# 2011 07 24. Поездка в Москву.

Вначале я хочу привести две ссылки на средства массовой информации, из которых можно понять, реакцию украинских властей на стремление человека добиться справедливости:


1. Янукович приказал вернуть бежавших политиков и сделать так, чтобы никто больше не убежал

2. Янукович: Сегодня есть большой недостаток, что люди сегодня пошли в европейские суды…


Отчаявшись прорваться через кордоны, которыми украинские спецслужбы окружили посольства США, Израиля и Германии, для того, чтобы прорвать информационную блокаду, я решил поехать в Москву.

Я выехал 24 июля, около 17:00. Тогда я ещё думал, что моя комната только прослушивается, не понимая, что в ней установлена видеокамера и собирался осторжно, чтобы не создавать шум. Когда я вышел из подъезда, напротив двери я увидел, сидящего на корточках, придурковатого вида наружника, которого я уже видел до этого в супермаркете «Варус», на 12 квартале (Видео), который откровенно разглядывал меня и ржал мне в лицо. Услышать, как я обирался было невозможно, а смотреть, как как я остожно собираюсь в дорогу, чтобы не шуметь - это очень весело.

На перекрёстке улицы К. Цеткин и проспекта К. Маркса я увидел милицейские машины Жовтневого райотдела ППСный «Патриот», бортовой номер 931, который, до этого, несколько месяцев постоянно преследовал меня и днём и ночью, как только я выходил из дому и автомобиль ГСО ВАЗ 2109 г/н 0658 который так же, совместно с «Патриотом» осуществлял запугивание по ночам (Видео), которые начали кружить по перекрёстку, демонстрируя себя, запугивая. Я сел в маршрутное такси и поехал по пр. Гагарина. Доехав до ул. Болгарской я вышел из маршрутного такси, зашёл во двор, переоделся там и выйдя опять на пр. Гагарина, на противоположной стороне я увидел уже других наружников, один из которых стоял и смотрел на меня (Видео). Как только я достал камеру он отвернулся. Затем я перешёл через проспект и стал ждать маршрутку, на которой собирался выехать из города.

Выехав за пределы Днепропетровска я остановился у кафе, рядом с каким-то шиномонтажём, у въезда в г. Подгороднее и стал ловить попутную машину до Харькова. Я поздно выехал и машин уже не было, стало темнеть. В это время у кафе остановилась «Газель» с харьковскими номерами из ко-торой вышел водитель и пошёл в кафе. Я спросил его, не возьмёт ли он меня до Харькова, он ответил отрицательно, но уезжать не стал, а выйдя из кафе, пил кофе и что-то ел, дразня меня. Я подошёл ещё раз, чтобы попытаться договориться с ним и он согласился меня подвезти до Харькова.

Водитель попался разговорчивый, рассказал, что он из Грузии, живёт в Харькове, занимается торговлей, но, по дороге он стал запугивать меня какими то страшными рассказами, рассказом о том, что его машина неисправна и может взорваться, а увидев, что на меня это никакого впечатления не произвело, стал пытаться вызывать стресс, связанный со страхом, на скорости выезжая моей, правой стороной автомобиля на обочину, пытаясь направить ход моих мыслей, в нужном, для него, направлении.

Он не задавал никаких вопросов, просто рассказывал о себе, потом не выдержал и спросил, куда еду я. Я сначала рассказал легенду, а потом проговорился, что еду в Москву. Он удивился, затем, после того, как он начал осторожно прощупывать, не еду ли я в Россию, чтобы там остаться навсегда и работать, я окончательно убедился, что это подставная машина и водитель – мусор.

Не доезжая до Харькова он неожиданно остановил какой-то пьяной, увядшей, шлюхе, лет 50, с подбитым глазом, которая, сев в машину стала подвывать и фальшиво всхлипывать, якобы плача. Я, уже понимая, что всё происходящее – инсценировка, просто наблюдал за происходящим. Вдруг водитель остановил машину и попросил меня выйти на минуту, оставшись с «пьяным» кобылло наедине. По негромким голосам я понял, что он передаёт ей суть разговора со мной, информацию о моих планах и «кобылло», проехав ещё немного, вышло из машины.

На железнодорожном вокзале Харькова состоялось первое нападение милиции и первый обыск. (Запись) Причём милиционер, увидев у меня рукописные документы, стал категорично требовать, чтобы я дал их ему для ознакомления, угрожая мне райотделом и арестом. За обыском, так же, наблюдал милиционер в штатском, которого я потом видел в Днепропетровске, задавая дополнительные вопросы и сглаживая огрехи молодого.

Затем, не с первой попытки я смог сесть в поезд до Москвы.

Доехал я без приключений, но в Москву я приехал вечером, что не входило в мои планы.

Курский вокзал, которого я не видел 15 лет, невыносимая жара, какие-то воспоминания. Это был какой-то другой город, даже не другой город, а другой мир и я, примерно час, ошалело ходил, разглядывая всё это, пока не «включился».

