# 2014 12 14. Прокуратура Днепропетровской области.

Я демонстрирую своим читателям, чем, в действительнсоти, является Днепропетровская областная прокуратура. Это - видеозапись и само заявление на начальника Днепропетровской милиции общественной безопасности Владимира Седлецкого. Заявление на садиста и убийцу. Главаря внутриведомственной банды таких же, как он, садистов и убийц. Банды, которую создал он сам. Банды, в которую они принимают только повязанных на крови. И желающих жрать человечину хоть отбавляй. Очередь стоит.

Суть того, что произошло у входа в прокуратуру Днепропетровской области состоит в том, что мусора, нарушив ст. 41 УПК и совершив серию уголовных, в том числе, должностных преступлений, предусмотренных ст.ст ...364, 365 , 359, украли в моей квартире информацию о содержании этого документа и используя свои коррупционные связи в прокуратуре Днепропетровской области просто организовали, запечатлёный на видео, отказ прокурора принять моё заявление. Потом они, всей сворой, поехали за мной в Киев, а потом, в аэропорт "Борисполь".

YouTube Video


Прокурору Днепропетровской области

Р. Федыку


Медника Александра Иосифовича

г. Днепропетровск,
а/я 2787.



ЗАЯВЛЕНИЕ


Уведомляю прокурора Днепропетровской области Романа Федыка, что с 2007 года и по настоящее время, мои соседи, проживающие в моём доме, в квартире №109, Ирина Педенко и её сын Гера, совершили и продолжают совершать в отношении меня серию преступлений, предусмотренных ст.ст.115, 127, 129,149, 163 и 359 УК Украины.

Ирина Педенко и её сын Гера, располагая информацией о моей личной жизни, эпатажно демонстрируют мне свою осведомлённость, занимаясь подавлением меня и совершают эти действия, в составе организованной группы лиц, на заказ. Речь идёт об их осведомлённости, например, о таких отправлениях мной, моих естественных нужд, как дефекация и мастурбация.

Так же, Ирина Перденко и её сын Гера Педенко, демонстрируют мне злорадные гримасы, перед видеоглазком моей квартиры, в том случае, если в моей квартире происходит, какое ни будь несчастье, например, если у меня умирает кошка.

Это свидетельствует о том, что они, действительно видят то, что происходит в моей квартире, именно видят и используют эту, увиденную информацию для того, чтобы терроризировать меня.

Кроме того, Гера Педенко систематически демонстрирует мне свою осведомлённость о содержании моей электронной почты, а так же и другой моей конфиденциальной информации, неприкосновенность которой защищена Конституцией Украины и УК Украины.

Гера Педенко нигде не работает и насколько я понимаю, его основной работой, основным источником его дохода, является незаконный сбор информации обо мне, а так же, участие в организации и совершении акций психологического террора, в отношении меня.

Много лет Гера Педенко ведёт ночной образ жизни, куда-то уходя вечером и отсыпаясь днём. Насколько мне известно, он где-то учится, но ведя такой, ночной образ жизни, он не может посещать занятия, следовательно, кто-то сдаёт экзамены за него.

Каждый день, выходя из своей квартиры или заходя в неё, Ирина Педенко и её сын корчат гримасы, а так же, совершают какие-то угрожающие движения, например, имитирующие вход в мою квартиру, удары в мою дверь, толкательные, бодательные, кусательные движения, показывают мне зубы, язык. Кроме того Педенко приглашает к себе каких-то людей, которые так же демонстрируют гримасы и имитируют атаки на дверь моей квартиры.

Несколько раз Гера Педенко демонстрировал мне оружие или же муляжи оружия, наставляя, при этом ствол на мою дверь.

Кроме того, Педенко устраивает торжествующие вечеринки в день памяти жертв Холокоста.

Кроме того, Ирина Педенко и её сын, практически ежедневно, демонстрируют мне какой-то реквизит, который, по их мнению, является угрозой для меня и может как-то, подавляюще, повлиять на моё поведение.

Кроме того, Педенко и её сын Гера, распространяют заведомо ложную информацию обо мне, посетителям, которые приходят ко мне, сообщая им о событиях, участником которых, якобы, являлся или же являюсь я, но которые, в действительности, никогда не происходили, или же, наделяя меня и членов моей семьи, какими-то свойствами, которых, в действительности, ни у меня, ни у членов моей семьи, нет.

