложнее. Практика многолетней индивидуально-воспитательной работы с солдатами и сержантами срочной службы выявила ряд интересных особенностей. В Вооруженных Силах СССР значительная часть воинских коллективов была многонациональной. Большую часть в них составляли представители среднеазиатских республик. На втором месте по численности шли представители славянских национальностей и на третьем - выходцы с Кавказа. Если в вопросах боевой подготовки солдаты и сержанты, принадлежащие к славянским народам, имели лучшие показатели, то в вопросах неуставных взаимоотношений славяне, как правило, выделялись с наихудшей стороны. Это было связано с утратой многими русскими семьями здоровых нравственных ценностей, духовных традиций, неверием в Бога. Со своей спецификой здоровые моральные качества в то время сохраняла лишь небольшая часть военнослужащих, принадлежащая к семьям интеллигенции. 

Главная беда молодых людей, вышедших из многочисленных неблагополучных славянских семей, состоит в их глубокой духовной деградации. В характере молодых людей, склонных к неуставным взаимоотношениям, уже до армии отсутствовали такие черты, как совесть, стыд, милосердие, честность и т.д. Сформировать и привить их не сможет не один офицер, в том числе и офицер-воспитатель. Здесь необходима работа православного священника, знающего особенности военной службы и имеющего специальную подготовку для такой деятельности. Полагаю, что в большинстве подразделений российской армии число военнослужащих, исповедующих иудаизм или ислам, не является доминирующим, а потому ссылки различных "неправительственных организаций" на ущемление прав военнослужащих, принадлежащих к этим конфессиям, не могут быть признаны убедительными. 

Многолетний опыт практический работы подтвердил, что организовывать и осуществлять деятельность по борьбе с неуставными взаимоотношениями должны профессионально подготовленные офицеры-воспитатели, которые обязаны нести полную ответственность за состояние воинской дисциплины в своих подразделениях и частях. Помогать им в этом должны сержанты-контрактники, занимающие должности командиров отделений, заместителей командиров взводов и старшин подразделений. Немалая роль должна быть отведена работе полковых священников. Наличие военной полиции, на мой взгляд, проблему не решит, так как будет способствовать перекладыванию ответственности за состояние воинской дисциплины с командиров всех уровней на военных полицейских. 

Юрий КНУТОВ 
Полковник запаса
Comments