# 2011 03 25. Ограбление в супермаркете «Рейнфорд».

Ограбление в супермаркете «Рейнфорд», было инсценировкой, организованной с помощью охранников и продавцов этого супермаркета, а так же, сотрудников частного охранного агентства «Крок» и милиционеров Кировского районного отделения милиции города Днепропетровска.

25 марта 2011 года, примерно в 18:35 я зашёл в магазин «Рейнфорд», который расположен по адресу: г. Днепропетровск, пр. Кирова, д. 104-а.

До этого, я несколько раз, в течение месяца, заходил в этот супермаркет. После окончания зимы я стал ходить по 10-15 километров в день и в этом супермаркете я покупал сок и что ни будь съестное, чтобы не быть голодным. Кроме того, с этим местом были связаны воспоминания детства.

Насколько я понимаю, видеозаписи сделанные в супермаркете становились доступны милиционерам, ведущим за мной слежку и....

Выбрав себе покупки и подойдя с ними к кассовой зоне, я увидел, как за пределами кассовой зоны несколько человек, в обыкновенной, гражданской одежде, стоят и переговариваются между собой, показывая на меня. Особенно усердствовала молодая дама, лет 22, которая, жестикулируя, как бы пыталась что-то доказать остальным. Всего их было 4 или 5 человек.

Я положил покупки на прилавок, оплатил их и пошёл к камере хранения, в которой я оставил лекарства, купленные, незадолго до этого, в аптеке. Камера хранения находилась у выхода из магазина.

Вынув пакет с лекарствами, я повернулся к выходу, но мне преградили дорогу 2 человека: мужчина и та самая дама – агитатор. Они, силой препятствуя мне выйти из магазина, потребовали, чтобы я, добровольно, показал им содержимое моих карманов.

Я спросил у них, кто они такие, они ответили, что они – охрана магазина. Я спросил, почему они без униформы и бейджиков потребовал, чтобы они предъявили свои документы, но они показывать документы отказались, а вместо этого позвали ещё 2-х человек, так же, без униформы и бейджиков, которые так же назвались охранниками магазина и отказались предъявлять какие либо документы.

Поскольку этот магазин оборудован системой видеонаблюдения я потребовал, чтобы они просмотрели свои видеозаписи и оставили меня в покое.

Но… вот тут начинается самое интересное… свои видеозаписи «охрана» смотреть категорически, наотрез, отказалась и продолжая оказывать на меня психологическое и физическое давление, требовала, чтобы я начал выворачивать им содержимое своих карманов.

Исходя из их действий, я понял, что их не интересует что у меня в карманах, а им нужно было именно унизить меня, силой заставив подчиняться им. 

«Охранники» позвали даже какого-то, якобы «начальника охраны», который отличался от остальных вдвое большим весом и белым свитером и пришёл не один, а ещё с каким-то, таким же массивным «заместителем начальника охраны». Ни «начальник охраны» ни его «заместитель» так же не имели никаких документов. 

В общем, количество людей, обступивших меня и препятствующих мне покинуть супермаркет, достигло 6-7-ми человек. Все эти люди вели себя, по отношению ко мне, агрессивно.

У меня создалось впечатление, что это – акция и часть этих людей - это никакая ни охрана, а провокаторы и всё происходящее - подстроенная оперативниками провокация и им нужен был повод для конфликта. За пол часа до этого у меня появилась немалая, для Украины, сумма денег в кошельке: 3000 гривен и я видел, что «наружник», который следил за мной в тот день, видел это. Он специально «показал» себя и я перехватил его взгляд, так же, я обратил внимание на его коварную улыбку. Это происходило примерно за 30 минут до нападения «охранников» супермаркета «Рейнфорд».

Перед этим я, на протяжении нескольких месяцев, обсуждал, по телефону, что у меня нет денег на поездку в Киев, для того, чтобы написать там заявление на милиционеров – оборотней, террористов, которые используя свои служебные возможности, пытаются принудить меня к имиграции и захватить моё имущество.

С помощью частного предпринимателя Андрея Яицкого, у которого я много лет покупал корм для своих животных, террористам удалось организовать мою жизнь таким образом, чтобы у меня не хватало денег даже на еду. Как только у меня появлялись деньги, Яицкий, немедленно, по команде милиционеров, поднимал цену на корм. Постоянно истязая меня голодом и нищетой, глумясь над страданиями моих животных, милиционеры расклеивали, поблизости от моего дома объявления о покупке-продаже квартир.

Незадолго до этого происшествия, в супермаркете «Рейнфорд», я перестал покупать корм у Яицкого и понимая, что теперь я могу попасть в Киев, милиционеры – оборотни, решили организовать акцию и отобрать у меня деньги в результате ограбления.