Кроме того, милиция использует Педенко, для организации инсценировок, в которых речь идёт о подготовке нападения на меня.

Я считаю, что Валентина Ивановна, женщина, которая жила в квартире №109, в которой теперь живёт Педенко, была убита, причём убита способом, имитирующим естественную смерть и я подозреваю, что Ирина Педенко может иметь отношение к этому.

После того, как я, на своём сайте, опубликовал статью о психологическом терроре, как об оружии, используемом милицией, об Ирине Педенко и её сыне, как о милицейских террористах, Гера Педенко разрисовал граффити всю улицу Дзержинского, а так же те места, где я бываю, изуродовав фасады домов, нескольких, центральных улиц Днепропетровска. В нескольких местах Гера нарисовал мой половой член, с выбрасываемой из него спермой. Этот рисунок сопровождала надпись «очнись». В некоторых местах, граффити Педенко сопровождает слово «хуй».

Так же, из содержания этих граффити легко можно сделать вывод о том, что Гера Педенко, пытается создать мнение о том, что единственным моим половым партнёром, может быть только моя мать Алла Хмельницкая.

Кроме того, Гера Педенко, постоянно приглашает, к себе домой, каких-то людей, а затем, в подъезде, перед объективом моего видеоглазка, он и эти люди разыгрывают инсценировки, что, якобы, только что смотрели видео о, якобы, моей гомосексуальности.

Во-первых, я не гомосексуалист, а во-вторых, Педенко навязывает окружающим, несоответствующее действительности: у меня нет и никогда не было, никаких половых отношений, ни с моей матерью, ни с какими либо другими моими родственниками.

Обобщая известные мне факты, я считаю Ирину Педенко и её сына профессиональными провокаторами, специалистами по организации психологического террора, садистами – наблюдателями за муками, шантажистами, убийцами и половыми извращенцами. И этот перечень – не набор слов, вызванных гневом. Под каждое из этих слов у меня есть доказательства, которые я могу предъявить в суде.

Я считаю, что Гера Педенко является членом какой-то неформальной группировки, возможно, неонацистской, потому что мой подъезд постоянно разрисован свастиками, некоторые из членов которой являются госслужащими. Я считаю, что эта группировка преследует меня и использует Педенко, как оружие для того, чтобы терроризировать меня, а так же, как камуфляж, для того, чтобы скрыть своё влияние и попытаться выдать преследование по расовым и политическим мотивам, как бытовую ссору с соседями. Я считаю, что этой группировкой либо руководит милиция, либо сама группировка является внутриведомственной милицейской бандой. Я не исключаю того, что эта банда преследует, таким образом, не только меня.

Я не знаю, самостоятельно ли Педенко получают информацию обо мне, или же от кого либо,  но в любом случае, действия Ирины Педенко и её сына Геры являются профессиональной и скоординированной террористической атакой на нервную систему человека, на мою нервную систему и цель этой атаки – подавить меня, добиться того, чтобы я стал апатичным и неспособным к сопротивлению террору. С января 2007 года, все факты террора, со стороны Ирины Педенко и её сына, совпадают с действиями милиции и я считаю Ирину Педенко и её сына милицейскими агентами – террористами, которых милиция использует для внесудебных расправ и обеспечивает их безнаказанностью и деньгами.

Действия  Педенко – это психологический террор, направленный на подавление, на запирание человека (меня) в тюрьме из собственного страха, чтобы убиваемый милицией человек (я), был не в состоянии рассказать о том, что с ним происходит.

Несколько раз, через провокаторов, мне предлагали пригодное для использования огнестрельное оружие, по-видимому, для того, чтобы расстрелять Педенко.

Кураторы Педенко не дают мне возможности защитить свои права законным путём, искусственно провоцируя кровавое столкновение.

Куратором преступления я считаю начальника Днепропетровской милиции общественной безопасности Владимира Седлецкого, потому что видел его, своими глазами, в октябре 2010 года, у въезда в мой двор, в момент инструктажа Седлецким одного из террористов, который, до этого, летом 2010 года, под видеозапись, открыто признал себя исполнителем приказа на подавление меня с помощью террора.

Кроме того, 31 декабря 2011 года Седлецкий сам продемонстрировал мне себя, как руководителя преступления.