Недалеко от Курского вокзала я купил SIM-card которую мне продал приветливый парень с искренним лицом, сел в метро и поехал на Новый Арбат. Купил там какую-то еду, минеральную воду и сок и сок, и стал есть, в небольшом скверике, у Дома книги.

Там же я увидел первый «хвост». Я не поверил своим глазам. Сначала я решил, что мне уже на каждом углу мерещится слежка, и поначалу, отвернувшись, стал смотреть в другую сторону, но гражданин, вёл себя характерно, ошибки быть не могло. Я медленно ел, думая о том, чем же это я мог так заинтересовать Российскую Федерацию, что через час с четвертью, после того, как я сошёл с поезда, я стал объектом наблюдения спецслужб.

Одновременно я активировал SIM-card и убедившись, что продавец продавший мне её обманул и интернета у меня нет, перешёл через дорогу, на другую сторону Нового Арбата, купил другую, уже ту, что мне нужно.

Возвращаться в скверик я не стал – день заканчивался и нужно было искать себе ночлег. Я сделал несколько звонков, зашёл на «Эхо Москвы», и пошёл в метро.

Напротив «Праги» я открыл ноутбук и подключившись к какому-то Wi-Fi, нашёл телефоны родственников, у которых я мог бы остановиться.

По какому-то странному стечению обстоятельств, которому я, поначалу не придал особого значения, ни один из телефонов не отвечал. Я позвонил в справочную, чтобы узнать, не поменялись ли номера? Оказалось, что номера не поменялись и мне оставалось, только либо ночевать на вокзале, либо звонить сестре, а звонить ей не хотелось. Мы тепло дружили с ней, с детства, но потом, как то, позвонив ей, несколько лет назад, я не услышал той родственной приветливости, которая отличает своего от чужого, а услышал совсем даже наоборот, менторский тон и высокомерие. Она вышла замуж за нуворишу и оказалось, что для неё это был ключевой критерий в отношениях между нами. Тогда меня это неприятно шокировало – она была какой-то важной частью моей жизни, но... что произошло - то произошло и я решил ей больше не звонить.

Стоя в метро, у таксофона, я обратил внимание на подвыпившую, провинциального вида, парочку, лет 20-22, которая замолкала, как только я начинал набирать номер телефона… Поняв, что происходит я полез в карман за видеокамерой и шпионов как ветром сдуло.

Дальше были какие-то, непонятные мне, длительные переговоры с сестрой и её сыном, т.е. моим племянником. Сестра была в Киеве, а племянник в Москве… В общем, через час или полтора пустых разговором, как раз, когда я уже собирался ехать ночевать на вокзал, оказалось, что я могу ехать к сестре: её сын был или стал не против, если я переночую одну ночь.

Спустившись по эскалатору в метро я сел в поезд и вновь ощутил «эффект присутствия»… Вновь решив не обращать внимания, я доехал до какой то станции и вышел, потому что было уже поздно, этот поезд ехал в депо и мне пришлось ждать другой. Но «эффект присутствия» так же вышел, бесцельно покрутился по платформе, увидев, что я на него смотрю, от злобы швырнул зажигалку на рельсы и направился к эскалатору, передав меня другому, которого я увидел уже только в вагоне следующего поезда. (фото)

В общем, таким образом, меня «довели» до самого подъезда сестры.

Племянник встретил меня приветливо, мы, некоторое время, поговорили, на кухне. Он немного рассказал о родителях, а я о своих, он о своей учёбе, а я о своей жизни. Меня насторожило то, что всё время нервно курил и у него слегка дрожали пальцы.

Затем он осторожно, как то скосив глаза вниз, сказал, что я слишком плохо думаю об Украине, что Украина - это прекрасная, доброжелательная, гостеприимная страна, страна возможностей, страна перспектив. Я был удивлён этим. Третий рейх тоже приветливо встречал тех, кто ему был выгоден и из 12-ти лет своего существования, лет 8 тоже был страной возможностей и надежд, опять же, не для всех. Кроме того, у каждого – свой жизненный опыт. Мне казалось, что племянник был разочарован и даже раздражён моим ответом. Практически сразу после этого он ушёл спать. Больше я его не видел.

Потом я сел работать.

Спать не хотелось всю ночь и я проработал до рассвета, затем принял душ, лёг и попытался задремать, хотя бы часа на два.

Ничего не получалось. В голове крутились какие-то мысли и я просто лежал, стараясь отдохнуть.Утром два раза выходила племянница - я поздоровался с ней, она со мной. Опять какая то странная улыбка, смесь презрения и высокомерия. Перехотелось даже находиться в их доме.

Я давно не видел никого из них и теперь мне кажется, что это просто была милицейская засада в квартире моей сестры, вот и всё. Потому что "племянник" "работал" со мной и сильно нервничал. Просто сестричка предоставила квартиру для охоты на брата, вот и всё. Это так по - "совковски"... Совки вообще отличаются от других полным отсутствием собственного достоинства и болезненным желанием доминирвать любой ценой. Совок вступает в заоговор инстинктивно, как будто он всю жизнь ждёт предложения...

 .....................

............

....


Москва