Первая попытка состоялась 1 марта 2011, примерно в 18:35, возле кассы обмена валют, расположенноой на перекрёстке улиц Артёма и Шевченко и с помощью миниатюрной камеры я сделал видео трёх аферистов, которых мне пытались подставить, их автомобиля и того, как они всё это пытались сделать.

Неудавшуюся попытку милиционеры решили повторить через месяц.

В общем, стоя в окружении «охраны супермаркета», я начал понимать, что стал жертвой, организованного милиционерами преступления и сделал попытку выйти из супермаркета. Я потребовал, от охраны, чтобы они прекратили препятствовать мне выйти из магазина, но они оказались. Я потребовал от кассиров, чтобы они пригласили администратора магазина, но кассир ответила мне отказом. Тогда я пошел к выходу, а «охранники» стали толкать меня и удерживать руками. Кто-то из них, сзади, сказал, что на цементном полу можно, случайно упасть, удариться головой и умереть. Запугивание смертью – это уголовное преступление. Я вызвал милицию, а «охранники» нажали какую-то кнопку.

Не более, чем через 5 минут, в магазине появились 2 человека, одетые в униформу с погонами и знаками воинского различия, имевшие при себе огнестрельное оружие – пистолеты, а так же, резиновые дубинки.

Я подумал, что это милиционеры и потребовал, чтобы они предъявили служебные удостоверения. Они вынули и предъявили удостоверения, я прочёл имена и фамилии, но конечно, от стресса, забыл их. Удостоверения, которыми они пользовались, выглядели в точности, как милицейские.

Тот, из «милиционеров», который был постарше и повыше ростом, толкнул меня несколько раз и стал обыскивать. Под ветровкой у меня был, принадлежащий мне фотоаппарат «Олимпус-760» и отрезок стальной трубы, который я вынужден носить с собой для самообороны.

До этого, я неоднократно обращался в милицию и органы прокуратуры, сообщая о преследовании, которому я подвергаюсь со стороны милиционеров – оборотней, которые, используя своё служебное положение, занимаются рейдерством, охотясь на одиноких людей, убивают их, или же, с помощью террора, истязают, до тех пор, пока человек, не выдерживая пыток, бросает своё имущество и бежит от таких «милиционеров», а затем, подделывая документы, захватывают оставшиеся без хозяев квартиры и другое имущество.

С помощью использования средств технической разведки, рейдерам, становится известно всё, что бы я ни собирался предпринять, при любом моём обращении в государственные органы они действуют на опережение, предвосхищая все мои попытки освободиться, перехватывают электронную почту и телефонные звонки и одновременно, постоянно терроризируют, запугивают меня нападениями и у меня есть видеозаписи подтверждающие это. В общем, всё это продолжается до сих пор.

В результате бездействия милиции и органов прокуратуры я вынужден защищать себя сам. Это и явилось причиной того, что я стал носить с собой отрезок стальной трубы, который, весьма охлаждал нападающих и сковывал их действия.

После обнаружения у меня отрезка трубы, «охрана» супермаркета и «милиционеры» стали угрожать мне, что сейчас, силой затянут меня в какую-то заднюю комнату, расположенную в технической части магазина и расправятся там со мной, нанесут мне побои и ограбят меня и вообще, больше меня никто не увидит. Их было около 10-ти человек, против меня – одного.

Я, уже поняв, что передо мной, не милиция, а уголовники, из какого – то штурмового, охранного отряда и стал оказывать сопротивление, и требовать дождаться милицию, которую я вызвал. Тогда «охранники» магазина и «милиционеры» заявили, что они сами доставят меня в милицию.

Мы вышли на улицу и направились к автомобилю «Нива – Шевроле», разрисованному эмблемами штурмового, охранного отряда «Крок», бортовой № 131.

Один из «Крок – милиционеров» ударил меня сзади, сказав, чтобы я встал «на растяжку», опёршись руками о его машину и обыскал меня, достав всё, что было в моих карманах. Затем он раздавил ботинком видеокамеру, вынул из неё флеш карту и украл её.

После этого, под угрозой применения специальных средств, против моей воли, меня вынудили сесть, в «Крок - Ниву» и ехать в Кировское районное отделение милиции.

Пока мы ехали в Кировское районное отделение милиции «Крок – милиционеры» стали запугивать меня, что теперь мне - конец, что теперь меня посадят и вынудили меня предлагать им деньги. К моему удивлению денег они не взяли, а по приезду в Кировское районное отделение милиции сдали меня, как вора, в дежурную часть.

При этом, тот, что был постарше, стал сообщать дежурному по Кировскому районному отделению милиции заведомо ложную, порочащую меня информацию.