Анализируя роль Седлецкого в происходящем, я пришёл к выводу, что Владимир Седлецкий живёт двойной жизнью, выдавая себя не за того человека, которым является в действительности. Я считаю, что, Владимир Седлецкий – садист, маньяк и серийный убийца, находящийся в непреодолимой зависимости от наблюдения за медленной и мучительной смертью людей, которые попали под его влияние, от наблюдения, за постепенным угасанием, разрушением личности, за постепенной деградацией, интеллигентного, высокоморального, хорошо образованного человека, в результате созданных им, Седлецим, непрерывных несчастий и страданий этого человека, за превращением, в результате деградации от этих несчастий и страданий, этого человека, то есть, в данном случае – меня, в животное, которым бы Седлецкий и свора его ублюдков, могли помыкать, как прислугой, как рабом.

Именно моя деградация и превращение меня в обезьяну и есть цель и требование, которое мне выдвигает Седлецкий и созданная им, внутриведомственная банда мусоров – оборотней, а так же титушки, такие, как Педенко, которые обслуживают эту банду и создают им алиби.

Так же, у меня есть многочисленные доказательства того, то милиция требует от меня, чтобы я не изучал законы, а подчинялся устным требованиям милиции. При этом, сами милиционеры, сообщая мне заведомо ложную информацию о моих правах, об устройстве законодательства и правовых нормах государства Украина, пытаясь навязать мне извращённое понимание моих прав, нарушая этим мои Конституционные права и совершая этим должностные преступления.

Я уверен, что Седлецкий использует свои профессиональные знания, служебные возможности, а так же и коррупционные связи для того, чтобы такие убийства выглядели, как непрерывная цепочка случайных неудач, почему-то преследующих человека, а так же для того, чтобы органы власти игнорировали все обращения приговорённого к смерти человека.

Я не раз видел Седлецкого в кураже и с уверенностью могу сказать, что он - психопат, потому что, происходящее со мной вызывает у него азарт и непреодолимое желание демонстрировать себя, как главный источник насилия. Я не знаю, скольким людям ещё, помимо меня, Седлецкий сломал жизнь, но он – лагерный палач, его можно сравнить, например, с таким одиозным человеком, как Иван Демьянюк. Седлецкий помешан на насилии, на подавлении людей, на манипуляции жизнями людей, с помощью террора. Он не может работать в милиции. Его место - на скамье подсудимых.

С 2009 года, по настоящее время, я неоднократно сталкивался с подчинёнными Седлецкого и сделал вывод, что на своей работе – государственной службе в милиции, он окружил себя такими же подонками и чудовищами, как и он сам, людоедами-нелюдями, помешанными на подавлении людей с помощью террора, на медленных убийствах и наблюдении за муками.

На основании моего, личного жизненного опыта, я сделал вывод, что милиция не является государственной организацией, в том понимании, в котором это предписывается действующим законодательством Украины, а скорее является корпорацией насилия, потому что в милиции не действует Конституция Украины, УПК Украины, Закон Украины «О милиции». Милиционеры исполняют законы Украины выборочно, не соблюдая принципа верховенства права. То есть они не подчиняются законам, а используют их.

Прошу, в соответствии со ст. 214 УПК Украины, открыть уголовное производство и начать досудебное расследование в связи с совершением, в отношении меня преступления, предусмотренного 115, 127, 129, 149, 163, 258-2, 364, 365 и 359 УК Украины и привлечь Владимира Седлецкого, Ирину Педенко и её сына Геру, а так же всех остальных участников, организовавших, в отношении меня, психологический террор и занимающихся наблюдением за муками, к уголовной ответственности.

Я отдельно требую открыть уголовное производство и начать досудебное расследование, в связи с моим подозрением в совершении, в 2006 году, в отношении моей соседки Валентины Ивановны, преступления предусмотренного ст.115 УК Украины.

Так же, в связи с постоянным интересом семейства Педенко, направленным на мои гениталии, на мой половой член и на мою сексуальную сферу, я требую провести судебно – психиатрическую экспертизу Ирины Педенко и её сына Геры Педенко, так как считаю, что Ирина Педенко, будучи садисткой, помешанной на одержании мнимых, с помощью подавления и коварства, «побед» над мужчинами, вовлекла, в 2007 году, своего, тогда ещё, несовершеннолетнего сына Геру, в преступную деятельность и сделала его своим сообщником, таким же садистом и извращенцем, как и она сама.




       14 декабря 2014 года                                                            А. И. Медник



! 2014 12 14 Федык Педенко web.doc




Comments