Вместо предисловия...

Жаль, что во Франции нет мафии...
Там русская мафия такое устраивает...
Войны целые, со стрельбой...
Вот если бы, во Франции была мафия,
то французская мафия, договорилась
бы с русской мафией и был бы порядок.

Монолог студента, вернувшегося, 
после 2-х лет учёбы, во Франции. 1998 год.



Я решил написать предисловие, потому что, с момента создания этого сайта многое изменилось. Изменился мир вокруг меня. Изменился и я. Изменилось моё понимание происходящего со мной и вокруг меня.

Очень долго я не мог понять, как же так могло получиться, что вместо аспирантуры я оказался в тюрьме, не совершив при этом ничего противозаконного? Как могло получиться так, что после тюрьмы, вот уже 20 лет я не могу покинуть Уркаину? Как получается сейчас, что почти четыре года, после отказа от гражданства, я нахожусь на Украине в плену? Как может быть так, что зная стольких людей на Западе, я, рискуя жизнью, езжу в Киев и пикетирую посольства?

Кто, какая сила объединила всех этих людей, превратив их в роботов, монотонно повторяющих мне чьи-то приказы? Кто, какой невидимый дирижёр, координирует их действия?

Я считаю, что единственной силой, объединившей и координирующей действия всех этих людей, может быть только комитет государственной безопасности Украины, тайная политическая полиция, которая, после развала СССР, став правопреемником КГБ СССР, перешла на нелегальное положение, политическая полиция, которая скрывается внутри официально существующих украинских полицейских ведомств - СБУ и милиции.

Только стопроцентная гарантия профессионального подавления и изоляции меня, внутри моей семьи, а так же теми, кого я считал своими друзьями, или же просто, порядочными людьми, могла быть основанием, для всех событий, произошедших со мной, с 1995 года. Осуществить такое нападение можно было только в одном случае: если все эти люди были ранее завербованы советским КГБ и у тех, кто напал на меня, были бесспорные рычаги влияния на весь круг моего общения.

Анализируя, непонятные мне ранее, особенности поведения моих родителей и сравнивая их с поведением тех людей, которые неотступно преследуют меня, посление 20 лет, я начал подозревать, что моя мать - не тот человек, за которого она себя выдаёт. Моя мать работала простым инженером - сантехником. Запорная арматура, муфты, фитинги, трубы, дюймы/миллиметры. Кульман-ватман, калька-"синька", рапидограф, карандаш, ластик. Всё. Нет даже близко технологий  психологического террора. Где и каким образом моя мать прошла такую подготовку я не знаю, но мать - профессиональный террорист и я совершенно уверен в том, что в тюрьме я оказался, благодаря её связям, о которых она никогда не рассказывала. И моя "справка о судимости" и плен, из которого я пока не могу вырваться - всё это - тоже дело её рук. Перехват моей почты и телефонных звонков, моя изоляция и базирующееся на этой изоляции, ритуальное, медленное убийство, я бы даже сказал - казнь, которой подвергают меня украинцы - всё это - результат действий Аллы Хмельницкой, а так же,  неестественной, притворной пассивности Елены Богуславской.

http://goo.gl/1YtaWD