Я стал громко говорить, что, в соответствии с Законом Украины «Об информации» у этого человека нет никакого права на сбор, хранение, использование и распространение любой информации обо мне. После этих, моих слов, дежурный милиционер, прекратил его слушать.

Оказалось, что вся проблема была в том отрезке трубы, который я ношу с собой и благодаря которому рейдерам не удаётся запугивать меня, потому что, в соответствии со статьёй 40 Уголовного кодекса Украины я имею право избавить себя от истязателей.

Мне было заявлено, что этот кусок трубы является оружием.

Дежурный милиционер позвонил 102 и сообщил, что меня доставили и якобы, я сам и являюсь нарушителем порядка, что не являлось действительным положением вещей.

Через несколько минут в дежурную часть зашёл человек и сел на стул, около дверей. Оказалось, что это дежурный, который оформляет документы.

Сначала меня хотели отвезти в Жовтневое районное отделение милиции, по месту жительства, но потом, увидев, что у меня есть деньги, один милиционер, что-то шепнул на ухо другому и они решили оформлять документы в Кировском районном отделении милиции.

Мы поднялись по лестнице, на какой-то верхний этаж и там, оказывая на меня психологическое давление, запугивая уголовным делом и судом, этот милиционер, который назвался Дмитрием Васильевичем, вынудил меня положить в нижний ящик его письменного стола... практически все деньги, бывшие в моём кошельке – 2000 гривен.

После этого он вернул мне мою трубу и когда я уходил, сказал, чтобы я об этом никому не говорил и быстро - быстро ехал домой.

Домой я не поехал. Ни быстро, ни медленно. Я ходил по улицам и думал, что, как и почему произошло.

Я понял, что это была ловушка – меня ждали. И только с целью камуфляжа, чтобы, якобы, инициатором конфликта явился я, сам, «охрана» не нападала, а просто предлагала мне, самостоятельно унизиться, выворачивая карманы и просто выжидая, когда я не выдержу унижения, а потом использовала мой законный протест, как повод для нападения. (то же самое произошло и в магазине «Алло»). Я понял, что моя труба – никакое ни оружие, иначе мне бы её никто не вернул. Я понял, что на меня оказывали давление для того, чтобы вызвать чувство страха, а затем, воспользовавшись этим чувством страха, начисто ограбили.

Я понял, что за мной ведётся непрерывная слежка, и наблюдатель видел мои деньги и немедленно, по телефону, отчитался об этом. И ещё я понял, что кто-то видит экран моего компьютера, потому что «Крок – милиционер» точно знал, где находится видеокамера, а она была спрятана в одежде и знать, где она находится, мог только тот, кто видел сделанную этой камерой запись и знал точку, откуда ведётся съёмка. А поскольку эти записи я никогда и никому не показывал, то следовательно кто-то видит их помимо моей воли, т.е. занимается скрытным сбором информации обо мне.

Кроме того, я узнал этого наблюдателя, я видел его не первый раз. Первый раз я видел его в компании с Юрием Забарой - подонком и антисемитом, который работал доцентом в Днепропетровском Государственном университете, в те годы, когда я учился там. Имея привычку всем помогать и узнав, что у Забары умерла дочь и ему нужны были дефицитные, в те годы, лекарства, я, через своих родственников в Москве, доставал ему эти лекарства, от которых зависела его жизнь, столько, сколько ему было нужно и не брал с него ни одной копейки, больше государственной, аптечной стоимости этих лекарств, денег, которые мне нужно было отдать родственнице.

А видел я этого наружника в компании с Юрием Забарой не просто так, а в процессе оперативного мероприятия, целью которого была попытка запугивания, в котором Юрий Забара... играл роль субъекта, якобы, владеющего компрометирующей информацией обо мне...

Я навсегда запомнил его беспомощные глаза, когда я, много лет назад, передавал ему пачки с лекарствами... Вот, спустя много лет, он меня и «отблагодарил», в стиле казачьих традиций...

Ни у него, ни у кого либо другого нет никакой, компрометирующей меня информации, а если бы я понял тогда, что происходит, то... Запугивание - это истязание, пытки, террор, а статья 40 УК Украины, даёт любому человеку возможность и право избавить себя от террориста немедленно.

В общем, я был очень зол, у меня были планы на эти деньги, но у меня не осталось никаких доказательств.

Примерно через 3-4 дня по поведению своих соседей, которых милиционеры – оборотни используют против меня, как агентов давления, я понял, что им стало известно об этом ограблении.

Так же, свою осведомлённость о том, что меня унизили и ограбили, мне продемонстрировали «охранники» супермаркета «Варус», расположенного по адресу: ул. Глинки 2-а, в «Мост Сити – центр», которые и до этого, неоднократно, демонстрировали мне расовое высокомерие.